Способы исследования причинно-следственных связей


 

Выявление причинно-следственных отношений между вещами и событиями играет огромную роль в научном познании. Само понятие подобных связей коррелируется с установлением генетической зависимости между явлениями, в которой одно явление, называемое причиной, при наличии определенных усло­вий с необходимостью порождает, вызывает к жизни другое явление, называемое следствием. Главными характеристиками причинных взаимосвя­зей, следовательно, выступают, во-первых, порождающий характер причины по отношению к наступающему следствию и, во-вторых, реализация причинно-следственных отношений в заданном определенно пространственно-временном континууме.

При возникновении любого явления всегда действует комплекс причин, которые можно назвать условиями наступления рассматриваемого явления. Среди этих условий следует вы­делять главную причину, которую называют специфицирую­щей причиной. Однако надо понимать, что даже при наличии главной причины и всего комплекса условий следствие все же может не наступить. Для этого ну­жен своего рода «спусковой крючок» причинно-следственной цепи, а именно повод.

Важнейшим типом связей между вещами является также функциональная (корреляционная) связь, в которой нет отношений субстанциального порождения, а есть только выражение взаимной корреляции и взаимовлияния объектов. Например, в качестве подобного рода связей можно рассматривать временную корреляцию наподобие ритмической смены дня и ночи, пространственную корреляцию наподобие отношений симметрии и т. д. Важное значение имеют корреляцион­ные зависимости внутри систем различных типов и уровней (например, общение сту­дентов внутри студенческой группы, коррелятивная двигательная ак­тивность рук человека, взаимная корреляция различных частей генома и др.). Наиболее наглядное и полное воплощение функциональные зависимости получили в математике.

При исследовании причинно-следственных и функциональных связей между вещами и событиями огромное значение имеет грамотное оперирование такими философскими категориями, как «закон», «необходимость», «случайность», «возможность» и «действительность».

При анализе категории «закон» становится очевидным, что нечто закономерное всегда противостоит всему хаотич­ному и бессистемному. При этом законы дифференцируются, во-первых, по степени общности (от наиболее общих философских до конкретно-эмпирических законов), во-вторых, по сферам действия (например, выделяются законы неорганической и органической природы, социальные и психологические законы и др.) и, в-третьих, по качеству отношений детерминации (можно говорить о динамических либо статистических законах). Однако следует понимать, что в мире все-таки ничто в точности не повторяется, и поэтому любой закон по сути относителен.

Философские категории необходимости и случайности характеризуют степень устойчивости отношений детерминации в реальности. С одной стороны, причинная, функциональная форма обусловленности базируется на необходимости, неизбежности на­ступления тех или иных следствий, а с другой стороны, в мире всегда присутствует фактор случайности. Таким образом, следует учитывать, что случайность и необходимость взаимосвязаны и представляют собой две важнейшие стороны развития мира в его целостности. Любой процесс, протекающий в реальности, выступает одновременно как необходимый, т. е. подчиняющийся законам, и как случайный, т. е. актуализирующийся через множество непредсказуемых отклонений.



Категории возможности и действительности затрагивают еще один принципиальный аспект реализации причинно-следственных, функциональных связей. Действительность – это все то, что нас окружает, то, что уже так или иначе актуализировано. Возможность же – это нечто еще не реализовавшееся, не сбывшееся, некоторая тенденция развития. При этом, анализируя данные категории, необходимо понимать, что, с одной стороны, действительность содержит в себе самые разнообразные возможности развития того или иного объекта, а с другой стороны, сама по себе действительность является результатом реализации одной из потенциальных возможностей. Количественная оценка возможности осуществления случайных событий связана с категорией вероятности как своеобразной меры возможности.

Таким образом, суммируя все сказанное выше, можно обозначить следующие базовые, общие свойства причинности как таковой:

1) причинность носит всеобщий характер, поскольку все явления реальности имеют свою причину;

2) причинность обладает свойством необходимости, поскольку определенная причина в соответствующих условиях обязательно вызывает определенное следствие;

3) причинность обеспечивает последовательность событий, поскольку причина всегда предшествует следствию во времени;

4) причинность имеет характер определенности, поскольку каждая причина вызывает конкретное, соответствующее ей следствие.

При построении научных гипотез учеными, как правило, используются особые методы исследования причинно-следственных, функциональных связей между объектами и событиями.

Прежде всего необходимо упомянуть о так называемом методе единственного сходства, согласно которому если в двух или более случаях исследуемого явления имеется только одно общее обстоятельство, то оно и является причиной (или следствием) данного явления.

Существует также метод единственного различия, в соответствии с которым если случай, когда некоторое событие наступает, и случай, когда данное событие не наступает, имеют общими все обстоятельства, за исключением одного, и это единственное обстоятельство встречается только в первом случае, то именно оно является причиной или необходимой частью причины рассматриваемого события.

Может быть применен соединенный метод сходства и различия. Согласно данному методу, если два или более случаев, в которых некоторое событие наступает, имеют общим только одно обстоятельство, тогда как два или более случаев, в которых то же событие не наступает, не имеют между собой ничего общего, кроме отсутствия именно этого обстоятельства, то, следовательно, выявленное обстоятельство, в котором только и различаются два указанных ряда случаев, составляет или следствие, или причину, или часть причины события.

Существует также метод сопутствующих изменений, в соответствии с которым всякое явление, видоизменяющееся каким-либо образом каждый раз, когда видоизменяется другое явление, составляет причину или следствие этого второго явления или связано с ним некоторой общей причиной.

Наконец, нужно упомянуть о методе остатков, который базируется на представлении о том, чтоесли известно, что причиной наблюдаемого явления не служат предшествующие ему обстоятельства, кроме одного, то именно это обстоятельство и выступает причиной наблюдаемого явления. Особенность данного метода заключается в том, что с его помощью можно обнаружить такое обстоятельство, о котором не было известно до проведения соответствующего исследования.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что изучение причинно-следственных зависимостей между событиями и объектами является важнейшей составной частью формулирования всякой научной гипотезы.

 

Роль интерпретации в науке

 

Интерпретация, как особый метод с фиксированными правилами перевода формальных символов и понятий на язык содержательного знания, очень широко используется современной наукой (в том числе и для построения собственно научных гипотез).

В общем виде интерпретация может быть определена как установление системы объектов, составляющих предметную область значений терминов некоторой теории. Она выступает в качестве логической процедуры выявления денотатов абстрактных терминов, их фактического смысла. Один из распространенных случаев применения метода интерпретации – это содержательное представление исходной абстрактной теории через предметную область другой более конкретной теории, эмпирические смыслы понятий которой уже установлены. Интерпретация занимает центральное место прежде всего в дедуктивных науках.

В гуманитарном знании интерпретация является фундаментальным методом работы с текстами как знаковыми системами. Текст в качестве формы дискурса и целостной функциональной структуры открыт для множества смыслов, существующих в системе социальных коммуникаций. Текст всегда предстает в единстве явных и неявных, невербализованных значений.

В современной философии и методологии науки существует представление о том, что гуманитарное знание (как пространство работы с текстами) может быть рассмотрено в качестве сферы применения организующего принципа, названного французским философом-постмодернистом Ж. Деррида принципом деконструкции. Этот принцип может быть сформулирован в следующем виде: всякий эксплицированный смысл является продуктом аналитики лишенных инвариантного содержания означающих. По большому счету суть заключается в том, что любое преобразование гуманитарного знания, любое расширение его объема мыслится теперь как осуществляющееся за счет смещения привычных значений означающих (в процедуре интерпретации), ставших объектом аналитики в рамках того или иного конкретного исследования. При этом постоянно подразумевается, с одной стороны, склонность всякого подобного смещения к превращению в самодовлеющую, т. е. абсолютизирующую самое себя процедуру, а, с другой стороны, невозможность смещения некоторых значений (имеется в виду невозможность в рамках той или иной конкретнойпопытки смещения) никакими сознательными усилиями. Поэтому всякое гуманитарное изыскание сейчас начинается фактически с рефлексии над основаниями и обстоятельствами производимого смещения. Таким образом, следует заключить, что гуманитарное знание вообще – это знание, эксплицирующее интерпретацией экономику смещения значений.

В естественных и математических науках интерпретация имеет значение демонстрации осмысленности научных выражений, поскольку уж смысл каждого такого выражения предполагается с самого начала известным. Так, например, одно из основных понятий дифференциального исчисления – понятие производной функции – может быть интерпретировано как скорость процесса, описываемого этой функцией. При этом само понятие скорости процесса получает полную четкость лишь после введения понятия производной. Более того, вполне правомерна точка зрения, согласно которой понятие скорости интерпретируется, осмысливается при помощи понятия производной.

В то же время нужно понимать, что понятия (и предложения) всякой научной теории интерпретируются через ссылки на образы человеческого сознания (в том отношении, что апеллирование к объектам как таковым в чистом виде вообще невозможно), поэтому необходимо постоянно заботиться о том, чтобы любая интерпретация была изоморфна своему предмету.

Кроме того, у одной и той же теории в принципе могут быть различные интерпретации (как изоморфные между собой, так и неизоморфные). В таких случаях одна из этих интерпретаций обычно является той областью, для изучения которой и возникла рассматриваемая теория. Эту интерпретацию обычно называют естественной интерпретацией данной теории.

Наконец, возможна одна и та же интерпретация существенно различных теорий. Например, круг явлений, рассматриваемых оптикой, получил удовлетворительную интерпретацию как в волновой, так и в корпускулярной теории света, и для согласования этих точек зрения потребовались дополнительные экспериментальные данные и теоретические допущения.

Важным обстоятельством является также и то, что по мере развития логических средств науки и возрастания уровня сложности ее абстракций интерпретируемость ее понятий при помощи представлений, почерпнутых непосредственно из созерцания внешнего мира, становится все менее очевидной. Так, понятия таких разделов современной математики, как алгебра или топология, интерпретируются, как правило, не непосредственно в терминах реальной действительности, а в терминах других областей математики. В качестве примера можно вспомнить о построении интерпретации понятий геометрии Лобачевского через термины геометрии Евклида, осуществленном математиками А. Пуанкаре и Ф. Клейном (тем самым была показана непротиворечивость геометрии Лобачевского относительно геометрии Евклида).

Отношение интерпретируемости транзитивно, т. е. интерпретация интерпретации какой-либо теории дает возможность указать и непосредственную интерпретацию этой теории.

Особенно значительную роль процедура интерпретация играет в логике, поскольку именно благодаря той или иной подобной процедуре логические исчисления становятся формализованными языками (ведь до проведения процедуры интерпретации выражения логических исчислений вообще ничего не означают, т. е. до интерпретации эти исчисления могут рассматриваться только как образованные по определенным правилам комбинации особых материальных объектов). Различным системам логики высказываний и логики предикатов соответствуют различные интерпретации употребляемых в них логических операторов.

Таким образом, роль интерпретации в научном познании в целом и в построении научных гипотез в частности огромна.

 

Тема 9. ПРОБЛЕМА ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ОПРОВЕРЖЕНИЯ

 









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь