Библиотека Принцессы Каролины



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Библиотека Принцессы Каролины



Монако

Беккет не был особенно рад визиту в Монако. Вся эта страна всегда казалась ему одной большой мышеловкой для туристов. Здесь нечего было исследовать, не было глубоких тайн культуры, которые можно было бы раскапывать. О да, конечно, история этой нации уходила в прошлое на сотни и даже тысячи лет, ко временам первого финикийского поселения на этом месте, но Сородичи почти не были в нее вовлечены, а Беккета в первую очередь занимала именно эта сторона истории.

Кроме того, большинство местных жителей говорили на французском.

И все же Самир обитал здесь, и здесь Самир хотел встретиться. Так что они встретились здесь.

Мусин Самир (почти наверняка не его настоящее имя) родился в Марокко, но совершенно точно не мог посещать родину. Он был из числа Тремер, не только вампир, но и чародей, и это делало его более чем непопулярным среди весьма влиятельного в Марокко клана Ассамитов.

Кроме того, он был старым знакомцем Беккета, и за соответствующую плату был готов предоставлять информацию – в тех случаях, когда мог это сделать, не вредя интересам Тремер. Беккет неоднократно обращался к нему по различным вопросам, связанным с тауматургией и прочими волшебными тайнами, поскольку, хотя сам Беккет разбирался в магии крови намного лучше большинства, его умения все равно меркли перед познаниями того, кто занимался оккультными делами по-настоящему.

Самир назначил встречу не в каком-нибудь помпезном отеле или казино, вроде Монте Карло (хотя Беккет ожидал именно этого), но в Библиотеке Принцессы Каролины, широко и далеко известной тем, что она специализируется на детской литературе.

«Это потому, что здесь мы не будем выглядеть необычно, когда станем обмениваться книгами» - пояснил в ответ на незаданный вопрос Беккета Тремер, одетый в джинсы американского пошива и старую футболку Гарта Брукса. Он прервался и отошел, когда мимо них просочилась стайка детей – как раз достаточно медленно, чтобы персонал библиотеки не кричал на них за беготню. До закрытия библиотеки дети явно хотели успеть еще в одно место. «А еще потому, что у нас при этом останется очень мало времени на обмен, и это предотвратит любые попытки передумать в последний момент».

Беккет насупился, но предпочел оставить скрытое в этих словах оскорбление без комментариев. Вместо этого, он сунул руку в матерчатую сумку, одетую через плечо – ее не так-то просто было спрятать от установленных в библиотеке новых систем безопасности – и достал книгу. Толстая кожаная обложка кое-где потрескалась, но в остальном была в относительно хорошем состоянии.

«Ты не говорил мне, - прорычал Беккет, отдергивая книгу, как раз когда к ней потянулся Самир, - что предыдущий владелец будет настолько сильно возражать против того, чтобы я взял ее и ушел».

«Это книга по герметической магии, Беккет. Чего ты ожидал?»

«Я ожидал, что храм будет покинут. Кое-кто, кого я не буду упоминать, говорил мне именно так. Чего я не ожидал, так это прокладывать себе путь когтями сквозь какого-то волшебника – Герметика, пока остальные члены его часовни пытались обрушить на меня крышу, взорвать мою машину или еще как-нибудь разнести мне голову своими чертовыми заговорами во всем их чертовом многообразии!»

«Ты отлично знаешь разницу между Герметическими инкантациями и заговорами, Беккет».

«Тебе вообще нужна эта долбаная книга, или нет?»

«Что за язык, Беккет?! Здесь же дети. - Увидев, как раздуваются ноздри собеседника, Самир решил, что стеб над гостем лучше прекратить. – Хорошо, Беккет. Я приношу тебе свои искренние извинения. Я искренне полагал, что храм действительно покинут. Когда мне удалось узнать, что орден пытается вернуть тексты, ты уже был недоступен. Теперь, пожалуйста, могу ли я получить книгу?»

После секундного колебания Беккет наконец вручил ему свою добычу. «В любом случае, зачем она тебе вообще нужна? Я думал, что у вас, Тремер, уже есть полное собрание сочинений на герметические темы».

«А? Нет, еще остались секреты, которые мы… Впрочем, это неважно. Мы хотели, ты предоставил. Спасибо».

«Спасибо оставь себе. Просто выполни свою часть договора».

Самир огляделся, чтобы убедиться, что в пределах слышимости не было любопытных детей – или взрослых. «Беккет, - прошептал он, и в его голосе не было ни малейшего намека на насмешку, - у меня ушли годы, чтобы раскопать этот ритуал. Он старый, старше, чем большая часть моего клана. Я не хочу тебя обидеть – для того, кто не посвятил тайнам всю жизнь, ты умеешь действительно много, - но я всерьез сомневаюсь, что у тебя хватит могущества и опыта, которые нужны, чтобы провести ритуал».

Беккет наклонился ближе, словно собираясь поведать чародею какой-то важный секрет.

«Самир…»

«Да?»

«Я тоже сомневаюсь. – Он ухмыльнулся, и в его ухмылке было очень мало веселья. – Полагаю, скоро я узнаю это точно».

Тремер только покачал головой. «Как тебе угодно. Пойдем на улицу, материалы у меня в машине».

 

Горы Таурус

К юго-востоку от Кайсери (и горы Эрджияс)

Турция

И вот он стоял на границе вечной темницы, глядя в жерло пещеры сквозь невидимый барьер, который преградил путь Бог знает скольким Сородичам – включая двух спутников Беккета. После того, как он получил от Самира ритуал, у него ушел почти год, чтобы собрать необходимые компоненты: кровь оборотня или ключ, вырезанный одним из народа фей, было не так-то легко найти, а эти предметы были далеко не самыми редкостными в списке. Самир определенно не преувеличивал, говоря о возрасте и силе ритуала, к которому готовился Беккет. Этот ритуал, несомненно, был создан в эпоху, когда и магия, и мир в целом очень отличались от сегодняшних.

Беккет взглянул на часы. Ему требовался как минимум час, чтобы подготовиться к ритуалу, и еще три, чтобы его провести. И даже если все сработает, у него не было ни малейшего представления о том, сколько времени уйдет на исследования по ту сторону преграды; возможно, много ночей.

У него оставалось как раз достаточно времени до рассвета, чтобы обрушить эту преграду, если он не станет терять времени.

Ну, значит, он не станет его терять.

Рюкзак обрушился на землю: раздался глухой звук удара, и облако пыли и песка разлетелось во все стороны. Из него Беккет достал две сумки поменьше, которые он упаковал так, чтобы держать свое повседневное снаряжение отдельно от того, что предназначалось для оккультных целей.

В первой сумке – той самой, в которой он принес Самиру книгу – было все снаряжение, которое можно было рассчитывать увидеть у археолога-исследователя. Набор мелких инструментов для точной работы – все от кистей и стамесок до бумаги и мелков, чтобы делать зарисовки. Винтажный кольт 45 калибра времен Второй Мировой и четыре полностью снаряженных запасных магазина (у Беккета были много более эффективные возможности управляться со вставшими на пути Сородичами, и он никогда не жаловал огнестрел, но при необходимости общаться с враждебными смертными в больших количествах он все равно не находил аргумента лучше, чем свинец на очень, очень большой скорости). Тяжелый фонарь и несколько файеров (Беккет видел в темноте, но часто путешествовал в компании тех, кто не видел, так что он просто выработал в себе привычку их носить). Фотоаппарат с функцией съемки в темноте, чтобы делать фотографии возможных ценных или информативных находок, не подвергая их воздействию резкого света вспышки. Продвинутый GPS-навигатор, способный показывать пользователю его точное местонахождение (вот уж чего Беккету, а еще больше его спутникам, очень не хватало в прошлый раз). Саперная лопатка – не в сумке, но привязанная к ней; самый кончик рукоятки был обломан, на вид – в процессе долгого использования (тот факт, что слом делал конец деревянной рукоятки довольно острым, однако, случайным не был). Кроме того, Беккет, для которого эта часть подготовки походного снаряжения выглядела несколько гротескной, захватил с собой хорошо изолированный термос (третья группа, резус отрицательный, свежая), в снаряжение типичного археолога не входящий. Все это он возьмет с собой внутрь пещеры, если, когда придет пора, он решит, что у него достаточно крепкие яйца – и недостаточно крепкий здравый смысл – чтобы все же сделать этот судьбоносный шаг.

Содержимое второй сумки он, разумеется, оставит – то есть ту его часть, которая не будет поглощена в процессе ритуала.

Это если предположить, что он сумеет заставить ритуал сработать.

Это если предположить, что в процессе ритуала не будет поглощен он сам.

Это если предположить… «А, ебись оно все. Хватит предполагать, Беккет, - мрачно подумал он. – Либо делай, либо иди домой».

С аккуратностью, которая бы сделала честь любому хирургу, Беккет начал чертить на земле символы – используя кость указательного пальца с руки, отрубленной у ее владельца за воровство, в те давние времена, когда такое наказание было нормальным. Дальше пойдут свечи (часть – восковые, но не все) и еще более редкостные ингредиенты, а потом…

Потом придет время направить его магические способности против барьера, поставленного самим Каппадокийцем, одним из тринадцати предков всей расы Сородичей. И внезапно эти способности начали казаться очень, очень ограниченными.

 

Горы Таурус



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.95.131.146 (0.008 с.)