Из докладной записки о работе, комиссии МВД в Речном лагере гор. Воркута министру внутренних дел СССР генерал-полковнику С.Н. Круглову



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Из докладной записки о работе, комиссии МВД в Речном лагере гор. Воркута министру внутренних дел СССР генерал-полковнику С.Н. Круглову



18 августа 1953 г:

На 25 июля 1953 г. из имеющихся в Речном лагере 17 лагерных отделений заключенные отказывались выходить на работу и проявляли массовое неповиновение лагерной администрации в шести лагерных отделениях, в которых содержалось 15.604 заключенных.

Эти события возникли не внезапно... Еще в июне с.г. со стороны заключенных имели место случаи групповых отказов от выхода на работу и неподчинения требованиям лагерной администрации.

В ночь на 30 июня с.г. в шахте «Капитальная» были обнаружены листовки с призывом к заключенным «Не давать угля», «Свободу заключенным».

19 июля с.г. во втором лагерном отделении заключенные в количестве 350 человек отказались выйти на работу... Прибывшим начальнику управления лагеря и прокурору заключенные заявили, что они свои требования им излагать не желают, т.к. на месте их вопросы решить все равно никто не может и они никому не доверяют, поэтому требуют приезда в Воркуту представителей правительства и ЦК КПСС.

21 июля с.г. в зоне первого и шестого лагерных отделений были обнаружены листовки с требованиями полной амнистии. Листовки подписывались «Комитет действия» [Текст листовки гласил: «Заключенные и каторжане! Лаврентий Берия — объявлен советским правительством врагом народа. Требуйте немедленного пересмотра ваших дел и полного освобождения. Требуйте: 1. Ликвидировать режимные чрезвычайные лагеря МВД. 2. Отменить каторгу. 3. Максимально снизить сроки наказания по 58 ст. УК. Комитет Действия». — Сост.].

22 июля с.г. во втором лагерном отделении заключенные первой и второй смены в количестве 1500 человек отказались выходить на работу в шахту № 7, заявив:« Пока не прибудет в Воркуту представитель ЦК КПСС, 'на работу не выйдем».. На следующий день число отказчиков от работы в этом лагерном отделении возросло до трех тысяч человек.

24 июля с.г. во всех лагерных отделениях, в соответствии с полученным указанием МВД СССР, было объявлено о введении для заключенных Речного лагеря ряда льгот, в частности: о введении 9-часового рабочего дня; о снятии номеров с одежды; о разрешении свиданий с родственниками; о разрешении переписки с родными; о разрешении перевода заработанных денег своим семьям; об увеличении выдачи денег с лицевых счетов до 300 рублей в месяц.

Заключенные второго, третьего и шестого лагерных отделений решение МВД СССР о введении льгот встретили враждебно и 25 июля с.г. в этих отделениях не вышло на работу 8700 человек, в связи с чем на шахтах № 7, 12; 14и 16и строительстве ТЭЦ-2 все работы были приостановлены.

26 июля с.г. заключенные третьего лагерного отделения напали на штрафной изолятор и освободили 77 заключенных, ранее изолированных подстрекателей к невыходу на работу. При нападении заключенных на штрафной изолятор охраной было применено оружие, в результате из числа нападавших два заключенных были убиты и два ранены.

28 июля с.г. заключенные 13-го лагерного отделения, работавшие на шахте № 30, узнав, что соседние шахты не работают, от выхода на работу тоже отказались:

Организаторы массового саботажа среди заключенных стали проводить следующую агитацию: «Нам идут на уступки, а раз этого мы добились, то добьемся своей цели. На удочку приказа о льготах не идите и никаким провокациям не поддавайтесь. Нам нужна воля и мы хотим, чтобы из ЦК КПСС нам сказали о наших сроках».

В связи с тем, что лагерные отделения в своем большинстве расположены вблизи шахтерских поселков и в самом городе Воркуте, о массовой волынке и саботаже заключенных стало известно городскому населению.

Поступившие агентурные данные о настроениях населения в связи с возникшей волынкой заключенных в Речном лагере свидетельствовали о том, что основная масса населения Воркуты была возмущена поведением заключенных и выражала недовольство по поводу нерешительных действий лагерной администрации в отношении саботажников.

Среди вольнонаемных работников имелись следующие суждения: «Тяжело сейчас стало работать на шахте. Народ развинтился и обнаглел. Слова не скажи, а то сейчас же окрестят тебя бериевцем. Начальство лагерное опустило руки и заигрывает с заключенными, а они пользуются этой слабинкой».

Житель города Штоппель сказал: «Пусть заключенные даже неправильно осуждены, но делать забастовку — это недостойно советских людей. Надо организаторов забастовки просто повесить». Бухгалтер Углесбыта Сабко сказал: «Если забастовщики выйдут за зону, будем с ними воевать как с врагами».

Во, всех шести лагерных отделениях, где имело место неповиновение заключенных, 29 и 30 июля с.г. комиссией МВД СССР были проведены беседы с заключенными, во время которых выслушаны все их жалобы, просьбы и заявления. По всем вопросам, входящим в компетенцию комиссии, были даны соответствующие ответы и разъяснения... организаторы саботажа выставляли перед Комиссией наиболее враждебно настроенных заключенных, которые с заранее подготовленными в демагогическом духе выступлениями излагали комиссии в ультимативном тоне требования от имени всех заключенных о массовом пересмотре дел, об освобождении из лагеря всех заключенных или о сокращении всем заключенным сроков наказания.

Во втором лагерном отделении в конце беседы заключенный Чевандо, являющийся организатором в этом отделении, в дерзкой
форме заявил, что прибывшей комиссии из Москвы заключенные не доверяют и дальше говорить с ней не хотят и требуют приезда к ним члена Президиума ЦК КПСС... В десятом лагерном отделения организаторы саботажа вели себя более дерзко и вызывающе. Основные требования... сводились — немедленно решить вопрос о массовом пересмотре дел и об освобождении из лагеря всех заключенных.

Разъяснение заключенным о введении для них по решению МВД СССР ряда льгот было встречено насмешками...

Перед оперативным аппаратом и администрацией лагерных отделений была поставлена задача немедленно выявить и взять на учет всех организаторов, подстрекателей и активных участников саботажа с тем, чтобы впоследствии изолировать их из общей массы заключенных.

Был намечен план операций по ликвидации волынки и изъятию организаторов саботажа в каждом лаготделении и подготовлены дополнительные лагерные пункты для размещения в них изъятых заключенных.

31 июля с.г. в 10 часов утра комиссия приступила к операции во втором лагерном отделении.

Вначале по местной лагерной трансляционной сети было предложено заключенным прекратить волынку и всем выйти через центральную вахту из жилой зоны. Одновременно заключенные были предупреждены, , что в случае нападения их на конвой, будет применено оружие.

Вначале произошло замешательство, но когда в зону ввели безоружных надзирателей и заключенные увидели, что они окружены усиленной войсковой охраной, одиночками и группами стали выходить через ворота за зону, где они тут же группами по 100 человек брались под конвой и направлялись в тундру для фильтрации.

После того, как были изъяты организаторы и активные участники волынки, остальная масса заключенных была водворена обратно в зону. После этого в лагере был восстановлен нормальный порядок и в вечернюю смену заключенные вышли на работу.

Заключенные третьего, четвертого и тринадцатого лагерных отделений, после проведенных с ними бесед, прекратили волынку, вышли на работу и стали выполнять указания лагерной администрации...

В шестнадцатом лагерном отделении заключенные сами связали организаторов и руководителей волынки, привели их к администрации лагерного отделения, заявив, что они не хотят участвовать в саботаже и просят убрать от них этих саботажников...

В десятом лагерном отделении организаторы саботажа... волынку не прекращали, наоборот, оказали физическое сопротивление в момент, когда администрация лагеря пыталась оказать помощь заключенным в выходе из жилой зоны лагеря, не желавшим поддерживать саботажников... В жилую зону было введено без оружия 50 надзирателей задачей содействия заключенным, желающим выйти из зоны.

Бандитствующие группы, увидев вошедших в жилую зону надзирателей, стали ломать забор и, вооружившись кольями и досками, напали на надзирателей и из жилой зоны их вытеснили.

В это время организованный главарями заслон у выходных ворот, передние ряды которых были вооружены ножами, сделал рывок массой 350 — 400 человек в сторону выходных ворот, но на расстоянии примерно 15 — 20 метров от ворот был остановлен.

Видя, что отдельные заключенные все же пытаются вырваться из жилой зоны и уйти из-под их влияния, этот заслон сделал вперед второй рывок с целью нападения на стоявших в воротах офицерский состав, членов нашей комиссии и вооруженных солдат.

В целях недопущения прорыва заключенных в открытые ворота и рассредоточения созданного главарями заслона, было решено применить струю воды из заранее подготовленной пожарной автомашины. Заключенные, стоявшие в заслоне, в этот момент напали на пожарников, вырвали у них и разрезали шланг, пытались отобрать топоры и вырваться через ворота за зону.

В связи с тем, что нападавшие заключенные приблизились к выходным воротам на расстоянии пяти метров и создалась обстановка явного прорыва за зону и нападения на вооруженную охрану, после предупредительных выстрелов было применено оружие. В результате нападавшая группа зачинщиков и активных участников беспорядков была рассеяна и все заключенные беспрепятственно из жилой зоны были выведены, разбиты на сотни и рассредоточены по тундре под отдельными конвоями.

Все выведенные за зону заключенные были тщательно проверены и произведено изъятие организаторов, руководителей и активных участников волынки.

При применении оружия было убито 42 и ранено 135 заключенных, из них 83 человека ранены легко.

В числе убитых и раненых, в основном, оказались организаторы и активные участники саботажа и массового беспорядка.

По заключению созданной на месте комиссии, с участием представителя Прокуратуры СССР и прокурора лагеря, оружие к заключенным было применено правильно.

После ликвидации сопротивления заключенных в десятом лагерном отделении никаких эксцессов, связанных с отказом заключенных от выхода на работу или неповиновением лагерной администрации, в Речном лагере не было.

Заключенные, выводимые на работу, нормы выработки по добыче угля стали перевыполнять...

Основной причиной, вследствие чего стала возможным такая массовая волынка и массовое неповиновение заключенных в Речном лагере, являются крайне слабая работа оперативного аппарата лагеря и его малочисленность...

Используя попустительство оперативного аппарата, наиболее враждебно настроенные к Советской власти заключенные сумели безнаказанно организоваться, привлечь на свою сторону демагогическими и провокационными призывами значительную массу заключенных, попытались в этой волынке выступить от имени всех заключенных, как организованная политическая сила, с требованием освобождения из лагеря всех заключенных. <...> Предложения комиссии: . .

1. Учитывая особо опасный контингент, содержащийся в лагере, считаем необходимым разукрупнить существующие лагерные отделения путем организации в составе отделений лагерных пунктов численностью не свыше 1500 заключенных в каждом пункте.

2. Коренным образом перестроить агентурно - оперативную работу среди заключенных в лагере, направив ее на укрепление охраны, режима, изоляции и порядка в лагере. Подчинить оперативных работников в лагерных отделениях непосредственно начальникам лагерных отделений.

3. Оказать помощь Речному лагерю в укомплектовании кадрами, для чего предложить управлению кадров МВД СССР в кратчайший срок направить в Речной лагерь на должности: заместителей начальников лагерных отделений по оперативной работе — пять человек, начальников оперативных частей лагерных отделений — шесть человек, старших оперативных уполномоченных — 10 человек, оперативных уполномоченных — 10 человек, следователей — 5 человек, начальников частей режима — семь человек.

ГАРФ, Ф.9401. Оп.1. Д.156. Л.68-81.

Даты:1953
Источник: Хрестоматия по отечественной истории (1946 - 1995 гг.) ./ Под ред. .А. Ф Киселева, Э.М. Шагина. М., 1996

Н. С. Хрущев «О решении зерновой проблемы и возможности освоения целинных и залежных земель». Из докладной записки в Президиум ЦК КПСС

22 января 1954 г.

Дальнейшее изучение состояния сельского хозяйства и хлебозаготовок показывает, что объявленное нами решение зерновой проблемы не совсем соответствует фактическому положению дел в стране с обеспечением зерном

Приведу некоторые цифры. В 1940 году было заготовлено зерна 2225 миллионов пудов, а в 1953 году — лишь 1850 миллионов пудов, то есть меньше на 375 миллионов пудов. В то же время в связи с общим ростом народного хозяйства, значительным увеличением городского населения и ростом реальной заработной платы из года в год увеличивался расход хлебопродуктов внутри страны. <...>

Потребность зерна на экспорт увеличивается как по продовольственному зерну, так и по зернофуражным культурам, однако из-за недостатка зерна пришлось экспорт определить на 1954 год в количестве 190 миллионов пудов (3120 тысяч тонн), тогда как потребность в экспорте определялась в размере 293 миллионов пудов (4800 тысяч тонн).<...>

Выводы о решении зерновой проблемы делались на основе данных видовой оценки урожая. Между тем эта оценка хотя и была ниже плановой урожайности, но значительно превышала фактический сбор зерна. В 1952 году валовой урожай по плану должен был составить 9,2 миллиарда пудов, по определению видовой урожайности на корню — 8 миллиардов пудов, а фактический сбор зерна, по данным годовых отчетов колхозов и совхозов, составил 5,6 миллиарда пудов.

Видовая урожайность была завышена. Она складывалась по определению межрайонных инспекторов с учетом полученных заданий по заготовкам. Если видовая урожайность не совпадала с плановыми заданиями по натуроплате, то она межрайонными инспекторами поднималась, подправлялась под заданные цифры. Кроме того, при подведении итогов урожайности по Союзу в данные межрайонных инспекторов вносились дополнительные поправки всегда в сторону увеличения. Следовательно, определение видовой урожайности основывалось не на действительной видовой урожайности, а она подгонялась под заданное количество поступлений хлеба по натуроплате.

Таким образом, видовая урожайность была выше фактического сбора зерна не только на возможные размеры потерь урожая, но и за счет произвольных поправок.

Сейчас перед страной стоит задача изыскать возможности резкого увеличения производства зерна, с тем чтобы государство имело в своих руках в ближайшие годы по заготовкам и закупкам 2500 — 2600 миллионов пудов зерна продовольственных, фуражных, крупяных и зернобобовых культур.

Важным и совершенно реальным источником увеличения производства зерна является расширение в ближайшие годы посевов зерновых культур на залежных и целинных землях в Казахстане, Западной Сибири, а также частично в районах Поволжья и Северного Кавказа и проведение мероприятий по всемерному повышению урожайности во всех регионах страны.

На 1954 — 1955 годы имеется возможность увеличить посевы зерновых культур в районах освоения новых земель на 13 миллионов гектаров, из них в колхозах — 8,7 миллиона гектаров и в совхозах — 4,3 миллиона гектаров. В счет этого задания планом предусматривается расширение посевов зерновых в этих районах уже в 1954 году на 2,3 миллиона гектаров.

Что даст освоение 13 миллионов гектаров? Если принять сбор с одного гектара вновь освоенных земель только 10 - 12 центнеров, то мы получим дополнительно 800 — 900 миллионов Пудов хлеба, из них товарного зерна по обязательным поставкам, Натуроплате, закупкам и сдаче хлеба совхозами в количестве 500 — 600 миллионов пудов. Уже в 1954 году колхозы сдадут государству с этих земель 70 миллионов пудов зерна.

Практика работы колхозов и совхозов Сибири и Казахстана, где осваиваются залежные и целинные земли, показывает, что на таких землях урожаи зерновых культур составляют 15 и более центнеров с гектара, а передовые хозяйства получают 20 — 25 и больше центнеров с гектара. Поэтому есть все основания принимать в расчет сбор зерна в размере не менее 14—15 центнеров с гектара. При этом валовой сбор зерна составит 1100 —1200 миллионов пудов, а товарная часть — .800 —900 миллионов пудов.

Таким образом, в 1955 году при расширении посевов зерновых культур на 13 миллионов гектаров и сборе зёрна со всей площади в среднем по 1 0 центнеров с гектара валовой сбор зерна в стране составит 7 , 2 миллиарда пудов .<...>

Расширение посевов зерновых культур в восточных районах Союза и получение дополнительно в распоряжение государства 500 — 600 миллионов пудов хлеба позволит изменить существующую неправильную практику заготовок хлеба, при которой погектарные нормы обязательных поставок существуют лишь номинально, а фактически с колхозов берется хлеба столько, сколько можно с них получить. <...>

Серьезным тормозом в развитии колхозного производства является неправильное планирование государственных заготовок хлеба, при котором вручаемые колхозам обязательства по поставкам и натуроплате за работы МТС в сумме своей значительно превышают общегосударственные планы и возможности многих колхозов по их выполнению.

При такой системе планирования за колхозами накапливаются большие недоимки. На 1 января 1954 года после произведенных списаний все же числится за колхозами недоимок по предварительным подсчетам 1,5 миллиарда пудов, то есть почти годовой план хлебозаготовок по колхозам.

Наличие больших недоимок дает возможность предъявлять колхозам требования по сдаче зерна независимо от выполнения ими обязательств текущего года. Из сказанного следует, что действующие погектарные нормы во многих случаях теряют свое значение, а хлебозаготовки приобретают характер продразверстки.

Расширение посевов зерновых культур в восточных районах и увеличение за этот счет поступлений зерна государству даст возможность при установлении новых норм уменьшить поступление зерна государству по обязательным поставкам и натуроплате за счет районов, где все земли освоены примерно на 200 — 300 миллионов пудов. Но чтобы не уменьшать государственных ресурсов, этот недобор зерна необходимо будет перекрывать за счет государственных закупок в районах, имеющих хороший урожай зерновых культур. <...>
Чтобы достичь у нас имеющегося в США уровня производства зерна в расчете на сто душ населения, необходимо наряду с дополнительным освоением в восточных районах под зерновые посевы 13 миллионов гектаров обеспечить также получение фактического сбора зерна в среднем по СССР в размере 15 центнеров с гектара.


Хрущев Н.С. Строительство коммунизма в СССР и развитие сельского хозяйства: Речи и документы:. В 7 т. М., 1962. Т.1. С.85-100

Даты:1954
Источник: Хрестоматия по отечественной истории (1946 - 1995 гг.) ./ Под ред. .А. Ф Киселева, Э.М. Шагина. М., 1996



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.253.106 (0.018 с.)