ЛУКИ ОКАЗАЛСЯ ХОРОШИМ ДРУГОМ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ЛУКИ ОКАЗАЛСЯ ХОРОШИМ ДРУГОМ



Энид Блайтон

Тайна пропавшей кошки

 

Энид Блайтон

Тайна пропавшей кошки

 

 

ПАРЕНЬ ИЗ СОСЕДНЕГО ДОМА

 

В тот день Бетси была очень взволнована. На длинные летние каникулы возвращался из школы ее старший брат Пип. Она не видела его целых три месяца и очень скучала. Теперь они снова будут вместе.

– Как здорово, что Ларри и Дейзи приедут завтра, – сказала она матери.

Ларри и Дейзи – друзья Пипа – были старше Бетси, но брали ее играть с собой. В прошлые каникулы, на Пасху, у них было такое необыкновенное приключение! Они вчетвером и еще один мальчик со своей собакой нашли того, кто поджег старый домик.

– Мы были настоящей Пятеркой Тайноискателей, – сказала Бетси, вспоминая ту историю. – Мы ведь разгадали всю тайну до конца, правда, мам? Вот бы расследовать еще что-нибудь загадочное!

Мать засмеялась.

– Ну, с этим сгоревшим домиком вам тогда просто повезло, – сказала она. – Вряд ли будет что-нибудь таинственное, так что не жди, Бетси. И давай-ка, поторапливайся. Пора встречать Пипа.

Пип был так рад снова попасть домой! Он носился по саду как угорелый, разглядывая то одно, то другое. Ему казалось, он не был здесь целую вечность.

Его сестренка вертелась вокруг него, болтая без умолку. Она обожала Пипа, но он не больно-то замечал ее. Для него она по-прежнему оставалась маленькой девчонкой, которая все еще любит играть в куклы и хнычет, стоит ей только упасть.

– Ларри и Дейзи приезжают завтра, – запыхавшись, выпалила Бетси. – Пип, ты думаешь, мы сможем опять стать Пятеркой Тайноискателей, а?

– Если будет что расследовать, глупышка, – ответил Пип. – Да! Я не сказал тебе – Фатти приезжает. Его родителям так понравился Питерсвуд, что они купили здесь маленький дом, и Фатти будет с нами все каникулы.

– Вот здорово! – с восторгом воскликнула Бетси. – Я люблю Фатти. Он добрый. Тогда мы уж точно сможем стать Пятеркой Тайноискателей. Пип, и Бастер приедет, да?

– Естественно, – ответил мальчик. Бастером звали маленького черного скотч-терьера. Дети обожали его.

– А ты откуда знаешь, что Фатти приедет? – спросила Бетси, продолжая скакать вокруг брата.

– Он написал мне, – ответил Пип. – Постой! Да вот же письмо. Там и тебе привет.

Мальчик полез в карман и вытащил оттуда скомканный конверт. Бетси с нетерпением взяла письмо. Оно было очень короткое и написано чрезвычайно аккуратным почерком.

 

Дорогой Пип. Спешу сообщить, что мои родители купили Белый Дом неподалеку от вас, так что на каникулах увидимся. Надеюсь, нам подвернется какая-нибудь новая история для расследования. Было бы здорово снова стать Пятеркой Тайноискателей. Привет малышке Бетси.

Ваш Фредерик Алджернон Троттевилл.

 

– Почему он не подписался «Фатти»? – спросила Бетси. – Мне кажется, Фредерик Алджернон Троттевилл звучит так по-дурацки.

– Да, Фатти любит повыпендриваться. Надеюсь, он приедет не таким воображалой, как в прошлый раз. Помнишь, как он важничал и хвастался своими синяками, когда свалился со скирды?

– Да, это были первоклассные синяки, – ответила Бетси. – А как они меняли цвета, помнишь? Вот бы мне такие!

Ларри и Дейзи приехали на следующий день. Глотнув чаю, они сразу побежали к Пипу и Бетси. Как хорошо собраться всем вместе опять. Правда, были моменты, когда Бетси чувствовала себя чуточку не у дел. Ведь она одна не посещала школу-интернат и не всегда понимала, о чем говорят остальные.

«Как бы мне хотелось быть старше, – думала она тысячу раз. – Ларри тринадцать, всем по двенадцать – на целую вечность больше, чем мне. Я никогда не догоню их».

Не успели они обменяться новостями, смеясь и весело болтая, как увидели несущегося по улочке маленького черного песика. Добежав до детей, он как юла завертелся между ними, возбужденно повизгивая.

– Бастер! Бастер! Ты приехал! – радостно кричала Дейзи. – Хороший Бастер, хороший! Ух, как ты отъелся!

– Привет, дружище! Рад видеть тебя, старина!

– Бастер, милый, я так скучала без тебя!

Дети настолько увлеклись возней с Бастером, что не заметили его хозяина, который медленно приближался к ним. Бетси увидела его первой. Она вскочила на ноги и с радостным воплем бросилась ему навстречу. Фатти был очень доволен. Ему нравилась маленькая Бетси. Он приобнял ее в ответ.

Все заулыбались, приветствуя его.

– Здорово, Фатти, – сказал Ларри. – Ты, кажется, в хорошей форме.

– Я – в полном порядке, – ответил Фатти без ложной скромности.

– Да, Фатти в своем репертуаре, – не без ехидства отозвался Пип. – Еще скажи – и мозги на высшем уровне, как всегда, ну – просто первый ученик в школе.

– Ладно, помалкивай, – ответил Фатти, дружелюбно хлопнув Пипа по плечу. – Да уж не вам чета. Вы, я смотрю, не очень-то на высоте.

Как же здорово валяться на траве, играть с Бастером, ничего не делать, зная, что впереди восемь, а то и все девять недель летних каникул. Ни тебе уроков, ни правил, ни правописании. Нет, что и говорить, летние каникулы – это вещь!

– Ничего новенького, Бетси? – спросил Фатти. – Чего-нибудь эдакого загадочного не предвидится? Или какого-нибудь запутанного дельца? Мы все-таки еще Пятерка Тайноискателей, не считая собаки, не забывайте!

– Ну да! – обрадовалась Бетси. – Только пока ничего подходящего. Я даже Пошлипроча не видела уже сто лет.

Кличку «Пошлипрочь» ребята дали местному полицейскому мистеру Гуну[1]. Где бы он ни повстречал их, тут же начинал кричать: «А ну, пошли прочь!», за что и получил это прозвище. Он не любил детей, и они отвечали ему тем же.

– Да, с новостями не ахти, – сказал Пип. – Похоже, в Питерсвуде вообще ничего не произошло с тех пор, как мы уехали в школу.

– Ой! Совсем забыла! Какие-то новые соседи приехали, – сообщила Бетси. Дом по соседству пустовал уже не меньше двух лет.

Все посмотрели на нее с интересом.

– Дети есть? – спросил Пип.

– Не-а, – ответила она. – Во всяком случае я так думаю. Правда, я видела там одного большого парня, но он, по-моему, просто работает в саду. Я иногда слышу, как он свистит. У него так здорово получается! Да! Там еще много кошек!

– Кошек? Каких кошек? – спросил Пип с изумлением, а Бастер при упоминании кошек навострил уши и насторожился.

– У них у всех такие темно-коричневые мордочки, темно-коричневые хвосты и лапы, – начала рассказывать Бетси, – а вся шерсть кремового цвета. Еще я видела там девушку, которая ухаживает за ними, она держала одну кошку на руках. Такая необычная!

– Так это, наверное, сиамские кошки, – сказал Ларри. – У них еще глаза голубые, да?

– Не знаю, – ответила Бетси. – Я была далеко и не разглядела. И вообще у кошек зеленые глаза, а не голубые.

– У сиамских – голубые, – подтвердил Фатти. – Я знаю, у моей тети была сиамская кошка – красивая! Ее звали Патабанг. Они очень дорогие.

– Сходить бы как-нибудь посмотреть, а? – сказала Дейзи, подумав, что кошка с темно-коричневой мордочкой, лапами и хвостом и с шерстью кремового цвета – это очень впечатляюще!

– А кто там живет?

– Какая-то леди Кэндлинг, – ответила Бетси. – Я ее никогда не видела. Мне кажется, ее часто не бывает.

Ребята болтали, лежа на спине, а Бастер бегал от одного к другому, норовя лизнуть каждого в лицо. Дети визжали и отпихивались от него.

Неожиданно со стороны стены, разгораживающей участки, послышался приятный свист. Чудесный, чистый и мелодичный.

– Это тот самый парень, я вам говорила, – заволновалась Бетси. – Правда, красиво?

Ларри подошел к стене, вскочил на большой цветочный горшок и заглянул на ту сторону. Он увидел мальчика лет пятнадцати, вернее, здорового парня с круглым румяным лицом и ярко-синими глазами. Малый, должно быть, копал грядку у самой стены. Взглянув на Ларри, он широко и дружелюбно улыбнулся, демонстрируя ослепительно белые зубы. Рот его, казалось, был забит ими до отказа.

– Привет, – сказал Ларри. – Ты здесь садовник?

– Как же! Нет, конечно, – улыбнулся парень еще шире. – Я только помощник. Садовником здесь мистер Таппинг. Ну, знаешь, этот, нос крючком и злющий… – Ларри представил себе мистера Таппинга и решил, что выглядит он, видно, не очень привлекательно. Да и фамилия не ахти…[2]Быстрым взглядом он окинул сад, но мистера Таппинга поблизости не оказалось.

– Слушай, а можно как-нибудь зайти посмотреть на кошек? – спросил Ларри. – Это ведь сиамские кошки у леди Кэндлинг, да?

– Ага. Симпатичные зверушки. Ладно, только приходите, когда мистера Таппинга не будет. Он ведет себя, будто все здесь его – кошки, ну и все такое. Приходите завтра. Он куда-то уходит, а мисс Хармер, ну, которая приставлена к кошкам, вам разрешит.

– Идет, – обрадовался Ларри. – Тогда до завтра! Слушай, а как тебя зовут?

Мальчик не успел ответить. Совсем поблизости послышался злобный окрик:

– Луки! Луки! Ты где? Так и не убрал эту кучу мусора? Чертов парень, никакого проку от бездельника!

Луки поднял на Ларри свои синие глаза. В них был испуг.

– Это он, – прошептал мальчик, – мистер Таппинг. Я пошел. До завтра. – Он перекинул через плечо тряпку и побрел по тропинке. Ларри спрыгнул назад и вернулся к своим.

– Он помощник садовника. Его зовут Луки. Славный малый. Я думаю, он и мухи не обидит, во всяком случае гусей дразнить не станет.

Бетси почувствовала, что и она не стала бы… Они такие большие и шипят…

– Мы пойдем смотреть кошек? – спросила она. – Я слышала, вы что-то говорили про это.

– Да, завтра, после обеда, когда садовник уйдет, – ответил Ларри. – Махнем через стенку, и лучше, пожалуй, не брать Бастера. Сами знаете, какая у него с кошками любовь.

Бастер заворчал, услышав ненавистное слово. Кошки! И чего ради ходить смотреть на них? Глупые, безмозглые животные, с лапами, полными этих отвратительных иголок и булавок! Кошки хороши только для одного – чтобы на них охотиться!

 

ЖУТКИЙ МИСТЕР ТАППИНГ

 

На следующий день после обеда Ларри подошел к стене и свистом вызвал Луки. Через некоторое время тот появился, сияя белозубой улыбкой.

– Все в порядке, – сообщил он. – Таппинг ушел.

Вскоре все дети оказались на той стороне. Даже Бетси перелезла через стену с помощью Фатти. Только Бастера не взяли с собой. Он был страшно недоволен и, злобно лая, в отчаянии царапал передними лапами нижние кирпичи.

– Бедняжка, – посочувствовала Бетси. – Ничего, дружок, мы скоро вернемся.

– Собакам сюда нельзя, из-за кошек, – объяснил Луки. – Вы же понимаете. Они ведь не простые, а призеры. Выиграли кучу денег, мисс Хармер говорила.

– Ты живешь здесь? – спросил Ларри, пока они двигались к какому-то большому строению, оказавшемуся теплицей.

– Не-а. Я живу с отчимом. Братьев и сестер у меня нет. Мать умерла. А это – моя первая работа. Меня зовут Луки Браун. Мне пятнадцать.

– А я – Лоренс Дэйкин, мне тринадцать. Это – моя сестра Маргарет. Ей двенадцать. Мы зовем ее Дейзи. А это – Фредерик Алджернон Троттевилл. Ему тоже двенадцать. Для нас он – Фатти.

– Я бы предпочел, чтобы меня называли Фредерик, – недовольно возразил Фатти. – С чего это я должен быть Фатти для всякого Тома, Дика или Гарри.

– Ну ты же не Том, и не Дик, и не Гарри, ты – Луки, правда? – сказала Бетси.

Луки улыбнулся.

– Хотите, я буду звать вас Фредерик, – предложил он Фатти. – По правде я должен обращаться к вам мастер Фредерик, но вряд ли вам это понравится.

– А я – Элизабет Хилтон, мне восемь, а зовут меня Бетси, – произнесла девочка, опасаясь, что Ларри забудет про нее. – А это – мой брат Филипп, или просто Пип. Ему двенадцать.

Ребята рассказали Луки, кто где живет. Он, как выяснилось, жил с отчимом в старой развалюхе у реки.

Теплица тем временем оказалась позади, и взглядам ребят предстал великолепный розарий. За ним возвышалось еще какое-то сооружение зеленого цвета.

– Это – кошкин дом, – сказал Луки, – а это – мисс Хармер, кошкина смотрительница. – Возле дома, где находились кошки, стояла молодая особа, одетая в вельветовый пиджак и бриджи. Это была рослая, крепкая девушка лет двадцати. Она с недоумением посмотрела на ребят, их появление ее весьма удивило.

– Ну, здравствуйте, – сказала она. – Откуда это вы взялись?

– Мы? Оттуда, с той стороны, – ответил Ларри. – Мы хотели посмотреть на кошек. Они ведь необычные, верно?

– Еще бы! – воскликнула мисс Хармер. – Вон они! Нравятся?

Вся компания с любопытством прильнула к домику, напоминавшему большую клетку. Заглянув туда, ребята увидели нескольких кошек необычного цвета и похожих друг на друга как две капли воды – все были кремовые с темно-коричневыми мордочками и с ярко-голубыми глазами. Кошки внимательно разглядывали детей и громко мяукали.

– Какие хорошенькие, – пропела Дейзи.

– А мне кажется, что-то в них странное, – отозвался Пип.

– А это в самом деле кошки? Очень похожи на мартышек, – с некоторым сомнением сказала Бетси. Все засмеялись.

– О! Разок почувствуешь их когтистые лапки и сразу поймешь, что это не обезьянки, – сказала, смеясь, мисс Хармер. – Все эти кошки – победительницы на выставках. Они уже выиграли уйму денег.

– А какая из них выиграла больше всех? – спросила Бетси.

– Во-о-н та, видишь? – мисс Хармер показала на отдельную клетку, смахивавшую на большую собачью конуру на ножках. – Киса, киса, ты – наша Черная Королева. Тут пришли к тебе посмотреть, какая ты красавица.

Крупная сиамская кошка в большой просторной клетке терлась мордочкой о проволочную сетку и громко мяукала. Мисс Хармер нежно почесала ее по голове.

– Черная Королева – кошка особенная из особенных. Она получила приз в сто фунтов. А сама стоит гораздо больше.

Черная Королева поднялась, задрала хвост и стала плавно помахивать им туда-сюда. Бетси что-то заметила.

– Ой! У нее в середине хвоста кремовые волоски, – сказала она мисс Хармер.

– Я знаю. Одна кошка как-то укусила ее, и на месте коричневой шерсти выросла светлая. Потом эти волоски потемнеют. Как она вам?

– Вообще-то она совсем как остальные, – неуверенно произнесла Дейзи. – По-моему, они все очень похожи.

– Похожи-то похожи, – ответила мисс Хармер. – Все одного цвета. Это верно. Однако я всегда отличу одну от другой как бы они ни перемешались.

– Это же надо, столько стоить! Больше сотни фунтов! – произнес Фатти, уставившись на Черную Королеву. Она в свою очередь внимательно разглядывала мальчика голубыми немигающими глазами.

– А можно ее оттуда вытащить? – спросила Дейзи, мечтая подержать кошку. – Она ручная?

– Конечно, – ответила мисс Хармер – Они все очень миролюбивые. Мы держим их в клетках только потому, что они очень ценные. Выпустишь этих красавиц на волю, и их тут же кто-нибудь украдет.

Она сняла ключ с гвоздя и открыла дверцу. Осторожно приподняв Черную Королеву, мисс Хармер вынула ее из клетки. Кошка принялась ласкаться и замурлыкала. Дейзи осторожно погладила ее и, к восторгу девочки, кошка прыгнула ей на руки.

– Ой, какая ласковая, – воскликнула Дейзи радостно.

И тут произошло нечто невероятное. Откуда ни возьмись на дикой скорости и с громким радостным лаем к ним несся Бастер. Черная Королева мгновенно спрыгнула с рук и исчезла в кустах. Бастер в изумлении замер на секунду, затем, неистово визжа, ринулся вслед.

Мисс Хармер пронзительно закричала. У Луки отвалилась челюсть, он казался смертельно напуганным. Кошки орали как ненормальные. Фатти был в ярости. Это была жуткая сцена.

– Бастер! Ко мне! Назад! Кому сказано, ко мне!

Однако никакие грозные команды не могли остановить Бастера, когда он гнал кошку. Мисс Хармер в отчаянии бросилась к кустам. Но там был лишь пес – с расцарапанным носом, языком, свисающим набок, и глазами, горящими бойцовским огнем.

– Где Черная Королева? – вопила мисс Хармер. – Какой ужас! Кис-кис-кис!

Бетси заплакала. Она не могла себе представить, что Черная Королева убежала. Ей казалось, она слышала какой-то звук в кустах справа, и ринулась туда вниз по тропинке. Слезы застилали ей глаза.

Тут пришла еще одна беда. По направлению к кошачьему домику быстрым шагом приближался мистер Таппинг. Луки в ужасе уставился на него.

 

– Что все это значит? – заорал он. – Кто это? Что вы здесь делаете? В моем саду?

– Это вовсе не ваш сад, – смело выступил вперед Фатти. – Это сад леди Кэндлинг, а она приятельница моей мамы.

Не было ничего хуже, чем сказать Таппингу, что это не его сад. Он-то чувствовал себя здесь хозяином. А тут какие-то дети да еще собака в его владениях. Он терпеть не мог ни детей, ни собак, ни кошек, ни птиц.

– А ну, пошли вон отсюда! – заорал он диким голосом. – Убирайтесь сейчас же. Слышите? Если я еще кого поймаю здесь, уши надеру и, это, скажу родителям. Мисс Хармер, а что с вами?

– Черная Королева убежала, – запричитала мисс Хармер, которая, казалось, была напугана не меньше Луки.

– Ну и уволят вас. Тоже мне, работа! Что проку в этих самых кошках, скажите на милость. Одно баловство и ничего больше. Слава Богу! Одной меньше.

– Может, нам остаться и поискать Черную Королеву? – обратилась Дейзи к кошачьей смотрительнице.

– Ну-ка, убирайтесь! – прогремел мистер Таппинг, вперив в Дейзи свои землисто-серые глаза. У детей этот злобный тип с некрасивым лицом и грязно-желтыми волосами вызывал острую неприязнь.

Было решено уйти. Направляясь к стене, ребята обнаружили, что с ними нет Бетси. Должно быть, она убежала и со страху перелезла через стену. Фатти позвал Бастера.

– Ну, нет! Этого оставь-ка мне. Ему полезно будет посидеть под замком. Я ему это устрою, отобью охоту соваться в мой сад, – сказал Таппинг.

– Не смейте трогать мою собаку, – закричал Фатти. – Она укусит вас.

Таппинг схватил Бастера за холку, оторвал от земли и потащил прочь. Он так крепко зажал бедного пса, что тот не мог даже огрызнуться.

Фатти, вне себя от злости, бросился следом и схватил садовника за руку, но Таппинг с такой силой отпихнул его, что у мальчика перехватило дыхание. А Бастера садовник швырнул в сарай, запер дверь и ключ положил себе в карман. Когда он обернулся, выражение его лица было столь угрожающим, что Фатти кинулся прочь.

Вскоре все четверо были уже на своей стороне. Хотелось скорей повалиться на траву, чтобы прийти в себя от бега и охватившей их злости. Они бросили на поле боя и бедного перепуганного Луки, и несчастную мисс Хармер, и запертого в сарае Бастера. Они не знали еще, что оставили за стеной и Бетси.

– Противный дядька, – сказала Дейзи, чуть не плача.

– Скотина! – процедил сквозь зубы Фатти. – Посмотри, синяк уже какой на руке! Это он так меня ударил.

– Бедняжка Бастер, – промолвил Пип, услышав издалека жалобный вой.

– А где Бетси? – оглядываясь по сторонам, спросил Ларри. – Бетси! Ты где? Бетси!

Никто не ответил. Бетси все еще оставалась на соседнем участке.

– Наверное, она убежала в дом, – решил Пип.

– Фатти, а что делать с Бастером? Мы должны его освободить. Не оставлять же его там. Этот Таппинг наверняка изобьет беднягу.

– Жалко Бастера, жалко Черную Королеву, – сказала Дейзи. – Я так надеюсь, что она найдется. Кстати, а как Бастер перебрался через стену?

– Он и не перебирался. Он просто не мог, – ответил Фатти. – Должно быть, он пошевелил мозгами и понял, что можно выбежать с нашего участка и добраться до соседней калитки по улице. А там уж нетрудно было найти нас в саду. Вы же знаете, мозги у него хорошо варят. Господи! Как же нам помочь бедняге? Ненавижу этого Таппинга. Вот кошмар иметь дело с таким!

– Пойду-ка, посмотрю, где Бетси, – сказал Пип. – Может, она испугалась и спряталась. – Он вошел в дом, но вскоре вернулся весьма озабоченный.

– Ее нигде нет, я звал везде, – промолвил он. – Куда она могла деваться? Надеюсь, она перелезла? Не может же она остаться на той стороне!

Но она-таки осталась. Бедная маленькая Бетси, до смерти напуганная, пряталась в чужом саду. Что ей было делать? Сама она не могла перелезть через стену, а выбежать по дорожке не хватало духу – уж больно страшно, – вдруг мистер Таппинг увидит ее.

 

ВСЕ ОБ УЛИКАХ

 

– Ну что случилось, Пип? Тебя не было целую вечность! – набросился с вопросами Ларри, когда Пип рухнул на траву, где расположилась вся компания с Бастером посередине.

– Пошлипрочь с Таппингом вбили себе в головы, что это все проделки Луки, – сказал Пип.

– Просто глупо, – произнесла Бетси растерянно. – Мы же знаем абсолютно точно, что Луки не делал этого, а все выглядит так, как будто это он. Загадка какая-то. И где, интересно, Черная Королева?

– Эх, знать бы, где она, легче было бы выяснить, кто ее украл, – глубокомысленно заключил Ларри. – Я хочу сказать, что тот, у кого она сейчас, – явно дружок или приятель похитителя. Да-а, настоящая загадка.

– А что, если нам поискать улики? – сказала Бетси в надежде, что это как-то поможет оправдать Луки.

– О! Кстати, – сразу вспомнил Пип. – Пошлипрочь сказал, что вечером вернется обследовать место возле кошачьего домика. Думаю, он хочет найти какие-то улики против Луки.

– Отлично, предлагаю опередить его, – сказал Фатти и встал.

– Ну вот, опять лезть через стену, – недовольно произнес Ларри. – Опять будут неприятности.

– Не будут, – ответил Фатти. – Мы успеем, пока Таппинг и Пошлипрочь не вернутся. Они заняты сейчас ответственным и очень приятным для них делом – рассказывают несчастному отчиму о его нерадивом пасынке.

– О'кей. Тогда пошли, – сказал Ларри. – Надеюсь, мы найдем что-нибудь, знать бы только что. Ну, двинули?

Бастера, как всегда, не взяли, правда, на этот раз его заперли в сарае у Пипа, чтобы он не смог выбежать с участка и появиться у леди Кэндлинг.

Все, включая Бетси, перелезли через стену. В саду, казалось, никого не было. Дети осторожно пробрались к кошачьему домику, где на полках возлежали великолепные животные и зыркали на ребят своими голубыми глазами.

– Ну теперь ищите улики, – скомандовал Ларри.

– Какие? – прошептала Бетси.

– Откуда я знаю, что-нибудь да найдем, – ответил Ларри. – Ищи на земле, ну и везде, конечно. Смотрите! Здесь, наверное, Луки работал после обеда. – Ларри показал на тачку, наполовину заполненную сорняками, лопату, воткнутую в землю, и куртку Луки, висевшую на дереве неподалеку.

– Он копал ту грядку, – глубокомысленно произнес Фатти. – Ближе к кошачьему дому просто нет другой. Он заметил бы любого, кто приближался к кошкам, так? Иначе и быть не могло. – Дети подошли и встали там, где работал мальчик. Отсюда просматривались все клетки, и было совершенно очевидно, что вытащить кошку и запереть дом незаметно от Луки не было никакой возможности.

И все же кошку стащили, и Луки клянется, что это не он. Так кто же и как это проделал?

– Давайте обойдем вокруг кошачьего домика и посмотрим, может быть, Черная Королева смогла сама удрать, – вдруг предположил Ларри.

– Хорошая мысль, – сказал Фатти. Они обошли и тщательно обследовали прочный, хорошо сколоченный деревянный дом, стоящий на высоких толстых деревянных ногах и напоминающий современный птичник.

– Ни малейшей возможности выскользнуть, – отметил Пип. – Ни единой дырочки, в которую пролезла бы даже мышь. Черную Королеву могли только украсть. Кто-то вытащил ее, это – факт.

– Эй, посмотрите, что это там? – Пип показал рукой на какой-то предмет, лежащий на полу клетки, в которой жили все кошки. Дети стали пристально вглядываться вовнутрь через проволочную сетку.

Наступило короткое молчание. Фатти поджал губы, поднял брови, потом почесал затылок.

– Вот это да! – промолвил он. – Я, пожалуй, знаю, что это такое. Это одна из свистулек, которые Луки вечно для кого-нибудь мастерил.

Да. Это была именно она. Свистулька лежала на полу клетки – самая прозаическая и самая убийственная улика! Как она могла туда попасть? Только одним путем – Луки, должно быть, входил к кошкам и обронил ее. Все почувствовали себя очень неуютно.

– Это не Луки, не он, не он, – запротестовала Бетси со слезами на глазах. – Мы все знаем, что это не он.

– Знать-то мы знаем, однако в клетке свистулька, которую мог выронить только Луки, – сказал Фатти. – Какая-то сверхзагадочная история, скажу я вам.

– Фатти, если мистер Гун найдет эту свистульку, он обязательно ухватится за нее, чтобы обвинить Луки в воровстве, – проговорила Бетси взволнованно. Фатти кивнул.

– Уж конечно. Это важнейшая и неопровержимая улика для такого типа, как он, который ничего не видит дальше своего носа.

– Но для тебя же она не такая невержи…, то есть непро… не-о-про-вержимая, – не успокаивалась Бетси. – Ты же не думаешь, что это Луки ее потерял.

– Знаете, что я вам скажу, – начал Фатти. – Я думаю, кто-то подбросил эту свистульку специально, чтобы навести подозрение на Луки, вот что я думаю.

– Ничего себе! Слушай, а, похоже, ты прав, – сказал Ларри. – Все становится еще более загадочным. Тогда чего это ради мы должны оставлять эту улику для Гуна. В конце концов мы абсолютно уверены, что это ложная улика, правда ведь?

– Верно, – подхватил Пип. – Голосую, мы забираем эту улику и сматываемся.

Вся пятерка уставилась на свистульку, лежавшую на полу клетки. Кошачий дом был, разумеется, заперт. Ключей, разумеется, не было. Как же извлечь свистульку наружу? Да и времени мало!

– Надо торопиться, – сказал Фатти в отчаянии. – Пошлипрочь может заявиться в любую минуту. Господи! Как же нам достать ее?

Никто не знал. Хоть бы она лежала поближе к сетке, можно было бы попробовать палкой или еще чем-нибудь. Но свистулька валялась у самой стенки.

Тут Фатти напряг одну из своих мозговых извилин. Он поднял маленький камешек и забросил его в клетку так, чтобы он подкатился к свистульке как можно ближе. Одна из кошек увидала нечто движущееся и спрыгнула поиграть.

Она протянула лапку и потрогала голыш, потом задела и сдвинула свистульку.

Дети следили за всем происходящим, затаив дыхание. Кошка вновь подтолкнула камешек и погналась за ним. Затем вернулась к свистульке и уставилась на нее, рассчитывая, наверно, что та зашевелится. Разочаровавшись, однако, в своих ожиданиях, она опять протянула лапку, потом ловко подхватила свистульку и стала как бы жонглировать ею. Наскочив на свистульку в очередной раз, кошка подбросила ее в воздух так, что игрушка приземлилась совсем близко от сетки.

– Отлично! Молодец! – воскликнул Фатти радостно. Он вытащил из кармана маленький моток проволоки – как полезно бывает носить с собой подобную всячину, – отмотал немного и сделал на конце небольшую петлю. Затем просунул проволоку через дырку в сетке.

Все с нетерпением наблюдали за его действиями. Когда проволока коснулась свистульки, Фатти начал терпеливо насаживать на нее петлю. Кошка, которая играла со свистулькой, следила за всем происходящим с неменьшим интересом. Она неожиданно протянула свою игривую лапку, ухватилась за проволоку и нацепила петлю точно на свистульку.

– Спасибо, киска, – с благодарностью и облегчением произнес Фатти, потянул свистульку к сетке и резко дернул проволоку. Свистулька проскочила через дырку в сетке и упала у ног Бетси. Девочка быстро схватила ее.

– Ну-ка, – сказал Фатти, – давай посмотрим. Да, это одна из его поделок. Как хорошо, что мы ее достали. Теперь Пошлипрочь остался без улики. Во всяком случае она не навредит Луки.

– Какой же ты умный, Фатти, – произнесла Бетси с восхищением.

– Хорошо сработано, – добавил Пип. Фатти весь надулся от важности и гордости.

– Ничего особенного, – начал было он. – У меня имелись идеи и получше. Так что…

– Ладно, не выступай, – заткнули его хором Ларри, Дейзи и Пип. Фатти замолк, но свистульку запихнул себе в карман.

– Посмотрим, может быть, еще что-то попадется, – предложил Пип. – Там в клетке ничего больше нет?

Все прилипли к сетке, пытаясь углядеть что-либо внутри. Бетси потянула носом.

– Какой-то неприятный запах, – проговорила она.

– Животные всегда воняют, когда содержатся в клетках, – ответил Ларри.

– Да нет же, это другой запах, – протестовала Бетси, – похоже на бензин или что-то в этом роде. – Все стали принюхиваться.

– Она хочет сказать скипидар, – объяснил Фатти. – Я теперь тоже чувствую, и очень отчетливо. Боюсь только, Бетси, это не улика. Но хорошо и это – учуять запах. Вероятно, мисс Хармер использует скипидар для чистки клеток. Ну, у кого еще какие улики?

Однако больше ничего обнаружить не удалось, хотя дети рыскали глазами и вокруг, и внутри клеток.

– Вот гадство! – отчаивался Фатти. – Ну хоть что-нибудь помогло бы нам! Хорошо еще, что мы нашли эту свистульку до того, как ее обнаружили Таппинг или Пошли-прочь. Я убежден, кто-то специально ее подбросил, чтобы обвинить Луки в воровстве. Какая грязная игра!

– А мне кажется, что и мы можем подкинуть в клетку какие-нибудь улики, чтобы сбить с толку нашего Пошлипроча, – сказал Пип.

Идея вызвала общий восторг;

– Великолепно! – воскликнул Фатти, сожалея, что такая мысль не пришла в голову ему самому.

– Ну, конечно, давайте-ка набросаем туда всяческой ерунды, которая никак не была бы связана с Луки, – подхватил Ларри. – Пусть Пошлипрочь попотеет, сортируя все эти штучки!

Все довольно захихикали. Что бы туда сунуть?

– У меня есть несколько мятных леденцов, – прыснул Пип. – Пусть один посидит за решеткой.

– А я брошу кусок ленты для волос, – сказала Дейзи. – У меня как раз утром оторвалась половина, и, по-моему, она где-то здесь, в кармане. Просунуть бы ее через сетку.

– Кажется, у меня с собой новая пара шнурков для ботинок, – роясь в карманах, сказал Ларри. – Ага, вот они. Отправляйтесь-ка туда же, – весело сказал он, пропихивая коричневый шнурок.

– А что у тебя? – спросила Бетси у Фатти. Фатти извлек из кармана целую коллекцию недокуренных сигар. Все вытаращили глаза.

– Зачем ты их собираешь? – спросил, наконец, Ларри.

– Я курю их, – ответил Фатти. – Мой отец оставляет их в пепельнице недокуренными.

– И вовсе ты не куришь их! – не поверив Фатти, твердо сказал Пип. – Ты это говоришь, чтобы повыпендриваться, как всегда. Просто таскаешь их с собой, чтобы от тебя пахло, как от взрослого курильщика, вот и все. Я часто удивлялся, почему от тебя так пахнет.

Это было слишком похоже на правду, чтобы Фатти понравилось. Он сделал вид, что не расслышал слов Пипа.

– Я брошу одну сигару под клетку на землю, – сказал он, – а другую – вовнутрь, только бы какая-нибудь кошка не сжевала ее, а то заболеет. От этих двух недокуренных сигар у Пошлипроча точно крыша поедет.

В торжественном молчании все пятеро отправили свои улики за решетку. Пип – большой круглый мятный леденец, запах которого явно пришелся кошкам не по душе. Дейзи – кусок довольно грязной голубой ленты для волос. Бетси – маленькую голубую пуговицу от куклиной одежки, Ларри пропихнул свой новый коричневый шнурок, а Фатти – недокуренные сигары.

– Ну вот, теперь у Пошлипроча широкое поле деятельности, – сказал Фатти. – Думаю, он скоро появится.

 

МИСТЕР ГУН ЗА РАБОТОЙ

 

– Слушайте, – сказала вдруг Дейзи, наблюдая, как от легкого сквозняка шевелится ее ленточка. – А что будет… Никто, надеюсь, не подумает, что это я украла Черную Королеву. Мама ведь узнает мою ленту, если ей покажут.

– А я даже не подумал об этом. Вот балда! – сокрушенно произнес Пип.

– Все о'кей, – утешил его Фатти. – У меня с собой большой конверт, видишь? Теперь берем и все кладем в него те же вещи, какие отправили в клетку в виде улик. Я кладу две сигары в пару тем, что я подбросил. Дейзи положит вторую половину ленты. – Она тут же проделала это. Бетси положила еще одну голубую пуговицу от куклиного платья, Ларри – второй шнурок, а Пип – мятный леденец. Фатти сложил аккуратно конверт и засунул его в карман.

– Если кого-нибудь из нас обвинят в краже на основании обнаруженных вещественных доказательств – тех, что мы подложили в клетку, мы просто продемонстрируем содержимое нашего конверта и скажем, что сделали все это ради шутки, – произнес он.

Из дома Пипа послышался звук колокольчика.

– Ну вот, мне пора идти спать, – грустно вздохнула Бетси. – А я совсем не хочу.

– Давай, давай, Бетси, отправляйся поскорей. Вчера уже был скандал из-за того, что ты опоздала, – строго сказал брат. – А нам охота дождаться Таппинга и Пошлипроча и посмотреть, как будут «обнаруживать» наши «улики».

– Правда, давайте останемся, – отозвался Ларри.

– И я, и я, – заныла Бетси, не без причины опасаясь, что ее сейчас отправят домой. Пип подтолкнул ее.

– Бетси, ты должна идти. Вон, второй колокольчик звонит.

– А вот и нет, этот звонок для тебя, ты сам уже должен быть дома, чтобы успеть умыться и переодеться к ужину, – парировала Бетси. – Ты прекрасно это знаешь.

Пип, конечно, знал. Ларри взглянул на него. Он тоже понимал, что и ему с Дейзи пора домой, да еще идти намного дальше, чем Пипу и Бетси.

– Мы, пожалуй, тоже пойдем, – сказал Ларри. – А ты, Фатти? Остаешься? Интересно ведь посмотреть! Твои предки, кажется, не так пасут тебя, верно? Ты можешь приходить домой, когда захочешь.

– А что! Я остаюсь, – ответил Фатти. – Влезу на дерево, тут нетрудно взобраться, и листва подходящая. Я сверху отлично все увижу, а меня не заметят.

– Ладно, пошли, Бетси, – сказал Пип тоскливо. Ему так не хотелось уходить. Фатти достанется все удовольствие.

В это время на садовой дорожке послышались мужские голоса. Ребята взглянули друг на друга.

– Это Таппинг и Пошлипрочь возвращаются, – прошептал Ларри. – Быстрей! На ту сторону!

– Пока, Фатти, увидимся завтра, – тихо проговорил Пип. Все четверо осторожно добрались до стены. Пип подсадил Бетси и аккуратно переправил на ту сторону. Остальные тоже благополучно перебрались. Фатти остался один. Несмотря на свою упитанность, он быстро и ловко вскарабкался на дерево, устроился на толстой ветке и раздвинул листву. Отсюда было прекрасно видно, как Таппинг и Гун направлялись к кошачьему домику.

– Ну вот, – начал Гун, – сейчас мы тут все обследуем, мистер Таппинг. Никогда не знаешь, где найдешь эти улики. Бывало – и не раз – находил такую улику, которая прямо вела меня к преступнику.

– Ну, это само собой, – глубокомысленно произнес Таппинг. – Верю вам во всем, мистер Гун. Этот Луки, как пить дать, что-нибудь да оставил после себя. Он, может, того, и додумался стянуть ценную кошечку, а вот чтоб следы замести, – этого не сообразит.

Полицейский с садовником принялись рыскать вокруг кошачьего домика, откуда за ними пристально следило несколько пар горящих голубых глаз. Кошки явно недоумевали, почему сегодня вокруг их жилья крутится так много народа. Фатти тоже с интересом наблюдал за двумя следопытами, стараясь оставаться незамеченным.

Сначала мистер Гун нашел его, Фатти, сигару, брошенную у домика, на землю. Он устремился к ней и быстро поднял.

– Что это? – спросил мистер Таппинг удивленно.

– Недокуренная сигара, – торжественно ответил мистер Гун, хотя лицо его выражало, скорее, недоумение. Он сдвинул на затылок свой черный шлем и почесал лоб.

– Разве этот парень курит сигары? – спросил он.

– Что за чушь, – раздраженно ответил мистер Таппинг. – Нет, конечно. И вообще это никакая не улика. Кто-то из гостей леди Кэндлинг бросил на землю, и все дела.

– Хм, над этим еще стоит подумать, – произнес мистер Гун, вовсе не желая отбрасывать сигару как вещественное доказательство.

Фатти прыснул. Внизу продолжались напряженные поиски. Наконец мистер Таппинг разогнулся.

– Похоже, здесь больше нечего искать, – сказал он. – Вряд ли мы и внутри найдем что-нибудь, или как?

Мистер Гун посмотрел на него в нерешительности.

– Скорее всего, – произнес он. – Но надо бы взглянуть. Ключи у вас есть, мистер Таппинг?

Мистер Таппинг снял ключи, висевшие на задней стене кошачьего домика. И не успел он отпереть дверь, как мистер Гун удивленно воскликнул. Через проволочную сетку он увидел на полу клетки кучу различных вещей, вызвавших у него величайшее недоумение. К чему бы это, чтобы место происшествия кишело вещественными доказательствами!

– В чем дело? – спросил Таппинг.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.236.187.155 (0.036 с.)