Имеющие да получат. Не имея, не получить. Отняв у другого, нельзя иметь. Надо создавать свое. Если вам это не под силу, из вас не выйдет сколько-нибудь стоящего волшебника.




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Имеющие да получат. Не имея, не получить. Отняв у другого, нельзя иметь. Надо создавать свое. Если вам это не под силу, из вас не выйдет сколько-нибудь стоящего волшебника.



Все мы знаем причину, по которой проклятия белых ведьм возвращаются к ним. Если эти старые карги порабощены чувством вины, достаточным, чтобы называть себя “белыми ведьмами”, их трусливый акт заклятия сам по себе усиливает это чувство вины троекратно, обеспечивая тем самым несомненный возврат их проклятий. Здесь мы снова можем наблюдать статическую ситуацию, порожденную постоянной пересылкой внутрь себя той проблемы, ради которой и проводится ритуал. Замечали ли вы, как белые ведьмы, будь они “традиционистскими”, “гарднерианскими” и т. д. вечно решают “проблемы”. Трясина их вековых раздоров лишь слегка успокоена благословенным фактом существования общего врага – Сатаниста.

Тот факт, что мы не сошли с нашего пути придания особого значения различиям между колдовством и Сатанизмом – пожалуй, их излюбленной тематики – означает наше освобождение от потребности того, что Томас Шаш называет “Иным”. Говоря Сатанински, что бы это ни было, мы за это, потому что “Это” есть предвестник реакции. Однако, говоря магически, мы должны занять ту же позицию, что и Гручо Маркс в фильме “Лошадиные перья”, где в роли профессора Куинси Адамса Вагстаффа, он поет свое нигилистское кредо: “Что бы это ни было, я против этого!”

В этом смысле мы принимаем “Это” (заурядность, мода, статус-кво и т. д.) в качестве отправной точки, из которой начинается взмах маятника в обратную (Сатанинскую) сторону. Мы осознаем, что “проблемы” – которые являются человеческими идеалами – не только преходящи, но и легко предсказуемы.

О ТОМ, КАК ВАЖНО ХАНИТЬ ТАЙНЫ

Тайны – это власть. Разглашая тайну, вы размениваете потенциальную власть скрытого знания на мимолетное воспарение эго, приходящее в момент откровения. Желание произвести впечатление на других, открывая им то, что имеет ценность, вполне естественно, особенно в моменты, когда самоуважение ослаблено или ущемлено. Открытие тайны одним человеком поднимает дух другому.

Есть четыре разновидности тайн. Первая самоутверждает носителя секретов без настоящей передачи их. Так, например, известный концертный пианист может с относительной степенью безопасности раскрыть тайны владения инструментом человеку, ни разу не прикасавшегося к пианино.

Но если тот же пианист признается о своих эскападах в кустах с девятилетним мальчиком, то его самый неприметный знакомый обретет власть над ним. Это откровение – вторая разновидность тайн, по типу “скелет в шкафу”, которая позволяет человеку властвовать над другим независимо от социальных, умственных или экономических различий. Применительно к финансам эта разновидность тайн называется вымогательством. Применительно к методам управления она называется поддержанием вампирического эго.

К несчастью, охраняемый принцип часто может попасть в руки людей со скудными достоинствами, посему строжайшая секретность поддерживается изобретателями и первооткрывателями. Это – третья разновидность тайн. В отличие от второй разновидности, где раскрытие тайны подрывает положение человека, третья позволяет любому новичку дублировать то, что раньше было недоступно недалекому умом человеку. Классический пример – малый, обнаруживающий, что может увеличить вдвое пробег своего автомобиля, бросив в бензобак недорогую капсулу. Такие вещи обычно открываются, а не передаются. Простую формулу гораздо менее вероятно открыть, чем сложную. Но именно простые формулы обычно легче всего ускользают.

Четвертая разновидность тайн применяется в техниках допроса и шпионажа – “раскрытие” бесполезной информации, чтобы добиться важного разоблачения. Другими словами, обмен ничего не стоящей вещи на имеющую истинную ценность.

Суммируя все вышесказанное – первый тип тайн неопасно открывать, но лучше всего хранить. Второй тип без сомнения подорвет своего хранителя, будучи раскрытым. Третья разновидность позволит получившему секрет воспроизвести то, что доселе было подвластно лишь его хранителю. Четвертая – трюк малой или манипулятивной магии, жертвами которого становятся обычно похотливые и воровские натуры.

Обладатель ценного секрета владеет вполне осязаемым и жизнеспособным продуктом потребления и посему имеет преимущество над теми, кто лишен этого знания. Осознание обладания этим сокровищем придает ему уверенность и силу, которая проецируется на других. Даже если он не пользуется этой тайной, ее постоянная доступность приумножает его собственную безопасность. Дети очень быстро осознают, что могут получать необходимое внимание (и конфетки) других детей, сообщая им: “У меня есть тайна”,

Несколько способов убедиться в том, что тайна будет сохранена

Страх: Угроза ужасных последствий в случае, если секрет будет раскрыт – самый обычный способ обеспечить сохранность тайны. Прекрасный метод, но он не подходит для многих людей, считающих, что законы существуют для того, чтобы их нарушать, а тайны – чтобы их раскрывать. Человек с самоубийственными наклонностями найдет себе обширную игровую площадку для своих мазохистских устремлений, раскрывая тайны, поскольку таким образом он ставит себя в положение, чреватое возможностью поплатиться за свои дела. Он вызывает враждебность и неприятие по отношению к себе, получая взамен удовлетворение эго, сопровождающее его откровения. Он представляет себя героем, тем самым квалифицируя свое возможное наказание как мученичество. Я наблюдал такое поведение у монашек, которые сбегали из монастыря лишь для того, чтобы с нетерпением ожидать наказания, ожидавшего их по возвращении. Таким же образом истерики могли вступить в Церковь Сатаны, отступиться, раскрыть то, что как они полагают, было секретами и, трясясь от страха, ожидать пока наглухо закрытый лимузин не увезет их в тайную берлогу, где им предстояло бы вынести суровые и восхитительные наказания.

Страх возмездия сам по себе, вероятно, не самое действенное средство устрашения. Клятвы, даваемые на церемониях посвящения в масонские и оккультные общества, в которых говорится, что, разгласив секреты, кандидат будет разорван на части, практически ничего не стоят, поскольку предположительно такие ужасы не могут произойти. Чем более честна и уважаема организация, тем меньше ценности представляют такие клятвы. Братства обычно полагаются на следующую категорию, несмотря на свои кровожадные клятвы.

Остракизм: Остракизм – очень реальная угроза, Чтобы она сработала, хранитель тайны не должен вносить ни малейшего элемента зависимости в дружеские отношения со своими товарищами. Братства применяют это средство устрашения, особенно в окружении, где остракизм может означать потерю рабочего места в дополнение к общественному неприятию.

Некоторые тайные ордена, страхуя себя от неосторожного поведения своих членов, навязывают им нечто вроде “ограничительного устава” Это значит, что если благонадежность кандидата найдена недостаточной, он помещается в низшую, наблюдательную группу, где засекреченный материал не имеет хождения. Если достоянием гласности становится существование такого разделительного процесса, любой, кто думает о повышении, будет проявлять благоразумие.

Очевидный недостаток остракизма состоит в том, что его эффективность ограничена социальным окружением. Член общества может быть образцом благоразумия, проживая там, где его эмоциональная и экономическая безопасность находится в зависимости от товарищей по братству. Однако, уехав без намерении вернуться, он часто проговаривается, преследуя цель создать о себе свежее впечатление.

Осмеяние: Если тайна притянута за уши или обставлена ослиными выходками, многие подумают дважды, стоит ли ее открывать, если только те, с кем они собираются разоткровенничаться, не принимают их за сумасшедших. Посему многие важные секреты окружены ловушками, достойными, на первый взгляд, лишь осмеяния. Многие братья из тайных лож, особенно те из них, кто занимается бизнесом или уважаем в обществе, постесняются описать ритуалы, в которых они должны были переодеваться женщинами, ездить верхом на козле, мочиться на пол, ложиться в гроб и т. д. Эти выходки, рассмотренные в контексте, имеют символическое значение, но упрощенное описание неким образом гарантирует, что они будут восприниматься вне контекста.

4. Молчание: Самый действенный способ обеспечить секретность – во-первых, не разглашать секрет. Величайшие магическое секреты – те, которые будучи рассказаны, отвратят слушателя от рассказчика. Если маг уважал бы своего ученика в достаточной мере, чтобы разгласить ему эти тайны, он не хотел бы отчуждения. Следовательно, такие секреты никогда не разглашаются. Они только могут быть открыты. Тот факт, что открытие является желанным человеческим чувством, обеспечивает его ухищренное использование в целях эксплуатации и контроля.

Игра в открытие

Если вы хотите, чтобы люди всем сердцем приняли то, что вы хотите им предложить, позвольте им “открыть” это самим методом пасхального яйца. Все вы, конечно, помните как происходила Охота за Пасхальным Яйцом. Кто-нибудь просыпался пораньше, раньше всех остальных, и приносил яйца, которые потом должны были найти дети. Он или она помещали их в местах, где их можно было найти, но не без приложения некоторых усилий. Дети еле утерпевали в ожидании начала. Конечно, все искали в одном и том же месте. Никто не шел в другое, если только не был безнадежно туп или обманут злорадными товарищами. Находя свое яйцо, ребенок радостно вопил. Иногда вопил и чей-нибудь родитель, наблюдавший со стороны за находкой своего отпрыска. Ребенок, нашедший больше всех яиц, отмечался некоторым образом, обычно, пустым шоколадным зайцем.





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.221.159.255 (0.005 с.)