Н.Б. Долгополое (Московский институт гештальта



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Н.Б. Долгополое (Московский институт гештальта



И психодрамы)

Этот текст посвящается Анне Шутценбергер, великой французской психодраматистке, прекрасно говорящей по-русски и всегда поддерживающей русскую психодраму и российских психодрама-тистов. Анна приезжала с Дж. Морено в конце 50-х гг. в Москву и, может быть, благодаря ей, русскоговорящей, эффект от психодрам, которые они проводили в нашей стране, многократно умножился. Я лично глубоко благодарен ей за прекрасную психодраматическую работу, из которой я много почерпнул как профессио-нал-психодраматист, и за ее чисто человеческую поддержку, которую она всегда оказывала в трудных для меня ситуациях (последний раз это было на международном конгрессе IAGP, где Анна с присущей ей ясностью и твердостью защищала права русских психотерапевтов на участие в программе конгресса на льготных финансовых условиях). Собственно, и данная статья появилась благодаря ей, поскольку она подготовлена для юбилейного сборника в честь 80-летия Анны. Кроме того, я благодарю Зерку Морено,

* Статья переведена с английского языка из сб.: Psychodrama Training. A European View Ed.by Pierre Fontaine. Leuven, FEPTO,1999.


всех членов ФЕПТО и особенно Пьера Фонтена за побуждение и поддержку меня при написании этого текста.

После интенсивной психодраматической «атаки» на московское психотерапевтическое сообщество, начатой Йораном Хох-бергом в 1989 г. по просьбе созданной тогда в России Ассоциации психологов-практиков и поддержанной затем замечательной многонациональной плеядой выдающихся психодраматистов-трене-ров: Натальей Новицкой (Финляндия), Эвой Стремберг-Фаль-стрем (Швеция), Полом Холмсом, Машей Карп (Великобритания), Анной Шутценбергер (Франция), Гретой Лейтц, Эллой Мэй, Йорком Бургмайстером (Германия), Сью Дэниеле (Австралия), Моникой Зуретти (Аргентина) и многими другими европейскими и американскими специалистами, российская психодраматическая нива начала бурно развиваться и даже плодоносить...

В 1990 г. на месте пожарища в 31-й аудитории факультета педагогики и психологии Московского педагогического государственного университета (МИГУ) была построена, по-видимому, первая пси-ходраматическая сцена (Нифонт Долгополов, Психологический Центр «Альф»). На ней, собственно, и начинались первые систематические психодраматические экзерсисы со студентами и клиентами... На этой площадке продолжалась и долгосрочная программа обучения русских психодраматистов западными тренерами.

Вскоре была создана Российская ассоциация психодрамы (Президент - Елена Лопухина), начаты долгосрочные программы подготовки российских психодраматистов в Москве и других регионах... Основные тренеры - Нифонт Долгополов, Игорь Кадыров, Елена Лопухина, Екатерина Михайлова, Виктор Семенов, Елена Черепанова, Андрей Шадура. Вскоре появилась и новая волна тренеров: Татьяна Бессонова, Ирина Дьячено и др. Регионы: Москва, Барнаул, Владивосток, Воронеж, Екатеринбург, Новосибирск, Нижний Новгород, Краснодар, Красноярск, Рига, Ростов-на-Дону, Тула, Санкт-Петербург, Ульяновск... По всей стране открываются новые и новые психодраматические группы. Открылось несколько институтов, ведущих психодраматические образовательные программы: Институт групповой и семейной психотерапии (директор - Леонид Кроль), Институт геш-тальта и психодрамы ( директор Нифонт Долгополов), Институт психодрамы и ролевого тренинга ( директор - Елена Лопухина). Андрей Шадура создал замечательный плей-бэк театр. Во многих психотерапевтических и психолого-педагогических центрах действуют психодраматические программы...

Елена Лопухина и Нифонт Долгополов вошли в соучредители Федерации европейских образовательных психодраматических Ин-

И«


ститутов (ФЕГТГО), российские психодраматисты участвовали в психодраматических конференциях и встречах в Копенгагене, Оксфорде, Лувене, Иерусалиме, Сульзано, Буэнос-Айресе, Лондоне...

С одной стороны, Россия только-только вступает в мировое психодраматическое сообщество, с другой - традиции русского театра и «карнавальность» российского менталитета (не случайно именно русские профессора Ильин и Зеньковский открыли «Театр спонтанности» в 20-х...) сильно подпитывают самобытную энергию русской психодрамы. В этой статье мы коснемся лишь одной идеи, выросшей на российской почве в самом начале развития психодрамы в нашей стране, и, в свою очередь, достаточно сильно влияющей на дальнейшее развитие этого психотерапевтического направления...

Идея связана с тем, что в России, по крайней мере, в конце XIX в. зародилось и на протяжении всего XX в. мощно звучит тема будущего («злые языки» говорят, что это потому, что в России было всегда несладко с «настоящим»...). Предреволюционные грезы о будущем в начале этого века, теория и практика построения нового, социалистического общества в 20-х и 30-х гг., послевоенное восстановление и новые пятилетние планы 50-х, перестройка в 90-х... Почти весь XX в. Россия провела в предвкушении и проектировании будущего... А психодрама - один из немногих психотерапевтических методов, которому подвластно не только прошлое и настоящее, но и будущее. Ведь на сценической площадке может быть воссоздана любая «сверх-реальность». А главное, в нее можно «войти» главному герою (протагонисту), получить реальные эмоциональные переживания, при желании изменить ее... Итак, идея заключается в том, чтобы дать возможность главному герою (или группе в целом) соприкоснуться среальньш будущим...

Мы назвали форму психодрамы, посвященную «путешествиям в реальное будущее», - футуропрактикой (футуро- естественно, «будущее», а практикаона и есть практика, т.е. психотерапевтический метод для практической работы с индивидуальными клиентами и группами.)

Как и любая психодрама - это прежде всего эмоциональное путешествие... В начале действия - желание исследовать какую-то зону будущего (эмоционально значимую для протагониста!). На протяжении всего действия на первом плане чувства, эмоциональные переживания, на втором - осмысление, размышления по поводу нового опыта.

Название «реальное будущее» требует пояснения. Обычно действие в классической психодраме развивается от первичной «проблемной» сцены в «настоящем» протагониста (конечно, мы рас-


сматриваем упрощенный случай, когда главный герой достаточно сфокусирован на своей теме и «знает», с какой актуальной темы стоит начать свою психодраму) к сцене из недавнего прошлого и далее «в глубь времен» к базовой сцене, как правило, из детства, в которой и заложено основное противоречие в психической жизни протагониста, связанное с конфликтом потребностей, и (либо) противоречивыми взаимоотношениями с близкими и т.п.

Классическое кольцо психодрамы после проработки базовой сцены завершается возвращением в первоначальную сцену. Если эмоциональное противоречие в базовой и других сценах каким-то образом разрешено - первоначальная сцена из «проблемной» превращается в «ресурсную», дающую силу и энергию главному герою в его реальной жизни...

Одной из промежуточных сцен может быть сцена фантазий про будущее, причем довольно часто она является ресурсной для клиента - ведь мечтают обычно о хорошем, о том, чего сейчас нет, чего не достает... Сразу отметим - в большинстве случаев речь идет о так называемом «фантазийном будущем» (простым примером может быть ответ ребенка на вопрос: «Кем хочешь стать?» - «Хочу быть космонавтом». Если продублировать этот ответ, то скорее всего прозвучит: «Мечтаю о героическом будущем» - к будущему реальному это не имеет, возможно, никакого отношения).

Сразу оговоримся - «реальное будущее» не означает, что показываемые в психодраме события и взаимоотношения обязательно будут происходить в действительности в будущем ( станут объективной реальностью).

Ведь мы же понимаем, что показываемые сцены из прошлого претерпевают, по крайней мере, двойную трансформацию: во-первых, объективные события предстают в субъективном восприятии главного героя (психодрама - это материализация субъективного, внутреннего мира человека и подчиняется закону субьек-тивации); во-вторых, и сами прошлые события, и прошлое субъективное восприятие этих событий реконструируются человеком с течением времени {закон временной реконструкции).

Есть еще третий вид трансформации, зависящий от «режиссерской постановки» тех или иных событий на психодраматической сцене, - но если суть эмоциональных переживаний сохраняется, то этот вид трансформации в данном случае несуществен.

Прошлое можно назвать фантазийным, если эмоционально главный герой переживает его в основном, как «я хотел бы, чтобы оно (прошлое) было таким», и реальным, если «я чувствую,

11β


что оно было таким, и поэтому живу сейчас соответствующим образом».

Сходным образом (по типу эмоционального переживания протагониста) можно разделить фантазийное и реальное будущее: «я хотел бы, чтобы оно (будущее) было бы таким» в отличие от: «я чувствую, что оно будет таким». Вторая часть переживания про реальное будущее тоже может быть выражена словами «и возможно, поэтому я живу сейчас соответствующим образом».

Поскольку будущее еще не произошло (оно в целом является виртуальным миром), еще один тип эмоционального переживания может быть отнесен к «реальному будущему»: «я чувствую, что если это будет происходить на самом деле в будущем, я буду переживать вот так!»

По степени реальности для данного человека мы различаем вероятное будущее - степень реальности высокая: «я чувствую, что оно будет таким», и возможное будущее - степень реальности низкая или неизвестная: «если это произойдет, я буду переживать вот так!»

Теоретические размышления, описанные выше, могут показаться чистой казуистикой, манипуляцией словами, но психодраматическая практика (а футуропрактика не зря так называется, поскольку прежде всего это практический психотерапевтический метод) выявляет существенные различия между фантазийным и реальным будущим.

Приведем пример из психодрамы М., разведенной женщины 32 лет, живущей со своей матерью, с которой у нее сильно напряженные эмоциональные отношения.

Главная героиня, М., входит в сцену фантазийного будущего, связанную со смертью матери со словами: «Я не смогу пережить твою смерть, я чувствую (ох, эти слова про «чувства»!), что я сама умираю.., (при этом ее голос возвышенно-патетичен, лицо почти спокойно, а губы чуть искривлены - может быть, в усмешке?).

А вот протагонист уже постепенно переходит к реальному будущему: «Я в общем-то рада, что ты умираешь... Ты причинила мне столько боли, лишила меня стольких радостей, что я считаю справедливым, что ты сейчас мучаешься, умирая... (жестокая сцена, но намного ближе к реальным переживаниям героини...) А ведь как я хотела, чтобы ты была другой матерью!..»

Здесь директор, естественно, помогает М. поставить сцену с «другой матерью», предварительно спрашивая, в каком времени М. хотела бы поставить эту сцену ~ в прошлом, в детстве, или в настоящем, в сегодняшних отношениях с матерью. М. выбирает сцену в «настоящем». Встреча М. с «другой матерью» - типич-

11»


ная сцена «сверх-реальности», скажет опытный исиходраматист, и будет совершенно прав.

футуропрактика не отхменяет и не переименовывает «сверхреальность», а лишь различает в ней фантазии и нарождающуюся реальность.

Так, в описываемой психодраме «сверх-реальная» сцена с матерью начинается снова с фантазийного:

Мать входит в комнату, видит уставшую после работы дочь и говорит:

- Ты, наверное, устала, доча, приляг, отдохни, а я пока приготовлю ужин...

И ответное дочкино:

- Спасибо, мамочка, я, пожалуй, действительно, отдохну... И когда главная героиня в позиции «зеркало» смотрит на эту

славную сцену со стороны, у нее невольно срывается с печалью и горечью:

- Красиво, конечно, но так не бывает, нереально все это...

- А как более реально, как все-таки может быть! - подхватывает директор, помогая М. ставить сцену в ее реальном ближайшем будущем.

И получается совсем другая сцена. Мать, как обычно, с ворчанием и раздражением встречает дочь после работы, но дочь вместо привычной обиды, замыкания в себе и безнадежного ухода в свою комнату вдруг говорит: «Ты знаешь, мать, что-то надоело мне с тобой ругаться и огрызаться... Давай лучше поговорим нечеловечески...»

А уж дальше - дело техники. С помощью двух участников группы (затем к ним подключается директор и другие множественные дубли из группы), дублирующих М. и ее мать, начинающих со слов «я никогда тебе раньше не говорила» и «я давно хотела тебе сказать» , развертывается настоящий диалог-встреча, в которой две уже взрослые женщины обмениваются накопленными за долгие годы гнетущими их обеих эмоциями, обмениваются ролями, и заканчивают встречу не новыми, но вечными словами: «Ты прости меня, доча, я ведь люблю тебя...» - Я прощаю тебя. И ты меня прости. Ты нужна мне. Ты живи подольше. Я тоже очень люблю тебя...»

Хорошо проработанная сцена в реальном будущем часто приводит к двум позитивным следствиям для главного героя:

1. Время, в которое происходила сцена из дальнего будущего, может существенно смещаться в сторону ближайшего будущего (вплоть до настоящего, переходящего в будущее) -наблюдается ускорение времени.

2. Часто с легкостью возникает перенос из психодраматической ре-^^" алыюсти в реальную жизнь героя (на основе эмоционального


катарсиса и энергетического подъема в проживаемой сцене, безо всякого дополнительного бихевиорального тренинга происходит эффективное освоение новых форм ролевого поведения) - усиливается реализация в жизнь психодраматического действия. Так и здесь: героине буквально на следующий день после психодрамы удалось, по ее словам, «поговорить с мамой, как никогда не удавалось...»

Строго говоря, первоначальная жесткая сцена с предсмерт ным диалогом с матерью не исчезла вообще из сознания М. и из ее реального будущего - но, по крайней мере, из вполне вероятной она превратилась в результате психодрамы и последующего прояснения отношений с матерью в жизни в возможную, но с низкой степенью вероятности ( см. выше различение вероятного и возможного будущего). И наоборот, финальная сцена взаимного прощения и любви из фантазийного будущего превратилась в вероятное ближайшее будущее.

Таким образом, футуропрактика является технологией изменения вероятности «эмоциональных событий» в будущем.

Три указанных механизма футуропрактики (ускорение времени, усиление реализации в жизнь и изменение вероятности будущих событий) делают ее достаточно эффективной для решения многих прикладных задач (встающих перед индивидами, группами, организациями), связанных с проектированием и практической реализацией различных программ в том числе.

При реализации программ многолетней профессиональной подготовки самих же психодраматистов, благо проблем при реализации любых долгосрочных, в том числе и образовательных, проектов в России более чем достаточно:

- нет больших возможностей для проведения тщательного профессионального отбора в группу обучающихся;

- уровень психологической и медицинской подготовки участников сильно отличается;

- мотивация на образование часто не разделена с мотивацией на личный опыт;

~ участники из-за нестабильной политической и экономической ситуации в стране не могут нести полную ответственность за обеспечение временных, финансовых и других ресурсов для своего обучения;

~ возможности психологической и психотерапевтической работы с клиентами и группами, в том числе и для выполнения сертификационных требований, достаточно нестабильны;

- даже постоянного помещения для проведения долгосрочных программ, как правило, нет... и т.д.


Чем помогает футуропрактака? Всего лишь несколько примеров.

В начале образовательной программы я почти всегда провожу футуропрактику, связанную с продвижением участников по «спирали времени» (удобна при работе с индивидуальным участником) либо по «параллельным линиям времени» (удобно проводить со всей группой целиком), от начала обучения до его окончания.

И тренер, и обучающиеся многое проживают и осознают во время этой процедуры: насколько реальным для каждого из участников является постепенное превращение в психодраматиста; какие реальные трудности возникают и как преодолеваются каждым отдельным студентом; что действительно важно получить в процессе обучения; что ждет каждого в конце обучения; как происходит сертификация и многое-многое другое. После этого путешествия в будущее и ответственность многих участников из «фантазийной» превращается в реальную.

Футуропрактику возможно проводить в конце обучения, после сертификации. Многие участники сами просят провести футуропрактику, посвященную «жизни после смерти» группы, -ведь во многих регионах России нет даже хорошего профессионально поддерживающего психотерапевтического сообщества, а не то что психод'раматического. Как находить клиентов? Как собирать психодраматические группы? Как получать поддержку? По какому пути идти дальше? Как создавать и развивать сообщество коллег и единомышленников? Вопросов и эмоциональных переживаний не меньше (а может быть и больше), чем в начале обучения.

Более тонкие эффекты от футуропрактики связаны с ролью дублера. Введение на самых ранних стадиях обучения, вплоть до самого первого цикла, дублера из участников группы «в поддержку» тренеру - директору психодрамы приводит к значительному ускорению освоения обучающимися директорской роли (даже если дубль не проронил во время всего действия ни одного слова...). Или...

На более поздних стадиях обучения мысленно-эмоциональное превращение (самостоятельно-спонтанное или с подсказки тренера-супервизора) начинающего директора в более опытного (лет на пять вперед!) спасало многих студентов от мучительного «ступора» и постыдного провала...

И, конечно, футуропрактика входит в содержание самого психодраматического обучения. «Прошлое, настоящее, будущее, футуро-нрактика, психодраматическая работа с временной перспективой» - одна из важных тем в программе обучения. И по-


прежнему актуальная... Осень. Сентябрь 1998-го. Выглянешь в окно - говорят, в России опять какой-то кризис... Что-то там впереди...

P.S. Я глубоко благодарен всем психодраматистам, которые являются моими непосредственными или невольными учителями и научили меня не бояться смотреть в будущее... Реальное.


ЛИРИКА И...

Путевые стихи

Нифонт Долгополое

( Пер. с питерского, турецкого, греческого, японского, австралийского, украинского, казахского, красноярского яз.)

1. Питер

Мосты развели. Плещется Нева, Ветерок любви -Посреди зевак.

2. Анталия. Пауза на Интенсиве

Три минуты солнца Врываются горячим смерчем В глаза, губы и уши. Дымящаяся тушка Блаженно топорщится От сладости лени и ленча.

3. Дельфы. Отдых предсказателя

Оракул лениво спит у стены Храма любимца муз. Обрывки будущей истины Стекают с сухих уст...


Токио

Слишком много японцев В Нарита-Экспрессе Вперились в прессу, Впились занозами В милые образы Широкоглазые, Белоберезые... Слишком много японцев В городе Токио Ходят без локонов, В белых рубашках, В белых замашках, Взгляд мой с одышкой Лазит по книжкам. И там...

Сплошные японцы. Господи, дай передышку.

Синтоиский древний храм

Четыре утра

Нецветная пора

Из удушливой вековой тьмы,

Пропитанной рисовым потом

И дымом,

Всплывает

Ярко-кровавый храм,

Простодушно-пугающий

И непобедимый.

Украинская таможня

Купе в «товарном» вагоне,

Азеры-кожа-узбеки,

А вы что везете?

Гештальт...

Вот посмотрите чеки.

Французский, немецкий, российский.

— А с чем его пьют?

- Хотите с водкой, Хотите с виски...


Австралия

Страна за горизонтом есть

Австралия.

Лежит себе под зонтиком

Жизнь странная,

Песок под ноги стелется

Снежинкой желтою,

Накроет с мягким шелестом

Волною шелковой,

Драконник лопоухий

Хвостик бесится.

И сумкой кенгуренок

Занавесится.

Коалы по деревьям

Наприклеены.

Из детских снов

Ветрами понавеяны.

Быть может, все это В зеленой дреме Грезится.... _

Алма-Аты. Яблоки в снегу

Яблоки-снегири

Стыдливо краснеют

На ветках в белых нарядах.

Взлететь не смея

Из объятий

Буйного снегопада.

Красноярск

Бабье лето

В пестрых платьях

Разлетелось

Сизым ветром

И покрылось

Белым пухом...

Превратилась

Беззаботность

Желтозвездных

Листопадов

В строгость

Ледяного духа...




Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 106; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.227.97.219 (0.014 с.)