ТОП 10:

Тринадцатая глава: Кара Шестого Легиона



 

Я зову себя Ахмадом ибн Русте, скальдом Тра, и я принес к этому очагу сказание о рейде Влка Фенрика на Просперо, как того требует мое призвание.

Многие голоса можно услышать в моих словах, многие воспоминания. Как скальд Тра я выполнял свой долг, возложенный на меня Огваем Огваем Хельмшротом, ярлом Тра, а до него Гедратом Гедратсой, ярлом Тра, долг собирать истории воинов Тра и сплетать их в воспоминания, которые буду пересказывать вновь и вновь, пока вюрд не обрежет мою нить.

Вам, собравшимся здесь у очага, вам, слушающим меня возле костра, пьющим мёд и ждущим, когда поведают вашу часть сказания, вам придется простить меня. Это также и моя история, внутри нее я сам, мой голос и воспоминания, и меня нельзя из нее убрать. Ведь также я зову себя Каспером Хавсером, гостем Фенриса, другом Шестого легиона, пешкой Пятнадцатого, очевидцем, чужаком.

Сказание о Просперо не просто о войне. Мы знаем это. Прежде всего, это доказательство верности и отваги Шестого легиона Астартес. Это история о долге, исполненном без колебаний и вопросов. Всеотец приказал Стае выполнить задачу, и она ее выполнила. Никто из услышавших это сказание да не усомнится в верности Влка Фенрика.

Но это сказание также и плач. Атака Просперо была печальной необходимостью, о которой сожалели все. Она не принесла ни радости, ни славы. Наказание братского легиона, даже если все прошло столь успешно, трудно принять. Это всегда будет ношей Волков Шестого легиона Астартес, ибо будучи избранными охотниками Всеотца, они вынуждены нести бремя куда более тяжкое, нежели другие легионы. Я не стыжусь признать, что это сказание о печали и скорби. Это сказание мы бы с радостью позабыли, желая, чтобы всего этого никогда не случалось.

Просперо горел. Когда Волки Фенриса обрушились на него, тот ярко полыхнул, а затем утонул во тьме. Братство Тизки в совершенстве владело искусством войны и многими тайными познаниями, но оно не выстояло против резни. Кровавой была сеча, дикой и безжалостной. Лишь один исход мог быть у нее. Никто не выстоит против Волков, даже Алый Король со своими Тысячью Сынами.

Итог нам известен. Мы знаем, чем все окончилось. Побежденный Магнус бежал вместе с остатками некогда грозного войска, чем лишь доказал глубину своих познаний в некромантии. Только благодаря самой темной магии ему удалось выбраться с поля боя живым.

Но часть этого сказания вам неизвестна. Моя часть. Я расскажу ее лишь единожды. Здесь и сейчас.

 

Отовсюду доносился бой барабанов — антимузыка начала операции. Мне выдали доспехи, доспехи трэллов, которые следовало носить под шкурой и поверх кожаного одеяния, ставшего моей повседневной одеждой. Я был вооружен секирой и имел устройство смещающего поля и, кроме того, мне выдали вычурный укороченный лазпистолет. Думаю, его взяли из оружейниума ярла Огвая. Оружие было древним, но в отличном состоянии. Чтобы содержать его в чистоте и рабочем состоянии, оружие разбирали и собирали множество раз. В какой-то момент существования лазпистолета, которое определенно было длиннее моей жизни, его рукоять сняли и заменили новой, из яблони, на которой золотой нитью был выложен символ Ура. Оружие некогда принадлежало офицеру Оборонительных Сил великого, но обреченного на гибель города-проекта. Его для меня выбрал Аун Хельвинтр, грозный рунический жрец, памятуя сказание о моей минувшей жизни и связи с рабочими общинами Ура.

— Ур был одним из значительных и достойных уважения проектов по созданию лучшего будущего для человечества, — сказал мне Хельвинтр, протягивая оружие. — Он провалился, как и многие до него, но дух его был велик, а цель — безупречна. Я вручаю тебе этот пистолет, дабы он напоминал тебе об этом духе. То, что мы свершим сегодня, будет кровавым деянием, но сделаем мы это с той же целью. Объединение. Спасение. Лучшее будущее для людей.

С этими словами я поспорить не мог. Старания и кровь, тяжести и невзгоды — это была цена, достойная лучшего будущего. Битва за идеалы никогда не давалась легко, будь итогом возведение одного города-мечты или же разрушение другого.

Единственное, в чем я сомневался, и я признаюсь, что сомнение таилось в моем сердце, так это в том, значил ли Ур для меня хоть чем-то. Я прожил жизнь, полагая, что значил. Я прожил жизнь, веря в целостность своей личности и воспоминаний. Теперь же я ни во что не верю. Я услышал игру на клавире. Увидел деревянную лошадку. Лицезрел, как встает солнце над Террой, и отвернулся от окна, чтобы увидеть лицо, которого не мог вспомнить. Глаза без лица. Лицо без глаз. Фигуры на старой игральной доске. Атам, словно ледяной клинок, сверкает во мраке.

Тем не менее, я взял оружие.

На палубах «Нидхёгга» кипела жизнь. Подъемники устанавливали десантные корабли на пусковые рампы. Туда-сюда носились поезда с боеприпасами. Из-за проверки двигателей огромного количества трансатмосферных челноков палуба до самых верхних уровней заполнилась густым белым дымом, походившим на летние облачка. Под светом встроенных в потолок ламп мы казались идущими по небесам богами Вышнеземья, повелителями созидания и разрушения. Мы слышали перестук молотков и клепальных машин оружейников, спешно заканчивающих ремонт. Здесь ковался вюрд.

Меня прикрепили к стае Йормунгндра Два Клинка. В нее входили также Медведь, Богобой, Эска и Хельвинтр. Волки не спускали с меня глаз, в любой миг ожидая, что я рухну на пол, закачу глаза и с идущей изо рта пеной буду молить о прощении голосом Алого Короля.

Но этого не случилось. Он молчал.

 

Для кары Просперо Волчий Король собрал весь Шестой легион. Полный легион, дабы наказать полный легион. Собравшийся у Тардии флот останавливался еще трижды, чтобы соединиться с остальными силами. Кроме того, чтобы усилить Влка Фенрика, Всеотец направил войска Безмолвного Сестринства и кустодиев.

Думаю, Шестой легион едва ли нуждался в усилении. Ни один Астартес в Империуме не сумел бы одолеть Волка в поединке, и мы обладали численным перевесом. Много лестных слов можно сказать о Страже Шпилей Просперо и других вспомогательных силах, но единственными достойными внимания были лишь другие Астартес, а легион Магнуса Красного был небольшим по сравнению с Влка Фенрика.

Тем не менее, в Шестом легионе царило опасение. Сила Алого Короля происходила из малефика, что и было камнем преткновения. И теперь, когда дело дошло до открытого противостояния, он покажет свои острейшие когти. Не важно, превосходили мы Тысячу Сынов в десять, сто или даже тысячу раз, магия могла уравнять наши шансы. Скрепя сердце, все командиры стай признали, что Безмолвное Сестринство может означать разницу между победой и поражением. Лишь они по воле Всеотца могли рассеять и погасить колдовство Магнуса и его сынов-последователей.

Присутствовал и страх. Он ощущался в трэллах и вспомогательных войсках. Не думаю, что Астартес могут чувствовать страх, по крайней мере тот, что знаком людям. Скорее тревогу. Но я знаю, больше всего Стая ценит истории о малефике, ибо лишь его они неспособны убить, а потому он — то единственное, что привносит в жизни Волков дрожь опаски.

Мы вырвались из имматериума прямо в малефик.

Я боялся. В моем сердце поселился страх. Я надел маску, чтобы отпугнуть его.

 

За время перелета от Тардии до системы назначения я успел украсить свою маску и кожаное одеяние. Эска Разбитая Губа дал мне пару общих советов, а Орсир и Эртхунг Красная Рука показали мне узелковые узоры, которые можно было использовать. Я решил сделать маску со стилизованными рогами вожака саенети, которые начинались бы у переносицы и формировали надбровные дуги. Так я хотел почтить память Улвурула Хеорота, прозванного Длинным Клыком, который спит ныне на красном снегу. Маску и кожаные одежды я выкрасил в черный цвет, а в центр лба маски добавил циркумпункт, символ-оберег. С охраняющим оком, ветвистыми рогами и искривленном в оскале ртом исходящая от нее угроза будет отгонять все, кроме самого темного малефика.

Воины Тра готовились к атаке. То будет резня, и им предстояло обрезать нити, а потому они облачались в лики Смерти. Естественно, большинство было вооружено клинками и болтерами — истинным, испытанным оружием Влка Фенрика. Но ярлы открыли свои оружейниумы, и Огвай выдал хранившееся у него оружие всем желающим ветеранам своей роты. Не я один в тот день получил подарок из оружейной.

Некоторые Волки обрели улучшения, превратившие их бронированные рукавицы во всесокрушающие кулаки или даже промышленные когти. Иные проверяли необычайно большое мельта-оружие с бронированными кабелями, покрытые узорами лазерные пушки или даже колоссальные штурмовые пушки с вращающимися стволами, которые обычному человеку казались совершенно неподъемными.

На экранах, размещенных между «Грозовыми птицами», свисающих с потолка посадочной палубы, словно продукты в кладовой, постепенно росло изображение призрачного, утопического Просперо.

В последнюю ночь меня посетил сон. Это был сон, который я вижу с тех пор, как покинул Терру, и которому больше не доверяю. Он хотел притвориться воспоминанием, но был пронизан ложью. Я знаю, что предшествовавшие отбытию месяцы находился на борту сверхорбитальной платформы «Лемурия». Я снимал роскошный люкс на нижней стороне платформы. Это действительно было. Я знал, что из-за искусственной гравитации чувствовал себя уставшим и не выспавшимся.

Я помню, что каждое утро сквозь ставни пробивался золотой свет, придавая комнате теплый и уютный вид.

Помню, что всегда раздавался электронный перезвон, после чего объявлялось мое время пробуждения.

Я прибыл на «Лемурию», чтобы привыкнуть к космосу, прежде чем сесть на корабль, который унесет меня в неведомые дали. Еще я прилетел туда, чтобы уединиться. Мне с таким трудом удалось вырвать себе отпуск, освободиться от оков Терры, и поэтому мне совершенно не хотелось, чтобы здравомыслящие люди, вроде Василия, пытались отговорить меня.

Конечно, теперь я понимаю, что на самом деле дела обстояли несколько иначе. Мое положение в Консерватории было не таким зыбким и недооцененным, как я считал. Об этом я узнал из надежных источников.

Думаю, тогда я был не в себе. Уже тогда на меня влияли. А возможно, на самом деле манипулировать мной начали задолго до этого события. Желание покинуть Терру пришло ко мне не само собой. Как и желание изучить Фенрис. Честно говоря, скажите мне, братья, какой человек, боящийся волков, отправится встретиться со своим страхом на планету волков? Это бессмысленно. Простите, но меня даже не особо интересовала культура Фенриса.

Это увлечение также не возникло само собой.

Еще одной причиной, по которой я находился на сверхорбитальной платформе, был визит в биомеханическую клинику. Некий инстинкт, или внушенный инстинкт, подсказывал мне, что на Фенрисе я вряд ли смогу делать заметки или составлять письменные записи. Поэтому мне пришлось перенести операцию по замене правого глаза на аугметическую копию, служившую также оптическим записывающим устройством. Мой настоящий глаз, изъятый хирургическим путем, хранился в клинике в стазисной камере, готовый к обратной пересадке после моего возвращения.

Иногда мне интересно, какие он видит сны.

В моем повторяющемся сне я просыпаюсь в своей комнате, когда объявляется пятый час. Это день операции. Я стар, старше себя нынешнего во всех отношениях, кроме возраста. Мое тело устало. Я поднимаюсь, ковыляю к окну и нажимаю на кнопку, чтобы открыть ставни. Они поднимаются с низким гулом, и в комнату затекает золотистый свет. Я выглядываю в окно, и передо мной открывается потрясающее зрелище. Я делал так каждое утро, ибо каждый раз мог стать последней возможностью увидеть зрелище столь потрясающей красоты своими глазами. Своими настоящими глазами.

В ту последнюю ночь перед Просперо во сне появились новые детали. Не думаю, что в него намеренно внесли новые элементы, просто я видел его уже столько раз, что начал подмечать новые, ранее незамеченные вещи.

Через приоткрытые дверцы стенного шкафа я заметил стоявшую на сундучке деревянную лошадку. Из соседней комнаты доносится игра на клавире. Пахнет свежим яблочным соком. В углу полки в небольшом красивом футляре красовалась Награда Даумарл рядом с осетийской молитвенной коробочкой. На маленьком столике у окна лежала открытая регицидная доска. Судя по фигурам, до конца игры оставалось три-четыре хода.

Я подошел к окну, ожидая увидеть отражение стоящего позади меня человека. Ждал, когда меня охватит ужас.

Ждал, чтобы спросить «как ты можешь быть здесь?»

Я обернулся, надеясь, что лицо станет еще одной деталью, которую смогу увидеть. Все, что я заметил, прежде чем проснуться, были глаза. Это были глаза без лица, и они пылали, словно символы-обереги.

 

Мы ждали сопротивления. Конечно же, ожидали. Несмотря на всю уверенность и чувство превосходства, несмотря на всю нашу ужасающую мощь, мы и не рассчитывали, что нам не окажут сопротивление. Пусть никто не говорит, что Тысяча Сынов Просперо не были великими воинами. Они были Астартес! Одно это ставит их на совершенно иной уровень. Во время Великого крестового похода мы почитали их за братьев по оружию, теперь же уважали их как смертоносных врагов. Даже без колдовства к ним не стоило относиться пренебрежительно.

Более того, Просперо был их родным миром. Легион всегда сильнее на своей земле. Дома-крепости восемнадцати легионов Всеотца считаются наиболее крупными и неприступными в новом Империуме.

Когда карательный флот приблизился к Просперо, подобно мигрирующей стае гроссгвалуров, стало очевидным, что планетарная оборона не активирована. Сеть укреплений была отключена от внешней орбиты и до самой поверхности. Отдельные города были экранированы, но это была стандартная процедура, а не ответ на грядущую угрозу. Огромный поток гражданских кораблей все время шел от планеты к границам системы.

Некоторые из спасающихся судов были взяты на абордаж. Их команды и пассажиры были задержаны и допрошены руническими жрецами, чтобы собрать всю возможную полезную информацию. Позже я узнал, что на одном из кораблей, «Киприи Селен», находились имперские летописцы, приписанные к Пятнадцатому легиону. Как мне сказали, среди них был старик, прозванный Писцом Магнуса.

Мне очень хотелось бы с ними пообщаться, выслушать их сказания, услышать голос другой стороны. Но такой возможности мне не представилось. Я узнал о них уже после того, как все закончилось, и их судьбы мне не известны.

По мнению Двух Клинков, Алый Король решил сдаться. Магнус Красный не заявил об этом открыто, но поняв ошибочность своих действий и позор, который навлек на Пятнадцатый легион, он выслал всех невиновных и отключил оборонительные системы, дабы смиренно принять свою судьбу подобно тому, как виновный человек подставляет шею под топор палача. Если это правда, то она свидетельствовала о муках совести и раскаянии Магнуса. Два Клинка считал, что все завершится через пару часов.

Но Огвай развеял его чаяния. Ярл рассудительно напомнил нам, что до этой участи Просперо и Алого Короля довело колдовство. Вполне возможно, Магнус, как никто другой, был готов к обороне, ибо малефик ни один из наших сенсоров обнаружить не мог.

Мы ждали. Вид планеты в высоком разрешении полностью заполнял собой все экраны. При орбитальных маневрах мы стали ощущать небольшие изменения гравитации.

Час спустя свет на посадочной палубе начал мерцать в промежутках по несколько секунд.

— Что происходит? — спросил я Эску Разбитую Губу.

— Орудийные батареи черпают энергию, — ответил он. — Мы начали орбитальную бомбардировку.

 

Когда пришло время высадки, думаю, я дремал или, скорее, грезил. Я думал про общину, в которой вырос, про крытые куполами поля на пустынных нагорьях, про длинную комнату, обучающие столы в пристройке библиотеки, вечерние истории о волках, чтобы мы далеко не забегали.

Богобой растолкал меня.

— Мы готовы, — произнес он.

Под грохот барабанов мы сели в «Грозовую птицу». Как скальд, я мог идти куда пожелаю и занять любое противоперегрузочное кресло, но все же выбрал запасное у кабины пилота, а не одно из отмеченных порядковым номером. Мне не хотелось оскорблять братьев, вклиниваясь среди них.

Фиксирующие клети опустились с шипеньем пневматики. Мы проверили ремни. Трэллы и сервиторы установили тяжелое вооружение на полки над головами или же прикрепили к магнитным лентам, после чего торопливо выбежали, когда рампа начала подниматься. Корабль задребезжал от нарастающей ярости двигателей, и их вой почти заглушал переговоры по воксу между пилотами, наземными командами и палубными диспетчерами.

Затем свет в отсеке стал красным, будто свежая кровь, сирены возопили, как карниксы, гидравлические засовы открылись, подобно молниевым камням, и от перегрузки нас вдавило в кресла, словно от удара молота.

Одна за другой «Грозовые птицы» вырывались из «Нидхёгга», будто трассирующие снаряды из обоймы. Вокруг нас другие корабли выпускали подобный груз. Я взглянул на Богобоя.

— Сегодня мы все дурные звезды, — сказал я.

 

Огонь в очаге еще горит. Блюда ваши ломятся от мяса, из чаш выплескивается мёд, а сказанию еще далеко до конца.

Итак, на Просперо много великих лет назад мы сражались с предавшим Пятнадцатым легионом. Тяжелый бой. Тяжелейший из всех. Самый жестокий в истории Влка Фенрика. Огненные бури, пылающий воздух, кристаллические города, в стеклах которых отражалось пламя, и где ждали нас воины Тысячи Сынов. Всякий, кто был там, помнит это. Никто из тех, кто был там, вовек не забудет это.

Мы спускались сквозь бушующее пламя, пронеслись мимо горящих платформ орбитальной защиты, огромных сооружений, выведенных из строя прежде, чем они успели сделать хотя бы выстрел. Догорая и разваливаясь на части, они улетали вдаль, оставляя за собой обломки и облака выплескивающегося из реакторов топлива.

Мир под нами также горел. Бомбардировка флота залила Просперо огнем и воспламенила атмосферу. Клубы сажи и обломки, словно от урагана, разносились на тысячи лиг161. Колоссальные плазменные лучи изжарили всю животную и растительную жизнь, а также обратили моря в пышущие жаром чаши, источающие пар и отравленный газ. Массированный обстрел из лазерных орудий испарил реки и растопил снежные шапки. Падали, словно буран в зиму Хель, кинетические снаряды и гравитационные бомбы, вздымая новые леса из яркого жидкого пламени, которые росли и ширились, а затем в мгновение ока опадали и гасли. Косяки управляемых ракет, словно рыбы, бегущие от сетей, перемешивали земную твердь с небесной гладью, обращая воздух в яд. Магматические и ядерные боеголовки, будто молоты богов, изменяли рельеф. Горы срывались, равнины раскалывались, долины обращались в новые кряжи из обломков. Кора Просперо исходила трещинами. Мы видели ширящиеся, пламенеющие следы нанесенных планете смертельных ран, рвущуюся снизу геенну огненную, разламывающую целые континенты. То было великое таинство войны. Жар и свет, энергия и расщепление превращали воду в пар, камень в пыль, песок в стекло, кость в газ. Всюду в небеса возносились вращающиеся грибовидные облака, высотою с наш Этт на Фенрисе.

Полет не был спокойным. Ни один спуск с низкой орбиты не бывает спокойным. Мы падали отвесно, словно пикирующие соколы, и начали выравниваться лишь тогда, когда поверхность оказалась прямо под нами. Пересиливая гравитацию, нос корабля с трудом приподнялся, словно великий океанский орм, попавшийся на крючок. «Грозовая птица» безостановочно содрогалась, будто была готова вот-вот развалиться на части. Затем мы выровнялись и помчались над самой землей. Пилоты не снижали скорость. Корабль продолжало трясти. Из-за неровностей местности нам приходилось маневрировать, и мы тяжело уходили в сторону всякий раз, когда тревожно начинали вопить сигналы опасности столкновения.

Некоторые десантные челны не пережили полет. Многим так и не удалось выйти из пике. Я видел, как две машины столкнулись, оторвав друг другу крылья. Естественно, к тому времени защитники Просперо открыли ответный огонь. Стрельба велась из столицы. Снижающиеся корабли уничтожались в воздухе — одни взрывались сразу, иных же сносило в сторону, будто горящих мотыльков. На нас опустилась рука вюрда. Нити обрезались. Мы…

 

Что, брат? Я сказал, мы были, словно пикирующие соколы. Соколы. Тебе ведь знакомо это слово? Ах, я понял, в чем дело. Временами, увлекшись, я вспоминаю прошлое и вместо ювика использую слова на низком готике. Это привычка, от которой не так просто избавиться, угасающие следы языка, на котором я говорил в прошлой жизни. Прошу прощения. Я не желал прерывать повествование.

 

Первое, что я сделал, ступив на Просперо — убил человека.

Это важная часть моего личного сказания, ибо до того дня мне не приходилось обрезать нить. Никогда в жизни. Я — скальд, а не воин, но в тот день, тот мрачный день, я был решительно настроен стать кем-то большим, нежели беспомощным наблюдателем. На родном мире Оламской Тишины Астартес жертвовали жизнями, чтобы защитить меня на поле боя. Я не хотел вновь стать обузой, поэтому попросил оружие и доспехи для защиты, хотя на Просперо я собирался не только защищаться, но в случае необходимости даже сражаться рядом со своими братьями. Как бы то ни было, волчьи жрецы усилили меня именно ради этого.

Наша «Грозовая птица» тяжело приземлилась на рокритовую площадку рядом с заводом в промышленном районе Тизки, величайшего города Просперо. Даже сейчас, братья, даже сейчас, когда все завершилось, идея Тизки будет жить в веках, как Рим, Александрия и Мемфис, как один из величайших городов человечества. Она стала подобной Карфагену, Л’ондону162и даже Атлантиде, и хотя их нити сгорели и были обрезаны, башни обрушились, а на месте руин колосятся поля, они до сих пор существуют в воспоминаниях нашей расы. Ее спланировали и возвели как грандиозный открытый город, с огромными башнями из стекла и хрустальными зиккуратами, окруженными акрами прекрасных садов и парков. Гладкие стеклянные поверхности отражали солнечный свет, что придавало им сходство с зеркалом или безоблачным небом. Ночью же на них можно было наблюдать ритуальные танцы созвездий. Улицы и площади, рынки и изысканные рестораны всегда были полны людей, особенно в районах, ведущих к гавани.

Мы приземлились в менее престижном, но важном, районе города, в одном из промышленных секторов, хотя даже здесь все сверкало богатством. Самые обычные и непримечательные постройки были покрыты стеклом и украшены коронами величественных фиалов и шпилей. Жизненно важные мощности Тизки, отвечающие за торговлю, хранение, перевозку, производстве, обеспечение и распределение скрывались за маской эстетической красоты, в то время как другие города предпочитали переносить их на окраины, подальше от мест времяпровождения жителей.

Когда ми прибыли, эту маску уже сорвали. Оглушительные разряды бомбардировки, а также ударные волны от взрывов ракет выбили большую часть стекол в зданиях вокруг, выставив на всеобщее обозрение их остовы. Некоторые строения пылали. От жара мерцал воздух. На открытых пространствах и погрузочных площадках лежал толстый слой битого стекла, словно пляжи из отполированной стеклянной гальки, и каждый осколок отражал бушующее пламя так, что все они искрились и переливались, будто светлячки. Под каждым нашим шагом хрустело стекло. Кумулятивные снарядыоставляли титанические дыры в рокритовом покрытии, частично вскрыв проходящие внизу служебные коммуникации, вынесенную под землю сеть артерий, поддерживающую функционирование города.

Другие «Грозовые птицы» с ревом проносились у нас над головами, они летели так низко, что, казалось, их можно было коснуться. Некоторые садились поблизости. Солнечный свет странным образом потемнел, приобрел фиолетовый оттенок, из-за чего казалось, будто само небо заболело. По ветру плыл густой дым, скрывая близлежащие здания. Воняло гарью. Я слышал лишь рев: трансатмосферных двигателей, разверзнувшегося ада, голосов.

Затем, кроме рева, я стал различать грохот падающих вдалеке бомб и уже ближе рычание болтерного огня.

Мы вошли в многоярусную башню-завод с осыпавшимся стеклянным покрытием. Верхние уровни лизало пламя, выделяя на ярко-оранжевом фоне темные ребра арматуры. Там, где находились мы, плясали багровые тени. Волки без колебаний ринулись внутрь и, водя оружием из стороны в сторону, рассредоточились, чтобы взять под контроль все здание. Богобой и Эска первыми взобрались по металлической лестнице на огороженную поручнями платформу второго уровня, от которой начинался широкий помост, перекинутый над машинным цехом. Я бежал вместе с ними и вздрогнул от неожиданности, услышав ужасно громкий лай болтеров наших братьев, столкнувшихся с первым сопротивлением. Эска что-то проорал и открыл огонь по переходу наверху. Масс-реактивные снаряды принялись выбивать куски из пола и поручней. Я увидел, как человеческие тела полетели в бушующий внизу огонь и понял, что по нам стреляют.

На платформе прямо напротив прятались люди в алых шинелях и серебряных шлемах. Их форма была украшена позолоченными галунами, словно они вышли на парад. Некоторые держали сабли наголо. Все они стреляли из лазерного оружия.

Богобой взревел и, подняв секиру, врезался в их строй. Я увидел, как одного человека в красной шинели разорвало на куски, когда в него угодил болт из оружия Эски. Внезапно ветер снаружи изменил направление, и дым от пламени на верхних этажах пошел вниз, на мгновение ослепив меня.

Когда он постепенно рассеялся, я ощутил слабый толчок впереди, а затем еще один. В мое смещающее поле угодила пара лазерных зарядов, которые, впрочем, рассеялись потрескивающими энергетическими шарами. Стрелок стоял прямо передо мной, в шести шагах, возле поручней. Он был молод, красив и в украшенной галунами красной шинели и серебряном шлеме походил на настоящего аристократа. Солдат направил в меня лазган и что-то неразборчиво вопил. Он сделал еще один выстрел, и мой щит вновь затрещал.

Все это время я, сам того не осознавая, держал в руке пистолет из Ура. Моя реакция была инстинктивной, но быстрой и умелой благодаря тренировкам Богобоя. Я выстрелил в ответ и сразил его. Единственное, что выдало во мне новичка, необстрелянного юнца, было то, что выстрелил я куда больше необходимого. Богобой учил меня целиться и стрелять. Я мог попасть в мишень с двадцати шагов. Первый выстрел угодил солдату в грудь, и его одного вполне бы хватило. Но он стрелял в меня, и не убил лишь благодаря смещающему полю, поэтому я продолжал нажимать на курок.

Еще три выстрела попали ему в живот, и от силы удара солдата согнуло пополам, так что следующие два лазерных луча попали в шею и макушку. Он откинулся на поручень, а затем резко осел. Я ждал, что вот-вот растянется на полу, но этого не случилось. Он продолжал сидеть, опираясь о поручень.

Я подошел ближе. Мои выстрелы могли убить его еще три или четыре раза. Кровь из ран стекала на решетчатый пол, а затем сквозь дыры капала во тьму. На полированном серебряном шлеме зияла дыра, словно пробитая кузнецом. Из выжженной черепной коробки поднимался багряный пар.

Я ожидал увидеть на его лице какое-то выражение. Злость, вызов или ненависть. По крайней мере я ожидал увидеть оскал агонии, печаль или хотя бы страх.

Оно было бесстрастно и ничего не выражало. На нем не было ни единого признака живой эмоции. С тех пор я понял, что подобное происходит с лицами всех покойников. Мы не увидим на них ни предсмертных посланий, ни мыслей, ни последних слов. Как только жизнь гаснет, лицо умирает. С обрезанной нитью спадает напряжение, оставляя по себе лишь бренные останки.

 

Солдаты в красных шинелях были Стражами Шпилей Просперо. Их благородные и мощные полки составляли планетарные силы обороны. Как любое элитное подразделение Имперской Армии, они были прекрасно подготовлены и представляли собой идеально слаженный механизм.

Они выглядели слишком цивилизованными и неопасными, чтобы противостоять атаке Волков. Они выглядели так, словно только с военного парада. Они выглядели так, словно вот-вот не выдержат и побегут.

Но они не бежали. Следует отдать должное их храбрости и вплести ее в сказание. Они встретили Шестой легион Астартес, самую эффективную и безжалостную машину убийства во всем Империуме, и не побежали. Они столкнулись со сводящей с ума яростью великанов-варваров, которые казались первобытными пародиями на Астартес, и не сломались. Им отдали приказ оборонять Тизку, и они не ослушались его.

Поэтому они умирали. Вот что случается, когда верность сталкивается с верностью. Ни одна из сторон не намеревалась отказываться от своего мрачного долга, и потому уничтожение слабого было единственным возможным исходом.

Стража Шпилей носила бронежилеты, вшитые в красные шинели, но те не могли противостоять масс-реактивному опустошению болтерных снарядов. У некоторых были смещающие поля и полицейские щиты, но они не выдерживали всесокрушающей ярости автопушек. Украшенные плюмажами пластсталевые шлемы не могли остановить секиру или морозный клинок. Их орудийные транспорты и боевые машины обладали толстой броней, а в некоторых случаях даже энергетическими щитами, но и они обращались в искореженные груды металла, когда в них попадали из ракетницы или конверсионного излучателя, либо же сгорали дотла, словно тело на погребальном костре, от тяжелого огнемета или мельты. Как позже поведали мне братья, Огвай в одиночку расправился с орудийным транспортом, будто тот был детенышем саенети, которого ярл собирался повалить на землю и связать. Вначале он выпотрошил его силовыми когтями, разорвав металл, словно фольгу, после чего расширил дыру и залил отсек болтерным огнем.

Опустошение захватывало дух. Куда бы мы ни шли, землю повсюду усеивали изрешеченные и расчлененные тела. Одни были изрублены мечами и секирами, другие обуглились или же спаялись воедино от воздействия теплового оружия. Огромные зияющие раны от болтерных снарядов походили на дыры в червивых яблоках. В свою очередь лазганы и автоматы Стражи Шпилей не могли нанести серьезных повреждений доспехам разъяренных воинов Стаи. Волки несли незначительные потери. Сколь-либо существенную угрозу представляло лишь тяжелое оружие и боевые машины. Но как только из густого пара приморских районов с лязгом и скрежетом появились танки Шестого легиона, погасла даже эта крошечная надежда. Серые и громадные, как гранитные глыбы, «Хищники» и «Лендрейдеры» крушили по пути здания в нижнем городе, сравнивали с землей дома и башни. Гусеницы прокладывали через Тизку новые дороги, дороги смерти из спрессованных обломков. Орудия уничтожали все, что попадало в перекрестье прицелов.

Вместе с ними неслись черные тени, по новым дорогам смерти направляясь прямиком в пламя войны. Они походили на волков или по крайней мере на тени волков. Я не уверен, видел ли их на самом деле, или же они были плодом моего воображения. Изменчивый дым был способен на любые хитрости.

 

Никогда прежде я не видел своих братьев по Стае столь необузданными и мрачными, как в тот день. Во время боя в них есть удивительная легкость, юмор смертников, который позволяет им держаться и побеждать, а также смеяться прямо в лицо вюрду. Это почти как ликование, наслаждение хорошо сделанной работой. Даже во время войны с Оламской Тишиной я замечал это: подколки, насмешки, едкие комментарии, открытое и спокойное мировосприятие.

Но не на Просперо. Задача была слишком тяжелой, слишком тяжкой. Ничто не могло облегчить их бремя, и потому они старались забыться в круговороте боя. В некотором смысле это лишь еще больше усугубило силу и кровавость наказания Просперо. Пощаду не только не предлагали, ее даже не думали предлагать. Клыки скалились лишь в исполненном ненависти и ярости реве, а никак не в угрожающих усмешках. Единственными словами были брань и проклятья. Золотые глаза с черными точечками зрачков потемнели от решимости и посуровели от жестокости. Кровь требовала крови. Резня требовала резни. Огонь питал огонь, и в царившем безумии гибла планета, истекало кровью общество, а Империуму наносилась рана, которой вовек не зажить.

Влка Фенрика сделала все, что от нее требовалось, без вопросов или сомнений. Их действия были безукоризненны. Волки были идеальными воинами, идеальными палачами, они делали именно то, для чего их создали. Они были карой Империума. Это сказание, мое сказание, снимает с них всяческую вину и свидетельствует об их чистосердечности.

Я должен также упомянуть еще одно событие. В этом сказании нужно упомянуть об еще одной тайном событии. Услышьте ее и решите, как поступить, даже если это означает перерезать мне горло и обрезать нить так, чтобы я никогда не поведал это сказание вновь.

 

День растворяется в моей памяти. Так всегда происходит с событиями, исполненными жестокости подобных масштабов и нескончаемой какофонии. Мгновения сливаются, пересекаются и накладываются друг на друга.

Помню, я был в парке или в том, что осталось от городского сада. Вся растительность выгорела. Посреди пустоши стояло полуразрушенное небольшое святилище, из которого в фиолетовое небо валил густой дым. Мы вошли с восточной стороны под плотным перекрестным огнем. Заряд смещающего поля начал разряжаться, поэтому мне пришлось временно отключить его.

И там мы впервые встретили воинов Тысячи Сынов.

Что-то заставило их принять бой здесь. Не страх. Возможно, они не могли до сих пор заставить себя свершить ересь и поднять руку на братьев Астартес. Возможно, это была часть хитрого плана, чтобы заманить нас в ловушку.

Возможно, их вынудили к этому. Словно вначале они приняли наказание и не сопротивлялись нашей атаке, но в конечном итоге, как и Стража Шпилей, не смогли стоять в стороне и видеть, как горит их город.

Они были величественными в красных с золотыми обводами доспехах, на их шлемах красовались отличительные носовые гребни легиона. Хотя своим видом, вооружением и статью Тысяча Сынов походили на воинов Шестого, они не могли отличаться сильнее. Они двигались совершенно иначе. Волки мчались и прыгали; Сыны, казалось, скользили и шагали. Волки бежали быстро, с низко опущенными головам; Сыны же шли спокойно и неторопливо. Волки кричали; Сыны же молчали.

Я стоял среди горящих лужаек, когда ряды наших врагов Астартес впервые пошли в атаку, и дикие серые тени бросились на красно-золотых центурионов. Их столкновение было подобно раскату грома. Звук напоминал удар двух гигантских масс, столкнувшихся мифических скал, но было там место также и грохоту. Он походил на глас безумных бурь, терзающих иногда высокие склоны Этта на Фенрисе.

Наверное, именно такими были битвы времен, когда по Терре шагали лишь боги и их чада. Человекоподобные великаны в грозных доспехах — одни темные с виду и закутанные в меховые шкуры, словно северные асы, другие же покрытые золотом и надменные, подобно богам-ученым Фаронского Эгипта. Воины обменивались невероятно мощными ударами: некоторых сбивали с ног или разрубали на части, отбрасывали в стороны или скручивали головы. Клинки Фенриса вонзались в латы Просперо, в ответ же пламя Просперо жгло железо Фенриса. Фронт колебался то в одну, то в другую сторону, словно компенсируя силу столкновения. Какое-то время казалось, что в своей хищной жажде Влка Фенрика без остатка поглотит воинов Пятнадцатого.

Именно тогда мы начали умирать, братья. В этот момент мы начали умирать десятками. Тысяча Сынов высвободила малефик, текущий по их венам яд. С их посохов и пальцев слетели молнии. Из глаз и ладоней вырвались нечистые лучи, подобные не-свету варпа. Боевой магией Волков разрывало на куски или, искалечив и опалив, отбрасывало назад. Иные же превращались в медленно полыхающие факелы. Проклятые предатели прореживали наши ряды колдовской силой, напускали на нас дым Хель и болезненный свет.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.236.190.216 (0.039 с.)