ТОП 10:

Глава 4. Пробуждение богини.




После того, как Николь ушла, я посмотрел вокруг, размышляя, что бы я мог сделать для неё. Квартира была безупречно чистая. Наверно она убралась здесь для меня. Милая девочка.
Николь уже мне очень нравилась. Она застенчивая и очень умная, что очень хорошо для неё же. Это держит парней на расстоянии, большинство мужчин боятся этого. Не я. Я видел Николь, как плотно закрытый бутон розы. Привлекательная, свежая, другая… Часть меня чувствовала себя ужасно только за то, что я согласился на эту работу. Я не хотел портить или развращать её. Но я хотел освободить её, заставить её бутон расцвести и раскрыться… медленно… нежно… осторожно.
Она очень сильно отличалась от женщин, которых я знал.
Студентка. Точно как она, моя девочка. Такая же умная, вся в занятиях и книгах. И она тоже краснеет. Моя девочка краснела. Не так, как Николь, но это напомнило мне.
Николь попросила меня сказать её имя, и я не смог сделать этого. Я хотел, но голос пропал. Я никогда ни с кем не говорил об этом, никогда. Это очень странно, девушка купила меня на две недели и хочет обсудить все мои проблемы из прошлого. Может это не случайность. Я хотел верить, что где- то наверху кто- то послал Николь, чтобы помочь мне.
Но не было никакого - наверху, и не было никого, кто мог бы заботиться о моей боли и моём будущем. А если есть, то где они был раньше? Если они хотели помочь мне сейчас, то они чертовски опоздали.
Я посмотрел на часы. 1:30. Я должен позвонить в 3, так что у меня есть немного времени. Я уже позвонил Алекс и сказал ей, что не смогу прийти сегодня.
Сегодня принадлежало Николь, наша первая ночь вместе.
Она выглядела такой испуганной утром, когда я снял майку. Бедная маленькая девочка. Я не должен вести себя с ней так, как обычно. Я сразу это понял. Я не возражаю. Хорошая перемена наступит в моё время, когда я, не торопясь, буду соблазнять её. Я не мог вспомнить, когда последний раз действовал медленно с женщиной.
Для меня это не проблема. Многие женщины, на которых я работал, не замечали этого, но если действовать правильно, постепенно, чувственно, исследуя и слегка касаясь первого возбуждения, это приносит невероятное удовольствие. Чем дольше я буду ждать Николь, тем больше я буду хотеть её, и тем большее наслаждение я получу, когда наконец возьму её.
Она сказала мне, что она не девственница, но также сказала, что это было всего один раз и длилось… 33 секунды? Это что, шутка? Звучало серьёзно, когда она сказала. Если это правда, тогда она, в принципе, никогда не занималась любовью, или сексом, если на то пошло. В любом случае, хорошего секса у неё не было. Так что я решил, что буду обращаться с ней, как с девственницей. Она заслуживает начать всё сначала. Я могу быть её настоящим первым разом.
Мне платили мамы девочек, которые хотели, чтобы я был первым мужчиной их дочерей. Иногда это было немного странно даже для меня, но в большинстве случаев я просто обслуживал мамочек и удовлетворял их настолько, что они хотели подарить меня своим дочерям. Тем не менее, никаких девочек младше 18. У меня всё еще есть парочка правил, которые я не нарушаю.
Дочери никогда не узнавали, что мне заплатили за то, чтобы я был с ними. Я играл парней, которые просто сталкивались с ними в кинотеатре, или претворялся сыном маминой коллеги по работе, которому вдруг понадобилась компания. Вот некоторые истории, благодаря которым я попадал в их жизни.
Они покупали меня для своих дочерей, чтобы обеспечить им безопасный секс, который я всегда практиковал, и чтобы уберечь их от какого-нибудь тупицы, который не вел себя должным образом. А также для того, чтобы подарить им незабываемый и чувственный первый опыт.
После этого, я обычно деликатно объяснялся с девушкой, извиняясь за причины, по которым я не мог с ней больше видеться. Я всегда говорил что- то вроде того, что я живу в Канкуне или на Гавайях и теперь должен вернуться домой. У меня был миллион подходящих причин, которые не ранили их и быстро удаляли меня из их жизней. Но это не давало мне покоя, даже спустя дни и недели. Я всегда чувствовал, будто всё- таки причинял им боль в конце.
Но дело в том, что я знаю как быть нежным, мягким и неторопливым. Это приносит мне больше удовольствия, чем некоторые грубые вещи, которые я делал с женщинами.
Вот как я начну с Николь. И потом, если она захочет исследовать свои темные фантазии, я смогу и это сделать. Я могу быть ангелом… и демоном тоже.
Я выбежал в банк и перевел деньги, которые Николь заплатила мне, зашел в несколько хороших магазинов, чтобы купить продукты к ужину и некоторые вещи для дома, которые понадобятся мне вечером.
Я вернулся к Николь во время, чтобы сделать мой ежедневный звонок, и с этим было всё в порядке.
Я проверил расписание, завтра я должен буду танцевать на девичнике, около 2 часов в частном доме. Я спрошу Николь позже, действительно ли она хочет пойти со мной на эту работу.
Перелистнув страницу на среду, я прочитал – 12 дня – Доставка Пиццы – Пэйдж.
Николь не может пойти на эту работу. Может у неё будут занятия. Я надеюсь.
В четверг ничего, хорошо.
В пятницу вечером я должен быть в Огне. Пятница была большим днем для клуба, и Николь может пойти со своими подругами, если захочет.
А потом я перевернул страницу на субботу и увидел – 13.00 – Рэвен.
Блядь. Рэвен – это её ненастоящее имя, я никогда не знал её настоящего имени, но суббота будет трудным днём для меня. Я должен что-нибудь придумать, чтобы Николь не смогла идти со мной туда.
Воскресение – Фильм – 4 вечера – Джеки.
Это жёстко. Не уверен, что Николь захочет смотреть, как я снимаюсь в низко бюджетном порно. Может мне удастся отказаться, или перенести это на время, когда я закончу с Николь.
Я убрал записную книжку и начал всё подготавливать к приходу моей Николь.
Я собирался приготовить креветок в масле с чесноком, и пасту с вкусным французским хлебом. Я чуть не купил вино, но передумал. Заглядывая в её холодильник, я мог сказать, что она обычно не пьет. Там были только соки и вода. А также я не хотел, чтобы она думала, будто я пытаюсь напоить её, чтобы быстрее соблазнить.
Я хотел, чтобы сегодняшний вечер был только для прикосновений… разговоров… чтобы мы получше узнали друг друга, немного разбили лёд. Я пока не собирался заниматься с ней любовью. У нас есть время. Много времени.
Я взял из дома немного массажного масла которое теперь лежало в небольшой чашке с горячей водой, нашел у Николь пару мягких полотенец и положил их в корзину рядом с кроватью. И, да, я рассыпал немного лепестков розы на кровать и расставил несколько свечей в спальне.
Я даже в крутил розовую лампочку в её ночник, чтобы создать мягкий теплый свет. Мой ipod лежал в спальне, и весь плей- лист состоял из чувственной, тихой музыки, идеальной для расслабления. Я создал рай для молодой девушки и очень гордился собой, когда закончил.
Солнце было всё еще высоко, но к тому времени, когда мы закончим ужин, начнет темнеть. Тогда я смогу сконцентрироваться на том, чтобы сделать Николь счастливой. Я был в черных джинсах и без футболки, следуя моему правилу, когда услышал, как она поднимается по лестнице. Я надеялся, что она одна. Я всегда ходил босиком дома, а иногда даже на улице. Я ненавидел обувь.
В десятый раз я посмотрел на себя в большое зеркало, которое было на обратной стороне двери в ванной. Волосы торчат в разные стороны, но не сильно беспорядочно. Приятно выбрит, никакой щетины на моём лице, зубы чистые и белые, дыхание со вкусом корицы. Всё было так хорошо, насколько я мог это позволить. Я мечтал стереть этот чертов след от укуса на своей заднице. Но я ничего не мог с ним сделать прямо сейчас.
Я вернулся к еде, которая стояла на плите, и встряхнул её немного, надеясь, что она почувствует запах еще в холле.
То, что я открыл дверь до того, как она прикоснулась к ней, удивило её. Она была одна.
Я тепло улыбнулся ей, чтобы она хоть немного расслабилась.
- Привет, доктор Николь, - я хотел видеть, как она улыбается. Я наклонился и коротко и мягко поцеловал её.
Она улыбнулась мне и хихикнула, когда я отошел назад, чтобы впустить её. Казалось, она нервничает еще больше, чем утром. Я избавлю её от этого за несколько минут, но не сейчас. Мне нравилось её смущение.
Я тихо закрыл дверь, а она пошла в кухню.
- Я так боялась, что ты будешь на коленях, когда я зайду, - призналась Николь, а затем увидела еду и добавила: - Оооо, Боже, пахнет НЕВЕРОЯТНО! Я почувствовала запах еще внизу, но я не думала… что это из моей квартиры.
- Я оскорблён, - сказал я глубоким голосом. – Я же сказал тебе, я хорошая маленькая игрушка. Ты сомневалась во мне?
Я снова медленно поцеловал её, снимая рюкзак с её плеча и бросая его в углу гостиной.
- И я не опущусь на колени, пока ты не скажешь мне сделать это, - пояснил я. – Единственное твоё правило соблюдено.
- Я вижу, и я рада, - сказала она. – Мне бы не хотелось наказывать тебя.
Она снова покраснела, а я рассмеялся и начал расстилать скатерть на полу в гостиной.
Николь обладает большим потенциалом. Бутон, умирающий от желания распуститься и показать всю свою красоту.
- Сегодня мы будем ужинать здесь, - сказал я. – Я всё принесу, не беспокойся.
Я начал накладывать еду в тарелки, достал столовые приборы и расставил всё на скатерти на полу. Это будет гораздо лучше, сидеть здесь, смотреть в окно как опускается солнце, вместо того, чтобы горбиться над маленькой стойкой на стульях.
Она выглядела довольной моей идеей, и я предложил ей сесть напротив меня. Я тоже сел, облокотившись спиной на диван.
Музыка играла на фоне очень тихо, так что мы могли говорить.
Я наполнил водой два охлажденных стакана и также опустил их на наше одеяло для пикника.
Николь сидела по-индийски, а я вытянул перед собой ноги и скрестил их.
Мы начали есть, и Николь призналась:
- Я люблю креветки. Моё любимое блюдо. Спасибо огромное за то, что сделал это. Ты не должен был, ты знаешь.
- Замолчи, - я остановил её. – Я хотел. Теперь ешь.
- Да, сэр, - пошутила она, съедая креветку с вилки.
- Оооо, мне понравилось, скажи это еще раз, - я подразнил её немного, она захихикала, прикрывая рот рукой.
- Николь, могу я сказать кое- что перед тем, как мы продолжим? – вежливо спросил я, чтобы она не волновалась.
Она до сих пор была такой нервной и смущенной. А теперь, когда я спросил её, она застыла и уставилась на меня.
- Конечно, - сказала она напряженно.
- После того, как мы поговорили сегодня, - начал я, нежно улыбаясь, - я понял, что всё это для тебя очень ново, как ты и сказала. Так что я хочу, чтобы ты знала. Я запланировал некоторые вещи на сегодня, но это не касается секса. Я хочу, чтобы мы использовали наш сегодняшний вечер, чтобы узнать друг друга. Я хочу прикасаться к тебе, и я хочу, чтобы ты прикасалась ко мне. Я хочу говорить с тобой и целовать тебя. Я хочу обнимать тебя и сделать тебе массаж, и потом я хочу, чтобы ты сделала мне массаж. И я хочу, чтобы мы заснули вместе, в объятьях друг друга. Но я не буду склонять тебя к сексу сегодня. Я хочу, чтобы ты сказала, когда захочешь меня. И тогда я буду рад опустошить тебя. Я не хочу, чтобы ты нервничала или боялась меня. Как тебе всё это?
Она посмотрела вверх на меня, и у неё были слёзы в глазах. Я не шевелился. Несколько секунд она молчала, а затем протяжно выдохнула. Её голос дрогнул, но она сказала:
- Это прекрасно.
И она улыбнулась мне такой великолепной улыбкой, которую я никогда не видел на её лице. Ей понравился мой план на сегодня! Я испытал огромное облегчение и был так рад, что понял её правильно. Она была очень сложной для понимания. В этот ответственный момент, я не ошибся.
Моя богиня была довольна мной. И я почувствовал, что моя грудная клетка расслабляется.
Я широко улыбнулся ей в ответ, настолько взволнованный тем, что ждет нас сегодня, что с трудом закончил есть.

***
После того, как она съела последнюю креветку, а от хлеба осталось только легкое воспоминание, я убрал всю посуду и оставил её отмокать в раковине до завтра. Через несколько минут я вернулся и протянул ей руки.
Она робко посмотрела на меня снизу вверх и дала мне руку. Я поднял её на ноги и спросил:
- Можно я поцелую тебя, Николь?
Она выглядела гораздо более расслабленной после моего заявления, и я был рад, что это успокоило её.
Она кивнула и немного покраснела.
Я медленно поцеловал её, не грубо, как обычно это делал. Я отрывисто целовал её губы, и она отвечала мне тем же.
Медленно я начал танцевать с ней, двигая её вокруг по маленькому кругу.
- Я твой, Николь, - я закрыл глаза и прошептал: - Нет ничего неправильного для нас. Всё, что ты хочешь… твоё. Никогда не бойся меня. Я не откажу тебе… ни в чем.
Её глаза тоже закрылись, и она позволила моим словам плавать в воздухе, не отвечая на них.
Я подождал еще несколько мгновений и затем спросил:
- Ты бы хотела принять душ со мной?
Она подняла голову и улыбнулась мне, и я понял, что её ответ - да.
- Пойдем, Николь, - я вел её к ванной. Я шел спиной вперед и закусил нижнюю губу, глядя на её невинное лицо.
Она уже рассказала мне, как работают краны и как включить душ. Её душевая была со стеклянными стенками, стекло было мутное, так что если смотреть снаружи, то не видно всех деталей внутри.
Сзади нас лилась горячая вода, я сексуально улыбнулся и начал раздевать мою Николь.
Она выглядела немного испуганной, но пыталась скрыть это. Я снова поцеловал её, чтобы успокоить и прошептал:
- Не бойся, Николь. Я сделаю так, как сказал. Я не буду торопиться.
- Спасибо, Дастин, - она поцеловала меня в ответ, теперь она была более смелая. Она подняла руки и запустила их в мои волосы, в её поцелуях нарастало желание.
- Всегда пожалуйста, - попытался сказать я между её долгими поцелуями, мои пальцы медленно поднимали её свитер вверх по животу. Она тихо застонала, что очень понравилось мне. Я поднял свитер выше её груди, на ней был белый лифчик.
Наконец, я снял свитер через голову, позволяя её рукам выскользнуть из рукавов. Я положил его на тумбочку сзади нас.
- Ты прекрасна, Николь, - сказал я, продолжая целовать её, почти не дыша, пытаясь справится с её теперь уже грубыми поцелуями.
Она должна прекратить это, если не хочет, чтобы я взял её прямо в душе.
- Ты не должна прятать себя под свитерами, - добавил я. Оторвавшись от её голодных губ, я нежно целовал её плечо, медленно сдвигая лямки и без проблем расстёгивая её лифчик.
Она снова сексуально застонала, когда лифчик упал на пол. Я растягивал время и целовал её кремовую шею, опускаясь на колени, продолжая целовать каждый сантиметр её тела. Я не касался груди, как обычно сразу же делают многие мужчины.
Я сжал её запястья, держа их по бокам от неё, удерживая их, чтобы она не двигалась, пока я целовал каждый выступ и изгиб от её плеч до пупка, немного просовывая в него язык, что вызвало у неё еще одну порцию вздохов удовольствия.
Я вернусь к этому позже, а сейчас я хочу, чтобы она была в душе вместе со мной. Стоя перед ней на коленях, я расстегнул её джинсы, нежно опуская их вниз к её щиколоткам, и затем её трусики тоже.
Я встал и держал её руки, она вытащила ноги из одежды, теперь полностью обнаженная для меня. Мне нравилось то, что я видел, и я быстро снял свои джинсы, белья на мне не было.
Она зашла в душ первой, и я шел сразу за ней. Мне нравилось легкое жжение на моей коже от горячей воды. Я запустил пальцы в её длинные густые волосы, наблюдая, как они темнеют и становятся мокрыми и мягкими под водой. Я поцеловал её скулы и губы, нос, закрытые глаза, лоб, и вниз по щекам. Она стояла под горячей водой, а я слегка дрожал, не попадая под неё.
Я обожал мою богиню, и приносил удовольствие ей повсюду, не пропуская ни одного незначительного миллиметра.
Я провел руками вниз по её шее, опуская их ниже, лаская её грудь, она слегка раскрыла рот и дышала тяжело и учащенно, наслаждаясь горячей водой и пальцами, ладонями… нежно гладящими, а не лапающими.
- Тебе нравится это, Николь? – спросил я шепотом, мои волосы тоже начали намокать.
- Боже, - она задыхалась. – Это так хорошо. Пожалуйста, не останавливайся…
- Твоё желание – закон для меня, - промурчал я игриво, опуская руки по её ребрам к ягодицам, слегка сжимая их и лаская ладонями. – Могу я дотронуться… Николь? – я осторожно поместил руку между её ног, нежно гладил её, не делая никаких движений внутрь.
- Да, Дастин, - она взглянула на меня и снова закрыла глаза.
- Я хочу помыть тебя, - решительно сказал я. Повернув её спиной к себе, я взял одну из её губок для ванны и выдавил на неё немного геля для душа.
Она немного дрожала, когда я начал, повернув её спиной к себе и убирая её волосы. Я целовал её кожу, большими кругами намыливая её спину после каждого поцелуя, другой рукой нежно передвигая пену вниз по её телу. Она мычала в ответ, говоря мне, что я всё делаю хорошо.
Я плавно сдвигал пену вниз к белой маленькой попке Николь, скользя рукой между её напрягшимися ягодицами. Нет, я не хотел пугать мою богиню. Я здесь, чтобы удовлетворить её, а не себя.
Опускаясь на колени, я медленно мыл её гладкие, блестящие ноги. Хмм, кто- то недавно побрился, я улыбнулся про себя. Я медленно развернул её за ноги, так что она теперь стояла лицом ко мне, продолжая намыливать её правой рукой.
Я осторожно приподнимал каждую ногу, позволяя ей держаться за мои плечи для поддержки, пока я мыл её ступни, влюбляясь в её маленькие пальчики. Я наклонился и поцеловал их, она резко выдохнула.
- Нет, Дастин, ты не должен целовать мои ноги, - прошептала она немного грустно.
- Да, Николь, - я согласился (никогда не спорь со своей богиней). – Прости.
- Не извиняйся, - она нежно улыбнулась мне, гладя мои мокрые волосы. – Ты такой замечательный. Меня никто никогда раньше не мыл.
Я улыбнулся ей и сказал низким голосом:
- Тобой пренебрегали, Николь. Но теперь я здесь.
Я двигал руки вверх по её ногам, по её маленьким коленкам и по бёдрам. Медленно и осторожно я проскользил рукой между её ног, заставляя их немного раскрыться. Я провел губкой, намылил небольшой участок волос и смыл пену, оставляя здесь лёгкий поцелуй, но не задерживаясь надолго. Позже.
Душ был хорош для прикосновений и мытья, но несмотря на женские романы, душ не очень подходит для любой сексуальной деятельности. Особенно если вы пользуетесь мылом и шампунем. Отсутствие трения между телами большая проблема, и в большинстве случаев горячей воды в душе хватает на 20 минут. Это ужасное ощущение – неожиданно оказаться под ледяной водой во время секса.
Безопасность также важна. Душ – это хорошее место для начала вечера, но я предпочитал не трахаться здесь, даже если бы планировал переспать с Николь сегодня.
Встав на ноги, я продолжил намыливать её белой пеной с ароматом клубники.
Я вспенил гель на её животе, затем вверх по ребрам, усыпая её поцелуями, после того, как пена смывалась, я поднялся к её груди и приятно, нежно и методично мыл её, не сжимая соски и не кусая. Пока что.
Я потянулся к шампуню, всё еще не закончив с ней.
- Этот? – спросил я и усмехнулся. Я выбрал клубничный шампунь, который подходил к гелю. Кажется, ей нравится клубника.
Она захихикала и кивнула, и я уже чувствовал как невидимая стена между нами рушилась. Я не заметил, чтобы она смотрела на моё тело, но это также будет позже. До конца ночи она увидит и почувствует каждую частичку моего тела, и я надеялся, что её напряженность теперь немного поутихнет.
- Иди сюда, - я поцеловал её нос и повернул её голову так, чтобы вода не попадала на волосы. Я запустил в них руки и массажировал кожу головы, вспенивая шампунь.
- Ооооххх, Боже, - простонала она и закрыла глаза, пока я работал руками, отдавая ей всю свою энергию и внимание.
- Я люблю твои волосы, Николь, - я снова поцеловал её в губы, быстро возвращая её под горячие ласкающие струйки душа. Мои пальцы медленно вымывали шампунь из её густых мокрых волос, пока я всё еще целовал её. - Ммммм, так тепло… - я не мог оторваться от её губ, да и не хотел.
Затем я почувствовал, как она медленно разорвала поцелуй и почти схватила меня за плечи, придвигая меня ближе к себе так, чтобы она могла целовать мою шею. Я чувствовал зубы и мягкие укусы, и язык.
Да, Николь хотела быть сексуальной, я понял это еще в клубе, в раздевалке, когда она обвила меня руками. И до того, как я уйду, она будет такой. Я не хотел превращать её в шлюху, я просто хотел, чтобы она была свободна, следовала своим желаниям и перестала быть такой зажатой и испуганной перед ними.
Здесь внутри была другая Николь, в ловушке, она рвалась на свободу. Я освобожу тебя, Николь, не бойся.
- Николь… - теперь стонал я, мне нравилось, что она делала с моей шеей, её маленькие, короткие ногти слегка впивались в мои большие плечи.
Затем она повернула меня, и я стоял под горячей водой. Должен заметить, это тааак хорошо, чувствовать тепло и становиться мокрым перед ней.
- Твоя очередь, - прошептала она, резко повернув меня спиной к себе. Я невольно улыбнулся. Мне это нравилось.
Она целовала мою спину, лаская её пальцами, изучая каждую линию и изгиб, точно как я делал. Она подняла руки и запустила пальцы в мои волосы, наклоняя голову так, что я смотрел вверх. Она не была груба со мной, всё еще нежная, но решительная.
Вода сбегала вниз по моему горлу, пока она держала меня так, и я чувствовал, как другая её рука скользит под моей, рисуя маленькие круги на моей груди.
Я завел руки за спину и двигал ими вверх- вниз по её ногам, не в силах прекратить прикасаться к ней.
- Боже, у тебя такое красивое тело… - сексуально заурчала она в моё ухо. – Особенно, когда мокрое.
Я выдохнул, улыбаясь. Может быть этот бутон распуститься быстрее, чем я ожидал.
- Оно твоё, Николь.
- Давай посмотрим, как здорово ты будешь выглядеть в мыле и пене, - она обняла меня сзади, её грудь прижалась к моей теплой мокрой спине.
- Да, Николь, - я снова согласился, улыбаясь еще больше.
Она мыла меня также, как я делал это. Николь быстрый и умный ученик. Мне нравилось быть её учителем. Она была такой же совершенной в своих движениях, как и я, она прикасалась ко мне даже более нежно, чем я прикасался к ней, она поразила меня, и я не мог вспомнить времени, когда меня ласкали так, как сегодня.
Когда она намылила и смыла пену с моей задницы, я почувствовал то, чего совсем не ожидал. Она поцеловала след от укуса, который всё еще виднелся там.
Что- то внутри меня сжалось, и я почувствовал слёзы в глазах. Я быстро сморгнул их и благодарил Бога за то, что мы были в душе, и я стоял спиной к ней. Она не увидела. Но я снова чувствовал, что она заботится обо мне. И должен отметить хотя бы для себя, что это невероятно прекрасное чувство.
Она закончила мыть меня, избегая моего члена настолько, насколько это могло не оскорбить меня. Я только ухмыльнулся этому. Николь всё еще была заключена в обёртку застенчивой девушки, и пока что это нормально. Я сорву эту обёртку довольно скоро.
Я вышел из душа первым и взял её полотенце. Завернув её в него, другим полотенцем я вытер её волосы, её лицо, шею, плечи и руки, немного щекоча её. Снова я наслаждался временем, вытирая каждый дюйм её кожи, оставляя влажные поцелуи на каждом месте, которое вытирал.
Её дыхание стало глубоким и тяжелым, и когда я быстро взглянул вверх на неё, её глаза были счастливо закрыты, и она улыбалась, позволяя себе наслаждаться этим.
Я энергично потёр её маленькую красивую задницу, она захихикала и попыталась вырваться, но я не позволил ей.
Наконец, я завернул её сухое тело в полотенце и поцеловал в губы. Я всё еще был обнаженный и мокрый.
После поцелуя, я сказал ей идти в нашу спальню (я использовал слово - наша, надеясь что это понравится ей) и лечь на кровать, на полотенце.
Она ушла, ни сказав ни слова, улыбаясь, я быстро вытерся и пошел за ней. Она лежала на кровати, полностью обнаженная и довольная.
- Дастин… - проворковала она. – Ты сделал мою комнату такой красивой…
Она упомянула свечи, розовый свет, лепестки роз, оперную музыку, играющую на фоне, но ничто не могло сравниться с её телом, полностью открытым для меня, к тому же она больше не нервничала и не боялась. И это было восхитительно.
- Шшш, - я сел на кровать рядом с ней, нежно прикасаясь пальцем к её губам. – Единственное красивое создание здесь – это ты. И я с тобой еще не закончил. Перевернись, маленькая девочка.
Её мокрые, спутанные волосы выглядели такими черными и дикими, когда она лежала лицом вниз на подушке, закрыв глаза, пока я полз к ней, чтобы начать мой эротический массаж.
- Вот так, расслабься, - сказал я мягко, садясь на колени между её раздвинутых ног. Я взял нагретое масло и лосьоны, и для начала начал водить натренированными руками вверх и вниз по всей длине её ног. Вверх и вниз, мои большие пальцы посередине её ноги, сильно надавливали и скользили вместе с горячим слоем масла.
Я массировал её ступни, двигаясь невыносимо медленно, она стонала и дышала также медленно, не двигаясь, пока я работал.
Её ступни стали мягкими и нежными, и я начал передвигать руки немного выше по её ногам, почти доставая до её ягодиц, но не пересекая эту линию, этого было достаточно, чтобы она заметила.
- Оооооохххх…. – выдохнула она, позволяя мне прикасаться к ней так, как я хотел, не сопротивляясь и снова наслаждаясь мной. Я почувствовал, что мои губы растянулись в улыбке, но заставил себя сосредоточиться на том, что делал, я хотел сделать ей лучший массаж в её жизни, который она никогда не забудет.
- Я люблю прикасаться к тебе, Николь, - мягко признался я. – Твоя кожа идеальна.
- О Боже… - прошептала она, в основном для себя.
Теперь мои руки были на её ягодицах, вырисовывая широкие круги, с боков в центр, слегка проскальзывая между ними, снова и снова… медленно… мучительно медленно.
Я чувствовал, что мой член твердел, но пытался игнорировать его. Нет, сказал я ему про себя, сегодня не будет секса. Пойди, погуляй где-нибудь, ладно? Пойди посмотри кино или что-нибудь в этом роде. Оставь меня в покое, ненасытное создание.
Я двигал руками на ягодице, одной сверху вниз, другой снизу вверх, соединяя их посередине и массируя. Я повторил это на другой ягодице, вызывая множество счастливых звуков у своей богини.
Затем я положил руки под ягодицами и медленно, очень медленно двинулся вверх, делая из её кожи волну.
Я передвигал руки вверх по её ягодицам и к пояснице, создавая теперь горячую волну на её спине. После этого я опустился грудью на её бёдра, целуя её попку, позволяя ей чувствовать моё тело прижатое к ней.
Мои ладони двигались вверх по её спине, мои руки практически вместе, глаза закрыты, я опустил лицо вниз к её телу. Я вдохнул мускусный аромат масла, глубоко и влажно целуя её между ягодицами, слегка прикасаясь языком, снова целуя. Моё тело немного поднялось выше, пока я продолжал массажировать её, и я оставил ещё один долгий поцелуй на её пояснице, моя грудь теперь полностью лежала на её маленьких, крепких ягодицах.
Я больше не сидел на коленях между её ног, теперь я лежал на её теле. Мои ноги теперь были по бокам от её, выпрямленных и сомкнутых, почти захваченных моими. Она никуда не убежит.
Она постоянно что- то возбужденно мычала, и это заводило меня еще сильнее, я любил удовлетворять моих хозяек. Ничто не приносило мне такого удовольствия, как делать их всех счастливыми со мной и только со мной.
Мои руки двигались по бокам тела Николь, и я заставил её засмеяться, немного щекоча. Я дополнял массаж своим дыханием между поцелуями, которыми я усыпал её спину, лопатки и плечи.
33 секунды, думал я про себя… Какого клоуна она пустила в свою постель? Черт, мне понадобилось больше 33 секунд, чтобы только раздеть эту маленькую божественную студенточку. Бедная Николь, ей пришлось перенести мальчишескую версию секса. Ну, надеюсь, после меня она узнает, что такое настоящий секс, а что нет, и почувствует разницу между мужчиной и мальчиком.
- Дастиннн…. – она начала выдыхать моё имя между стонами и тяжелыми вздохами. Люблю это. Я люблю, когда она произносит моё имя. Я могу слушать это вечно.
Я скользил своими руками под её, медленно приближаясь и едва касаясь её груди, а затем назад, к центру спины, обильно увлажняя её кожу маслом.
- Эээээтооо… таааак… хорошооооо, Дастиннн …. – прорычала она, её дыхание замедлялось и тяжелело. Её тело очень хорошо реагировало на мои руки и губы.
- Я люблю удовлетворять тебя, Николь. Я так это люблю, - сказал я нежно, целуя центр её спины, ненадолго опуская на неё щеку, пока мои руки проникали под неё, слегка касаясь её грудей, двигаясь по бокам от них и ускользая слишком быстро.
Мои слова заводили её еще больше, и она застонала, её руки сжались в кулаки над мокрой головой.
- Расслабь руки, Николь, - почти приказал я, а затем сказал более мягко: - Разожми кулаки… хорошая девочка. Позволь пальцам расслабиться… даааа… забудь обо всем… кроме моих рук… и губ… - добавил я, целуя её недалеко от правой груди, она глубоко вздохнула, её тело немного дрожало.
Она резко выдохнула, почти вскрикнув, и я продолжил целовать в этом же месте, не настойчиво, но очень эротично. Я перевернул Николь на бок, поднимая её руку и целуя под ней, вниз, слегка касаясь груди, к рёбрам.
- О БОЖЕ!- она почти кричала, я крепко держал её запястье, чтобы она не вырвалась. Мои ноги сильнее сжались вокруг её, сдерживая их, когда её тело задрожало в волнах удовольствия. Я пару раз мягко укусил кожу на её ребрах, и она громко задыхалась.
Эта область была очень чувствительная и стимулирующая. Я любил приходить сюда. Каждая женщина любила это и удивлялась своей реакции, когда я целовал их здесь.
Ты должен двигаться осторожно, нежно, медленно… невероятно медленно… когда пробуждаешь богиню. Особенно, пробуждая её первый раз в её жизни, первый раз за двадцать лет.
Сзади Николь была полностью покрыта горячим маслом, её кожа была гладкая и блестящая. Я приподнялся и нежно, мягко перевернул её на спину, хитро улыбаясь, глядя в её невинные карие глаза, сияющие и влажные, она молча смотрела вверх на меня.
Её грудь поднималась и опускалась с каждым вздохом, и я нежно улыбнулся ей, тыльной стороной рук я прикоснулся к её щекам, медленно передвигая пальцы, я закрыл прекрасные глаза моей богини. Расслабься, Николь, наслаждайся. Я всё еще не закончил с тобой.
Я улыбнулся, когда опустил руки вниз на её лодыжки, вместо того, чтобы сразу наброситься на её грудь. Она раздраженно зарычала, бросая на меня быстрый взгляд, когда я начал выводить круги на внутренней стороне её ног.
Я тихо засмеялся, борясь с неожиданным желанием немного подразнить её на счет того, что она хотела, чтобы я прикоснулся к её груди. Я не мог шутить над ней сегодня, я хотел, чтобы она узнала настоящее удовольствие, ласковые прикосновения и нежное возбуждение.
___________________________________________________________________

Я налил масла на руки и заскользил вверх по её ногам, как я делал раньше, передвигаясь вверх по бёдрам, медленно раздвигая их, прижимая пальцы к её коже, мои прикосновения почти достигали её ждущей маленькой промежности, но нет. Я повторял эти движения снова и снова, и снова, почти доводя её до предела, но не пересекая его.
Её дыхание стало прерывистым и быстрым, желание нарастало всё сильнее, пока я дразнил её. Она всё еще ждала моего прикосновения между её ног, но я продолжал двигать пальцами между её бёдрами и снова по внешней стороне. Я размышлял, сколько еще я смогу делать это перед тем, как она закричит на меня.
Мой член был полностью напряжен и тверд, но я снова проигнорировал его, погружая свои пальцы между её бёдер немного сильнее, двигая их вверх и вниз по бокам от её тёмных волос между ног.
Я видел, как она зажмурилась и начала задыхаться и вздрагивать.
- Дыши, Николь, - промурчал я, делая вид, что не обращаю никакого внимания на её возню.
- Пожалуйста… пожалуйста… - повторяла она шепотом. Я только улыбнулся про себя, не пересекая линию, а только танцуя по краю.
Она сгибала и разгибала ноги, корчась подо мной.
- Перестань, Николь, - сказал я строго. – Ты разрушаешь всю мою тяжелую работу своим ёрзаньем. Лежи спокойно.
Я маленький мерзкий тип. Я рассмеялся про себя.
Она пыталась лежать спокойно и расслабиться, но я знал, что делал это практически невозможным для неё. Я начал массажировать низ её живота.
Её маленькие кулачки сжали подушку, на которой она лежала, и я чуть не рассмеялся.
Кто- то начинает пробуждаться… маленькая богиня Николь… ты достаточно долго спала, не думаешь, любимая?
Упёртое маленькое создание, она до сих пор не просит об этом. Я сказал ей, всё, что она хочет, всё, что ей нужно сделать, это попросить меня. Но это так трудно для неё. Я заставлю её попросить меня, даже приказать мне.
Я скользил руками вверх по её рёбрам, двигая ими от боков к центру, словно рисуя крылья маслом. Вверх по рёбрам и быстро вниз по животу, тазовые кости, почти касаясь её киски… но нет. Затем снова вверх и опять вниз, очень медленно…
Еще больше вздрагиваний от богини Николь… бедная маленькая девочка, она сражалась со мной. Но она не победит. Она так сильно старалась быть хорошей девочкой. Секс не грязный, а оргазм не преступление. Давай же, Николь, сделай это.
Боже, она так возбуждена, я чувствовал это…
Хорошо, мои финальные действия… грудь и шея. Я снова смазал руки маслом и начал выводить круги на её груди.
- БОЖЕ! – закричала она, облизывая губы, пытаясь держать глаза закрытыми.
Его здесь нет… попробуй еще раз, Николь.
Я двигал тёплыми влажными руками вверх и вниз по её груди, крепко сжимая её, медленно двигаясь по кругу. Я наклонился и заскользил языком вокруг её соска. Один круг… второй… Мой член упирался в её живот, и я уверен, она чувствовала это, но у неё были другие вещи, на которых она была сосредоточена прямо сейчас.
Я взял её правый сосок в рот, немного посасывая его. Влажно. Затем освобождая его. Я скользил руками вверх по её шее, затем снова вниз к груди. Затем снова вверх… и вниз… Снова… и снова… и снова.
- Дастин! – выдохнула она и вздрогнула.
- Да, Николь? – я сделал вид, что понятия не имею о чем она.
- Это так хорошо… так хорошо… что… - она задыхалась, слегка приоткрывая глаза, глядя на меня.
Бедная маленькая девочка. Она понятия не имеет, что происходит. Я такой злой.
- Правда? – я улыбнулся, возвращая руки к внутренней стороне её бёдер, затем наружу, почти касаясь темных волос… но нет.
- АААХХХХХХ, - она изогнула спину, рыча теперь громче, чем раньше.
Было такое ощущение, что она сейчас заплачет. Но я не останавливался.
Я начал двигать своими злыми пальцами под ней, впиваясь ими в её ягодицы, затем снова возвращаясь к её бедрам, вниз, мимо её промежности, затем снова назад. Снова и снова. Ужасно медленно. Мои пальцы теперь были как акульи клыки.
Почти готова. Её тело прямо на краю.
- Дастин, пожалуйста! – умоляла она, её ноги снова извивались подо мной. – Пожалуйста… о, Боже… БОЖЕ!
- Ты бы хотела, чтобы я сделал так, чтобы ты кончила, Николь? – на этот раз я облегчил ей задачу.
- ДА!! – она хрипло закричала. – ДА, ПОЖАЛУЙСТА – ДА!!
- Ты уверена? – подразнил я, почти смеясь.
Она широко открыла глаза, и они были такими дикими, что это чуть не испугало меня.
- ДА, Я УВЕРЕНА, ДАСТИН!! – заорала она. – ПОЖАЛУЙСТА!! ПОЖАЛУЙСТА!! Я УМИРАЮ!!
На этом я слегка усмехнулся. Богиня ХОЧЕТ проснуться сейчас… сильно.
- Как пожелаешь, - промурчал я, двигая свои горячие пальцы к её киске, массажируя её так же медленно, как я делал со всем её телом. Держись, Николь, думал я про себя, пока она кричала и хныкала.
Её киска была влажной и горячей. Вау, она действительно наслаждалась моим массажем!
Я лег на живот и облизал губы, держа её ноги за бёдра широко раскрытыми настолько, насколько это возможно.
Она ворчала и хныкала еще громче, бросив на меня быстрый взгляд, испуганный, но любопытный.
Не бойся, Николь… тебе это понравится.
Мой язык хорошо работал над этим заданием. Уверенный, сильный и очень влажный он двигался вверх по её мокрой киске с ароматом клубники. Я выпивал все сладкие соки, которые только мог найти здесь, мыча и посылая вибрации благодарности в её трепещущую киску.
ММММММММММ – это самое лучшее, что ты можешь произнести, двигая своим языком внутрь и наружу.
Теперь она громко кричала, направив пустой взгляд в потолок, пока я смыкал губы снова и снова на её маленьком розовом клиторе, затем быстро двигал языком из стороны в сторону, а потом вверх и вниз… потом по кругу, мокрому, горячему кругу. У меня было множество различных трюков, которые мог сделать мой язык. Я использовал все.
- Охххх, БЛЯДЬ!! – кричала маленькая невинная Николь, дико стуча кулаками по подушке, на которой она лежала. – Боже… Боже… Боже… Дастин… Даст







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.186.116 (0.009 с.)