ТОП 10:

Погребение и последствия убийства.



 

Император Франц Иосиф I Карл фон Габсбург-Лотаринг похоронил Августейшего племянника и его Венценосную супругу весьма сдержанной церемонией, если не сказать бесстрастной, не выказав внешнее переживание или тем более горя. Более того, Император положил на могилу убиенной Герцогини две белые перчатки, что по протоколу означало, признание со стороны Государя покойной лишь в качестве придворной дамы.

Тем временем, Австро-Венгерское Имперское правительство приступило к тщательному расследованию убийства, желая извлечь из него максимальную выгоду и результат, с тем, чтобы представить доказательства заговора против Империи со стороны славянских народов и их Державных руководителей.

Принесенные Сербской стороной соболезнования и искренние извинения со стороны Короля Петера I Александра Карагеоргия (1844-1921) и Августейшего наследника – Принца-Регента Александра Петера Карагеоргия вполне могли удовлетворить в тот момент Императора Австро-Венгрии, но, к несчастью для всей Европы, престарелый Монарх уже не управлял государством как прежде. На руководящих постах Империи пребывали сторонники войны и решительного разгрома славянского единства в Европе.

Империя твердо вознамерилась уничтожить не только Королевство Сербия, но и любую державу или союз государств, вставших на защиту Королевства. Начавшаяся в прессе антисербская истерия захлестнула умы и сердца австрийцев, Германия, давняя союзница Империи, уже была не в состоянии образумить ее.

 

Следствие и приговор.

 

Полиция арестовала почти всех заговорщиков. К суду привлечено было 25 человек, и среди них – Илич, Грабец и Попович.

Судебное заседание длилось всего неделю, после чего объявлен был приговор: Илич, признанный руководителем заговорщиков, был казнен, Гаврило Принцип, Кабринович и Грабец – к двадцати годам каторжных работ, Попович – к тридцатилетнему заключению. Для большинства осужденных это означало медленную смерть, что и произошло: Кабринович и Грабец умерли от туберкулеза и недоедания через два года. Гаврило Принцип, который произвел смертельные выстрелы, дожил до 1918 года. И только Поповичу удалось, отсидев весь срок, выйти на свободу уже пожилым человеком.

Убийца Гаврило Принцип, как несовершеннолетний, избежал смертной казни. Вынесенный ему приговор – странный и сложный гласил: двадцать лет тюремного заключения, с одним днем полного поста в месяц и с заключением в какой-то особый карцер в каждую годовщину Сараевского дела. Приговор этот чужд был по духу и русскому и французскому законодательству, однако надо признать, что в большинстве стран Европы Гаврило Принципв ожидала бы казнь.

Судил убийцу гласный суд, на который допущены были журналисты со всех стран. Пыткам террорист не подвергался ни на следствии, ни позднее, в заключении. Напротив, обращались с ним, по его собственным словам, хорошо. Каземат, в котором сидел виновник убийства Державного наследника престола Австро-Венгерской Империи до перевода в больницу, был холодный и сырой, а потому у террориста развилась чахотка. Условия для нее были достаточно благоприятны, поскольку в пору Великой войны, особенно в 1917-1918 гг., все подданные Империи, за исключением, очень богатых и ловких людей, находились в состоянии хронического недоедания. Нетрудно себе представить, как кормили в тюрьмах, да еще осужденных по такому делу. Едва ли Гаврило Принцип умер от голода; он умер от сочетания голода с раной и с тяжкими моральными страданиями.

О Великой войне, доходили до ее виновника печальные вести. Так новость об отступлении русских войск в 1915 году произвело на Гаврило Принципа впечатление ужасающее. С мыслью о том, что все пропало, Принцип и умер в апреле 1918 года, в пору высших, но последних успехов германского оружия, за три месяца до начала наступления верховного главнокомандующего союзными войсками стран Антанты французского маршала Фердинанда Фоша (1851-1929).

Сараевский убийца умер в полном одиночестве, совершенно незаметно — в камере в тот момент никого не было. Наутро часовой заметил, что уж очень неподвижно лежит на своей койке этот, столь нашумевший в мире заключенный. Позвали коменданта, врача, все как полагается. Так, человек, из-за которого возникла мировая война, был мертв.

Похоронили Гаврило Принципа ночью, где-то в поле. Присутствовавший на этих ночных похоронах австрийский солдат, славянин по происхождению, записал, как мог, где именно в поле погребен убийца Державного наследника Австро-Венгерского престола. По заметке солдата впоследствии отыскали тело террориста и перевезли его на родину. Вторые похороны террориста происходили совершенно иначе. На той самой улице Сараево, где когда-то было совершено преступление, и теперь находится музей в честь убийцы, давшего повод для развязывания Первой мировой войны. В Сараево есть даже мост, названный в честь террориста.

 

Ультиматум Империи.

 

Империя воспользовалась этим трагическим происшествием в своем давнем желании уничтожить православную Сербию, а потому Правительство Австро-Венгерской Империи, считавшее Королевство Сербия ответственной за покушение в Сараево, отправило сербскому правительству 10 (23) июля 1914 года ультиматум с такими требованиями, которых ни одно независимое государство не могло бы принять.

Регент и Кронпринц Сербии Александр Петер Карагеоргий обратился к Государю Императору Николаю II «Многострадальному» со следующей телеграммой:

«Требования Австро-венгерской ноты без необходимости представляют унижение для Сербии и не согласованы с достоинством независимого государства. От нас требуют в повелительном тоне официального заявления в «Сербских новостях» и Королевского приказа армии, которыми будут нами самими пресечены вое выступления против Австрии и признаны справедливыми обвинения в наших вероломных происках. Требуется допустить австрийских чиновников в Сербию, которые вместе с нашими будут вести расследование и контролировать исполнение других требований ноты. Нам предоставлен срок в 48 часов принять все, иначе Австро-венгерское посольство покинет Белград. Мы готовы принять Австро-венгерские требования, которые согласованы с позицией независимого государства, а также и те, которые были бы предложены нам Вашим Величеством; все лица, участие которых в убийстве будет доказано, нами будут строго наказаны. Некоторые требования не могут быть исполнены без перемены законов, а для этого требуется время. Нам предоставлен слишком короткий срок... На нас могут напасть после истечения срока, т. к. на нашей границе группируются Австро-венгерские войска. Нам невозможно защититься и поэтому прошу Ваше Величество прийти как можно раньше нам на помощь...»

11 (24) июля 1914 года Святой Государь Мученик Николай II Александрович ответил:

«Ваше Королевское Высочество, обращаясь ко Мне в столь тяжелый момент, не ошиблось в чувствах, которые Я питаю по отношению к Нему и в Моем сердечном расположении к сербскому народу. Самым серьезным образом Мое внимание обращено на настоящее положение и Мое правительство всеми силами старается преодолеть настоящие трудности. Я не сомневаюсь, что Ваше Высочество и Королевское правительство облегчат эту задачу, не пренебрегая ничем, что могло бы привести к решению, которое предотвратит ужасы новой войны, соблюдая в то же время достоинство Сербии. Все Мои усилия, пока будет хотя бы самая маленькая надежда избежать кровопролитие, будут направлены к этой цели. Если, вопреки нашему самому искреннему желанию, успех не будет достигнут. Ваше Высочество может быть уверено, что ни в каком случае Россия не останется равнодушной к судьбе Сербии».

В разговоре со своим шурином, Великим Князем Александром Михайловичем (1866-1933), Святой Государь Мученик Император Николай II Александрович, на вопрос о том мог ли Он избежать войны, ответил дословно следующее: «Я мог избежать войны, если бы хотел совершить акт предательства по отношению к Сербии и Франции, но это не в Моем характере».

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.189.171 (0.004 с.)