Глава вторая. Техника – молодежи 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава вторая. Техника – молодежи



 

Просо в то время было 84 года. Некоторые источники в Москве говорили о том, что он работал в знаменитом «Проекте Манхэттен». У меня до сих пор вызывает искреннее удивление тот факт, что чувак, который участвовал в создании атомного оружия, не был устранен спецслужбами. Возможно, это связано с тем, что у него были особые отношения с Всемирным еврейским конгрессом, возможно, с тем, что его жена некоторое время работала в администрации президента Рейгана. Одним словом, по Просо всегда было множество вопросов и мало информации.

При первой же встрече он показал мне книгу, над которой работал последние двадцать лет. Она называлась «Двести лет IN DA HOUSE, или Мой ответ Солженицину» и рассказывала о каких-то еврейских вопросах и понятиях, наложившихся на православие. Я как человек не сильно разбирающийся в понтах сионизма вежливо кивал и интересовался, будут ли в книге картинки с голыми бабами (я и сейчас уверен, что успех любого проекта зависит от количества фотографий голых теток).

На мой вопрос, «почему ты пишешь книгу двадцать лет», Просо долго и увлеченно говорил о том, как он наебывает Еврейский конгресс, выбивая денег на борьбу со скинхедами в Нью-Йорке (скинхедов, разумеется, подбивал на погромы сам Просо). Из его часового спича я смог понять только то, что все это долгописание связано лишь с тем, что нужно хоть как-то обосновывать выделяемые Еврейским конгрессом гранты. Тогда я понял, что Просо есть very cool аферист, и такой человек – просто находка для Литпрома.

За обедом мы перешли к концепции духовности. Я очень хорошо помню этот момент, очень познавательный, основополагающий такой момент, из тех, что случаются раз в четыре года, между бэт-выборами.

Просо спросил меня, не сильно ли я голоден. Я, опять же из вежливости, сказал, что нет. Тогда он убрал в холодильник бутерброды с колбасой и сыром, свиную рульку и оставил чипсы, чай и арахисовое масло (которое, впрочем, не на что было мазать). Просо подошел к окну и, прищурившись, начал говорить:

– Что для нас, в современном прочтении, являет собой доктрина духовности на Руси? Духовность на Руси – это тоталитаризм, православие и гиперсионизм! Что мы имеем на сегодня? На сегодня мы имеем спонсоров, политтехнологов, неподготовленную аудиторию, хулиганье и евреев. Если с первыми определениями все ясно, то по евреям есть вопросы. Более того, на одних евреях далеко не уедешь. Чтобы показать всю антихристианскую сущность евреев, нам нужны православные фашисты.

Кто, кроме них, способен «ацки отжечь» кострами народного гнева, как вы изволили выразиться? Без фашистов нам нечего и соваться в массы. Так что по приезде это ваша основная задача. И давайте в эфир больше порнографии, пошленькой и гаденькой. Народ это приветствует. А с роботом вашим… С роботом я, так и быть, помогу.

Он повернулся ко мне и вытер платком свою голову с большой лысиной. Я мысленно адресовал ему вопрос про «клинику восстановления волосяного покрова» и улыбнулся. Он сделал пальцами жест, как бы пересчитывая купюры, и застенчиво посмотрел куда-то вбок. Я оставил на столе несколько стодолларовых купюр и, не прощаясь, вышел.

Я многое вынес из того разговора. В моей голове очень четко нарисовалась схема нашего проекта. Я вез в Москву – и-д-е-о-л-о-г-и-ю.

 

* * *

 

На Алекса я вышел совершенно случайно. В поисках фашистов я зашел на форум знакомств евреев-инвалидов и, представившись одноногой девушкой Лерой Гальпериной, стал писать глупости, типа, «познакомлюсь с безруким евреем для интимных отношений». Через некоторое время на форуме появился человек с ником «Газ для твоего дедушки» и стал писать мне всякие гадости про «Равенсбрюк навсегда» и «пойдем на танцы в Дахау». Быстро пробив через бэт-сервис, прокси-сервер и айпи этого умельца я выяснил, что со мной шутит глава профашистской организации «Апрель в твоем сердце» и, по совместительству, администратор Форума еврейской молодежи некто Алекс. Удача сама шла мне в руки.

С Алексом мы сразу нашли общий язык. Оказалось, что мы пересекались с ним три года назад в программе «Молодежь против фашизма». Я подгонял на антифашистские митинги сотни пэтэушников, которые за бутылку водки на троих в течение часа ходили перед телекамерами с плакатами «Фашизм не пройдет» и «Молодежь Москвы – за будущее без коричневой угрозы», а Алекс, в свою очередь, изображал вожака скинхедов (роли скинхедов за ту же водку играли грузчики близлежащих магазинов) и набрасывался на «молодежь против фашизма» из-за угла с картонными ножами и проволочными цепями. Молодежь, естественно, всегда побеждала отвратительных скинхедов на глазах у изумленной публики и десятка телекамер. Массовка получала водку, а мы с Алексом свои 10 долларов за голову пэтэушника/грузчика. Все оставались очень довольны друг другом. Однажды, из-за опоздания машины с водкой, толпа объединилась, отпиздила ведущих митинга и разбила несколько телекамер. Программу, естественно, закрыли, и с тех пор мы с Алексом не виделись.

Встретившись, мы первым делом четко разграничили сферы управления ресурсом. Я начал работу по внешнему пиару, Алекс отвечал за внутреннюю структуру, борьбу с сионизмом, работу с православными писателями и продвижение в массы программы «Великая Россия от Новосибирска до Рейкьявика». Также он работал по сатанистам, пресекал провокации в гостевых и брал на «слы» недовольных.

В целом у нас получилась довольно веселая и организованная команда, состоящая из меня, гиперсиониста Просо, православного фашиста Алекса и милитаризованного бизнесмена Белкина. Для усиления эффекта единения с народом к нам присоединился Ебаторий Ахуеев, который разрабатывал тему «мочи пидаров!» и тему «бритых пизд». На первом этапе нам это очень помогало, но так как эти темы в целом шли вразрез с концепцией, утвержденной наверху, нам пришлось это прекратить. Ебаторий стал отвечать за музыкальную молодежь и тему музыки на ресурсе.

Как-то раз он очень сильно напился и написал креатив «Убить внутреннего Осташенку». Нам всем этот текст очень понравился, мы стали усиленно продвигать тему ебли «Фабрики звезд», но через неделю из Корпорации пришел емейл, где было написано, что наезд на «Фабрику» противоречит интересам ОРТ как части Корпорации, и все наезды на «Фабрику» должны быть согласованы лично с Гельманом. Я попытался выебнуться в ответ, написав емейл, в котором обвинял Корпорацию в недостаточном финансировании, попытке задвинуть молодых талантов и намекнул на то, что робота у нас до сих пор нет (хотя проект стартовал охуительно) и мы все по-прежнему верстаем в ручную.

К сожалению, это не спасло положения и Ебатория пришлось перевести на сайт «Торпедо-Металлурга», на работу с фанатским движением. В итоге он там и остался. И судя по оживленной гостевой сайта «Торпедо», неплохо себя чувствует.

 

За наезд на «Фабрику» из Корпорации к нам приписали смотрящего. Он должен был несколько дисциплинировать наш коллектив и свести к минимуму количество не согласованных с корпорацией хулиганских выходок. Мы очень волновались, что нам пришлют какого-то ничего не понимающего в интернетах уебана, который задушит ресурс на корню и начнет лепить из нас казарму. Алекс целыми днями слушал фашистские марши и пил водку. Белкин уехал в Париж, Просо писал мне простыни рекомендаций. Я нервничал, ругался с аудиторией и периодически писал письма в Корпорацию.

 

* * *

 

Серган появился в понедельник, в 9 утра. Он прождал два часа до 11 (а по понедельникам раньше 11 утра на работу мы не приходили) и был очень злой. На нем был строгий двубортный черный костюм и белая сорочка с запонками. В руках он держал большой кейс.

Он первым делом запретил нам курить на рабочих местах и вызывать в офис по вечерам проституток. Алексу он сделал замечание за вырезание на рабочем столе фашистской атрибутики. А еще он занял половину моего кабинета и нанял себе личную секретаршу (что было очень обидно, принимая во внимание наше скудное финансирование). По всему было видно, что нас ждут весьма хуевые времена.

Целыми днями он сидел в кабинете, строил графики посещаемости ресурса и контролировал удаленное программирование роботов-падонков. Он постоянно писал отчеты в Корпорацию и с нами общался довольно мало.

Однажды мы с Алексом решили пойти ва-банк. Мы заказали на работу пиццу и подмешали в нее псилоцибиновых грибов. Серган с удовольствием съел пару кусков. После того как он впал в транс, мы показали ему широкоформатный мультик «Баджер, баджер» с пляшущими барсуками и вызвали трех пятнадцатилетних проституток.

На следующий день Серган пришел на работу другим человеком. В офисе появились горячие обеды. Два водителя. Нам увеличили норму траффика на просмотр порнографии (Серган мотивировал это необходимостью производства ежедневных картинок для Литпрома). Еще через неделю нам подписали финансирование на робота.

 

* * *

 

Спиди-Гонщика (Модель Speedy A-224 Pro) мы купили на E-bay. И ввезли в Россию по частям, так как таможенная очистка комплектующих стоила значительно дешевле. Последней деталью Просо прислал лысую голову Спиди. Кроме головы, в коробке лежала записка: «Волосы Speedy теперь растут на другой голове. Gu-Gu!»

Я сразу вспомнил лысеющую голову Просо и подумал, что нет ничего лучше друзей за границей. После того как мы его собрали, Серган целую неделю подгружал в Спиди множество разных программ, вынимая из своего портфеля сотни дисков, начиная с русификаторов и заканчивая программами, позволяющими отличать в гостевых людей от роботов-падонков.

На окончательную доработку Спиди взял Алекс, который наделал ему национал-патриотических татуировок (portak-off) с элементами мифологии викингов и подгрузил программу генерации литературных текстов. Кроме технических преимуществ мы сразу получали еще одного креативщика (хуйатора). Также он работал с ним по теме национальной идеи и патриотизма. Спиди был готов к работе и начал технически модернизировать ресурс.

Я уехал в командировку в Ташкент для встречи с провокатором, который работал на разные предвыборные команды президентов стран Средней Азии и особенно отличился на выборах Назарбаева, придумав концепцию для ультра-маргиналов»

Христианин? Пошол на хуй!» (В последствии этот текст был опубликован у нас на Литпроме).

Я вернулся через две недели, подписав контракт со Сфинксом, который должен был создать у нас атмосферу нечеловеческой ненависти, постоянных скандалов и угроз конкурентам.

Спиди-Гонщик сидел за компьютером в больших наушниках и слушал тяжелый металл.

Когда его собирали, я отсутствовал в офисе, и мы не успели познакомиться. Я вежливо представился ему и обрисовал спектр своих полномочий на ресурсе. Он все очень старательно записывал в свой электронный органайзер, переспрашивал, когда я говорил о своих правах, а также спросил номер моего мобильного и адрес электронной почты.

После того как знакомство состоялось, оглядев меня, он с ходу сказал, что «гламур – это полное говно», и спросил, сколько стоят мои часы. Получив ответ, он недовольно хмыкнул и сказал, что «за такие деньги можно было купить пару серверов, три новых ноутбука и музыкальный центр, ибо старый наебнулся».

Я очень обрадовался его хозяйственности и в душе понадеялся, что теперь хоть кто-то из нашей команды будет человеком организованным и собранным. Я попросил его установить в туалете Wi-Fi и нарисовать пару анимированных картинок с пидорами против наших врагов. На этом первая встреча завершилась.

Если говорить откровенно, мне в то время было очень тяжело со Спиди. Во-первых, после разговоров с ним у меня наглухо вставали механические часы.

Во-вторых, рядом с ним всегда пропадала сеть и невозможно было говорить по мобильному телефону. И наконец, все эти его антиеврейские подъебки были просто утомительны. Я предполагал, что Алекс специально, чтобы прикалывать меня, подгрузил ему весь этот пещерный антисемитизм.

Однажды во время обеда и очередного диалога про жидов и православие я, с целью вызвать сбой в его программе, спросил:

– Спиди, а ты в курсе, что ты сам из еврейской семьи?

Он побагровел и сказал, что его родители были православными писателями и защитниками земли русской, и хоть мы и друзья, он не хочет, чтобы я впутывал его в (как он выразился) «ваши с Просой заморочки». Еще он сообщил мне, что вообще-то он еще и язычник. Тут уже не выдержал я и сказал что-то типа «никогда еще не видел андроидов-язычников из интернет-магазина E-bay, да еще и из семьи православных воителей». Выслушав мою тираду, он произнес:

– А кто это тут андроид? Ты, что ли?

Я встал из-за стола, скомкал салфетку и вышел. Я понял, что против чудес современной техники у меня нет приемов.

В общем, мне было тяжело работать с этим парнем. Он казался мне самым тяжелым из всех, кто меня окружал.

 

Тогда я еще не знал Майка Зеппа…

 

Глава третья. PALM’овые сны

 

С Майком Зеппом я познакомился в гостевой удавкома. Этот чувак с первого момента общения показался мне очень интересным. Во-первых, он периодически вставлял в диалоги всякие немецкие фразочки (впоследствии это легко объяснилось), во-вторых, он с ходу заявился известным контркультурщиком, написавшим 92 текста (считая школьные сочинения, айсикью-логи и гостевые срачи, разъяснили мне в Корпорации). Мы тут же начали много переписываться по айсикью, писать некоторые совместные работы (жж, крос-интер-вью) и устраивать провокации в гостевых и каментах.

Зепп, как открылось мне в процессе общения, жил очень интересной жизнью. Сутки у него делились на две части: в первой он был простым питерским инженером-электронщиком, а во второй – корректировщиком огня, или «беобахтером» (в его версии) в 80-м артиллеристском полку Бранденбургской 8-й танковой дивизии, живущим в начале 1942 года и осаждающим Ленинград. Конечно, он открылся не сразу. Для этого мне пришлось пустить в ход легенду о моей любви к Третьему рейху (в особенности к его армии) и перекопать все поисковики, отыскивая описания того периода нашей истории. Периодически он срывался из асикью с коментарием: «Артобстрел начался», или наоборот, возникал в ней с вопросами «В районе Дубровки тяжело. Снаряды привезли? Опять вчера полевая кухня опоздала!», – а затем совершенно спокойно продолжал разговор на вполне современные темы. Таким образом, когда в следующий раз Зепп переродится из инженера в «беобахтера», предугадать было практически невозможно. Впоследствии, он с негодованием рассказывал, что прохожие шарахаются от него, когда он посреди какого-нибудь магазина начинает ползком протискиваться мимо полок и поднимать руки с невидимым флажком, исполняя свою работу – направляя огонь орудий. (С другой стороны, можно себе представить негодование его однополчан, когда их «беобахтер» уходил среди боя за пачкой «Вирджинии слимз» с ментолом и третьей «Балтикой», ха-ха—ха!).

Лучше всего Зеппа характеризует такая история. Мы сидели у него дома, в Питере, и курили марихуану. На часах – два ночи. В середине разговора за контркультуру Зепп встает и зажигает яркий свет на кухне, в комнатах и даже в туалете. На мой очевидный вопрос «нахуя?» он, посмотрев на меня как на полного идиота, произносит следующее:

– Летчикам и артиллеристам ночью особенно тяжело работать. А тут – яркое пятно среди светомаскировки. Это же очевидно…

С ним было положительно приятно общаться. Я через какое-то время пригласил его в Москву, в наш офис. Тогда я еще очень плохо знал настоящих «беобахтеров».

 

* * *

 

Я стал замечать за Спиди очень странные вещи. Он подолгу сидел, уставившись в окно, был немногословен и все время что-то бубнил себе под нос. Однажды я заметил у него на столе книжки «Учимся говорить» (для детей не старше трех лет и их родителей), выпущенные минским издательством «Детская книга», и книгу «Русское деревянное зодчество». На вопрос Сергана «нахуя?», он ответил, что «по работе надо». Затем Алекс сказал мне, что Спиди после работы шастает по помойкам около различных научных институтов, а в обед ездит на Митинский радиорынок.

Скоро все открылось. Спиди притаранил на работу две коробки. Одну из-под телевизора «Сони Блэк Тринитрон», а вторую из-под двухметровой детской елки. Он был очень доволен собой и начал распаковывать свою ношу для подробной демонстрации. Из первой коробки он достал Крота. Видимо, в процессе сборки у Спиди наебнулись линзы или цветовая карта, потому что Крот получился с непропорционально длинными руками и весь черный. Для полноты картины Спиди приделал ему темные очки и черную бейсболку. Таким образом, Крот получился этаким «черным человеком». Когда Спиди включил его, первая фраза Крота была следующей:

– Я всегда сумею отличить истинную литературу от талмудистики. Ага. Вот.

– Это пиздец, – сказал Алекс. – Спиди, ты текстовые скрипты в него из ЖЖ качал?

– Да, а чо?

– Ничо. Надо его переделывать.

– Зачем? По-моему, нормально так получилось. Я его в гостевую посажу. И в каменты еще. Да, – немного растерянно ответил Спиди.

– Нормально так подумал и вот нормального такого робота притащил, – угрюмо заключил Алекс.

– Ну а во второй коробке чего, тоже говно какое? – спросил Белкин, который все это время пил в углу коньяк, смотрел в окно на два новых представительских автомобиля и повторял тихо одну фразу: «Не подпишет нам главк бюджет в этом месяце, ой не подпишет!».

Из второй коробки Спиди достал нечто совершенно невероятное. Это была длинная деревянная хуевина, похожая на персонажа книги Волкова про деревянных солдат Урфина Джюса, с руками, вытянутыми вдоль всего тела (которые казались прибитыми) и маленькой головой с зеленеющими сучками.

– Его зовут Серега-Зимы-не-Будет. Он умеет рисовать ахуенские флешки и менять компакт-диски в музыкальном центре, – с гордостью сказал Спиди.

– А с хуя ли зимы-то не будет? Корпорация отменила? – со смехом поинтересовался я.

– Прозвище такое. Сучки видишь? Вечнозеленые. Не вянут. Это ж первый робот-падонок, сделанный без единого гвоздя. Единственный в своем роде. И по экологии опять же полезно. Понимать надо такие вещи. Эх ты, дерево! – ответил Спиди.

– По такому случаю надо бы камином обзавестись, – юморнул Белкин.

А Серган шепнул мне на ухо:

– Надо у Спиди отобрать все деньги и заблокировать кредитку. А то он нам тут Кижи построит.

– Это точно, – сказал я и представил, как весь наш офис скоро заполнится цветущими деревьями и маленькими черными человечками – и посмотрел на Алекса.

Алекс жестом объяснил мне, что он ничего про это не знал. Все мы были очень удивлены таким поведением Спиди. Он ходил злой, рассказывал нам о современных технологиях и о понимании процесса научно-технической революции. По такому случаю вся редколлегия, за исключением создателя мини-франкенштейнов, отправилась пропивать остатки бюджета в «Эльдорадо». На следующий день мы манданули с детской площадки деревянную Бабу Ягу, просверлили у нее ниже пояса дырку и с гоготом поставили утром Спиди на стол, сопроводив запиской:

«Спиди, привет! Это Машка-Весна-Круглый-Год. Ее можно ебать (см. Инструкцию). Если ты пропишешь ей нужные файлы, она сможет готовить тебе котлеты и даже писать креативы про любофь.

Редколлегия».

Спиди не разговаривал с нами целую неделю, отгородился перегородками и ночами учил своих роботов. Все мы над ними потешались.

А неделю спустя я нашел у себя в почте два письма. Первое от Зеппа, который сообщал дату приезда в Москву, а второе от Просо, который вспоминал о нашей с ним встрече и оказанной им услуге по покупке робота (на трех листах), а в конце сообщил следующую информацию:

«Я отправил к тебе своего племянника. Его зовут Дрон. Он хороший еврейский паренек. Ты его устрой у вас там в редаке. Надеюсь, я не очень тебя затруднил. Просо».

Такой поворот событий, да еще и в момент, когда предвыборная ситуация вступала в свою заключительную фазу, меня, признаться, несколько напрягал. Я собрал срочное совещание редколлегии с целью местоопределения Дрона и сел писать в Корпорацию о выделении нам еще одной штатной человекоединицы.

 

* * *

 

Дрон по ошибке приехал не в Москву, а в Питер, чем очень облегчил нашу жизнь, потому что Корпорация долго тянула с выделением новой штатной единицы. Из Питера он писал нам отчеты про клубную жизнь и креативы про злоупотребление кокаином. Мы были рады, что хоть кто-то из нас занимается делом, которое ему нравится. Я периодически отписывал Просо о том, что «у Дрона в Москве все хорошо. Он учится и очень нам помогает». Конечно, прикрывать Дрона таким образом было неправильно с моей стороны. Зато мы теперь имели своего человека в Питере. Он наладил нам три станции удаленной активации падонков (для электронного голосования) и частенько рассказывал мне в айсикью, как Зепп на Невском корректирует огонь немецких орудий. Однажды Дрон со своими друганами устроил Зеппу «прорыв красноармейцев на пункт ведения огня», чем жутко напугал Зеппа, который писал мне эсэмэсы: «В айсикью не буду, соблюдаю режим радиомолчания. Кто-то перехватывает айсикью-логи и сообщает их противнику».

В то лето для нас все складывалось очень удачно. Мы провели две тусовки, Сфинкс окончательно затерроризировал падонков наездами, создав веселую медийную ситуацию. На летней тусе, на корабле, Белкин чуть не застрелил вражеского резидента Питона, который писал про него пасквили в гостевых книгах. Питона тогда спасла охрана и он был довольно сильно испуган, но виду не показывал. После этого в классику отечественной контркультуры вошли две картины, нарисованные неизвестным автором (впоследствии утеряны): «Битва титанов. Белкин убивает Питона собственным хуем» и «Почему Питон носит на тусах желтые кеды» (другое название – «Не ссы, браза!»). Корпорация в целом была удовлетворена проделанной работой.

Мы отдыхали и готовились к зимнему сезону.

 

* * *

 

Поздней осенью в Москву приехал Зепп. На Ленинградском вокзале он с ходу попал в ментовку, потому что на вопрос о документах предьявил менту предписание на немецком языке и долго объяснял, что следует в расположение какого-то полка для проверки поврежденной партизанами линии связи. Естественно, связиста приняли. Обыскали на наличие пояса шахида и посадили в обезьянник. Зепп, по словам отпускавших его милицейских работников, говорил на немецком, съел сопроводительное письмо и много ругался матом. «И ваще он, по-моему, псих», – сказал нам в дорогу мент.

Мы привезли Зеппа в офис, и я начал знакомить его с членами редака. Зепп, не отрываясь, ел бутерброды с колбасой, пил сладкий чай (грея руки о чашку, как обмороженный солдат вермахта), пил из горла коллекционный коньяк и все время подхихикивал, внимательно изучая присутствующих. Мы покурили анаши, сильно выпили, и я уехал на банкет, посвященный выборам Белкина в депутаты Государственной думы. Уезжая, я заметил, что Зепп пьет с Алексом и Спиди, а те советуют ему оставаться в Москве. Я договорился встретиться с Зеппом на следующий день у нас в офисе, он долго благодарил меня, сказал, что скорее всего останется на неделю («а то и больше»), и как-то нехорошо улыбался.

На следующий день я проснулся с сильного похмелья. Мне позвонил Серган и сказал, что в офисе Литпрома ЧП. Я срочно собрался и поехал на работу.

Картина была ужасающей. Алекс отсутствовал и не отвечал на телефон. Спиди пел фашистские марши каким-то утробным голосом. Крот методично писал в гостевую одну фразу «Талмудисты это вам не писатели Серебряного века. Ага. ВотЪ». Причем исписал он к тому времени уже 149 страниц. Серега ЗНБ был весь в тюремных татуировках, сделанных шариковой ручкой. Он сосредоточенно рисовал на мониторе фломастером слоган «Бумер – жизнь такая».

 

Алекс приехал очень злой. Сказал, что Зепп подсыпал в водку какой-то хуйни и что «убьет суку, мелкого провокатора». Спиди отправили в починку, а перегоревшие творения его рук – Крота и ЗНБ пришлось выбросить. Починке они не поддавались.

После того случая Серган снова запретил нам пить и курить в офисе. Ввиду приближающихся выборов сбои в работе были для нас смерти подобны.

У меня запищал телефон. Пришел эсэмэс от Зеппа: «Еду в Питер блиа. У вас в Москве па ходу скучно биспизды. Как роботы (ехидно)?».

 

* * *

 

Перед выборами у нас была масса проблем. Во-первых, после совместной тусы с Удавом силы врагов демократии подвергли оба наши ресурса нещадной ДОС-атаке. Во-вторых, по причине двухнедельного зависания ресурса редколлегия бухала. Белкин пил в Думе, Серган в Корпорации, Спиди чинил ресурс, но тоже чего-то пил. Я очень нервничал и бухал по дороге между офисом и Корпорацией. Я делал по восемь таких визитов в день. Алекс допился до такого состояния, что случайно в коридорах Корпорации встретил Бэтмана и напился с ним водки с псилоцибинами. Бэтман довез его до дома и, пока провожал до квартиры, у него обокрали машину. Получилось это точно как во второй серии фильма «Бэтман». Только гольяновские пацаны, в отличие от киношных, не ставили Бэтману хитрых капканов, чтобы он проиграл борьбу с Человеком-Пингвином. Они просто спиздили у него магнитолу из бэт-мобиля.

В Корпорации были этим очень недовольны. Во-первых потому, что вместо традиционного предвыборного хождения в народ Бэтман напился. А во-вторых потому, что Алекс стал панибратски называть Бэтмана Бэтычем, что немедленно стало известно в Сети. Последний факт, признаться, и меня настораживал. Я лично Бэтмена видел один раз – мельком, а разговаривал с ним всего дважды. Первый раз когда он поздравлял меня с открытием Литпрома, а второй – на Восьмое марта (да и то второй раз он набрал меня по ошибке, когда хотел поздравить с женским днем Марину Литвинович, пиарщицу СПС). Так или иначе, я себе подобного панибратства не позволял.

В общем и целом, ситуация складывалась напряженная. Нас немного выручил ввод даун-проекта под кодовым названием Дачник. Это была очень успешная операция, когда на базе первых двух провалившихся роботов Спиди построил киборга-падонка с вживленной половиной мозга учащегося ПТУ и половиной мозга скинхеда из Орехово-Зуево. Дачник писал много хулиганских текстов, хамил в коментах и форуме, гадил в гесте и за три с небольшим месяца стал настоящей звездой ресурса. Он настолько оттянул на себя аудиторию восемнадцатилетних падонков, что на его базе было собрано еще два образца – Катеринус и Толеманус, которые вошли в новый проект «Dolboeb Production». Они сидели в отдельном помещении, запитывались от одного кабеля и имели единый мозговой блок. Все их тексты и комментарии генерировались единым центром, что несло в себе многочисленные удобства, их можно было блокировать одним скриптом, когда они слишком много флудили. Тем не менее сами себя они как-то идентифицировали. Из их наружных аудиоколонок часто были слышны возгласы: «Толеманус, бля, заебал меня клонить»» или «Катеринус, скинь фоту нах!». Подобная лжесамоидентификация была уморительной.

Спиди тщательно за ними следил, проверял их наладки по три раза на дню и еженедельно что-то там разбирал. Он очень уставал с ними, и я иногда чувствовал от него запах пота после работы с даун-роботами («Это у него проводка подгорает», – объяснял мне Алекс). Дачники отчаянно даунили. Это было какое-то даун-искусство. На вопрос: «А чо они так тупо пишут?» – Спиди всегда говорил в ответ одну фразу: «А хули ты от роботов-то хочешь!».

В такие моменты я особенно уважительно смотрел на него.

 

* * *

 

В канун выборов я уезжал в Питер. С помощью нового аппарата «Визуального Вовлечения Падонков (ВВП)», внешне похожего на палм, который активировал падонков Северо-Запада нашей страны для голосования посредством электронных урн, я должен был приехать в Северную столицу и включить аппарат на месте. Это объяснялось ограниченным радиусом действия. Для западных областей были свои аппараты, для восточных – свои, и так далее.

В это же время мне пришло письмо от Майка Зеппа: «Привет! Я слышал, что у вас там в Мск очень популярна игра для лаптопов “Путин-чесс”. У нас такой нигде нет. Не мог бы ты мне ее привезти во время своего ближайшего визита в Питер? Да и лаптоп заодно, а то он дорогой нах. С меня стакан шмали. Считаю обмен адекватным. Майк Зепп.

Зы: Ты не злишься за роботов?»

Подумав, что представляется шанс совместить дело с бездельем, я отправился в Питер.

В Питере все произошло довольно стандартно. Мы встретились с Зеппом, покурили анаши и выпили водки. Вернувшись в гостиницу, я активировал роботов-падонков, введя в дисплей «ВВП» исходную информацию:

 

Batday 2004. Funny game for serious people. Choose your leader!

 

Current Leader: V.V.P.

Current Idea: Duhovnost

Current Music: Vova Vova Chuma

Download!

 

С чувством исполненного долга я лег спать. На следующее утро Зепп проводил меня до вокзала, принял от меня палм с «Путин-чессом» и пообещал поставить в этой игре всероссийский рекорд. Я пожал ему руку и вошел в вагон. Настроение у меня было охуительное.

 

* * *

 

Наступило 15 марта. Я проснулся, выпил две чашки кофе и полез в Интернет. Первое, на что я наткнулся, было сообщение в Живом Журнале Сумерка Богов:

 

11:41 am – Танцы-обжиманцы танцуют вокруг испанцы…

Мы Путина переизбрали вчера на второй президентский срок. Вот так, запросто, без паранойи. Фантастика. Всегда бы так.

 

Тут мне стало понятно, что выборы завершились успешно, как и планировалось. Почему Сумерк использовал в заголовке название песни «Танцы-обжиманцы» вместо официально утвержденного джингла выборов «Вова, Вова-чума» Ираклия Пирц-халава, мне было непонятно. Я начал волноваться, понимая, что Сумерк имеет более свежую информацию, чем я. Как всегда в таких ситуациях, меня стало параноить, что мне не договаривают что-то важное и используют втемную. Я позвонил Белкину – он тоже ничего не знал про новую песню. Я полез за прибором «ВВП», надеясь найти в нем нужную информацию по новой песне. Но… прибора нигде не было. Я перевернул все вверх дном, обшарил каждый ящик, прибора не было. Я залез в пальто, в котором был в Питере, в кармане его пряталось что-то железное. Я с замирающим сердцем засунул руку в карман и… вытащил палм с игрой «Путин-чесс». Я понял, что проебал важную государственную тайну. Я понял, что проебал свое будущее в политике, астрономические деньги и положение в обществе. Я понял, что я попал. Мне никогда больше не доверят серьезных проектов, никогда не позвонят из Корпорации, и вообще…

Я открыл бутылку виски, выпил из горла грамм двести и закурил. «В сущности, – подумал я, – жизнь продолжается. Уйду из политики и займусь литературой. Или контркультурой, на худой конец». От таких перспектив мне стало очень тепло и как-то по-особому весело. Я сделал еще пару глотков из бутылки, и меня стало клонить в сон. Я посмотрел на предвыборный плакат Белкина над моим столом, лег на диван и стал проваливаться в дрему. Мне показалось, что Белкин подмигнул мне с плаката левым глазом.

 

* * *

 

Congratulation! Level successfully complete!

Current Status: Robots activated!

 

Batday 2004. Funny game for serious people. Choose your leader!

Current Leader: V.V.P.

Current Idea: Duhovnost

Current Music: Vova Vova Chuma

 

Download next level?

Yes/ No

 

Майк Зепп еще раз изучил написанное и осторожно нажал клавишу Yes.

На мониторе высветились исходные поля для заполнения. Почесав затылок, Зепп старательно начал вводить данные. Закончив, он отвел руку с палмом в сторону и нажал Download. Через несколько секунд палм торжественно пропищал гимн Советского Союза и выдал следующую информацию:

 

Congratulation! Level successfully complete!

Current Status: Robots activated!

 

Batday 2008. Funny game for serious people. Choose your leader!

 

Current Leader: Mike Zepp.

Current Idea: Drugs, Chats, Internet

Current Music: Triplex «BRIGADA»

 

Download next level?

Yes/ No

 

Зепп вопросительно посмотрел на монитор. Затем снова нажал клавишу Yes и снова начал заполнять исходные данные. Загрузив программу, он пошел на кухню и закурил. Минут пять он смотрел в окно, как питерские кошки лениво копаются в рыхлом мартовском снегу. Подышав на оконное стекло, он вывел на нем пальцем: «Петербург Достоевского» – и вернулся в комнату.

Он взял в руки палм и сел в кресло. Палм пиликал гимн Советского Союза. На экране моргала надпись:

 

Congratulation! Level successfully complete!

Current Status: Robots activated!

Batday 2012. Funny game for serious people. Choose your leader!

 

Current Leader: Mike Zepp.

Current Idea: Poshli vse naxuy mudaki!

Current Music: Leningrad – Vse eto Rave!

 

Download next level?

Yes/ No

 

Зепп положил палм в карман спортивных штанов и сказал:

– Наебка какая-то, а не игра.

Он надел куртку, тяжелые армейские ботинки, черную бейсбольную кепку и вышел из квартиры.

 

Оказавшись на улице, он вытащил из кармана палм и выбросил его в мусорный контейнер. Подняв голову к небу, он сощурился на солнце, надел темные очки и сплюнул под ноги.

«Хуйней какой-то они у себя там, в Москве, занимаются, мудаки, – подумал Зепп. – Чтоб в такие игры играть, надо быть москвичом, наверное. В натуре, что ли, переехать?»

 

Что, хочешь досыта есть?

Хочешь крепко спать?

Тогда хули ты думаешь, давно надо было рвать! – заорал из мусорного контейнера палм голосом группы «Каста».

Услышав это, Зепп в ужасе прижался к стене, попятился – и бочком, бочком втиснулся в черную глотку подворотни. Потом он развернулся и в беспамятстве припустился бежать. Он бежал долго, пару раз падал, пару раз задел кого-то плечом, но все равно не останавливался.

 

Очнулся уже почти в центре города. Ему было очень страшно, а главное, не отпускало чувство ужасной несправедливости. Ошеломляющей несправедливости. Конкретной несправедливости. Такой несправедливости, какая случается раз в четыре года в канун президентских выборов.

Он посмотрел вверх, на хмурое северное небо, поднял воротник куртки и зашагал в сторону ближайшего ларька, продающего алкогольные напитки.

Вслух он сказал одну-единственную фразу:

«УЖОС БЛЯТЬ…»

 

* * *

 

Амиго спал. Он лежал на спине, подогнув под голову левую руку, и улыбался во сне. Ему снились выборы, президент Путин, пальмы на далеком острове, проебанный палм и город Палм Бич, про который рассказывал Просо. В какой-то момент в его сне появилась статуя Свободы с лицом Амура Гавайского. Амур приветливо махал ему факелом и улыбался голливудской улыбкой. Амур набирал номер мобильного телефона Амиго и делал ему знаки рукой, чтобы Амиго поднял трубку. Но трелей звонка не последовало. «Международная хуево соединяет», – подумал Амиго. В этот момент в его сне появился телефонист Майк Зепп в эсэсовской форме, распиливающий телефонный провод Нью-Йорк – Москва штык-ножом.

– Блядь, Зепп, ну почему ты такая сволочь?! – закричал Амиго и проснулся.

 

PS: Специальные спасибы:

музыка «Каста»

виски «Jameson»

духовному учителю Сумерку Богов

каменты – читателям

 

 

Media-sapiens

 

Каждый из нас хотя бы раз в жизни попадет в ящик.

Шутка телеведущих и работников кладбища

 

Итак, на пороге XXI века человек преодолел новую стадию в своем развитии. Вследствие развития технологий и скорости передачи информации человек разумный прекратил свое существование. Больше не требуется производить порядком надоевшие вибрации серого вещества, именуемые некоторыми особо оптимистичными членами социума мыслительным процессом. У человека есть страховой полис, пенсионная карточка, ближайший супермаркет или супермаркет рядом с работой – оба с одинаковым набором продуктов. Есть пара десятков бутиков с почти одинаковыми коллекциями, отличающимися лишь именами дизайнеров на лейблах. Есть пара десятков ресторанов с почти одинаковыми меню, отличающимися лишь именами владельцев. Наконец, сами люди, посещающие эти заведения, – также практически одинаковы, и отличаются друг от друга только именами. Хотя и этот пережиток со време<





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 126; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.80.249.22 (0.015 с.)