Анализ социальных отношений ближайшего окружения



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Анализ социальных отношений ближайшего окружения



В изысканиях предшествующего параграфа мы рассматривали специфические формы, которые принимают установка на Чужого и социальное отношение в пределах ближайшего социального окружения в силу пространственной и временной непосредственности alter ego, отделив при этом установку на Ты и мы-отношение от установки на Чужого и социального отношения вообще. Тем самым мы обрели исходную точку анализа установки на Чужого в ближайшем окружении и социального отношения ближайшего окружения, однако сам анализ еще не был проведен.

Если бы чистое мы-отношение было лишь модификацией социального отношения вообще, то его можно было бы отождествить как с отношением установки, так и с отношением воздействия в ближайшем окружении. Однако, строго говоря, чистое мы-отношение предшествует отношению установки и отношению воздействия ближайшего окружения как заданное. Что конституирует чистое мы-отношение, так это взаимная чистая установка на Ты, в котором alter ego ближайшего окружения интенционально воспринимается как самость. Однако эта чистая установка на Ты по сущности своей нацелена лишь на наличное бытие Ты вообще, а не на его специфическое Так-бытие. Уже то, что мы изначально опытно познаем друг друга как обладающие наличным бытием, причем обращенные друг к другу, конституирует чистое мы-отношение. Однако понятие социального отношения требует, кроме того, постигаемого в установке на Чужого особого знания об особом Так-бытии направленной на меня установки партнера на Чужого. Однако особое качество направленной на меня установки Ты на Чужого я постигаю, находясь в ближайшем социальном окружении, в силу живой интенциональности наших взаимно соотнесенных переживаний сознания, в которой мы, я и ты, живем.

Только что обрисованная фундаментальная контекстная связь между чистым мы-отношением и социальным отношением ближайшего окружения раскрывается только тому, кто,

Хорошим примером, иллюстрирующим вышесказанное, является социология права, которая, желая действовать описательно, сталкивается с большими трудностями потому, что пытается интерпретировать взаимные социальные отношения более широкого окружения между законодателем и толкователем закона, между тем, кто закон применяет, и тем, к кому этот закон применяется, между правоведом-догматиком и практиком правовой деятельности и т.п., исходя из субъективно подразумеваемого смысла данных персон, но при этом непроизвольно смешивает идеальные типы, рассматриваемые каждым из этих лиц в качестве партнера, с соответствующими типами, созданными социологами права. Однако первоначальное намерение может принести удачу лишь в том случае, если социолог права либо заранее примет точку зрения, исходя из которой формируются идеальные типы, т.е. если он отождествит себя с одним из «действующих» лиц правовой жизни, принимая в этом случае и его идеально-типическое толкование своих партнеров в качестве инвариантного; либо если будут указаны специальные методы, позволяющие переводить одни интерпретативные схемы в другие. Правда, в первом случае формирование типов будет варьироваться в зависимости от того, какое из типичных правовых действий будет исходной точкой всего анализа (законодательство, применение правовых норм, действия судьи, адвоката, партнера по договору и т.п.). Во втором случае формирование типов социологом должно быть проведено на более общем уровне и снабжено указанием принципа варьирования, по которому отдельные интерпретативные схемы могут быть выведены из общего типа. Особой проблематике, связанной с наблюдением более широкого социального окружения социальной наукой, посвящена пятая часть данного исследования.

Е. Понимание мира предшественников и проблема истории

Проблема прошлого в социальном мире

Наши подробные исследования способов понимания, используемых в ближайшем и более широком окружении, позволяют нам рассмотреть проблему понимания мира предшественников довольно кратко. Прежде всего, важно определить исход-

ные точки для постановки данной специфической проблемы в ближайшем и более широком окружении. Когда я пережил установку на Чужого в ближайшем или более широком окружении и воспроизвожу эти отошедшие в прошлое переживания в памяти, воспроизведение этих переживаний (как и всякое воспроизведение вообще) может происходить либо как повторяющееся воспоминание, в котором переживание полностью реконструируется в его протекании, либо простым схватыванием, когда вспоминаемое охватывается одним взглядом. Однако в воспроизведении завершившегося переживания ближайшего или более широкого социального окружения всегда сохраняется соответствующий – идущий от ближайшего или более широкого окружения – характер пережитого, со всеми его специфическими признаками и отметинами, с его опорой на подлинную установку на Мы или установку на Вы, с его интенциональностью, направленной на телесное Ты или на персональный идеальный тип: дело только в том, что все эти переживания и интенциональности в воспоминании наделяются характером прошедшего. Следствием этого является, прежде всего, то, что я обращен к ним в других модификациях внимания, нежели в моих актуальных переживаниях. Но и без того мои переживания ближайшего и более широкого окружения претерпели значимую модификацию: то, что в актуальном переживании было пустым ожиданием и открытым предположением, получило наполнение и осуществилось; то, что в актуальном социальном отношении носило характер вероятности, и прежде всего поведение партнера, на которое ориентировалась моя деятельность, потеряло этот вероятностный характер, как только партнер повел себя согласно ожиданиям или иначе, как только мой замысел оказался реализованным или не реализованным в зависимости от его поведения. То, что в замысле содержалось modo futuri exacti, задуманное как подлежащее завершению в будущем, теперь, когда я воспроизвожу существовавший в прошлом замысел, завершилось, само задуманное носит абсолютный временной характер modus praeteriti или (в виде исключения и всегда в размытой форме) modus praesentis, и при монотетическом обращении все эти временные характеристики оказывают обратное воздействие на замышляемое в воспроизводимом замысле. Однако и при политетическом повторном прослеживании внимание обращено на реальное осуществление или не-осуществление, так что воспроизведение замысла происходит исходя из реально осуще-

оно может касаться конкретных ситуаций социальной жизни или проводиться на высокой ступени обобщения. Кроме того, понимающая социология стремится приложить полученные таким образом интерпретативные схемы к тем культурным объектам, которые конституируются в социальном мире в ходе процессов смыслополагания и толкования смысла, и «понять» эти культурные объекты, обращаясь к конституирующему их смыслу.

Заключение: перспектива дальнейших проблем

Завершается предпринятое нами исследование, которое, правда, могло охватить лишь часть обширнейшей проблематики понимания смысла в социальном мире. Лишь весьма кратко следует указать на дальнейшие проблемы, открывающиеся перед опирающейся на феноменологические принципы социологией после проведенного нами анализа длительности и демонстрации связей между смыслом и длительностью. Один круг проблем, на который мы постоянно обращали внимание в ходе настоящего исследования, касается социологической персоны. Еще далеки от ясности вопросы, которые мы разбирали под рубриками установки на Ты и установки на Вы, Мы-отношения и Вы-отношения, телесного alter ego и персонального идеального типа. Прежде всего остался неразрешенным вопрос, что дает понимающей социологии право претендовать на значимые высказывания о форме социальных отношений, независимо от того, включены ли в эти отношения индивид, несколько индивидов, персональный идеальный тип или социальный коллектив. Обозрев сказанное нами об отношении индивида и идеального типа, мы обнаруживаем, что и здесь границы вполне подвижны и что индивид в своей телесности может пониматься как совокупность его возможных идеальных типов, а в равной мере и всякий идеальный тип может восприниматься как высказывание об индивиде в анонимизи-рующей трансформации. Всякое высказывание о деятельности персонального идеального типа некоторым образом изымает его из Вы-отношения и перемещает в Мы-отношение ближайшего окружения. Всякое высказывание об индивиде передвигает его из Мы-отношения ближайшего социального окружения, из его Так-бытия в его Как-бы-бытие, в типичное отношение более широкого окружения.

Второй круг проблем выводит нас далеко за пределы предметной области социальных наук. Речь идет о проблеме, с которой мы то и дело сталкивались в ходе рассуждений, проблеме релевантности, окончательное прояснение которой будет, правда, возможно лишь на основании общего феноменологического анализа, однако первоначальный подход к ней возможен и и в области социальных наук. Исходим ли мы из идеального типа, из заданности мотивов-для и мотивов-потому-что, планового характера действия, возможности воспроизведения, да и из возможности четко очерчивать свои собственные переживания, – перед нами постоянно возникает вопрос, почему именно эти, а не другие данные выбираются в качестве релевантных из совокупности переживаний в ходе мыслительной деятельности. Ответ на этот вопрос имеет решающее значение для всех категорий социальной науки, в основе которой лежит молчаливая предпосылка, что «диспозиция интересов» и обусловленная ею проблематика получают правомочность уже через прояснение проблемы релевантности.

Третий круг проблем охватывает конституирование Ты вообще, прояснение интерсубъективной структуры всякого мышления и конституирование трансцендентального alter ego из трансцендентального ego. Параллельно с решением данной проблемы будет идти решение проблемы интерсубъективной значимости нашего опыта мира вообще. В своей «Формальной и транцендентальной логике» Гуссерль уже наметил точки решения этой проблемы и заявил о намерении написать работу, в центре которой будет находиться данный вопрос, окончательное решение которого может дать лишь онтология человека, созданная на феноменологическом основании290.

Два других круга проблем, а именно – проблемы социологической личности и проблема релевантности в социальном мире – могут уже непосредственно разрабатываться понимающей социологией, причем в самой тесной связи с работами Макса Вебера.

Примечания

1 «Я обозначаю все, что присутствует в индвидах, то есть непосредственных, конкретных проявлениях всякой исторической действительности, как инстинкт, интерес, цель, склонность, психическая ориентация или движение, оказывая воздействие на других или воспринимая воздействие других, – все это я характеризую как содержание, своего рода материю социализации… Социализация является, таким образом, реализующейся в бесчисленном множестве различных видов формой, в которой индивиды на основе этих интересов… срастаются в единое целое и в пределах которой эти интересы реализуются» (Simmel G. Soziologie. 2. Aufl. München, 1922. S. 4).

2 Jaspers K. Die geistige Situation der Zeit. Berlin; Leipzig, 1931. S. 137. [Цит. по: Ясперс К. Духовная ситуация времени. М., 1990. C. 158.]

3 Из произведений Макса Вебера важнейшими для наших исследований являются прежде всего оставшийся, к сожалению, незавершенным его основной труд «Экономика и общество» (Wirtschaft und Gesellschaft. 1. Aufl. Tübingen, 1922) и работы, собранные в томе «Gesammelte Aufsätze zur Wissenschaftslehre» (Tübingen, 1922).

4 См. об этом свидетельство Марианны Вебер: Weber M. Max Weber, ein Lebensbild. Tübingen, 1926, S. 322.

5 Freyer H. Soziologie als Wirklichkeitswissenschaft. Leipzig, 1930.

6 Dilthey W. Einleitung in die Geisteswissenschaften. Der Aufbau der geschichtlichen Welt. Сейчас работы переизданы в собрании сочинений: Gesammelte Schriften, Bd. 1; 9. Leipzig, 1923.

7 Spann O. Gesellschaftslehre. 1. Aufl. Berlin, 1914; Kategorienlehre. Jena, 1924.

8 Simmel G. Soziologie. 2. Aufl. München, 1922.

9 Weber A. Idenn zur Staats- und Kultursoziologie. Karlsruhe, 1927.

10 Wiese L. von. Soziologie. Bd. 1: Beziehungslehre. Bd. 2: Gebildelehre. München, 1924–1928.

11 Oppenheimer F. System der Soziologie. Bd. 1. Jena, 1922–1923.

12 Mannheim K. Ideologie und Utopie. Bonn, 1929.

13 Scheler M. Die Wissensformen und die Gesellschaft. Leipzig, 1926.

14 Litt T. Individuum und Gemeinschaft. 3. Aufl. Leipzig, 1926.

15 Freyer H. Theorie des objektiven Geistes. Leipzig, 1923.

16 Sander F. Allgemeine Soziologie. Jena, 1930.

17 Ср. в связи с этим, например, девять значений, выделяемых Г.Гомперцем (Gemperz H. Über Sinn und Sinngebilde, Berstehen und Erklären. Tübingen, 1929, S. 5–21) для понятия смысла в некоторых образцах недавних публикаций. Радикально иное понимание смысла можно найти у Хайдеггера (Sein und Zeit. Halle, 1927, особенно C. 144–145, 147, 151–152) или в чрезвычайно важных работах Пауля Гофмана (Hofmann P. Das Verstehen von Sinn und seine Allgemein-gültigkeit // Jahrbuch der Charakterologie. Bd. 6; Metaphysik oder verstehende Sinn-Wissenschaft (Ergänzungsheft der Kantstudien, 1929).

18 Weber M. Wirtschaft und Gesellschaft. S. 1.

19 Op. cit. S. 11.

20 Ibidem.

21 Этот термин, который будет объяснен более точно позднее, был выдвинут Шелером при разработке «относительно естественного мировоззрения» (Wissensformen und Gesellschaft. S. 59). Феликс Кауфманн в своей книге (Die

philosophischen Grundprobleme der Lehre von der Strafrechtsschuld. Liepzig; Wien, 1929)использует это понятие в рамках своего анализа ценности.

22 Например у Зандера (Gegenstand der reinen Gesellschaftslehre. – Archiv für Sozialwissenschaften. Bd. 54. S. 329–423), который полагает, что Вебер, употребляя понятие «ориентирование», тем самым заявляет, что предмет любого социального акта означает каузацию чужого поведения своим физическим поведением (выражением), см. C. 335.

23 См. часть 2, § 17.

24 Wirtschaft und Gesellschaft. S. 12.

25 Ibidem.

26 Ibidem. S. 14.

27 Ibidem. S. 12.

28 См. часть 5, § 48; ср. в связи с этим: Walther A. Max Weber als Soziologe. – Jahrbuch für Soziologie. 2. Bd., Karlsruhe, 1926. S. 1–65 (в особенности C. 35–36), а также: Grab H. Der Begriff des Rationalen in der Soziologie Max Webers. Karlsruhe, 1927, в особенности C. 25–35.

29 Scheler M. Wesen und Formen der Sympathie. 2. Aufl. Bonn, 1923. S. 288: «Внутреннее созерцание есть направление актов действия, в соответствии с которым мы можем осуществлять действия в отношении нас самих и других. Это «направление действия» изначально в соответствии со своими «возможностями» охватывает как Я, так и переживание другого, точно так же, как оно охватывает мое Я и переживание… вообще». «Исходя из акта внутреннего восприятия и его сущности, а также в соответствии со сферой фактов, проявляющихся во внутреннем восприятии, каждый может постигать переживания своего ближнего так же непосредственно (и опосредованно), как и свои собственные» (там же, с. 296–297). Сходная позиция: Litt T. Individuum und Gemeinschaft. 3. Aufl. Leipzig, 1926. S. 100–101.

30 См. часть 3, § 18.

31 Следует всецело согласиться с возражениями Шелера против этой теории (Wesen und Formen der Sympathie. S. 281). Без сомнения, невозможно вывести существование alter ego исключительно из проявления его тела, а не из заданности его психофизического единства. Ср. в связи с этим часть 3, § 19.

32 Carnap R. Logischer Aufbau der Welt. Berlin, 1928 (в особенности C. 185) и Scheinprobleme der Philosophie. Berlin, 1928 (в особенности C. 18). Здесь нет возможности заниматься критикой взглядов Карнапа. Карнап ссылается на свидетельства формальной логики, не отдавая себе отчета в том, что ее интерсубъективная значимость уже наивно предполагает предметную область чужого психического.

33 Husserl E. Logische Untersuchungen. 4. Aufl. Halle, 1928. Bd. II. T. 1. S. 25.

34 Например: Freyer. Theorie des objektiven Geistes. S. 14; Litt. Op. cit. S. 97–98, 141–142, 182–183, а ранее Sander. Gegenstand der reinen Gesellschaftslehre, op. cit. S. 338, 354. В своей «Общей социологии» (Allgemeine Soziologie. Jena, 1930) Зандер, напротив, выявляет тонкие различия в понятии «выражение» (см., например, C. 177).

35 Еще одно значение, скрывающееся в термине «выражение», а именно, выражение как наделенный значением знак, например язык, будет пока что оставлено без внимания, во-первых, чтобы не усложнять и без того сложную проблематику, и, во-вторых, поскольку всякий знак как произведение отсылает к внешнему процессу его порождения и потому лишь косвенно связан обсуждаемым в данном случае вопросом, каким образом с внешними проявлениями чужой деятельности могут быть соотнесены чужие переживания.

36 Так, воспринимаемое патологическое изменение чужого тела лишь в ограниченной мере является признаком переживаний сознания больного, например, его физической боли или его настроения. Данная в тексте формулировка по необходимости является неточной и предварительной.

37 Особый случай, когда устанавливающее смысл лицо представляет себе себя самого в качестве адресата (запись в своей записной книжке), в данном случае не рассматривается, поскольку не имеет значения в связи с обсуждаемым предметом.

38 Wesen und Formen der Sympathie. S. 301–302.

39 Weber M. Wirtschaft und Gesellschaft. S. 3–4. Ср. также там же, с. 2, пункт 3, а также статью Вебера «Über einige Kategorien der verstehenden Soziologie» (Gesammelte Aufsätze zur Wissenschaftslehre, в особенности S. 408).

40 См. процитированное выше в § 2, место.

41 Formale und transzendentale Logik. S. 192–193.

42 Wirtschaft und Gesellschaft. S. 5.

43 Ср. цитату из Гуссерля в § 3.

44 В четвертой части будет дано точное определение этих терминов.

45 См. 2 часть, 6 главу, в особенности § 96, с. 210. С тех пор Гуссерль развил эти исследования в своей опубликованной пока только на французском языке работе «Картезианские размышления» (Méditations Cartésiennes. Paris, 1931, в особенности размышление 5, c. 74–128).

46 Op. cit. 2. Band. 1. Teil. S. 80–81.

47 Чтобы избежать смешения с представленным некоторыми авторами взглядом, следует указать, что употребление слов «объективный смысл» аксиологически полностью индифферентно. Порой практикуемая привязка объективного смысла к объективным ценностям или установление объективных идеальных предметных сущностей исходя из объективных ценностей полностью находится за пределами нашего круга проблем.

48 См. Ideen zu einer reinen Phänomenologie. 3. Aufl. Halle, 1928. S. 172.

49 Op. cit., S. 217.

50 Op. cit. S. 184–185.

51 Op. cit. S. 277–278.

52 Essay sur les données immédiates de la consience. Paris, 1889; Matière et mémoire. Paris, 1896; Evolution créatrice. Paris, 1907; L’Energie spirituelle. Paris, (работы 1901–1913 гг.); Introduction а la métaphysique. Paris, 1903; и, наконец, Durée et simultanéité. Paris, 1922.

53 Vorlesungen zur Phänomenologie des inneren Zeitbewußtseins, gehalten 1904, hrsg. von Heidegger. Halle, 1928.

54 Эта тематика еще будет разъясняться в ином аспекте в следующем параграфе и будет метедологически проработана в следующей части.

55 См. в связи с этим ниже, «Примечание».

56 Либо в сфере одинокого Я, так и в том случае, если оно ссылается на «подразумеваемый смысл», конституируемый в каждом сознании по-своему.

57 Третья часть, § 19.

58 Sander. Der Gegenstand der reinen Gesellschaftslehre. Op. cit. S. 367.

59 Последняя публикация Гуссерля, «Méditations Cartésiennes» (Paris, 1931), стала доступной мне лишь по завершении настоящей работы и потому не могла быть привлечена для изложения учения Гуссерля.

60 См. выше, § 5.

61 Op. cit. S. 48–57.

62 Husserl. Nachwort zu meinen «Ideen». – Jahrbuch für Philosophie und phänomenologische Forschung. Bd. XI. Halle, 1930. S. 549–570, 553.

63 Ibidem. S. 554.

64 Ibidem. S. 555.

65 Ibidem. S. 567.

66 Husserl E. Vorlesungen zur Phänomenologie des inneren Zeitbewußtseins. Jahrbuch für Philosophie und phänomenologische Forschung. Bd. IX. Halle, 1928. S. 469 (Beilage VIII).

67 Ibidem. S. 436.

68 Zeitbewußtsein. S. 391.

69 Ibidem. S. 395 (курсив мой).

70 Ibidem. S. 397.

71 Zeitbewußtsein. S. 406.

72 Ibidem. S. 472.

73 Ibidem. S. 459.

74 Zeitbewußtsein. S. 397.

75 Ibidem. S. 397.

76 Ideen. S. 82.

77 Zeitbewußtsein. S. 484.

78 «Рефлексия обладает той удивительной особенностью, что воспринимаемое через нее принципиально характеризуется как нечто, не только существующее и длящееся в пределах воспринимающего взгляда, но и уже бывшее, прежде чем этот взгляд у нему обратился» (Husserl. Ideen. S. 83). И далее: «Можно в таком случае задаться вопросом: как обстоят дела с начальной фазой конституирующегося переживания? (…) На это следует отвечать: начальная фаза может стать объектом лишь после ее истечения, указанным выше способом, через удержание или рефлексию (или воспроизведение)» (Husserl. Zeitbewußtsein. S. 472, курсив в оригинале).

79 Относительно этого и последующих рассуждений ср. § 16.

80 Sympathiegefühle. S. 77.

81 Logik. S. 22; относительно пассивности и активности, а также последующего анализа деятельности ср. подробнейшие великолепные исследования Райнера: Reiner. Freiheit, Wollen und Aktivität. Halle, 1927, с которыми я ознакомился лишь после завершения настоящей работы. Я согласен с ними по всем существенным моментам.

82 «Осуществленные акты, или, как в некотором отношении (а именно – в отношении что речь идет о процессах) было бы лучше говорить «осуществление актов» и составляют «выражение отношение» в самом широком смысле», – характерное высказывание в «Идеях» (Ideen. S. 236).

83 Husserl. Logik. S. 281.

84 Zeitbewußtsein. S. 487.

85 Logik. S. 281.

86 Logik. S. 149.

87 Logik. S. 150. Ср. в связи с этим также рассуждения Гуссерля о полагании (Thesis) как акте свободной спонтанной активности (Ideen. S. 253). Недавно Гуссерль в своих «Картезианских размышлениях» (IV. размышление) радикализировал различие между активным и пассивным генезисом как двух фундаментальных формах переживания сознания. Он говорит (§ 38): «Demandons-nous, en qualité de sujets possibles se rapportant au monde, quels sont les principes universels de la genèse constitutive. Ils se présentent sous deux formes fondamentales: principes de la genèse active et principes de la genèse passive. Dans le premier cas le moi intervient comme engendrant, créant et constituant à l’aide d’actes spécifiques du moi… Le moment caractéristique est suivant: les

actes du moi mutuellement reliés par les thétique, se nouant en synthèses multiples de l’activité spécifique et, sur la base d’objets déjà donnés, constituent d’une manière originelle des objets nouveaux. Ceux-lá appairaissent alors à la conscience comme produits… Mais, en tout cas, la construction par l’activité présuppose toujours et nécessairement, comme couche inférieure, une passivité qui reçoit l’objet et le trouve comme tout fait; en l’analysant, nous nous heurtons à la constitution dans la genèse passive.

88 То, что предложенное Вебером различение деятельности поведения явно недостаточно, уже достаточно полно продемонстрировали результаты нашего анализа.

89 Ideen. S. 145, 149, 164. Zeitbewußtsein. S. 396, 410, 497 etc.

90 Zeitbewußtsein. S. 410.

91 Sein und Zeit. Halle, 1927. S. 145; мы, однако, заимствуем у Хайдеггера лишь термин, но не его специфическую интерпретацию как «экзистенциальный момент понимания» и, тем самым, бытия.

92 В своем великолепном исследовании о «Мотиве и мотивации» (Festschrift für Lipps, 1911. S. 143; отдельным изданием вышло в Лейпциге в 1930 г.) Пфендер обозначает предполагаемое собственное поведение как «проект».

93 Мы не имеем здесь возможности подробнее рассматривать значимое различие между «фантазией» как нейтральной модификацией полагающего представления и «предвосхищением» как позициональным представлением, так как более подробное объяснение требует обширных феноменологических разъяснений. Мы пользуемся в данном случае словом «фантазия» – отвлекаясь от свойственного Гуссерлю употребления – и для полагающего представления (предвосхищения). Относительно самого этого различия, обладающего в других отношениях принципиальным значением, см.: Husserl. Ideen. § 111. S. 224; § 114, S. 233; Zeitbewußtsein. § 17. S. 400–401; Beilage II. S. 452. См. также далее § 11 данного сочинения.

94 Более подробное объяснение этой пары понятий следует далее, с. 765, прим. 114.

95 Zeitbewußtsein. S. 453.

96 Logik. S. 149–150.

97 См. также: Husserl. Zeitbewußtsein. S. 413.

98 Здесь нет возможности рассмотрения следствий из такого понимания единства деятельности, например для этики и юриспруденции (уголовное право!).

99 См. в связи с этой проблемой великолепное исследование Морица Гейгера: Geiger M. Fragment über das Unbewußte. – Jahrbuch Phänomenologie. 4. Bd., 1921. S. 1–136. Правда, используемая нами терминология отличается от терминологии Гейгера.

100 Zeitbewußtsein. S. 473.

101 «Очевидность» понимается здесь в духе Гуссерля как специфический вид опыта. См. об этом: Ligik. S. 137, особенно 144.

102 Ideen. S. 293.

103 Ideen. S. 294.

104 См. § 6.

105 См. часть V, § 47.

106 См. по этому вопросу цитированные ранее работы Гейгера и Пфендера, а также Рейнера.

107 Насколько в старом немецком языке было живо сознание обеих составляющих слова Willkür, видно, например, по «Грамматически-критическому

словарю» Аделунга, цитируемого здесь по изданию 1808 г.: «Willkür 1. Способность действовать по своему желанию. В более узком смысле представляет собой способность действовать в соответствии с собственными неясными представлениями, в отличие от выбора, основанного на ясных представлениях. 2. Свобода выбора; в литературном языке архаизм, однако в южных диалектах еще в ходу. Die Willkür haben. Это слово также является старым, сложенным из Wille и древнего Kuhr “выбор”…»

108 Essay sur les données immédiates de la conscience. 20me éd. Paris, 1921. Chap. III: La durée réelle et la contingence. P. 133–169.

109 Ideen. S. 223. Ср. выше.

110 Ideen. S. 234. «Сознание вообще так устроено, что бывает двух типов: прообраз и тень, позициональное сознание и нейтральное. Одно характеризуется тем, что его доксическая потенциальность ведет к реально полагающим доксическим актам, другое – тем, что порождает лишь тени подобных актов, их нейтрализующие модификации».

111 Для Я, просто плывущего по течению, ситуации «выбора» вообще еще не существует, если принять различение, сделанное Райнером (цит. соч., с. 22), а есть лишь «следование направлению движения».

112 Ideen. S. 246.

113 Дать соответствующие уточнения в рамках настоящей работы не представляется возможным.

114 Ideen. S. 248 (в оригинале другой курсив). См. в связи с этим далее разъяснения в § 14.

115 См. исследование базовых связей между активностью и пассивностью у Райнера: Reiner. Op. cit., S. 24.

116 Принципиально важное для феноменологии противопоставление ноэсиса и ноэмы переживания объясняется следующим образом: с одной стороны, мы должны «различать части и моменты, обнаруживаемые нами в ходе реального анализа переживания, когда мы обращаемся с переживанием как с предметом, подобным любому другому, стремясь разобрать его на части или несамостоятельные, реально его составляющие моменты. С другой стороны, интенциональное переживание представляет собой сознание чего-то, по сущности своей представляющего собой, например, воспоминание, суждение, проявление воли и т.д., а потому мы можем задаться вопросом, что можно сказать о сущности этого самого <что-то>» (Ideen. S. 181).

Первый способ постановки проблемы – ноэтический, второй – ноэматический. К ноэтическим моментам «относятся, например: обращение взгляда чистого Я на предмет, который оно «подразумевает», используя смыслополагание, на предмет, «о котором оно помышляет»; далее овладение этим предметом и фиксация его, пока взгляд обращается на другие предметы, попавшие в область «подразумевания»; сюда же относятся такие действия, как экспликация, соотнесения, объединения, разнообразные выражения отношения – акты веры, предположения, оценки и т.д.» (Ideen. S. 181). Однако «многообразным данным реального, ноэтического содержания» соответствует «многообразие данных, обнаруживаемых в действительно чистой интуиции, данных в коррелятивном «ноэматическом содержании», или просто в «ноэме»… Например, у восприятия есть своя ноэма, лежащая в самой глубинной основе его смысла, т.е. воспринимаемое как таковое. Точно так же в основе каждого воспоминания лежит вспоминаемое как таковое, то же касается «полагаемого», «сознаваемого», у суждения есть предмет суждения как таковой, возможность нравиться связана с нравящимся как таковым и т.д.» (Ideen. S. 181–182).

117 Ideen. S. 190. См. также в связи с проблемой внимания: Logische Untersuchunge. II. Bd. 1. Teil. S. 160; Zeitbewußtsein. S. 484–485.

118 Ideen. S. 191.

119 См. об этом выше, прим. 4.

120 О понятии позиционального и нейтрального сознания см. выше, с. 69.

121 Ideen. S. 228.

122 Ideen. S. 191.

123 Ideen. S. 192.

124 Модификации этой основной позиции можно, пожалуй, сравнить с «настроениями», о которых Хайдеггер говорит как об «экзистенциальных моментах наличного бытия». См.: Sein und Zeit. S. 134–135.

125 См. заключительную часть § 5.

126 См. об этом выше, § 11.

127 См. в связи с этим у Гуссерля: Ideen. S. 246.

128 Под опытом здесь и далее понимается, само собой разумеется, не невнятное понятие опыта, присущее эмпирическому натурализму (сенсуализму). Опыт понимается скорее в том расширительном значении, которое это понятие получило в формальной и трансцендентальной Гуссерля, т.е. как очевидное самопостижение и самообладание индивидуальной данности, следовательно, и, скажем, некоего ирреального предмета.

129 Logik. S. 147.

130 Здесь следует заметить, что опыт в употребляемом нами смысле, в том числе и согласованный опыт, ни в коем случае не говорит ничего о том, каким образом подобный опыт конституируется в сознании. Полученный опыт может конституироваться в ряде позициональных актов установления, которые сами становятся предметом монотетического взгляда. Однако и все содержательные элементы нейтрализующего сознания, т.е. все не включенные самым определенным образом в число тетических содержательные элементы сознания, а лишь отмеченные или выведенные из нейтрализующего сознания в потенциальность, участвуют в конституировании общего контекста опыта.

131 Гуссерль говорит в связи с этим также о «привычном и вновь пробуждаемой значимости» вырастающих из суждений категориальных структур (Logik. S. 104).

132 Logik. S. 285.

133 Logik. S. 282.

134 Что касается, в частности, суждений, то они в любое время могут быть преобразованы из пассивного обладания в активное вторично порожденное эксплицитное процессуальное суждение уже потому, что по своей основной форме они относятся к области «повторяемой бесконечности того, что можно делать вновь и вновь». Здесь обнаруживается еще весьма туманная проблема, которая обычно прикрывается понятием знания, которого мы до сих пор избегали. Ведь знание и предварительное знание могут значить как чисто пассивное обладание используемыми в неясном виде суждениями как идеальными предметностями, так и эксплицитное, реконструируемое в ретроспективной активности повторное использование подобных суждений. И это принципиально разные вещи.

135 Logik. S. 143.

136 Хотя и как «субъективное a priori» до всякого «опыта» в эмпиристском смысле, являясь как раз его основанием.

137 Чрезвычайно важно в данном случае уяснить себе, что для конституирования опытного мира в употребляемом нами четком смысле слова можно ос-

тавить без внимания эйдетическую область. Дело в том, что постигаемый в ходе «созерцания сущности» эйдос оказывается в соответствии с предшествующими рассуждениями также «результатом опыта». Следует только не забывать, что «опыт» и «опытный контекст» в употребляемом здесь смысле ни в коем случае не совпадает с «эмпирией» в обычном словоупотреблении, что, например, переживания фантазии, которым в феноменологическом анализе уделяется первоочердное значение, выстраивают опытный контекст Я с Сейчас, Здесь, Так точно так же, как и реальные предметы внешнего мира. В предшествующих разысканиях речь постоянно идет об опыте как переживаниях познающего Ego cogitans в их конституирующем построении внутренней длительности, а не о свойствах эмпирического мира и его вещах вообще. Таким образом, наши рассуждения относятся, если воспользоваться выражением Гуссерля, к интенциональным сущностным фактам эмпирии, а не к эмпирическим фактам (Logik. S. 279).

138 Husserl. Ideen. S. 250.

139 См. выше, «Примечание» в конце первой части (с. 733–734).

140 Как следует из нашего определения, наше понятие схемы не имеет ничего общего со схемой Канта (Критика чистого разума, В 185), представляющей собой «продукт воображения».

141 В качестве примера ср. то, что Гуссерль говорит о «науке»: «Наука возможна лишь тогда, когда результаты мышления сохранимы в форме знаний и могут быть использованы для дальнейшего мышления в форме системы высказываний, ясных в логическом смысле, но таких, которые могут быть поняты либо актуализированы в суждениях без ясности лежащих в их основе представлений, т.е. без проникновения в их основания» (Ideen. S. 124).

142 Husserl. Logik. S. 194.

143 Husserl. Logik. S. 254.

144 См. § 7 данной части.

145 § 18 данной части.

146 В связи с этим также будет полезно обратиться к двум работам А. Пфендера (Pfänder A. Phänomenologie des Wollens; Motiv und Motivation. 2. Aufl., 1930). Хотя мои рассуждения предметно и терминологически в существенных моментах расходятся с работами Пфендера, мне представляется, что принципиально моя позиция совпадает с его позицией (см., напр., указ. соч., с. 95–104).

147 По языковым соображениям мы избегаем корректного термина «цель деятельности».

148 Что понимается в данном случае под однородным, невозможно прояснить без обширных и сложных разысканий, кроме того, вопрос этот вообще относится к области общей феноменологии. Для наших целей будет достаточно предполагать для этого тождественное смысловое ядро (как это употребляется в феноменологии) в разнообразных вариациях, ядро, доступное замышляющему действие в виде опыта.

149 Используемое Вебером наименование «традиционная деятельность» отличается только тем, что данное соотнесение происходит в неясном, смутном виде и «безусловно данными» оказываются соответственно не только «прецедентные случаи», но и цели действий.

150 См. § 4.

151 См. в связи с этим примечание в конце первой части выше.

152 «Méditations Cartésiennes» Гуссерля – в особенности пятое размышление – продемонстрировало всю чрезвычайную значимость этих вопросов в ходе

чрезвычайно глубокого анализа, предложив уже и некоторые наметки их разрешения.

153 Husserl. Logik. S. 212.

154 Scheler. Die Wissensformen und die Gesellschaft. S. 475–476.

155 Ср. § 5 и прим. к § 6, с. ХХ41.

156 Ср. в связи с этим у Гуссерля в «Идеях»: «Более внимательное рассмотрение показало бы также, что два потока переживаний (сферы сознания двух чистых Я) с тождественным сущностным содержанием немыслимы, как и то,.. что ни одно полностью определенное переживание одного не может принадлежать другому; лишь переживания тождественного внутреннего рода могут обладать общностью с ними (хотя и не индивидуально идентичной совместностью), но никогда два переживания, к тому же наделенные совершенно тождественной “свитой”». (Ideen. S. 167).

157 Husserl. Ideen. S. 68.

158 Husserl. Logische Untersuchungen. II, 1. S. 34.

159 См. § 15.

160 Ср. у Гуссерля (Husserl. Méditations Cartésiennes. P. 97): «L’organisme étranger s’affirme dans la suite de l’experience comme organisme véritable uniquement par son «comportement»changeant, mais toujours concordant. Et cela, de la manière suivante: ce comportement a un côté physique qui apprésente du psychique comme son indice. C’est sur ce «comportement» que porte l’expérience originelle, qui se vérifie et se confirme dans la succession ordonnée de ses phases… C’est dans cette accessibilité indirecte, mais véritable, de ce qui est inaccessible directement et en lui-même que se fonde pour nous l’existence de l’autre».

161 Bergson H. Durée et simultanéité. A propos de la théorie d’Einstein. 2me éd. Paris, 1923. P. 66.

162 Op. cit. P. 88.

163 Сходно и Гуссерль (Méditations Cartésiennes. P. 97): «Au points de vue phéno-ménologique, l’autre est est une modification de «mon» moi».



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.170.64.36 (0.037 с.)