ТОП 10:

Сторонник триединства Империи.



 

В это самое время большое влияние на Наследного эрцгерцога Франца Фердинанда имел начальник его военной канцелярии А. Брон фон Ааренау.

Именно он провел ряд реформ в Австро-венгерской Имперской армии, став одним из создателей Австро-венгерского Имперского ВМФ. Сам же Наследный эрцгерцог был категорическим противником создания независимого славянского государства на Балканах, однако выдвинул идею триализма – превращения двуединой Австро-Венгрии в триединую – Австро-венгеро-южнославянское государство под властью Дома Габсбург-Лотаринг.

Наследный эрцгерцог Франц Фердинанд Карл Луис Мария фон Габсбург-Лотаринг д'Эсте справедливо считал, что венгерские правящие круги имеют слишком большую власть в стране, а триализм должен был ограничить права Венгерского дворянства, что неизбежно привело его к конфликту с Венгерским премьер-министром И. Тисо, который заявил: «Если престолонаследник, став императором, выступит против Венгрии, я подниму против него национальную революцию». Так у наследного эрцгерцога появились враги и в собственной стране.

 

Противник войны.

 

В декабре 1912 года Наследный эрцгерцог добился назначения на пост начальника Генштаба сторонника решительных и агрессивных действий против Сербии генерала Ф. Конрада фон Гетцендорфа.

Тем не менее, Наследный эрцгерцог Франц Фердинанд Карл Луис Мария фон Габсбург-Лотаринг д'Эсте по мнению современников и большинства историков являлся решительным сторонником мирной развития Австро-Венгерской Империи, считая войну с Королевством Сербия безумием.

Гордый немец, глубокий консерватор и хранитель многовековых основ Монархии Дома Габсбург-Лотаринг, Наследный эрцгерцог неожиданно проявил, по сути, революционную инициативу. Будучи энергичным и практичным политиком, Наследный эрцгерцог предвидел, что славянские народы, являющиеся подданными его Империи, несомненно, приведут ее, рано или поздно, к полному развалу и разделят на национальные осколки. Чтобы предупредить это, Державный наследник стал решительно отстаивать в Вене идею о равных правах в Империи для славян, наравне с австрийцами и венграми, рассчитывая тем окончательно привязать поляков, чехов, словаков, галичан, хорватов и сербов к трону Дома Габсбург-Лотаринг.

В этом великом деле Наследный эрцгерцог Франц Фердинанд Карл Луис Мария фон Габсбург-Лотаринг д'Эсте показал себя мудрым государственным деятелем и стратегом.

Как свидетельствуют современники, Державный наследник не доверял русским, однако говорил: "Я никогда не поведу войну против России. Я пожертвую всем, чтобы этого избежать, потому что война между Австрией и Россией закончилась бы или свержением Романовых, или свержением Габсбургов, или, может быть, свержением обеих Династий... Война с Россией означала бы наш конец. Если мы предпримем что-нибудь против Сербии, Россия встанет на ее сторону, и тогда мы должны будем воевать с русскими".

Предупреждая рвавшегося в бой начальника Австрийского Генштаба Конрада фон Гётцендорф, Наследный эрцгерцог прямо указывал на тех, кому выгодна война: "Войны с Россией надо избегать, потому что Франция к ней подстрекает, особенно французские масоны и антимонархисты, которые стремятся вызвать революцию, чтобы свергнуть Монархов с их тронов".

К несчастью, так и произошло! Организаторы покушения хорошо знали, кого они решили уничтожить, и какие последствия вызовет это убийство. Кстати, еще в 1912 году в одном из западных изданий загодя появилось предсказание некоего масонского деятеля: "Эрцгерцог осужден и умрет на пути к трону".

 

В шаге от престола.

 

Пятого (18) августа 1913 года Наследный эрцгерцог Высочайше назначается Императором генерал-инспектором вооруженных сил Австро-Венгерской Империи, заняв, таким образом, высший военный пост в стране.

Так, решительный противник войны с Российской Империей и Королевством Сербия оказался во главе Австрийской Имперской армии, что сделало Державного наследника престола мишенью для сторонников войны на Балканах.

Десятилетиями Императору Францу Иосифу I Карлу фон Габсбург-Лотаринг удавалось сохранять мнимое благополучие в его огромной многонациональной, но расшатывающейся из года в год Империи, умело сталкивая лбами соперничающие между собою регионы и партии. Однако в 1914 году престарелому Императору шел 84-й год от рождения, и большая часть его полномочий уже была отдана Наследному эрцгерцогу Францу Фердинанду Карлу Луису Марии фон Габсбург-Лотаринг д'Эсте, который, обладая темпераментом, бесстрашием и упорством, много разъезжал по Империи, инспектируя войска и государственные учреждения.

 

Й год.

 

Путешествуя по Балканам, Наследный эрцгерцог Франц Фердинанд Карл Луис Мария д'Эсте, будучи генеральным инспектором вооруженных сил Австро-Венгерской Империи, вознамерился посетить в этом качестве столицу Боснии город Сараево, где не мог не ощущать враждебного отношения к своей персоне со стороны местного православного населения. При этом Державный наследник отдавал себе отчет в рискованности подобной поездки, тем более, что ходили упорные слухи о готовящимся на него покушении.

О том стало известно даже Йовану Иовановичу, сербскому Министру иностранных дел в Вене. Министр Иованович предупредил Наследного эрцгерцога о грозящей ему опасности, но Державный наследник, как и следовало ожидать, отмахнулся и 12 (25) июня 1914 года вместе со своей Венценосной супругой, Герцогиней Софией Марией Альбиной фон Гогенберг, отправился на юг.

На июнь 1914 назначены были крупные маневры в Боснии, причем, это было привязано ко дню Святого Вита и 525-летию годовщины исторической битвы на Косовом поле 1389 года, когда турецкие войска разбили сербов, и Сербия на несколько столетий попала под власть Османской Империи. Маневры в такой памятный день восприняты были сербским народом как оскорбление национальных чувств. Впрочем, из без этой роковой ошибки, участь Августейшего наследника оказалась предрешенной – многие сторонники войны в Европе, ожидали этого убийства, как сигнал к войне за передел мира.

 

«Черная рука» заговора.

 

Наследный эрцгерцог и его свита провели ночь на 15 (28) июня 1914 года в отеле "Босния" в Илидце, в полусотне километров юго-западнее Сараево. В соответствии с программой высокий гость должен был присутствовать на приеме в городской ратуше, а затем планировалась поездка по городу и осмотр его достопримечательностей.

Как потом выяснилось, в толпе, приветствовавшей проезжавшего 15 (28) июня 1914 года мимо Наследного эрцгерцога Франца Фердинанда Карла Луиса Марии д'Эсте, находилось не менее семи террористов, принадлежавших к тайному сербскому обществу «Черная рука», девиз которого гласил: «Объединение или смерть».

Устав общества «Черная рука» был в свое время опубликован. Привожу два первых пункта из 37:

«1) Настоящая организация создается в целях осуществления национального единения всех сербов. Входить в нее может каждый серб, без различия пола, вероисповедания и места рождения, а также все лица, искренно сочувствующие ее целям.

2) Настоящая организация предпочитает террористическую деятельность идейной пропаганде. Поэтому она должна оставаться совершенно секретной для не входящих в нее людей...»

По 33-й статье, смертные приговоры, выносившиеся «Верховной центральной управой», приводились в исполнение, «каков бы ни был способ осуществления казни», что объясняет присутствие на печати общества ножа, бомбы и яда.

По статье 35-й, члены «Черной руки» клялись в верности ей «перед Богом, согревающим меня солнцем, питающей меня землей и кровью моих предков».

Устав и печать проясняют характер «Черной руки» - тайного общества карбонарского типа, не возводившего себя ни к Адаму, ни к Филиппу Македонскому и не ставившего себе мировых задач. По всему было видно, что общество организовали для конкретной цели – террора и развязывания войны на Балканах. Руководили им решительные люди, очевидно, пользовавшиеся черепами и кинжалами для воздействия на романтическую природу сербской молодежи, погруженной в национальную идею освобождения православной Боснии от католического и исламского гнета.

К «Черной руке» принадлежал и исполнитель убийства Наследного эрцгерцога – 19-летний гимназист Гаврило Принцип (1894-1918). Во главе общества стоял полковник Драгутин Димитриевич, одновременно возглавлявший разведку генерального штаба Сербии. Члены «Черной руки» знали его под псевдонимом Апис.

Как только Димитриевич – Апис получил сообщение о намерении Наследного эрцгерцога посетить Сараево, он принял самостоятельное решение о покушении, без труда найдя трех студентов (Неделько Кабриновича, Трифко Грабеца и Гаврило Принципа), горевших искренним желанием принять в нем участие, поскольку терроризм и анархизм среди молодежи Европы был, к несчастью, весьма популярен.

Апис представил такую возможность членам «Черной руки», заставляя повторить их полную клятву тайного общества: «Солнцем, греющим меня, землей, питающей меня, Господом, кровью моих предков, своей честью и жизнью я клянусь в верности делу сербской национальной идее и готовности отдать жизнь за него». Каждому из исполнителей предстоящего убийства дали пистолет и гранату, а чуть позже еще и шесть бомб, четыре браунинга и дозу цианистого калия для того, чтобы они успели покончить с собой во избежание ареста. Апис организовал террористам переход через боснийскую границу. Там они отсиживались некоторое Время в домике Данило Илича, члена отделения общества в Сараево.

Следуя инструкциям Аписа, Илич принял еще четверых добровольцев, вызвавшихся убить Наследного эрцгерцога. По субъективному утверждению историка Роберта Эрганга, «несколько членов сербского кабинета, включая премьер-министра, знали о заговоре, и будь у них намерение помешать покушению, они легко бы с этим справились».

Подобные этому утверждения и сейчас используют враги православия и сербской государственности, как идеологический штамп и раздражитель в сознании большинства европейцев и их потомков, пострадавших от разрушительных последствий Великой войны.

 

День мировой катастрофы.

 

12 (25) июня 1914 года Державный наследник Австро-Венгерского престола 50-летний Эрцгерцог Франц Фердинанд Карл Луис Мария д'Эсте прибыл в Боснию и Герцеговину на военном корабле, для проведения маневров, на которых он должен был присутствовать как генеральный инспектор Австро-Венгерской Имперской армии.

Маневры прошли успешно и 15 (28) июня 1914 года должна была состояться политическая часть визита: торжественный проезд наследника по Сараево и посещение органов самоуправления.

В тот день Наследный эрцгерцог и его Венценосная супруга, Герцогиня София Мария Йозефина Альбина Хотек фон Хотков унд Вогнин встали рано и до отъезда успели побывать на утренней мессе. В 9 часов 30 минут четыре открытых автомобиля отъехали от гостиницы. В начале одиннадцатого часа кортеж не спеша продвигался по набережной Аппеля вдоль реки Милячки.

Наследный эрцгерцог, желавший чтобы народ имел возможность как следует разглядеть будущего Императора, одет был в форму генерала от кавалерии – голубой мундир, черные брюки с красными лампасами, высокую фуражку с зелеными попугаичьими перьями. На Венценосной супруге Державного наследника – нарядное белое платье и широкая шляпа со страусовым пером. Всё проходило торжественно и празднично – прогремели над городом 24 залпа приветственного салюта, люди на набережной махали руками, выкрикивали приветствия на немецком и сербском языках. В воздухе плыл звон колоколов: в церквах отмечали день Святого Вита.

Кортеж, направлявшийся в ратушу, поравнялся уже с мостом Цумурья, как вдруг некий юноша из толпы взмахнул рукой и бросил какой-то предмет в автомобиль Августейшего наследника. Предмет либо ударился о сложенную полотняную крышу, либо отражен был рукой Наследного эрцгерцога – во всяком случае, отлетел под колеса машины сопровождения, и с оглушительным грохотом взорвался под колесами. Так началось это покушение.

Брошенная бомба начинена была гвоздями, которыми оказались ранены двадцать человек в толпе и два офицера из свиты. Сам же Наследный эрцгерцог, по воле Божией, совсем не пострадал, у Герцогини же легко оцарапало шею. На набережной воцарилось смятение: машины остановились, окутанные пылью и едким дымом, кто-то из пострадавших дико кричал. На кинувшего бомбу юношу бросился один из офицеров, ему почему-то стал мешать оказавшийся рядом полицейский. Тем временем, террорист, которым оказался Неделько Габринович, успел достать из кармана яд, проглотить его и броситься в реку. Однако яд не подействовал, и прямо на мелководье террорист был, наконец-то, схвачен.

Перед тем как приказать быстро следовать дальше, Наследный эрцгерцог успел поинтересоваться состоянием раненых, при этом пребывая вне себя от гнева, а потому когда в ратуше городской глава Фехим Чурчич, не подозревавший о покушении, начал цветистую речь, Державный наследник резко оборвал его словами: "Господин староста! Я приехал в Сараево с дружеским визитом, а Меня тут встречают бомбами. Это неслыханно! Хорошо, продолжайте".

После приветствия Чурчича Державный наследник овладел, наконец, собой и произнес приготовленную им речь, сымпровизировав в конце по-немецки: "Сердечно благодарен за радостные овации, которые Мне и Моей супруге приготовило население, тем более что так оно выражает радость по случаю неудавшегося покушения", и по-сербски "Прошу передать населению вашего прекрасного города мой сердечный привет и засвидетельствовать Мои расположение и признательность". Вслед за тем Державный наследник осмотрел колонный зал ратуши и распорядился ехать в больницу навестить раненых офицеров. На этот раз автомобили ехали быстрее…

 

Роковой выстрел.

 

Рядом с Державным наследником по-прежнему сидели Венценосная супруга и военный губернатор Боснии генерал Потиорек. На левую подножку машины с обнаженной саблей вскочил Граф фон Гаррах. На углу улицы Императора Франца Иосифа I Карла фон Габсбург-Лотаринг генерал Потиорек заметил, что экипаж едет не в ту сторону, и резко приказал шоферу изменить маршрут. Машина затормозила и, наехав на тротуар, остановилась.

По злополучной случайности на этом месте, в паре метров справа от автомобиля, стоял 19-летний Гаврило Принцип – следующий из подготовленных «Черной рукой» террористов, которых, как показало позднее следствие, всего было шесть.

После неудачи террориста Габриновича Гаврило Принцип лихорадочно метался по улицам, успел спешно испить в кофейне чашку кофе, а в момент, когда экипаж с Августейшей четой остановился, в оцепенении стоял, не веря своим глазам. Наследника трона он тотчас узнал и, выхватив из кармана револьвер, поскольку возиться с бомбой не было уже времени, стал стрелять практически в упор. На часах было 10 часов 50 минут.

Первая же пуля разорвала сонную артерию Наследного эрцгерцога, вторая перебила брюшную аорту его Венценосной супруги. Отлетела фуражка с зеленым султаном, белое платье обагрилось кровью. Герцогиня София Мария Альбина фон Гогенберг безжизненно сползла на пол. Венценосная чета уходила из жизни в мучениях, обливаясь кровью. Последними словами Державного наследника были: "Софи, Софи! Не умирай ради детей!". Герцогиню привезли в правительственный Дворец уже мертвой, Наследный эрцгерцог Франц Фердинанд Карл Луис Мария д'Эсте в беспамятстве дышал еще пятнадцать минут и испустил дух.

На набережной, тем временем, схватили стрелявшего Гаврило Принципа; первым на убийцу бросился случайный сербский студент, потом сбежались жандармы, офицеры. Убийца отчаянно сопротивлялся, пытался проглотить яд и застрелиться – ему не дали. В свалке, по счастливой случайности не взорвалась бывшая при нем бомба. Принципа много били, нанесли несколько ударов саблей, позднее в тюрьме ему пришлось ампутировать руку. Оказавшийся, как будто случайно, рядом с убитыми фотограф-любитель снял едва ли не самый момент покушения. Однако никто еще в то утро не знал, кроме организаторов покушения, что выстрелы в Сараево станут сигналом к началу Великой братоубийственной бойни европейских народов.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.91.106.44 (0.009 с.)