Билет 30. Северное Возрождение. Художники А. Дюрер, Г. Гольбейн, Лукас Кранах Старший.


 

Дюрер родился 21 мая 1471 в Нюрнберге. Немецкий живописец, рисовальщик и гравер, один из величайших мастеров западноевропейского искусства. Дюрер был проницательным исследователем природы и горячим приверженцем итальянской (ренессансной) теории искусства, однако в его творчестве проявились многие черты средневекового мистицизма. Дюрер освоил основы живописи и ксилографии в мастерской художника Михаэля Вольгемута. После нескольких лет учебы он в 1490 поехал в Кольмар, чтобы познакомиться с великим гравером Мартином Шонгауэром, но не застал его в живых. 1492–1494 он провел в Базеле, крупнейшем центре производства иллюстрированных книг. Здесь молодой художник увлекся ксилографией и гравюрой на меди; однако из многочисленных гравюр, приписываемых этому периоду творчества Дюрера, его произведением может считаться только фронтиспис к изданию посланий св. Иеронима 1492.

В 1494, после посещения Страсбурга, Дюрер вернулся на родину, но вскоре отправился в Венецию. По дороге мастер выполнил несколько замечательных акварельных пейзажей, которые являются одними из первых произведений этого жанра в западноевропейском искусстве. Вернувшись в Нюрнберг в 1495, художник открыл собственную мастерскую и стал делать рисунки, по которым его ученики изготавливали ксилографии (разновидность графического искусства, гравюра на дереве, гравирование по дереву и оттиск на бумаге с деревянной печатной формы (см. эстамп). Гравюра на дереве относится к технике высокой печати — углубления на доске, вырезанные штихелем, остаются на оттиске белыми, а краску накатывают валиком на выступающие части формы, и при переводе на бумагу под давлением она дает черный тон.) . Печатая значительное количество оттисков, Дюрер с 1497 начал прибегать к услугам агентов, продававших его гравюры по всей Европе. Таким образом, он стал не только художником, но и издателем; его славу упрочило издание в 1498 серии гравюр на дереве Апокалипсис. В гравюре Четыре всадника Апокалипсиса кони летят над телами упавших людей. Эмоциональная напряженность достигается при помощи противопоставления темной густой параллельной штриховки, больших пятен чистой белой бумаги и мест, где формы едва обозначены тонкими линиями; так создается удивительный скульптурный эффект. В это время слава Дюрера, которому с 1496 покровительствовал курфюрст Саксонский Фридрих, распространилась по всей Европе.

В 1503–1504 Дюрер создает замечательные акварельные этюды животных и растений, из которых наиболее знаменит Большой кусок дерна (1503, Вена, Художественно-исторический музей). Написанные различными оттенками зеленого, растения изображены с непревзойденной тщательностью и точностью. Исполненная в 1504 гравюра Адам и Ева отличается монументальностью и классицизирующими тенденциями. Обе фигуры – плод исследований пропорций человеческого тела, занимавших Дюрера в течение всей жизни. Теперь художник обратился к гравюре на металле, дававшей возможность оперировать более тонкими и гибкими линиями, чем те, которые могут быть получены в технике ксилографии. Вернувшись в Нюрнберг, Дюрер продолжал заниматься гравюрой, однако среди его произведений 1507–1511 более важное место занимают картины. Дюрера, по-видимому, не привлекал получивший широкое распространение в эти годы прием сфумато (туманная мягкость очертаний в живописи), и он продолжал писать в жестком линеарном стиле. Для этого периода характерны такие картины, как Адам и Ева (1507, Прадо). Гибкие тела удлиненных пропорций со слабовыраженными признаками пола, помещенные на темном фоне, более грациозны, чем Адам и Ева на гравюре 1504. В 1508 для доминиканской церкви во Франкфурте Дюрер написал большой образ Успение Богоматери (не сохранился и известен лишь по копиям). В его композиции отразилось влияние итальянских двухъярусных изображений Вознесения Богоматери. Благодаря использованию этой схемы мастеру удалось достичь поразительной монументальности образа. В 1511 по заказу купца Маттеуса Ландауера Дюрер написал Поклонение Троице (Вена, Художественно-исторический музей). Это – наиболее амбициозное из всех произведений художника. Если в 1507–1511 Дюрер в основном занимался живописью, то 1511–1514 годы были посвящены преимущественно гравюре. Он выпустил второе издание Апокалипсиса, цикл из двадцати гравюр на дереве Жизнь Марии, двенадцать гравюр серии Большие Страсти и тридцать семь гравюр на тот же сюжет – Малые Страсти. В этот период его стиль становится более уверенным, контрасты света и тени сильнее, как, например, в гравюрах Взятие Христа под стражу (серия Большие страсти) и Четыре всадника Апокалипсиса. В 1512 Дюрер выпустил третью серию гравюр Страсти изысканных и утонченных по исполнению. В 1513–1514 он создал три самых знаменитых своих листа: Рыцарь, смерть и дьявол; Св. Иероним в келье и Меланхолия I. В 1514 Дюрер стал придворным художником императора Максимилиана I. Вместе со своими помощниками он создал гравюру которая изображает триумфальную арку и торжественную процессию. Композиция была призвана прославить историю императорской династии и подвиги императора и его предков. Дюрер продолжал писать и картины, создав замечательный Портрет императора Максимилиана (Вена, Художественно-исторический музей) и образ Богоматерь с Младенцем и св. Анной (1519–1520, Метрополитен). Последний представляет собой композицию, состоящую из трех плотно сгруппированных фигур. Св. Анна в задумчивости опустила руку на плечо юной Богоматери, поклоняющейся Младенцу Христу.

В 1519 Максимилиан умер, и трон перешел к Карлу V. В 1520 Дюрер отправился ко двору нового императора. Поездка превратилась в продолжительное путешествие по Нидерландам, подробно описанное Дюрером в путевом дневнике. Художника везде встречали с почестями, по пути он видел самые разные произведения искусства, от Гентского алтаря ван Эйка до образцов искусства американских индейцев, привезенных из Мексики спутниками Кортеса. Вернувшись в Германию, он приступил к теоретическому осмыслению своих наблюдений и написал трактаты о пропорциях человеческого тела и о перспективе – проблемах, занимавших его еще со времен первой поездки в Италию.

Ганс Гольбейн родился между 1497–1498 годами в южно‑немецком городе Аугсбурге, в семье художника Ганса Гольбейна Старшего. Вместе со своим старшим братом Амброзиусом он с раннего детства получил прекрасную профессиональную подготовку в мастерской отца. Именно отец привил Гансу любовь к скрупулезной работе с натуры.

В 1515 году оба брата перебираются в Базель, который становится для Ганса второй родиной. Первоначально оба брата учились в мастерской художника Ганса Гербстера, вместе с тем и самостоятельно выполняя заказы. Работая над оформлением книг для известного типографа Фробена, они сблизились с гуманистами, посещавшими его дом. Ганс оказался в ближайшем окружении находившегося тогда в Базеле Эразма Роттердамского.

В 1515 году Ганс делает на полях одного из экземпляров знаменитой сатиры Эразма Роттердамского «Похвальное слово Глупости» рисунки, не предназначавшиеся для печати. Теперь это произведение трудно представить без ярких и острых рисунков Гольбейна. Выполненные пером в миниатюрных размерах, они представляют собой жанровые сценки. Особенной остротой отличаются антиклерикальные рисунки. Первым влиятельным покровителем Ганса Гольбейна Младшего в Базеле был банкир Якоб Мейер. Когда он в 1516 году был избран бургомистром Базеля, Гольбейн написал два превосходных портрета – его и его жены. Благодаря успеху этих портретов молодой художник получил многочисленные заказы не только в Базеле, но и в других городах Швейцарского Союза. В 1517–1518 годах художник побывал в городе Люцерне, а затем совершил поездку в Италию. В Милане Гансу удалось познакомиться с работами Леонардо да Винчи.

Вернувшись в Базель, Гольбейн женится, вступает в гильдию живописцев и получает многочисленные заказы. Он создает портреты базельских гуманистов, с которыми связан дружбою и которым многим обязан в своем духовном развитии. Художник пишет в 1523 году два портрета Эразма Роттердамского. В созданных в те же годы произведениях на религиозные темы Гольбейн постепенно переходит от традиционной пышности к предельному лаконизму.

«Его картина "Мертвый Христос" (1522) скорее может быть названа не религиозным, а философским произведением. Это как бы символическое изображение смерти, проникнутое глубоким трагизмом. Характерно, что Христа художник писал с утопленника» (Н.М. Арне). В 1526 году по заказу упоминавшегося выше Я. Майера Гольбейн создал образ Мадонны в виде покровительницы семьи Майеров. В двадцатые годы продолжаются работы Гольбейна и в области монументальной живописи, но выполненные им росписи общественных зданий в Базеле, к сожалению, не сохранились.

Среди графических работ двадцатых годов выделяется серия миниатюрных гравюр, посвященных теме «Пляски смерти». То были бурные годы Реформации и Великой Крестьянской войны 1525 года, вслед за которой последовала ожесточенная реакция, нарушившая прежний покой города. В 1526 году, когда в Базеле искусство стало подвергаться гонениям, Гольбейн покинул город, уехав в Англию с рекомендательным письмом Эразма Роттердамского к Мору, который тогда обладал большой властью, будучи канцлером и ближайшим советником короля.

Основным произведением, выполненным Гольбейном за два года пребывания в Англии, стал «Портрет семьи Томаса Мора», о котором, к сожалению, можно судить лишь по авторскому рисунку – сам портрет сгорел в XVII веке.

Когда в 1528 году Гольбейн вернулся в Базель, он нашел свою семью в бедственном положении. В великолепном по выразительности портрете его жены и двух детей (1528) их лица выглядят усталыми и грустными. В 1532 году художник снова покидает семью и окончательно перебирается в Лондон. Его друзья были к тому времени в опале. Через два года Гольбейн стал свидетелем казни Мора. В это время Гольбейн достиг вершин своего мастерства. Теперь лучшие музеи мира украшают великолепные портреты кисти художника.

Широко известные портреты Гольбейна последних пяти лет его жизни: Генриха VIII (1539–1540), королевы Джен Сеймур (1536), Христины Датской (1538), Эдуарда принца Уэльского (1538–1539) хотя и выполнены с большим вниманием и виртуозностью, в то же время отличаются некоторой сухостью, однообразием характеристик и мелочностью в отделке деталей».

В качестве придворного живописца Гольбейн по поручению короля совершал поездки во Францию и в Нидерланды. Он не знал недостатка в заказах. Ему был отдан, в частности, заказ на роспись королевской резиденции в Уайтхолле. К сожалению, она также не сохранилась.

Наиболее ценное из того, что было создано в последние годы жизни Гольбейна, – это его портретные рисунки, еще более совершенные, нежели те, что он выполнял прежде. Богатейшая коллекция этих рисунков, хранящаяся в Виндзорском дворце, показывает Гольбейна как одного из лучших рисовальщиков в мировом искусстве.

В Англии Гольбейн пользовался покровительством самого короля Генриха VIII. Любопытный случай описывает в своей книге А.В. Лазарев:

«Однажды некий знатный английский граф пожелал без приглашения посетить мастерскую художника. Гольбейн же работал и, не желая прерываться, отказал графу в этом удовольствии. Тот почувствовал себя весьма оскорбленным и решил ворваться в дом силой. Рассерженный такой неучтивостью, Гольбейн спустил его с лестницы.

Когда граф явился к королю и потребовал, чтобы Гольбейна наказали как можно строже, желательно даже казнили, тот был чрезвычайно изумлен этой просьбой.

– Что вы о себе возомнили, сэр? – хмуро поинтересовался Генрих VIII. – Я могу взять десяток мужиков и всех их превратить в графов. Но даже из десятка графов я не могу сделать живописца, подобного Гольбейну!»

Смерть застала художника в самом расцвете его таланта: он умер во время чумы поздней осенью 1543 года в Лондоне, так и не вернувшись на родину.

Лукас Кранах Старший(1472-1553), немецкий живописец и график эпохи Возрождения. Учился, вероятно, у отца; в 1509 посетил Нидерланды. Работал в Австрии (около 1500-1504), в Виттенберге при дворе курфюрста Саксонского Фридриха Мудрого и его преемников (1505-1550), в Аугсбурге (1550-1552) и Веймаре (1552-1553). В ранних произведениях Кранах выступал как смелый новатор: дерзкая правдивость образов, резкая асимметрия композиции, напряженное и экспрессивное цветовое решение как бы предвосхищают грядущие общественные потрясения в Германии (“Распятие”, 1503, Старая пинакотека, Мюнхен). В других картинах Лукаса Кранаха, напротив, господствуют сказочно-идиллическое начало, поэтическое восприятие природы, во многом послужившие дальнейшей основой для сложения дунайской школы живописи (“Отдых на пути в Египет”, 1504, Картинная галерея, Берлин-Далем).

В период работы художника в Виттенберге окончательно определился противоречивый творческий облик Кранаха, отразивший сложность эпохи и формировавшей его среды. Достижения ренессансного искусства, идеалы возрожденческого гуманизма претворены в “Алтаре святой Екатерины” (1506, Картинная галерея, Дрезден) и “Княжеском алтаре” (1510, Государственная галерея, Дессау), в картинах “Венера и Амур” (1509, Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург) и “Нимфа источника” (1518, Музей изобразительных искусств, Лейпциг). Дружба Лукаса Кранаха с Мартином Лютером способствовала появлению в его творчестве произведений, выражавших идеи Реформации и протестантизма: иллюстраций к теологическим сочинениям, портретов Лютера, многочисленных гравюр (“Проповедь Иоанна Крестителя”, ксилография , 1516).

На протяжении всей жизни Лукас Кранах Старший оставался замечательным мастером остропсихологичного, монументального портрета (“Доктор Иоганн Куспиниан”, 1502-1503, Собрание Оскара Рейнхарта, Винтертур; “Иоганнес Шенер”, 1529, Музей старинного искусства, Брюссель). Из картин Кранаха на религиозную тематику наиболее достойны внимания: “Богоматерь” (Собор святого Якова, Инсбрук); “Распятие Христа” (Старая пинакотека, Мюнхен); “Покаяние святого Иеронима” (Музей истории искусства, Вена); “Мадонна с младенцем под яблоней” (Эрмитаж, Санкт-Петербург) и “Мадонна в винограднике” (ГМИИ им. А.С. Пушкина, Москва), несколько изображений Адама и Евы под древом познания добра и зла (в Берлине, Дрездене, Флоренции и др. местах), истории Юдифи (в Вене, Дрездене, Штутгарте и т. д.), “Блудница перед Христом” (в Мюнхене, Касселе, Нюрнберге и Будапеште) и другие. Некоторые композиции Кранаха имеют культурно-историческое значение, так как исполнены в духе реформации и протестантизма. Картины Лукаса Кранаха мифологической тематики “Венера с Амуром”, “Аполлон и Диана”, “Амур и пчелы”, “Геркулес с прялкой” и другие, созданные им самим, или вышедшие из его мастерской, повторяются затем во множестве экземпляров учениками мастерской художника. Портреты работы Кранаха, большого и малого размера, были распространены во многих коллекциях и художественных собраниях Европы. Такие как, например, портреты курфюрстов, Лютера, его жены, кардинала Альбрехта Бранденбургского и курфюрстины Саксонии Сибиллы. Немецкий живописец Лукас Кранах Старший также писал сцены княжеской охоты и жанровые картины. Очень немногочисленные гравюры Кранаха на меди (например, портреты курфюрстов, Мартина Лютера и святого Иоанна Богослова) свидетельствуют об отсутствии у художника склонности к работам подобного рода. Зато многочисленные гравюры на дереве, исполненные в его мастерской, пользовались широким успехом у немецкой знати и бюргеров. После смерти Фридриха Мудрого художник остался при дворе Иоганна Твердого, заменившего брата на троне. Лукас Кранах стал наставником его сына, принца Иоганна Фридриха, впоследствии будущего курфюрста Саксонского Великодушного. В 1550 году курфюрст Иоганн Фридрих, впавший в немилость императора Карла V, был взят в плен, а затем отправлен в ссылку. Верный своему воспитаннику до конца, Лукас Кранах в 1550 году отправился в Аугсбург к находившемуся там в плену курфюрсту Иоганну Фридриху и, через два года, вместе с последним, переехал в Веймар, где и скончался 16 октября 1553 года. Художник Лукас Кранах умер последним из представителей великого поколения мастеров немецкого северного ренессанса, на 10 лет пережив Ганса Бальдунга и Ханса Хольбейна Младшего и на 25 — Альбрехта Дюрера и Маттиаса Грюневальда. Творчество Лукаса Кранаха в свое время оказало большое влияние на живописные школы центральной и северной Германии.

Вопрос: Новые черты культуры 17 века. Как произошел переход от Возрождения к 17 веку в мировоззрении и психологии людей? Как повлияла наука и философия на возникновение двух стилевых направлений в эпохе?

Великие географические открытия, начатые ещё в эпоху Возрождения, за ними – колонизация Нового Света, затем победа гелиоцентрической космогонии, теории бесконечности миров должны были потрясти сознание людей, изменить их мировоззрение. Наивная вера в гармонию мира уже не отвечали духовным запросам человека. «Человек в бесконечности – что он значит?» - писал Паскаль (« Мысли») в 17 в. Как бы ответ на ренессансное представление о человеке как о «великом чуде», которое Бог поставил во главе мира. В 17 столетии человек уже понимает, что он не есть ни средоточие Вселенной, ни мера всех вещей, что он одновременно «венец всего сущего», «краса Вселенной». Разница в понимании места, роли и возможностей человека и отличает прежде всего искусство 17 столетия от Ренессанса.

Сложность и противоречивость эпохи интенсивного образования абсолютистских национальных государств в Европе определили характер новой культуры, которую принято в истории искусств связывать со стилем барокко, но которая не исчерпывается только этим стилем. 17 столетие – это не только искусство барокко, но и классицизм, и реализм.

Мировоззрение 17 столетия пронизано ощущением трагического противоречия человека и мира, в котором он занимает совсем не главное место, а растворен в его многообразии, подчинён среде, обществу, государству. Наука и искусство, углубившись уже не идут рука об руку, никогда не объединяются в одном лице.

На смену ренессансному чувству меры и ясности приходит искусство, построенное на контрастах, асимметрии, искусство, тяготеющее к грандиозности, перегруженности декоративными мотивами.

Искусство отражает переходной, порой ускользающие характеры и состояния. Это равно касается и портретов, и пейзажа – именно эти жанры свидетельствуют о наступивших изменениях в отношении и к человеческой личности, и к окружающему миру. Меняется сам художественный образ, сменяется акценты. Отталкиваясь от идеи Возрождения, обретённых и утвержденных ранее, культура делает новый виток в своём развитии и движении.

17 в. Выразил себя и в пластических искусствах, и в музыке, и в театре. Каждый вид искусства демонстрирует стремлению к слиянию, к синтезу, расширяя, раздвигая границы собственных возможностей. Барокко в изобразительном искусстве сродни другим видам и жанрам этого стиля – опере или поэзии, наполненным тяжеловесным и причудливыми аллегориями и метафорами. Все виды искусства направлены на то, чтобы удивить, восхитить, поразить, они исполнены иносказаниями и сродни иллюзиям.

В 17 в. Стиль изменился под влиянием многих фактов. Определяется облик художественной культуры каждой отдельной страны, следя за утверждением ее национальной самобытности. Меняются отношение государства к искусству. Правители стремятся декларировать свою власть, окружая себя как непременным декларировать свою власть, окружая себя как непременным признаком своего могущества пышным, громогласным, декларировать искусством. Но одновременно развивается и направление, отражающее крепнущие буржуазные ценности, «тихую жизнь вещей», глубину переживаний обычного, частного человека, неповторимость окружающей природы. Иным стал и язык искусства церковного. Эта особенность общая для культуры 17 в., хотя и воплощается по-разному в каждой стране.









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь