ЖЕНЩИНЫ И СТРЕСС: забота и дружеская поддержка



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ЖЕНЩИНЫ И СТРЕСС: забота и дружеская поддержка



Во время конференций я по-настоящему подружилась с некоторыми женщинами — где бы вы думали? — в туалете. В длинных очередях социальные различия не имеют никакого значения (в конце концов, здесь мы все стоим за одним и тем же), а времени в перерыве относительно много. Женщины могут случайно подружиться где угодно, стоит только появиться такой возможности. В рекреационной комнате на конференции можно приятно побеседовать на тему состоявшихся утренних лекций, затем плавно перейти к выявлению достоинств и недостатков эластичных корсажей, а оттуда уже недалеко и до душевных разговоров о том, что происходит в жизни каждой из нас. Однажды я наблюдала, как во время перерыва на кофе одна женщина, недавно пережившая расставание с мужем, завела беседу с другими, совершенно незнакомыми ранее, женщинами и

те дали ей ценный совет, сообщив даже имя адвоката, занимающегося разводами.

Чем более сильный стресс и дезориентирующую панику мы переживаем, тем быстрее устанавливаются тесные связи между нами. Спросите любую женщину, замечала ли она когда-нибудь, что мужчины реагируют иначе, и та окинет вас недоверчивым взглядом. Замечали ли мы? Да как можно не заметить, что во время стрессов мужчины склонны прятаться от общества и уходить в себя? Но, несмотря на это, ученые только начинают замечать очевидное.

Новейшее открытие о половых различиях и стрессе было встречено публикой как гигантский прорыв ученых, информация о нем облетела практически весь Интернет, кочуя из одного женского письма в другое. Научное обоснование этого открытия звучит примерно так: даже несмотря на то, что изначально мужчины и женщины одинаково реагируют на разного вида угрозы — учащенным сердцебиением, изменением артериального давления и мышечным напряжением — мужчины привлекают все свои силы на то, чтобы бороться или бежать, в то время как последовательные реакции женщин направлены на создание атмосферы дружеской поддержки и заботы. В конце концов, если бы мы бросили своих детенышей при нападении голодного льва, наши беззащитные малыши вскоре стали бы его ужином. А если бы мы сражались и проиграли, они бы остались сиротами. Поэтому вполне разумно, что для женщин природа придумала иную реакцию, нежели «сражайся-или-убегай».

Шелли Тейлор, профессор психологии здорового образа жизни из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, была первой, кто решил научно-исследовательским путем проверить, действительно ли женщинам, как и мужчинам, свойственны реакции на стресс типа «сражайся-или-убегай».

Тейлор и ее коллеги, тоже женщины, дружно сказали свое «ага!», когда узнали, что до них все исследования по вопросу стресса и реакций на него проводили мужчины, к тому же на особях мужского пола. Из прагматических соображений в экспериментах обычно используют самцов подопытных крыс, мышей, обезьян, ну, и студснтов-второкурсников. Поскольку у особей женского пола есть свой репродуктивный цикл, в зависимости от которого уровень гормонов постоянно меняется, полученные в ходе одного эксперимента данные бывает сложно интерпретировать. У самцов же более стабильный физиологический профиль, что значительно упрощает анализ их данных. Однако исторически сложилось так, что результаты эксперимента, выявленные на особях мужского пола, автоматически считались верными и для женщин. Даже исследования, касающиеся рака груди, изначально проводились на самцах крыс!

За последние десять лет ученые наконец признали очевидное: женщины — это не мужчины-недомерки с грудью и яичниками. Наши физические различия не ограничиваются половыми гормонами и проявляются в большинстве систем организма. Тейлор со своей группой изучила возможные различия в реакциях мужчин и женщин на стресс. Они начали с размышлений о том, как поступали наши предки женского пола, жившие в саваннах, когда на горизонте появлялась опасность. Могли ли мужчины отгонять хищников от своих спутниц, пока те занимались обустройством жилищ и убаюкиванием детей, а затем скрываться в зарослях? В таком случае мужская реакция по типу «сражайся-или-убегай» была бы идеальным дополнением к женскому стремлению ухаживать и оказывать дружескую поддержку.

Уход — это забота. Если женщина в силах успокоить младенцев и маленьких детей, значит, она способна и на сознательное поведение с целью избегания конфликтных ситуаций. Если вы когда-нибудь читали статьи о гражданских войнах в Америке, то наверняка знаете, что подобные ухаживающие реакции были нормой: при нападении на племя женщины прежде всего стремились немедленно успокоить детей и отнести их в относительно безопасное место. Плачущий младенец или беспокойный ребенок мог выдать местоположение племени и тем самым навлечь смерть на всех его членов. По всеобщему соглашению, как бы жестоко это ни звучало, младенцев, которых нельзя было успокоить, иногда убивали, чтобы спасти жизни остальным соплеменникам.

Дружеская поддержка — это дополнение к уходу. Женщины, тесно связанные друг с другом и помогающие другим женщинам своей дружбой, увеличивают шансы на выживание, особенно если они вынуждены постоянно перемещаться с места на место или в тех случаях, когда их мужчин убивают или ранят.

Вы спросите, что общего имеет все это с гармоничным сочетанием работы и семейной жизни? В работе «The Tending Instinct: How Nurturing Is Essential to Who We Are and How We Live» («Инстинкт ухода: как важна забота для того, чтобы мы оставались теми, кто мы есть, и продолжали жить так, как живем») Тейлор ссылается на исследование другого психолога из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, Рины Репетти. Репетти обратила внимание на то, как мужчины и женщины справляются со стрессом, пытаясь одновременно удовлетворять потребности семьи и развивать свою карьеру. Она просила работающих родителей — и их детей — ответить на вопросы анкеты о своей будничной жизни. Выяснилось, что матери и отцы по-разному ведут себя, вернувшись домой после рабочего дня, полного стрессов.

Папы становятся вспыльчивыми и брюзгливыми. Они более предрасположены к тому, чтобы открыто проявлять агрессию и срывать злость на своих женах и детях, придираясь к ним по мелочам. В то же время женщины уделяют больше внимания детям и с большей заботой относятся к их потребностям даже после тяжелого трудового дня. Другими словами, после стресса матери заботятся.

Но подобная реакция хороша не только для детей. Это отличный способ в то же время успокоить себя самих. Мы ухаживаем друг за другом, потому что получаем удовлетворение и заряд энергии от взаимной заботы и близости с другими. За все это отвечает гормон окситоцин. Еще когда я только училась, чтобы получить докторскую степень в далеких 60-х годах, мы уже знали, что окситоцин участвовал и в процессе образования молока, и в повышении работоспособности. Теперь мы знаем еще и то, что этот гормон высвобождается в организме под воздействием стресса. Когда я читала «The Tending Instinct» («Инстинкт ухода»), три строчки показались мне настолько точными, что у меня мурашки побежали по коже. Тейлор писала: «Ощущения, связанные с высвобождением окситоцина, имеют особую важность. Сразу после родов большинство матерей начинают ощущать удивительное спокойствие. Вы только что пережили одно из самых главных и болезненных событий в вашей жизни... Но это спокойствие — нечто большее, нежели то, что вы ощущаете после облегчения в результате иного болезненного опыта. Оно обладает особым сверхъестественным свойством»[5].

К тому времени, как Андрей появился на свет, я уже неделю пролежала в больнице с вирусной пневмонией. Роды прошли очень тяжело, ведь я и без того чувствовала сильное истощение. Однако сразу после его рождения я почувствовала, как меня охватил необыкновенный покой. Было такое ощущение, будто я пришла домой к Богу, и он укрыл меня крыльями восторга. По большей части это влияние гормона окситоци- на. Благодаря его чарам мы чувствуем покой и привязанность к своему новорожденному малышу. Когда мы подвергаемся стрессу, окситоцин помогает нам успокоиться, усиливая нашу привязанность к детям, любимым, друзьям и даже просто незнакомым людям, которых мы встречаем во время перерыва на кофе. Этот гормон успокаивает и расслабляет женщин, а мы, в свою очередь, успокаиваем и расслабляем других. Природа необыкновенно умна!

Жаль, что я не знала о различиях в реакциях на стресс у мужчин и женщин, когда была моложе. Возможно, вместо того, чтобы ворчать на мужа из-за его придирчивости и желания побыть одному после тяжелого рабочего дня, я осознавала бы его желание делать то, что ему велит его природа. Тут не было ничего личного. Вместо того чтобы доводить его ворчливость до скандала, я могла бы просто оставить его в покое, не увеличивая напряжение в нашей совместной жизни.

Когда работа выбивала меня из колеи, я естественным путем находила успокоение в заботе о мальчиках, и потому я могла вздохнуть с облегчением, ведь это успокаивало и меня саму. Вместо жалоб на то, что день прошел ужасно, а теперь мне приходится еще и сидеть с детьми, в то время как муж решает уединиться, мне нужно было просто ценить этот момент, ведь на то рассчитывала воля природы. Позже я брала телефон и звонила подруге, чтобы освободить все накопившееся во мне за день. Под воздействием окситоцина я желала закончить свой день в спокойном и удовлетворенном состоянии, поборов стресс через проявление заботы и дружеского участия.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.234.169 (0.009 с.)