Перечить ни Юлька, ни Натусик не осмелились. 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Перечить ни Юлька, ни Натусик не осмелились.



После ужина дождь прекратился, но идти никуда из дома все равно не хотелось. К бабе Кате в гости пришла баба Тося, и они играли в дурачка. В другой комнате Натусик сидела и раскладывала гадальные карты, как баба Тося, а Юлька вслух переживала:

– Нет, ну что это значит – «любовь твоя рядом ходит, а ты не замечаешь»? Я Андрея замечаю.

– А она не об Андрее, – не отвлекаясь от карт, сказала Натусик.

– А о ком? – не унималась Юлька. – Скажи мне – о ком? Что это за загадки?

– Тебе рассказали, а ты сама интерпретируй.

– Как?

Натусик пожала плечами.

– Хорошо, допустим, я чувствую, что моя любовь вот сейчас в этот самый момент совсем рядом... – начала было Юлька, но тут в дверь постучали.

Юлька вздрогнула. Подружки переглянулись. А баба Катя, судя по звукам из горницы, пошла открывать. А потом крикнула:

– Юля, тебя!

Юлька на негнущихся ногах пошла к двери... В дверях никого не было – баба Катя махнула рукой на двор. Юлька влезла в резиновые сапоги с обрезанными голенищами и вышла из дома.

У забора стоял... Аркаша.

«Сама виновата – нечего было за него хвататься тогда, когда Глашку с Андреем у фермы встретили!» – мысленно отругала себя Юлька. Все-таки Аркаша хоть и поэт, но – не герой ее романа.

– Юлька... – Аркаша замялся. – У меня тут к тебе дело... Меня просили передать... – Сунул ей конверт.

Юлька во все глаза смотрела на него: неужели же Аркаша – ее любовь?! Конверт взяла, как в полусне. Опомнилась, когда парень уже через мостик переходил.

– Ну?! – накинулась на нее Натусик, едва Юлька вошла в комнату.

– Аркаша.

– Отлично, – обрадовалась Натусик, – Аркаша – хороший парень, стихи пишет.

– Да не нравится мне Аркаша! Нравится, как человек, но сердце у меня от него не екает.

– А, может, екнет еще?

– Не екнет! Он вообще по делу приходил. Конверт принес.

– Все правильно: там – любовное признание. Сейчас прочитаешь – и все екнет.

– Чучело ты, Натусик, – и Юлька вскрыла конверт.

Солнце распустилось,

Выросли цветы,

Мне никто не нужен,

Кроме – ты.

Я был одинокий,

А теперь пою,

Ты прими, родная,

Всю любовь мою.

Пусть дожди грохочут,

Дуют пусть ветра,

Я теперь с тобою

Вместе навсегда, —

Прочитала она.

– Ух ты, Аркаша тебе стихи сочинил! – позавидовала Натусик.

Юлька стояла растерянная. Ей никто никогда стихи не сочинял... И сердце, как обещала Натусик, екнуло. Но ведь Аркаша сказал: «Меня просили передать...»

– А может, это не Аркаша сочинил? – решила она озвучить свои сомнения.

– А кто? Что, в деревне еще кто-то стихи сочиняет?

Это был аргумент.

Юлька в задумчивости уставилась в окно. На ночь погода наладилась, уже и солнце из-за туч выглянуло. Дом бабы Кати стоял окнами на восток, и теперь оно, закатывавшееся на западе, било лучами не в окна, а высвечивало речку, дома напротив, центральную улицу со всеми, проходящими по ней. Деревенская молодежь и дачники, просидев из-за дождя день дома, вышли прогуляться. Игорь с Ольгой проехали на мотоцикле. Чьи-то дети пробежали. Юлька уже хотела было отвернуться, но тут на дороге показалась... лошадь.

Натусик тоже заметила коня:

– Кто это верхом гарцует?

Лошади в Ольховке были, стояли на ферме вместе с коровами – на них пасли.

На коне кто-то лихо пронесся галопом мимо домика бабы Кати дальше в противоположную от «Голливуда» и фермы сторону.

– Кто это был? – удивилась Юлька. – А как красиво проскакал...

– Может, нам сходить, с пастухами познакомиться? – предложила Натусик. – Интересно ведь верхом покататься. А то были в деревне, а лошади не видели.

– Да и в городе можно покататься... – протянула Юлька и снова уставилась на письмо со стихами. – И что за манера не подписываться?

– А ты сходи к Аркаше и спроси, от кого, – посоветовала Натусик.

Но Юлька уже снова глазела в окно, ожидая красивого, как ей показалось, всадника. «А что? – подумала она. – Натусик своего Федора тоже на центральной улице увидела...»

И снова в окне мелькнула лошадь с развевающимися гривой и хвостом и ловко сидящим без седла мальчишкой. Юлька с Натусиком переглянулись. Но не успели ничего сказать друг другу, как дверь в их комнату открылась и на пороге появилась баба Катя:

– Это чего у нас мимо окон Васька Лебедев туды-сюды скачет, а, девки?

– Васек? – изумилась Юлька. – Не знаю... Может, дела какие...

– Конечно, дела. Обратить на себя внимание – вот все его дела! – И баба Катя лукаво прищурилась на Юльку.

– Вышли бы, что ли – хорош парня мучить! – вставила свое слово из горницы баба Тося.

Юлька, сама не понимая с чего, покраснела.

– Бежим! – дернула ее на улицу Натусик. – Вот кому не нужен никто, кроме тебя.

Глава 15

Принцы и кони

Васек, заметив, что девчонки вышли, осадил коня прямо напротив дома. Закатные лучи делали и его, и его коня золотыми. И тут только Юлька разглядела, какой он, Васька Лебедев, красивый... И вспомнила, как он не испугался Репу и вступился за друга. Как они танцевали в полумраке клуба... А она, Юлька, думала о каком-то Андрее, ничего и никого вокруг не замечая.

– А Васек, оказывается, такой красивый!.. – вслух сказала она, хватаясь за Натусика, потому что на мгновение ей показалось, что она и правда вот-вот упадет...

– А тебе обязательно нужен был конь, чтобы узнать своего принца, да? – не удержалась, чтобы не поддеть подружку Натусик: ей вдруг стало грустно-грустно, что ее Федора нет рядом.

– Смотри! – воскликнула Юлька, показывая пальцем на кусты справа по дороге.

И тут же из-за кустов показался второй золотой всадник на золотом коне. И теперь уже Натусик схватилась за Юльку: это был Федор. Не так браво, как всю жизнь живший в деревне и с детства ездивший верхом Васек, но все-таки достаточно уверенно он направил коня с дороги через реку прямо к дому бабы Кати. Васек поехал следом.

Подружки стояли столбом, не веря своим глазам.

– Привет! – Первым подъехал Федор. – Как жизнь? – И спрыгнул с коня.

– Ты поступил?! – кинулась к нему Натусик.

– В Санкт-Петербургский государственный университет телекоммуникаций имени Мэ А Бонч-Бруевича на факультет сетей связи, систем коммутации и вычислительной техники!

– Ты – мой герой! – и Натусик самым натуральным образом кинулась ему на шею, от чего Федор моментально покраснел, но тоже в ответ обнял ее.

Васек, который так и не решился подъехать ближе, чем на пять метров, молча переводил взгляд с них на Юльку и обратно. Растерявшись, он отпустил поводья, и его лошадь с аппетитом поедала люпины бабы Кати. Тогда Юлька сама сделала пару шагов навстречу. «Он или не он написал стихотворение?» – стучало у нее в висках.

Васек спрыгнул с коня и тоже пошел ей навстречу.

– А ты... ты поступил? – спросила Юлька, едва не терявшая сознание: так все было неожиданно, так странно...

– В Академию ветеринарной медицины... В Петербурге...

– И ты? А как? – удивилась Юлька, вспомнив, что Васек сам печально рассказывал, что, учитывая уровень образования на селе, пытаться поступать в Питер бесполезно.

– А я ведь по национальности – вепс. И, оказывается, есть такой закон, по которому представители вымирающих наций пользуются льготами при поступлении в высшие учебные заведения... Это ведь все ты. Со своим «едь в Питер!». Ты так на меня посмотрела, таким взглядом... колдовским. Что я как в полусне поехал и поступил... И теперь буду жить в Питере, а через пять лет стану дипломированным ветеринаром.

Юлька смотрела на него во все глаза и не могла понять, как она раньше не разглядела Васька – какой он красивый, хороший – да что там! – самый лучший. Это все ее установка, что в деревне все – глупые и скучные, виновата! Дурацкий стереотип. Столько времени зря потеряно, столько страданий по не стоящему их – городскому! – Андрею...

– Эй, вы что, не слышите? – вдруг раздался голос Федора. – Я уже вас полчаса зову – поехали кататься!

Юлька с Васьком одновременно обернулись и увидели, что Федор с Натусиком уже давно сидят верхом – он спереди, она сзади – и ждут их. Юлька, не веря всему происходящему, посмотрела на Васька. Васек поискал глазами своего коня. Конь основательно прописался на клумбе с люпинами, объев уже почти все цветы. Васек ахнул и кинулся к нему. Схватил за повод и подвел к Юльке.

– Держись за гриву и согни ногу в колене, – не глядя на нее, сказал он, а когда она выполнила его указания, легко закинул ее на лошадиную спину.





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; просмотров: 68; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.161.98.96 (0.007 с.)