ТОП 10:

Борьба за власть. Утверяадение единоличной власти Сталина.



Ещё в апреле 1922 г. по предложению Зиновьева и Каменева и с одобрения Ленина Сталин был назначен Генеральным секретарем ЦК РКП(б). Этот поначалу чисто технический пост был использо­ван и превращен Сталиным в должность с высокими полномочия­ми. Чтобы подобрать лично ему преданные кадры, Сталин ввел практику назначения и утверждения партийных секретарей на мес­тах вышестоящими партийными органами. За год Сталин сменил большинство секретарей губернских комитетов, подбирая угодных ему людей. Он подчинил себе весь центральный и местный пар­тийный аппарат. Создание угодного ему аппарата сыграло решаю­щую роль в борьбе Сталина за власть, в устранении соперничаю­щих с ним ленинских соратников.

Ленин перенес первый приступ 25 мая 1922 г. и к работе смог приступить лишь в конце сентября. Вскоре, 16 декабря, его поразил второй приступ, и лишь с конца декабря 1922 г. по февраль 1923 г. ему удалось продиктовать свои последние статьи и «Письмо Съез­ду». 10 марта 1923 г. Ленина разбил полный паралич, отстранив от всякой политической деятельности.

В «Письме съезду» Ленин дал оценку близким своим соратни­кам. Он считал главной опасностью для единства и стабильности партийного руководства соперничество Сталина и Троцкого. Ста­лин «сосредоточил в своих руках необъятную власть», и Ленин не


был уверен, что Сталин «сумеет... всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью». Далее Ленин рекомендовал: «Сталин слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в об­щениях между нами... становится нетерпимым в должности генсе­ка. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места...».

По мнению Ленина, Троцкий - «пожалуй, самый способный человек в настоящем ЦК», но самоуверенный и чрезмерно увлека­ется «чисто административной стороной дела». Линии считал, что Каменева и Зиновьева нельзя упрекать в их ошибках во время ре­волюции, но, тем не менее, это не являлось случайностью. Бухари­на Ленин назвал «ценнейшим и крупнейшим теоретиком, любим­цем партии», но его теоретические воззрения очень с большим со­мнением могут быть отнесены к вполне марксистским. Пятаков был человеком «выдающихся способностей, но слишком увлекаю­щийся административной стороной дела...»

В продиктованных Лениным статьях отражается его беспокой­ство дальнейшей бюрократизацией партийного аппарата; указывает­ся на необходимость укрепления союза рабочих и крестьян, единства партии и т.д. Выход он видит в подборе кадров хорошего качества, повышении авторитета ЦК, увеличении в нем рабочих, усилении контроля и др., то есть, в обеспечении субъективных факторов, с по­мощью которых можно преодолеть любые трудности объективного характера. Ленина резонно беспокоила проблема русской револю­ции, так как, по его признанию, большевики захватили власть по на­полеоновскому принципу: «Сначала надо ввязаться в серьезный бой, а там уже видно будет». Действительно, революция была совершена в стране, которая ни в экономическом, ни в культурном отношении не созрела для непосредственного перехода к социализму. Объявле­но о диктатуре пролетариата, когда пролетариат составлял тонкий слой, о создании рабочей партии, в то время как рабочие составляли меньшинство. То есть, исходные пункты революции и строительства социализма были если не ложными, то, во всяком случае, не отве­чающими задуманным целям. При отсутствии предпосылок эволю­ционного развития оставался путь насилия над историческим про­цессом. Насилие и становилось универсальным инструментом большевистской системы во всех её преобразованиях.

Сама система диктатуры пролетариата предопределила харак­тер и суть борьбы между лидерами. Это была борьба за утвержде­ние единоличной власти, и велась она в рамках внутрипартийнь

(схваток, начавшихся с 1923 г. Занимая ключевую должность в ЦК, Сталин щаг за шагом укреплял свои позиции, поочередно отстра­няя конкурентов. После Ленина самым авторитетным в партии был Троцкий - герой Октябрьской революции и гражданской войны. Сталин повел борьбу против него, опираясь на Зиновьева и Каме­нева, образовав с ними триумвират. Но Троцкий не проявлял воли к власти и способности к интригам, поэтому терял свои позиции в мирных условиях. Он полагался на свои прошлые заслуги, но про­пагандистский аппарат Сталина действовал активнее.

Экономическое положение страны улучшалось медленно, кре­стьяне были недовольны высокими ценами на промтовары, рабочие - низкой зарплатой, и летом 1923 г. проходили забастовки рабочих в Москве, Харькове, Сормове и др. Обсудить экономическое поло­жение мешал дефицит внутрипартийной демократии и засилье ап­паратного бюрократизма. К осени в партии сформировалась левая оппозиция во главе с Троцким. 8 октября 1923 г. он направил чле­нам ЦК и ЦКК письмо с резкой критикой партийного руководства, справедливо обвиняя его в бюрократизме и свертывании демокра­тии. Письмо содержало и немало преувеличений. Ещё более резкие замечания содержались в «Заявлении 46-ти», полученном ЦК 15 октября. Его подписали ветераны революции - Преображенский, Серебряков, Бубнов, Сапронов, Пятаков и др. В нем говорилось, что режим, установившийся в партии, совершенно нетерпим. Он убивает самодеятельность партии, подменяя партию чиновничьим аппаратом. Столь же резко оценивалась хозяйственная деятель­ность ЦК. Утверждалось, что из-за некомпетентности решений ЦК экономика пришла к серьезному кризису. Прошла дискуссия, итоги которой подвело Политбюро. Оно под давлением оппозиции при­знало некоторые недостатки, высказалось за расширение демокра­тии. Но уступка была лишь на словах.

Троцкий пытался наступать дальше. В начале января 1924 г. он написал брошюру «Новый курс», в которой утверждал, что никакая демократия не может произойти «сверху», партия должна взять под контроль свой аппарат, убрать тех, кто не выносит никакой крити­ки. Расширив границы дискуссии, он намекал на перерождение старой партийной гвардии, призывал ориентироваться на молодежь и в первую очередь на учащуюся молодежь, которая должна быть «важнейшим барометром партии». В начавшейся новой дискуссии оппоненты обвиняли Троцкого в попытке противопоставить аппа­рат всей партии и создать в ней фракцию, отвергали тезис о пере-


• рождении руководства. Дискуссия показала значительное влияние

левой оппозиции в партии. Но в целом она понесла поражение: XIII партконференция в январе 1924 г. осудила её как мелкобуржуазный уклон в партии.

1924-й год для Сталина был решающим в его восхождении к власти. Им было проявлено редкое коварство и способность к ин­тригам при организации похорон Ленина и обсуждении на XIII съезде ленинского «завещания». Несмотря на секретность «Письма съезду», Сталин сразу же узнал о его содержании и с помощью Зи­новьева и Каменева смог нейтрализовать предложение Ленина о перемещении его с должности генсека. Письмо должно было обсу­ждаться на XIII съезде партии 23-31 мая 1924 г. Накануне открытия оно было рассмотрено на пленуме ЦК, который принял решение не будоражить участников съезда и не зачитывать им «завещание» Ленина, на чем настаивала Крупская. Было заявлено, что опасения покойного вождя относительно Сталина не оправдались.. Против переизбрания Сталина генсеком голосовали Троцкий и некоторые его сторонники. Так воля вождя была попрана, обсуждение «Пись­ма съезду» превратилось в неприкрытый фарс: его зачитывали не на пленарном заседании, а лишь внутри отдельных делегаций, со­провождая комментариями Каменева и Зиновьева. Эти двое актив­но помогли Сталину удержаться на посту, укрепляя единоличную власть будущего своего палача. А «Письмо съезду» уже тогда про­никло на Запад и было опубликовано, в СССР оно обнародовано лишь в 1956 г. после XX съезда КПСС.

Русский народ, обретший в лице Ленина нового самодержца, с его смертью остался без царя. Как видно, появление нового само­держца не заставило долго ждать. Избрание Сталина генсеком бы­ло первым шагом, следующими шагами в укреплении его едино­личной власти станут авторитет покойного вождя и канонизация его учения, используемые в корыстных целях «учеником». Для это­го Сталин взял на себя роль единственного защитника и толковате­ля идей Ленина, что сделало генсека неуязвимым в борьбе за власть. Сталин смог задержать Троцкого на юге, указав в теле­грамме неточную дату похорон Ленина. Именно тогда, 26 января 1924 г., на II съезде Советов Сталин сделал решающий шаг к тому, чтобы его признали «продолжателем Ленина». Он выступил в по­лурелигиозной форме, в форме торжественной клятвы партии умершему вождю, хотя никто не уполномочивал его приносить клятвы от имени партии. Семь раз прозвучалоиз уст «невысокого,

ля

малозаметного на людях, рябого человека за трибуной» слово «клянемся»: хранить единство партии как зеницу ока, укреплять диктатуру пролетариата, союз рабочих и крестьян, союз республик, Красную Армию, Красный Флот, Коминтерн.

Далее Сталин возглавил дело канонизации учения Ленина. Ле­нин и ленинизм, писал Д.Волкогонов, «превращались в псевдоре­лигию, в свод революционных догматов, сознательное нарушение которых... каралось смертью... Первые кирпичи в здание умопо­мрачительного идолопоклонства закладывались вместе со смертью Ленина: языческий мавзолей, тысячи памятников идеологического идола, миллионы томов «святоши ада», замусоренное догматами общественное сознание. Сталин, придавив Ленина мраморным мо­гильником, монополизировал его наследие». Сталин укреплял по­смертный культ вождя, потому что он нужен был Сталину как ору­дие власти. Теперь и доказывать было не нужно, достаточно при­водить ленинские цитаты, чтобы обосновывать тезис об обостре­нии классовой борьбы, необходимости коллективизации, социаль­ной природе «врагов народа», любой другой вопрос.

Как «защитник» и «толкователь» ленинизма, Сталин сделался и «теоретиком». Он комментировал, разъяснял и «развивал» Лени­на в своих работах «Об основах ленинизма» и «Вопросы лениниз­ма». Его примитивная и интеллектуально убогая «теория» нужна была миллионам как идеологическая пища. Людям прививалась доступная, просто и схематично изложенная, по выражению Д.Волкогонова, «большевистская псевдокультура», одномерная и упрощенная, нетерпимая ко всему несоциалистическому: социа­лизм - империализм, друг - враг, черный - белый. Сталин с его черно-белым восприятием мира пришелся ко времени и к месту: он возглавил систему, которая формировала элементарно мыслящих людей, слепо верящих в догматы ленинской псевдорелигии.

Тем временем триумвирату с помощью огромного аппарата удалось ослабить позиции Троцкого. Пленум ЦК в январе 1925 г. осудил «совокупность выступлений» Троцкого против партии, и он был •снят с поста председателя Реввоенсовета и наркома по воен­ным и морским делам. Этот пост занял М.В.Фрунзе.

Разгром Троцкого предопределил судьбу «тройки»: теперь Сталину эти союзники не были нужны. Он начал борьбу против Каменева и Зиновьева, опираясь на нового союзника - Бухарина. Хотя для Сталина главным был вопрос о власти, но его борьба со­провождалась идеологическим антуражем - дискуссией по про-


блемам о возможности строительства социализма в нашей стране;

характере НЭПа; о политике партии в отношении крестьян; об ис­точниках накопления средств для индустриализации; о внутрипар­тийной демократии и борьбе с бюрократизмом и др. Теоретические и практические расхождения между участниками дискуссий дейст­вительно существовали, но и много было преувеличений, искусст­венно раздуваемых для обвинения друг друга.

В ходе дискуссий Сталин развил теорию о возможности по­строения социализма в отдельно взятой стране, используя положе­ние, высказанное Лениным в 1915 г. Эта теория, по мнению фран­цузского историка Н.Верта, «тешила националистические чувства и была великолепно приспособлена к психологии рядового члена пар­тии, уставшего дожидаться мировой революции». В 1924-1925 гг. строительство социализма велось на основе НЭПа: легализован наем батраков, облегчена аренда земли, снижен сельхозналог, уменьшены цены на промтовары Эта политика обеспечивала оживление хозяй­ственной деятельности середняка, но от неё выигрывали и зажиточ­ные крестьяне, и страна в целом. Теоретическое оформление этого курса принадлежало Бухарину. Он считал необходимым до предела развивать все возможности мелкого крестьянского землевладения, а затем легче пройдет кооперирование крестьян. Он выдвинул лозунг «Обогащайтесь», вызвавший ожесточенные дискуссии. Сталин в основном поддерживал Бухарина, но не во всем с ним соглашался.

Эту политику подвергли критике Зиновьев и Каменев Зиновь­ев в работе «Ленинизм» утверждал, что Ленин всегда считал НЭП стратегическим отступлением, а не эволюцией. Он полагал, что для построения социализма нужно опираться не на зажиточных кресть­ян, а на пролетариат и бедноту, объявил ошибочной сталинскую теорию победы социализма в одной стране. В партийной организа- ^ ции Ленинграда, которую он возглавлял, возникла «новая оппози- я ция». Она обвиняла ЦК в «кулацком уклоне», требовала не ослаб- ' ления, а усиления административного нажима на кулака, увеличе­ния налога с зажиточных крестьян для нужд индустриализации.

В декабре 1925 г. состоялся XIV съезд партии. Ленинградская делегация на съезде придерживалась взглядов «новой оппозиции». Оппозиция справедливо критиковала ужесточение внутрипартий­ного режима, прикрываемого лозунгом единства партии, опасности растущего культа. Каменев обвинил Сталина в «диктате», что он не способен «выполнить роль объединителя большевистского руково- ^ дства». Если бы Каменев так выступал на предыдущем XIII съезде ^

84 '

в контексте ленинского завещания, то Сталин почти наверняка не сохранил бы пост генсека. На этом же съезде слова Каменева были прерваны негодующими возгласами большинства делегатов. «Но­вая оппозиция» потерпела полное поражение. Авторитет Сталина заметно поднялся. Зиновьева отстранили от руководства Ленин­градской партийной организацией, вместо него назначили С.М.Кирова. Зиновьев также был отозван с поста председателя Ис­полкома Коминтерна, туда направили Бухарина. Зиновьева остави­ли в составе Политбюро, Каменева освободили с постов председа­теля Совета труда и обороны, зам. председателя Совнаркома. Чле­нами Политбюро стали сторонники Сталина - Ворошилов, Моло­тов, Калинин.

При выступлении «новой оппозиции» Троцкий держался в сто­роне, хотя он разделял её взгляды. Начались встречи Зиновьева, Каменева и Троцкого вне официальной обстановки. В апреле 1926 г. был создан троцкистско-зиновьевский блок - разнородная оппо­зиция, куда вошли Зиновьев, Каменев, Троцкий иих друзья - Ра-дек, Преображенский, Серебряков, Пятаков, Сокольников и др. Объединение было непрочным, они были едины лишь в неприязни к Сталину, большинство из них потеряли свои посты и политиче­ское влияние. Сталин жестко контролировал весь аппарат, и всякая борьба с ним была заранее обречена на провал. Троцкий выдвинул тезис о том, что революция предана бюрократами, и что страна на­ходится накануне нового термидора, который приведет к победе бюрократии над пролетариатом. Выход был в радикальном изме­нении политического курса: быстрое развитие тяжёлой промыш­ленности, улучшение условий жизни рабочих, демократизация пар­тии, борьба с обогащением кулаков. Оппозиционеры (их было не­сколько тысяч) начали создавать подпольные организации и вы­ступать на собраниях партячеек крупных предприятий.

Столкновение троцкистско-зиновьевской оппозиции с большин­ством ЦК произошло на Пленуме ЦК и ЦКК в июле 1926 г. Дискус­сия была настолько яростной, что у Дзержинского произошел сер­дечный приступ. Многие-критические высказывания оппозиции бы­ли правильны: о бюрократизации партийного и советского аппарата, о диспропорции в экономике, товарном голоде, о теории «социал-фашизма» и др. Однако общая направленность политической плат­формы оппозиции была уязвимой. Она продолжала защищать тезис о невозможности строительства социализма в СССР без помощи за­падных стран, преувеличивала недостатки партийной политики, а


также опасность возрождения капитализма. Большинство ЦК осуди­ло выступление Троцкого, а Зиновьев был выведен из Политбюро. Октябрьский Пленум ЦК и ЦКК 1926 г. исключил Троцкого и Каме­нева из Политбюро, а через год они были выведены из состава ЦК. 7 ноября, в 10-ю годовщину Октябрьской революции, во время празд­ничной демонстрации сторонники Троцкого попытались провести демонстрации со своими лозунгами. Это было вызовом, поставив­шим их вне партии. 14 ноября Троцкий и Зиновьев исключены из партии, а Каменев и Раковский - из ЦК. Ещё 93 видных деятеля оп­позиции были исключены из партии на XV съезде. Каменев, Зиновь­ев и ещё около 20 оппозиционеров покаялись в надежде восстано­виться в партии после полугодового испытательного срока, боль­шинство же во главе с Троцким отказались от такого публичного унижения. Начались аресты и ссылки. В январе 1928 г. Троцкий и ещё 30 оппозиционеров были сосланы в Алма-Ату, через год в Кон­стантинополь. Из всех лидеров оппозиции борьбу со Сталиным в дальнейшем вел один Троцкий, поверженный, но не сломленный. Вскоре Сталин рассчитается с последней оппозицией - «правым ук­лоном», которая возникла в период сплошной коллективизации.

Троцкий писал о Сталине как о «наиболее выдающейся по­средственности». Он и другие соратники Ленина недооценили Ста­лина. Действительно, Сталин уступал многим партийным лидерам:

как теоретик он был лишь популяризатор, не обладал ораторским даром, ниже был по культуре, образованности, обделен моральны­ми качествами. Но он, недолго работая рядом с Лениным, раньше других оценил механизм власти, роль аппарата, что имело решаю­щее значение для установления единоличной власти.

Сталин оказался на вершине власти и по воле случая: живи Ле­нин ещё несколько лет, едва ли Сталин стал бы первой фигурой. Природа самой системы власти была такова, что она нашла бы не его, так другого «Сталина». Сталин и сталинизм - это порождение самой системы, её неизбежный продукт. Появление деспотической власти было предопределено установлением диктатуры пролетариа­та, наличием единственной партии, запретом в ней фракций, ликви­дацией многопартийности, прав и свобод личности.

Таким образом, установлением единоличного правления Ста­лина был навсегда положен конец всяким попыткам создавать оп­позицию власти. В социально-экономической области перед Ста­линым также встала задача отказаться от плюрализма, перейти к единственной форме собственности - государственной, ликвиди-86

ровав частную собственность, нэпманов и многомиллионные кре­стьянские хозяйства.

Контрольные вопросы:

1. Что заставило большевиков перейти к новой экономической поли­тике? Назовите крупные восстания против большевистского режима.

2. Объясните сущность нэпа, как его понимали большевики.

3. Почему в начале 20-х годов усилились репрессии против полити­ческих партий, интеллигенции и церкви?

4. В чем суть дискуссий по вопросу образования СССР? Стал ли Со­ветский Союз действительно федеративным государством?

5. Что означала кампания по борьбе с «местными уклонистами»?

6. Охарактеризуйте особенности большевистского режима периода нэпа в экономической и политической сферах.

7. Какая роль отводилась дискуссиям в партии в борьбе её лидеров за власть в 1923-1929 гг.?

8. Почему Сталин смог победитьсвоих политических оппонентов?







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.24.122.228 (0.016 с.)