ТОП 10:

Будущий супергерой и никогда не захочет туда возвращаться, что бы не произошло в его жизни.



Прочитавший письмо парень увидел, как рядом с ним останавливается грузовик. Из грузовика выходит тип в красной кепке и с бородкой. Тип не стоит на месте, он подходит к нему и задает ему вопрос. Волжский обитатель. Волжский местный человек. Волжский водила. Человек, лишенный сверхсилы. Обычный человек - не одно из этих определений не подходило к этому человеку. Кэйлу была знакома вежливость не меньше чем остальным людям с его планеры, и он понимал, что если он назовет этого человека подобным образом, то, вполне возможно, тот ответит ему большей грубостью и не позволит сесть в его машину.

Вид у мужчины, вышедшего из кабины грузовика, был довольно простой. Простецкий. Людей с такой одеждой Бэннери в этих краях видел уже не один раз. Чаще всего ему попадались именно такие жители Земли. Грязные штаны, похоже, были в моде у землян. Впрочем, на внешности делать акцент Кэйлу не хотелось. Его куда больше интересовала внутренняя начинка этих самых сверхпростых землян.

Мужик подошел к парню в простоватой одежде, с неумытыми кучерявыми волосами, коим являлся Кэйл. У него сразу появилось желание спросить у этого парня, нужна ли ему какая-нибудь помощь.

"Парень. Тебя надо куда-нибудь подвезти? Али нет? Смотрю, вид у тебя убитый. Ты морально устал?" - спросил у Бэннери мужчина, закурив при нем. Мужчина не задал ему вопрос можно и закурить. Кэйл это учел. Но если бы этот представитель земной расы был бы не вежлив, он бы не спросил его о том, нуждается ли он в том, чтобы его подвезли или нет. Логично. Выходит, про курение он просто забыл его спросить, или не посчитал нужным интересоваться мнением незнакомца курить ему или нет.

"Если вас это не затруднит - подвезите. Я действительно подустал немного. Морально" - ответил Бэннери, и после он еще раз убедился в том, что перед ним стоит вежливый представитель расы простых людей.

Мужчина, выкурив сигарету, остальную пачку положил на пень, а затем признался парню, что он вот уже второй месяц изо всех сил пытается бросить курить и что больше срываться он не станет ради столь сомнительного удовольствия.

Раз Кэйл согласился принять помощь от незнакомца, значит, он действительно морально устал.

Дальше, когда они уже ехали в машине и Бэннери снова читал письмо матери , полное красивых слов, берущих Кэйла за душу во время читки, вход пошли истории про свое прошлое. Мужчина жил в этих местах с детство, как выяснилось. Он растит двух сыновей, работает в магазине. Кэйлу до боли были знакомы слова мужчины о том, что его ему порой надоедает эта скучная и однообразная жизнь, что он хотел бы пожить какой-нибудь другой жизнью и испытать новые ощущения.

Мужчина на протяжении десяти минут не решался задавать кучерявому никаких вопросов. На вид этому парню было не больше тридцати лет, и, скорее всего, даже чуть меньше тридцати. После десяти минут грозного глубокого молчания (слышен был лишь знакомый всем дальнобойщикам мотор грузовика) мужчина все-таки заговорил с ним. Из его рта так и полетели вопросы.

-Кто ты такой, парень? Может, расскажешь мне о себе, чтобы мы лучше понимали друг друга? Не люблю молчаливых и тихонь. Я местный, давно здесь живу. Всех из люда местного хорошо знаю, но тебя, признаюсь, вижу здесь в первый раз. Это хорошие места. Люди здесь остаются простыми, даже если посреди ночи увидят НЛО или призраков каких-нибудь. Не то, что там какого-то незнакомца вроде тебя. Но мне интересно, почему у тебя такой вид, будто у тебя никого нет в этой жизни? Или я не ошибаюсь, солдат, и ты еще одна казанская сирота России - человек, который никогда не видел родительской любви и ходил во всяком тряпье все детство? - спросил водитель, посмотрев на те шмотки, что были на теле парня: бюджетная куртка, еще более бюджетные штаны, на шее парня непонятно для каких целей висели какие-то шнурки. Вид у пассажира был более, чем просто бедным. Он был даже каким-то странным, отдаленным от всего того, что можно было увидеть на других людях. В Волжской дальнобойщик никогда не встречал похожих на него. Никогда в жизни. Этот незнакомец - первый такой человек. Значит, подумал дальнобойщик, этот парень сиротского вида чем-то отличается от всех.

Вопрос, заданный дальнобойщиком, показался Кэйлу грубым, но это вовсе не означало, что он не собирался отвечать на него. Наоборот. Он подготовился к ответу. Теперь оставалось только ответить рулящему на вопрос, сирота ли он или у него есть родители.

-Вы можете считать меня сиротой. Вы имеете на это полное право. Я действительно очень немногим отличаюсь от сироты. Я одинок. Всегда путешествую один. Меня никому нельзя увидеть в паре с кем-то. Нет девушки, нет друзей. Я всегда путешествую. Меня можно назвать одиночкой. Для этих мест я чужой - ответ парня заставил дальнобойщика резко остановить машину. Грузовик на время застыл.

Кэйл теперь с нетерпением принялся дожидаться исхода этой поездки, гадая, что мужчина с ним сделает за этот ответ - скажет ему на повышенном тоне выходить к чертовой матери из кабины и валить ко всем чертям или снова заведет машину, и они поедут. Человекообразный пришелец, внешне ничем не отличающийся от человека, думал, что мужчина будет сердиться на него. Такие грустные мысли в нем рождало материнское письмо, в котором были строки о несовершенстве людей, о том, что несовершенные могут обидеть совершенного человека и причинить ему сильную душевную боль только из-за того, что он совершеннее их. Но на этот раз доброму пришельцу, пока что не нашедшему себя в мире землян, повезло, и он довольно таки быстро повстречал на своем пути человека доброго, человека понимающего и открытого.

Этот человек в недалеком будущем стал ему другом, он помог ему сориентироваться и понять смысл жизни землян. Он поведал Кэйлу, во что любят одеваться земляне, что они предпочитают брать на трапезу, чем они в основном увлекаются, какими принципами руководствуются и что в их поведении можно найти такого особенного. Кэйлу было только в интерес послушать одного из представителей расы землян, видимо, умного и бывалого представителя.

"В жизни сверхчеловека встречается много хороших людей. Конечно, хороших для одного человека много. Идеальный человек - хороший для всех. И неважно, сверх ли он или он просто человек. Важно, что у него внутри"

Дальнобойщик вовсе не стал, указывая на дверь, просить его сходить с машины. Все оказалось не так, как боялся Кэйл. Страхи разочароваться в людях себя, к счастью Кэйла, не подтвердили, чему сверхчеловек не мог не обрадоваться. Мало того, что он порадовался присутствию вежливости представителя людей, так еще и Волжский житель этот даже попросил у него прощение за свой грубый вопрос, который он задал парню минуту назад.

Кэйл давно заметил за людьми Земли такую особенность характера: только вежливый и воспитанный землянин попросит прощение за резкость в выражении. А те, кому вежливость не присуща, не будут этого делать. Далеко не все Земляне просят прощение за прямые грубые оскорбления. Некоторые из них ведут себя слишком вызывающе, не соблюдают правила приличия и позволяют себе всевозможные вольности.

-Что-то я сегодня немного не в настроении. Прости меня, парень. Я не хотел тебя задеть, упоминая о сиротстве. Ты не местный, поэтому кое-что скажу тебе, никогда не держи обиды на человека, у которого на языке по привычке часто вертится черт знает что из-за усталости и суматохи. Я просто подал свой вопрос не в той форме. В грубой форме подал его. Знай же, парень, я никогда не сужу людей по их одежде и по их статусу. Поэтому ты можешь расслабиться и не брать в голову, что ты одинок. Лично меня это не волнует. Сирота ты или нет - для меня неважно. Главное, кто ты внутри. На остальное я внимания не обращаю - произнеся эти слова, мужик завел своего зверя, и они поехали вперед по шоссе.

Впереди были деревья, а вот за ними через пару минут были видны дома. Именно туда они и держали свой путь. Увидев и поняв, что пассажиру, скорее всего, некуда идти обладатель, пожалуй, самого большого грузового, автомобиля во всей местности не мог не пригласить парня к себе в гости и чем-то попытаться помочь ему.

-Куда мы едем? - решился спросить Кэйл и тем самым убрать из себя накопившееся любопытство. Новый знакомый не стал тянуть с ответом.

-Мы? Мы ко мне домой едем. Это уже близко. Десять минут езды и мы будем у меня дома. Отдохнем немного. Я тебе дам боле менее нормальную одежду, чтобы ты не ходил в этих тряпках, как бродяга, а дальше сам знай. Дальше ты уж сам решишь для себя, что будешь делать, и куда путь будешь держать. Но не отчаивайся раньше времени. Недельку у себя я тебе позволю отночевать. Главное, когда находишься в гостях, не злоупотребляй их добротой. Все хорошее должно быть в меру, чтобы мы не перестали ценить радости жизни. Скоро приедем уже. А пока почитай одну интересную книгу - водила достал из бардачка толстенькую книжечку. Кэйл открыл ее, затем заглянул на обложку.

"Библия"

Кэйла более чем просто смутила надобность в чтении этой книги. Причин на то, чтобы не читать ее, у него было гораздо больше, нежели чем читать. Пришельцу, крайне слабо ознакомленному с земной цивилизацией, с ее культурой, достаточно было полистать ее и увидеть в ней одно слово <бог>, как он сразу осознал, что держит в руках отнюдь не какое-то очередное художественное произведение, не какой-то там детектив или триллер, а литературу, по меньшей мере, повышенной серьезности. Повышенной серьезности для суеверных землян. Все-таки эти земляне не только до ужаса простые, но и чудаковатые и во многом доверчивые, раз верят всяким религиозной тематике книгам, повествующим о богах и мессиях.

Спрашивать у водилы, для чего он читает подобную литературу и держит ее в бардачке, Кэйл хотел да не решился, понимая, что подобный вопрос может как обидеть добродушного землянина, так и показаться для него крайне странным. Этот человек не должен был узнать, что простой на вид парень, которого он добровольно подвозит с целью помочь ему, прилетел с другой планеты и вовсе из другого мира. Вряд ли бы землянин, услышав эту удивительную правду о парне с утонувшего в войне, в насилии и в радиации многострадального Зеддера, в это поверил бы. Ознакомившись с простотой жителей Земли, Бэннери уяснил для себя, что они не очень-то и верят в существование иных цивилизаций. Поэтому даже не стоит и пытаться привить к ним веру в иную жизнь, в бессмертие космоса. Пусть незнание об иных цивилизациях и о космосе так и останется отличительной чертой землян, одной из главных отличительных черт. Многие цивилизации уже несколько тысячелетий, а то и миллионов и миллиардов лет знают о том, что кроме них в космосе обитает кто-то еще, похожий на них. А многие из них даже находятся в союзе друг с другом и друг к другу прилетают в гости на космических кораблях. В этом плане земляне были довольной отсталой расой. Кроме различных теорий и непризнанной уфологии они не смогли продвинуться вперед. Но и в этой отсталости и незнании был свой океан плюсов. Так земляне, не зная других рас, например, не смогут развязать ни с какой из рас войну. Знания не всегда приносят пользу и тем более они не всегда приносят мир. Как солдат, участвовавший в битвах против машин на своей родной планете, Кэйл знал, что информация, поступающая в мозг, как и любого вида знания, далеко не всегда и не во всех случаях приносят пользу тому, кто ими обладает. Он бы и сам хотел погрузиться в неведение, в незнание и позабыть обо всем, что касается Зеддера и войн, проходящих на нем вот уже почти один век. Порой то, что ты знаешь и то, о чем ты думаешь, жестоко загружает твой мозг. Тебе перестает хотеться много знать и о многом тревожится. Много раз Бэннери хотел забыть о том, о чем он знал. Причины такого желания существующего в нем были вескими. Это же и плохое отношение к своему народу, погрязшему в жестокости и грязи войны.

Разумеется, ничего из этого Бэннери не планировал рассказывать дальнобойщику, из доброты и вежливости пошедшему к нему навстречу, чего он не ожидал от местных жителей. Услышав такую историю, дальнобойщик бы тут же подумал, что его новый знакомый во вред для своей психики пересмотрел фильмов о Терминаторе и, недавно сбежав из какой-то глухой психиатрической клиники, сейчас несет полнейший бред про киборгов, про повстанцев, про войну. Этакий <Джон Коннор>. Бэннери не хотел, чтобы его земляне считали психом, а потому понимал, что ему придется каждый раз воздерживаться от рассказа подробностей своей жизни.

Благо, Кэйл, искавший мир, сразу же почувствовал, это места мирные. Здесь нет никакой войны. Никакой радиации. Никаких пустошь и тем более никаких киборгов. На Земле люди живут своей жизнью. Они именно живут, а не воюют как зеддерианцы. Они рождаются, вырастают, по уши влюбляются в себе подобных, создают семьи и живут долго и счастливо, а затем, храня гордость, они умирают в постелях оставляя после себя память о себе - о том,. кем они были в жизни и чем они занимались. Такая жизнь устраивала Кэйла. Такая - мирная, простая, добрая, огражденная от войн (и от киборгов, и от радиации, и от пустошей).

Ничего из выше перечисленного уже нет на Зеддере, да и Кэйл очень сомневался в том, что на Зеддере когда-то будет царить мир. Вовсе не киборги виновны в том, то сверхчеловек разочаровался в людях с Зеддера. Вовсе не они. Не машины. Виноваты сами люди, а может быть и сам Зеддер привыкший к смерти и к насилию.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-28; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.234.214.179 (0.006 с.)