Фея Моргана задумывает убить мужа



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Фея Моргана задумывает убить мужа



 

Тем временем Фея Моргана, считая, что король мертв, составила план убийства и супруга. Она хотела управлять государством вместе со своим возлюбленным Акколоном и присвоить себе всю власть. Увидев, что король Уриенс уснул, она призвала одну из фрейлин.

– Принесите меч моего господина, – распорядилась она. – Сейчас самый подходящий момент, чтобы его убить.

– Госпожа, – сказала ей девушка, – если вы убьете мужа, не будет вам избавления.

– Цыц! Время настало. Неси меч.

Девушка вышла из спальни и прямиком отправилась к сыну королевы. Она пробудила сэра Увейна от сна.

– Вставайте, сэр, – сказала она ему. – Моя госпожа, ваша мать, надумала убить вашего отца. Она велела мне принести его меч.

– Делайте, как она велит, – отвечал сэр Увейн. – Я сам с ней разберусь.

Дрожащими руками девушка поднесла королеве меч. Фея Моргана приняла его с улыбкой и приблизилась к ложу. Едва она занесла оружие, чтобы поразить супруга, как сэр Увейн схватил ее за руку и вынудил опустить меч.

– Что ты за демон! – крикнул он ей. – Не будь ты моей матерью, я бы этим самым мечом снес тебе голову! Говорят, будто Мерлин – сын нечистого, но я и вовсе сын земного демона!

– Помилуй меня, славный сынок! Дьявол соблазнил меня и ввел в заблуждение. Никогда больше я не сделаю ничего подобного. Пожалей меня! Не выдавай двору.

– Пока ты не нарушишь это обещание, я не выдам тебя.

– Даю тебе слово.

Затем пришло известие, что сэр Акколон скончался, а король вновь обрел свой меч. От такого несчастья Моргана едва не лишилась чувств, но не хотела выдавать свою скорбь и сумела сохранить видимость спокойствия. Тем не менее она прекрасно понимала, что с возвращением Артура ее жизнь окажется в опасности.

«Уж золотом-то он меня не осыплет», – сказала она себе и второпях отправилась к королеве Гиневре просить разрешения покинуть двор: у нее-де срочные дела в собственном королевстве.

– Неужто вы не дождетесь возвращения брата? – спросила ее Гиневра.

– Не могу медлить, госпожа. Неотложное дело.

– Тогда, конечно, вам следует ехать.

Итак, на рассвете следующего дня Фея Моргана села на коня и скакала день и ночь, подальше от двора Артура. На второй день она добралась до аббатства, где Артур оправлялся от ран. Узнав, что король находится там, она спросила, как его самочувствие.

– Сейчас он уснул, – сказала ей настоятельница. – Последние три ночи он мало спал.

– Ну, хорошо, – сказала она. – Тогда не будите его, я сама его попозже разбужу.

На самом деле она задумала вновь украсть волшебный меч и ножны.

Моргана прямиком прошла в те покои, где отдыхал ее брат, и увидела, что он спит, сжимая в руке обнаженный меч.

– Я не сумею забрать у него Экскалибур, не разбудив его, – прошептала Моргана. – Что же мне делать?

Тут она увидела заколдованные ножны и проворно их схватила. Она выбежала из покоев и велела подать ей коня.

Проснувшись, Артур увидел, что ножны пропали.

– Кто сюда приходил, пока я спал? – спросил он настоятельницу.

– Только ваша сестра, государь. Королева Фея Моргана.

– Вы плохо служили мне. Вы не сумели меня уберечь.

– Что же я должна была сказать королеве? Я не посмела ослушаться ее.

– А теперь слушайте меня: дайте мне лучшего коня, какого сможете сыскать. Зовите сэра Отлейка и велите ему прибыть сюда на добром коне и во всеоружии не позднее чем через час.

Вдвоем с Отлейком он поскакал вслед за Феей Морганой. Проскакав много миль, они добрались до каменного креста и там увидели бедного пастуха. Они спросили его, проезжала ли этим путем какая-нибудь дама.

– Господа, – отвечал он, – была тут дама, а с ней сорок человек. Они в лес поехали, вон туда.

Они помчались в лес и, отыскав тропу, заметили далеко впереди сестру Артура. Они погнались за ней промеж деревьев. Увидев преследователей, она пришпорила коня. На берегу озера она приостановилась на миг.

– Все равно, что случится со мной, – сказала она, – лишь бы Артур не получил обратно эти ножны.

И она со всей силы бросила их на середину озера, и там ножны сразу же пошли ко дну под тяжестью золота и драгоценных камней.

Впереди лежала каменистая долина, откуда не было выхода. Тогда Фея Моргана обратила себя и своих спутников в большие глыбы мрамора, холодные и неподвижные. Вскоре подоспели Артур и Отлейк.

– Они, значит, поехали другим путем, – решил король. – Вернемся же в аббатство.

Как только они уехали, Фея Моргана сняла заклятье и вернула всем своим спутникам человеческий образ.

– Господа, – сказала она, – теперь мы можем ехать куда хотим.

Вскоре они встретили рыцаря верхом, а за собой он вез рыцаря, привязанного к коню: у того рыцаря была повязка на глазах, руки и ноги связаны. Фея Моргана остановила их.

– Что вы собираетесь сделать с этим рыцарем? – спросила она.

– Хочу утопить его в том озере.

– По какой причине?

– По какой причине? Я застал его с моей женой. Она умрет такой же смертью.

– Это было бы жаль, – сказала Моргана. Затем она спросила связанного рыцаря:

– Что скажете? Он говорит правду?

– Нет, госпожа. Он солгал.

– Откуда вы?

– Я служу при дворе короля Артура. Мое имя Манессен. Я прихожусь кузеном сэру Акколону Галльскому.

– Это хорошо: из любви к Акколону я освобожу вас. Можете обойтись со своим врагом так, как он хотел обойтись с вами.

Итак, Манессена освободили, а того рыцаря связали и бросили в озеро, и он утонул. Затем Манессен взял коня и собрался ехать прочь.

– Вы что-нибудь желаете передать Артуру? – спросил он свою избавительницу.

– Скажите ему, что я спасла вас из любви к Акколону, а не из любви к нему. А еще скажите, что, покуда я не разучилась превращать себя и своих спутников в камни, он не страшен мне. Артур поймет, о чем я говорю. И шепните ему на ушко: наступит время, и я еще не то сделаю.

С тем она отправилась в страну Гоор, где ее приветствовали и прекрасно приняли. Она позаботилась укрепить свои города и замки. С того дня Фея Моргана жила в страхе перед гневом своего брата.

 

Конец

 

 

Приключения сэра Ланселота Озерного

 

Вскоре после того, как король Артур вернулся к своему двору, все рыцари Круглого стола собрались вместе и затеяли множество турниров и состязаний. Кое-кто доказал свою силу и отвагу, но всех превзошел сэр Ланселот Озерный. Из всех состязаний он выходил победителем, одолеть его могли только чары и волшебство. Слава его возросла так, что в повествовании об Артуре французские книги упоминают его первым. Он также стал возлюбленным королевы Гиневры и ради нее сражался во многих битвах. А сам он так сильно любил королеву, что, как мы узнаем, спас ее от лживых клеветников и от костра.

 

Погоня на равнине

 

Пресытившись турнирами, сэр Ланселот подозвал к себе сэра Лионеля, своего родича.

– Слишком много времени мы провели в забавах, – сказал он. – Пора ехать в мир и искать удивительных приключений.

Итак, они вооружились и сели на коней. Вскоре они выехали на широкую равнину, усеянную камнями и деревьями. Был полдень, солнце сильно припекало. Сэр Ланселот сказал, что ему очень хочется спать.

– Вон яблоня, – сказал ему сэр Лионель, – там, у ограды. Почему бы не отдохнуть в ее тени?

– Так я и сделаю. Она дает прекрасную густую тень. А меня вот уже семь лет так сильно в сон не клонило.

Они спешились и привязали коней к деревьям. Сэр Ланселот растянулся под деревом и подложил шлем себе под голову. Пока он спал, сэр Лионель бодрствовал на страже. Он увидел троих рыцарей, которые мчались по равнине, будто спасаясь от кого-то. За ними гнался всего один всадник, но столь хорошо сложенного и крепкого с виду рыцаря Лионелю еще не доводилось встречать. Этот могучий рыцарь нагнал троих беглецов одного за другим и выбил их из седла, а затем поднял их, бесчувственных, и привязал к их же коням поводьями.

Тут сэр Лионель решил испытать собственные силы и, пока сэр Ланселот спал, сел на коня и бросил могучему рыцарю вызов. Тот обернулся и с мечом наголо ринулся на сэра Лионеля и поверг его наземь. Затем он связал Лионелю запястья и привязал рыцаря к его же лошади. Он повез с собой и его, как тех троих рыцарей, и бросил их всех в мрачную темницу, где лежало уже немало мертвых и умирающих.

Тем временем сэр Гектор де Марис[95] узнал, что Ланселот покинул двор и отправился на поиски славных приключений. Горестно устыдившись, что не принял в этом участия, Гектор решил сам отправиться в такой же путь. Он долгое время ехал через густой лес и встретил там человека, с виду похожего на лесника.

– Добрый человек, – сказал он ему, – известно ли вам, где тут можно сыскать приключения?

– Я хорошо знаю эти места, – отвечал тот человек сэру Гектору. – Если вы проедете еще милю-другую, повстречаете большую господскую усадьбу, окруженную рвом, а в стороне от нее источник, из которого ваш конь сможет утолить жажду. Над источником развесистое дерево, а на ветвях – щиты многих добрых рыцарей, погибших или потерпевших поражение в битве. Висит там и тазик из чистого серебра. Трижды ударьте в таз тупым концом копья, и вы увидите то, что увидите.

– Благодарю вас, – ответил сэр Гектор и тут же поскакал дальше. Он добрался до господского дома, сложенного из крупного камня; окна были такие маленькие, глубоко утопленные в стены, словно это была не усадьба, а укрепленный замок. Здесь Гектор остановился и высмотрел дерево у источника. Но что это? К своему изумлению на ветвях этого дерева он увидел щиты многих рыцарей Круглого стола. С гневом узнал он среди прочих и щит своего родича, сэра Лионеля, и поклялся отомстить за него. Он принялся колотить в серебряный таз с яростью, словно безумец. Конь его между тем пил воду из источника. Немного времени прошло, и кто-то окликнул сэра Гектора. Он обернулся, и увидел перед собой рыцаря, сильного и сурового, того самого, кто преследовал и пленил троих рыцарей на равнине. Звали его сэр Тарквин.

– Отведите коня от воды, – сказал ему сэр Тарквин, – и приготовьтесь сразиться со мной.

Гектор галопом подскакал к нему и нанес воину такой удар копьем, что тот закружился вместе со своим конем.

– Это неплохо, – сказал сэр Тарквин, – а вот посмотрите, что я сделаю с вами.

И он набросился на него с копьем и мечом, выбил Гектора из седла и схватил его прежде, чем тот сумел ускользнуть. Затем Тарквин повез его к себе в замок и бросил там на пол.

– Вы сражались со мной лучше всех прочих рыцарей, каких я встретил за двенадцать лет, – сказал он ему. – И я готов сохранить вам жизнь при условии, что вы станете моим пленником.[96]

– На это я никогда не соглашусь, – отвечал сэр Гектор.

– Тем хуже для вас. – Он снял с него оружие и бил его терновыми розгами, а потом сбросил в ту же глубокую темницу, где томился Лионель.

Гектор сразу же признал Лионеля.

– Дорогой кузен, что ты здесь делаешь? И где сэр Ланселот?

– Я оставил его спящим под яблоней и не знаю, что сталось с ним.

– Нам нужна его помощь: он выведет нас из темницы. Только Ланселоту по силам одолеть рыцаря, который захватил нас в плен.

 

Четыре злые королевы

 

На том мы расстанемся с этими рыцарями и вернемся к Ланселоту, спящему под яблоней. Пока он спал, к нему приблизились четыре могущественные королевы. Одна из них была Фея Моргана, коварная сестра Артура. Они ехали на четырех белых мулах, и четыре рыцаря в белых доспехах везли за ними балдахин из зеленого шелка[97], чтобы уберечь их от солнечных лучей. Приблизившись, они сразу же узнали сэра Ланселота и заспорили друг с другом: каждая хотела завоевать его любовь.

– Нам нет нужды биться друг с другом, – сказала им Фея Моргана. – Я нашлю на него чары, которые будут действовать в течение семи часов. За это время мы успеем доставить его в мой замок. Когда же он очнется от чар, он сам выберет одну из нас.

Итак, они отвезли его в замок Колесницы и поместили в холодную комнату. Когда семь часов миновало, молодая женщина принесла ему ужин. Она приветствовала Ланселота и спросила, как он как он себя чувствует.

– Этого я вам не могу сказать, – отвечал он. – Я не знаю, как попал сюда. Возможно, меня перенесли сюда колдовством.

– Ободритесь, сэр, – сказала она ему. – Утром я все вам расскажу.

И ночь он лежал там в растерянности и тревоге. На рассвете четыре королевы явились в его покои и приветствовали Ланселота. Он в изумлении глядел на них.

– Доброе утро, прекрасные дамы. Объясните мне, как я тут оказался?

Фея Моргана заговорила с ним:

– Знайте, сэр, что вы – наш пленник. Нам известно, кто вы: вы – сэр Ланселот Озерный, сын короля Бана. Мы также знаем, что вы – самый доблестный рыцарь на всем белом свете. Вы любите Гиневру более всех женщин, однако теперь она замужем за моим братом Артуром. Итак, выбирайте себе возлюбленную среди нас четверых. Я – Фея Моргана, владычица земли Гоор. А это – королевы Северного Уэльса, Восточной страны и Внешних островов.[98] Которую из нас вы предпочтете? А если отвергнете всех нас, то останетесь у меня в плену до самой смерти.

– Вижу, что передо мной трудный выбор, – отвечал Ланселот. – Либо умереть здесь, либо обвенчаться с одной из вас. Но я предпочту провести остаток жизни в темнице, чем взять любую из вас в жены. Вы все ведьмы и коварные колдуньи.

– Таков ваш ответ? – переспросила Фея Моргана.

– Да, таков. Я не желаю в жены ни одну из вас.

Итак, они оставили его в одиночестве оплакивать свою участь. Позже молодая женщина принесла ему обед и вновь спросила, как у него обстоят дела.

– Никогда еще со мной так скверно не обходились, – отвечал он.

– Сэр, – сказала она, – я готова помочь вам. Но вы должны кое-что пообещать мне.

– Охотно. Я непременно должен ускользнуть от этих четырех королев, которые погубили уже стольких добрых рыцарей.

– Я скажу вам, что нужно сделать. В будущий вторник мой отец должен сразиться с королем Северного Уэльса. Если вы поможете ему победить, я завтра же устрою вам побег.

– Назовите имя вашего отца прежде, чем я дам вам ответ.

– Это король Багдемагус.

– Я хорошо знаю его. Он и впрямь доблестный рыцарь. Счастлив буду услужить ему. И вам также.

– Благодарю вас за такой ответ. Ждите меня завтра на рассвете. Я приведу вашего коня с доспехами. Проедете десять миль и доберетесь до общины Белых братьев. Ждите меня там. Я приведу с собой отца.

Итак, на следующее утро девица постучалась в его дверь, и Ланселот уже ждал ее. Она принесла ключи от двенадцати дверей, за которыми был заперт Ланселот. Она открыла их одну за другой и вывела рыцаря во двор замка. Конь его и доспехи, меч и копье – все было на месте. Ланселот вскочил в седло.

– Тысяча благодарностей за избавление, госпожа! – сказала он девице. – Я вас не подведу.

 

Чужак в постели

 

Он заехал в большой лес, где не было ни дороги, ни тропинки; к закату он добрался до поляны и увидел там шатер из тонкого красного шелка.

– Здесь я отдохну до утра, – сказал он себе.

Он привязал коня возле шатра, снял доспехи и прилег на мягкую постель в шатре. Вскоре он крепко уснул. Рыцарь, владелец этого шатра, вернулся часом позже. Он думал, что в постели спит его возлюбленная, а потому прилег рядом и поцеловал спящего. Едва Ланселот ощутил на своей щеке прикосновение чужой бороды, как взвился с постели, а следом вскочил и злосчастный рыцарь. Они выхватили мечи, и Ланселот тут же нанес владельцу шатра столь сильный удар, что тот вынужден был прекратить бой.

– Зачем вы легли в эту постель? – спросил его Ланселот.

– Это мой шатер. Я ждал здесь мою даму. А теперь, похоже, мне предстоит умереть.

– Сожалею о том, что ранил вас, сэр. Но я вынужден остерегаться предательства. Недавно меня обманули и удерживали в плену. Идемте обратно в шатер, я помогу вам остановить кровь. Как ваше имя?

– Беллеус.

– Идемте, Беллеус.

Сэр Ланселот принялся перевязывать раны своему противнику, и тот явилась возлюбленная Беллеуса. Увидев кровь, она вскричала в ужасе и чуть было не лишилась чувств.

– Успокойтесь, – сказал ей Беллеус. – Этот рыцарь – добрый человек. Он мне поможет.

И он рассказал о том, как они встретились с Ланселотом.

Дама обернулась к Ланселоту:

– Кто вы, рыцарь? При каком вы состоите дворе?

– Я – Ланселот Озерный.

– Я так и знала. Я часто видела вас при дворе Артура и знаю вас лучше, чем вы думаете. Но сейчас я попрошу вас вот о чем: в возмещение за ту опасность, которой подвергался сэр Беллеус, и за раны, которые понес он от вашей руки, не могли бы вы походатайствовать за него, чтобы король принял его в число рыцарей Круглого стола? Он вполне этого достоин.

– Прекрасная дама, приезжайте с ним вместе ко двору, когда вновь устроят великое празднество. Тогда я назову его имя королю, и если Беллеус покажет себя на турнире, его примут в число избранных.

 

Турнир

 

На рассвете Беллеус указал Ланселоту путь к монастырю Белых братьев. Как только Ланселот подъехал, дочь короля Багдемагуса подошла к окну и приветствовала его. Она провела Ланселота в хорошие покои и там просила его отдохнуть и набраться сил. Тем временем она послала известие отцу, и король со многими рыцарями поспешил в аббатство. Он вошел в эти покои, обнял Ланселота и тепло его приветствовал.

Сэр Ланселот поведал о том, как его обманула Фея Моргана.

– Ваша дочь спасла меня, сир, – сказал он. – И я обещал служить ей и всем ее близким.

– Значит, вы поддержите меня во вторник?

– Охотно. Я вас не подведу. Я слышал, что турнир состоится в двух милях от этого монастыря. Оставьте мне трех ваших лучших рыцарей, вручите им белые щиты. И мне тоже дайте такой же щит. Мы будем ждать в роще поблизости от поля боя. Когда я увижу, что ваши воины начнут бой с воинами короля Северного Уэльса, я тоже вступлю в сражение, и вы увидите, какой я рыцарь.

И Багдемагус снова обнял его.

На следующий день он прислал Ланселоту трех рыцарей, как тот и просил, и щиты их были выкрашены в белый цвет. Они поскакали в рощу возле поля, отведенного для турнира, и там ждали своей очереди. Сперва на поле вышел король Северного Уэльса, а с ним сто восемьдесят воинов, в их числе трое рыцарей Круглого стола. Это были сэр Мордред[99], сэр Мархальт[100] и сэр Гахалантин. Ланселот хорошо знал их. Как вы помните, сэр Мордред был сыном короля Артура, плодом кровосмесительного союза короля и его сводной сестры. Король Багдемагус вышел на поле всего лишь с восьмьюдесятью рыцарями, и в первой схватке их оттеснили назад, двенадцать его рыцарей пали, а сторонники короля Северного Уэльса отделались легкими ранами. Тогда Ланселот дал своим спутникам знак, и они поскакали в самую гущу сражения. Ланселот поверг копьем пятерых, а еще шестерым сломал спины. Затем он напал на короля Северного Уэльса, и тот упал с коня и сломал бедро. Трое рыцарей Круглого стола видели подвиги рыцаря с белым щитом и дивились, кто же он такой.

– Доблестный муж, – сказал сэр Мархальт. – Выйду-ка я против него.

И он ринулся вперед, но Ланселот ударил его мечом, и Мархальт упал и повредил себе плечо.

– Я ему отомщу! – крикнул сэр Мордред и галопом поскакал вперед, но Ланселот перехватил его и ударил щитом с такой силой, что Мордред грохнулся без чувств.

Настал черед Гахалантина. Он напал на Ланселота, и они сражались долго и упорно. Ланселот оказался сильнее. Гахалантин склонил голову, признавая поражение, и конь унес его прочь. Тогда Ланселот обернулся к прочим рыцарям, но из них ни один не захотел преломить с ним копья, и победа была присуждена королю Багдемагусу. Вместе с Ланселотом он возвратился в свой замок, и там они бражничали всю ночь. Ланселот также получил в награду богатые дары.

На следующее утро Ланселот распрощался со своими хозяевами.

– Я должен разыскать своего брата, сэра Лионеля, – сказал он им, – который пропал, пока я спал под яблоней. Когда я проснулся, его уже не было, и я не знаю, где он.

Затем он обернулся к дочери короля.

– Прекрасная дама, – сказал он ей, – если когда-нибудь вам понадобится моя помощь, дайте мне знать. Я вас не подведу. А теперь да хранит вас всех Господь.

Итак, Ланселот расстался с ними и в скором времени вернулся на равнину и оказался неподалеку от той яблони, под которой он тогда уснул. Навстречу ему ехала молодая женщина на белом коне.

– Не скажете ли вы мне, госпожа, – крикнул он ей, – где в этой стране можно сыскать приключения?

– Они ближе, чем вы думаете, сэр. Вы отважный рыцарь?

– Иначе зачем бы я приехал сюда?

– Я могу проводить вас к замку сильнейшего и свирепейшего из рыцарей. Но сперва вы должны назвать мне свое имя.

– Я – Ланселот Озерный.

– Что ж, Ланселот Озерный, это приключение для вас. Поблизости отсюда проживает сэр Тарквин, который хвалится, будто в его силах одолеть на поединке любого рыцаря. Насколько мне известно, он держит в темнице многих рыцарей короля Артура, ввергнув их в крепкие оковы. Но вот что вы должны обещать мне, сэр: если вы одержите верх, вы поможете мне и другим юным девицам, которых повседневно угнетает один подлый рыцарь.

– Клянусь помочь вам, госпожа!

– Тогда следуйте за мной.

Она повела его к источнику, к тому дереву, на котором висел серебряный тазик; увидел там Ланселот и щиты сэра Лионеля и прочих. Он стал колотить в тазик копьем, но рыцарь не отвечал на вызов. Тогда Ланселот поскакал вслед за дамой вокруг крепостного рва и на другой стороне увидел, как навстречу ему едет сэр Тарквин и везет привязанного к лошади рыцаря. С первого взгляда Ланселот узнал пленника: то был сэр Гахерис, рыцарь Круглого стола и брат сэра Гавейна.

– Мне знаком этот рыцарь, – сказал он даме. – С помощью Божьей я выручу его. И если удастся мне покарать Тарквина, то освобожу и всех узников.

Завидев Ланселота, сэр Тарквин поднял копье и приготовился обороняться.

– Отпустите рыцаря, которого вы связали, – крикнул ему Ланселот, – и испробуйте свою силу на мне. Я отомщу за рыцарей Круглого стола!

– Если вы один из этого братства, сэр, то я вас не боюсь. Делайте что сможете.

И они поскакали навстречу друг другу и обменялись сильными ударами. Не добившись перевеса, оба они соскочили наземь и выхватили мечи. Два часа они сражались, яростно и дерзко, но конца сражению не было видно. Сэр Тарквин остановился на миг.

– Удержите ненадолго вашу руку, – сказал он Ланселоту. – Выслушайте, что я вам скажу.

– Говорите.

– Вы – самый сильный и самый храбрый рыцарь, с каким мне доводилось сражаться. Вы очень похожи на того, кого я ненавижу больше всех на свете. Если вы не он, то вот что я готов вам обещать: я отпущу всех узников из моей темницы, только назовите мне свое имя, а затем мы будем жить как братья. Я никогда не подведу вас, доколе жив.

– Вы хорошо сказали, сэр рыцарь. Но поведайте мне, кто же тот рыцарь, кого вы ненавидите больше всех?

– Его имя сэр Ланселот Озерный. Он убил моего брата, сэра Карадока, в Башне Скорби. Я поклялся отыскать его и убить. Я уже перебил сотню рыцарей и еще сотню изувечил, чтобы они не могли прийти на помощь Ланселоту, а прочих из его братства я бросил в мрачную темницу. А теперь, сэр, назовите мне ваше имя.

– Я могу уйти и оставить вас с миром или же сразиться с вами. Решайте. Я – Ланселот Озерный, сын короля Бана, рыцарь Круглого стола. Я убил вашего брата в Башне Скорби. Я вызываю вас на бой – покажите, на что вы способны.

– Ах, сэр Ланселот, долго же я ждал этого дня. Добро пожаловать: вы не уедете отсюда, пока один из нас не падет мертвым.

Так они сражались упорно и жестоко более двух часов; они уподобились двум диким быкам, отстаивающим свою жизнь, земля пропиталась их кровью. Сэр Тарквин выдохся первым, он отступил и опустил щит. Ланселот воспользовался моментом и рубанул мечом по шлему противника. Шлем разбился, и вторым ударом Ланселот снес Тарквину голову. Так тот и умер.

Затем сэр Ланселот подошел к даме, которая привела его в эти места, и сказал ей:

– Прекрасная дама, теперь я готов отправиться с вами, куда вы пожелаете.

Раненый рыцарь, сэр Гахерис, воздал честь Ланселоту.

– Сэр, – сказал он ему, – ныне вы одолели сильнейшего и свирепейшего в мире рыцаря. Не назовете ли вы мне свое имя?

– Я – Ланселот Озерный. Я спас вас ради короля Артура и ради вашего брата Гавейна. Войдите в этот господский дом, и в темнице вы найдете множество рыцарей Круглого стола. Полагаю, там и оба мои родича, сэр Лионель и сэр Гектор – они поехали этой дорогой, и с тех пор их никто не видел. Когда освободите их, передавайте им всем привет от меня. Скажите Гектору и Лионелю, чтобы они ехали ко двору короля и ждали меня там. Я вернусь к Пятидесятнице, после того как исполню обещание, которое дал этой даме.

И они с дамой поехали прочь, Гахерис же вернулся в усадьбу и вошел в господский дом. Спустившись в темницу, он освободил рыцарей из мрачной темницы, а те, видя, что он ранен, решили, будто он и покончил с сэром Тарквином.

– Нет, это не так, – сказал он им. – Ваш спаситель – сэр Ланселот Озерный. Он просил передавать вам привет. Есть ли среди вас сэр Лионель и сэр Гектор?

– Мы здесь! – откликнулся Гектор. – Мы живы, а теперь еще и счастливы.

– Сэр Ланселот хочет увидеться с вами при дворе короля Артура. Он просит вас ждать его там.

– О нет! Мы не станем сидеть и ждать, – возразил сэр Лионель. – Пока мы живы и свободны, поспешим и сами его отыщем!

И хорошенько отужинав дичиной и отдохнув за ночь, кузены отправились на поиски Ланселота.

 

Любовь Ланселота и Гиневры

 

А теперь вернемся в Ланселоту и даме, которая ехала рядом с ним. Они добрались до тропы, ведущей в темный лес.

– Вот то место, – сказала она, – где негодный рыцарь нападает на всех проезжающих мимо женщин. Он грабит их, а затем и насилует.

– Грабит? И бесчестит? Подобный рыцарь срамит свое сословие и нарушает рыцарскую клятву. Он недостоин жить. Проезжайте вперед, мадам, а я спрячусь здесь в зарослях. Если он попытается досаждать вам, я выскочу из засады и спасу вас.

Итак, дама поехала вперед медленной иноходью, и вскоре из леса выехал всадник и преградил ей путь. Дама в страхе закричала, и тут же из укрытия появился Ланселот.

– Дурной рыцарь, предатель! – воскликнул он. – Кто учил вас досаждать девицам и благородным дамам?

Всадник выхватил меч и бросился на Ланселота. Но рыцарь метнул копье, угодившее противнику в горло и уложившее его на месте.

– Ты давно заслуживал такой кары, – промолвил Ланселот.

– Это правда, – подтвердила дама. – Подобно тому как сэр Тарквин нападал на добрых рыцарей, этот человек нападал на женщин хорошего рода. А звать его сэр Перис из Дикого Леса.

– Могу я еще чем-нибудь служить вам, госпожа?

– Сейчас я больше ни в чем не нуждаюсь. Да охранит и защитит вас Всемогущий Иисус, ибо вы – самый кроткий и учтивый рыцарь, какого мне доводилось встретить. Одного только вам недостает, сэр: найдите себе жену. Ходит слух, будто вы влюблены в королеву Гиневру, и она, мол, околдовала вас, так что вы не сможете полюбить никакую другую женщину. И о том сильно горюют все великие вельможи королевства.

– Не в моей власти запретить людям болтать, – возразил он. – Но в брак я не вступлю никогда. Я обвенчан с рыцарской жизнью, полной битв и приключений. И возлюбленной я тоже не обзаведусь. Истинный рыцарь должен хранить добродетель и целомудрие. Если я возлягу с женщиной, потеряю половину своей силы. Даже более слабый рыцарь сможет победить меня.[101] Нет, уж лучше мне оставаться неженатым, чем сделаться несчастным.

 

Два гиганта

 

На том они друг с другом и распрощались. Сэр Ланселот три дня ехал сквозь густой лес, пока не добрался до длинного моста через глубокую и быструю речку. Он собирался пересечь мост, но тут к нему пристал грубый страж. Этот мужик ударил коня Ланселота по носу и спросил:

– Кто ты такой, чтобы ехать по мосту без разрешения?

– Почему бы мне не проехать? – удивился Ланселот. – Я же не могу миновать этот мост. По воде я скакать не обучен.

– Не тебе решать! – Страж занес огромную железную дубинку и хотел было перетянуть Ланселота по спине, но рыцарь поднял меч и одним ударом разрубил негодяя надвое.

Он проехал по мосту и попал в деревню. Вокруг него собрались рыцари.

– Славный рыцарь, что же вы натворили! – восклицали они. – Вы убили привратника местного замка.

Ланселот молча выслушал их и поехал вперед к замку.

Он въехал во двор замка и привязал коня к большому железному кольцу, вделанному в камень. Оглядевшись по сторонам, он увидел множество людей в дверях и возле окон. Они кричали ему:

– Что вы здесь делаете, сэр рыцарь? Вам здесь не место.

И вдруг явились два великана с дубинками небывалой величины и приблизились к нему. Сэр Ланселот выставил перед собой щит и выбил у одного из них дубинку, затем он занес меч и разрубил великану голову. Второй великан бежал в страхе, но Ланселот последовал за ним. Он набросился на него и прикончил его ударом в шею.

Затем он вернулся к замку, и навстречу ему вышло шестьдесят дам. Все они преклонили перед Ланселотом колени и воскликнули в один голос:

– Добро пожаловать, славный рыцарь! Вы спасли нас от семилетнего заточения. Нас заставляли ткать шелковые гобелены[102], чтобы заработать себе на хлеб, а ведь мы все благородные дамы. Теперь мы радуемся избавлению и благословляем день, в который вы появились на свет. Не соизволите ли назвать нам свое имя?

– Добрые дамы, я – Ланселот Озерный.

– Мы все уповали на это и молились, чтобы вы заехали в наши места, – сказала ему одна из дам. – Никакой другой рыцарь не мог бы справиться с великанами. Только вас одного они и боялись.

– Рад этому. И надеюсь, если доведется мне снова ехать этим путем, вы меня примете. В уплату за свои труды и муки заберите все сокровища, накопленные великанами. А затем возвратите замок законному владельцу. Кому он принадлежит?

– Это замок Тинтаджиль.[103] Прежде им владела Игрэйна, родившая от Утера Пендрагона сына Артура. Вы знаете эту историю?

– Да, я ее слышал.

 

Странствия Ланселота

 

Ланселот сел на коня и поскакал прочь. Он проехал много удивительных стран, через реки и леса, по темным тропам и опасным путям. Он пересекал пустынные топи и болота, где обитали дикие и страшные звери. Наконец судьба привела его в замок, принадлежавший старой даме, и та приняла его и охотно разместила у себя. После вкусного ужина хозяйка проводила гостя в спальню над привратницкой, и он лег спать.

Пробудился он оттого, что кто-то стучал в ворота. Ланселот подошел к окну и увидел рыцаря, за которым гнались трое других, они грозили ему мечами. Ланселот узнал рыцаря, спасавшегося от погони: это был сэр Кэй, сын Гектора.

– Великое будет для меня бесчестье, – сказал себе Ланселот, – смотреть, как один человек бьется против троих. Я не хочу оказаться виновным в его смерти.

И, скрутив простыни, он спустился из окна.

– Ко мне, рыцари! – крикнул он. – Прекратите неравный бой.

И они обернулись к Ланселоту и все трое спрыгнули с коней. Затем они набросились на Ланселота с обнаженными мечами. Сэр Кэй поспешил ему на помощь, но Ланселот только рукой махнул:

– Мне ваша помощь не нужна, – сказал он. – Предоставьте их мне.

Семью ударами он поверг троих противников к своим стопам.

– Сэр рыцарь, мы сдаемся, – сказали они. – Ваш меч слишком силен.

– Сдайтесь этому рыцарю, – велел он, – и тогда я пощажу вас.

– Не могли бы мы сдаться вам? С Кэем мы бы справились.

– Вы правы, но поступим вот как: в праздник Пятидесятницы вы явитесь ко двору короля Артура и там сдадитесь королеве Гиневре. Скажете, что вас в качестве пленников послал к ней сэр Кэй.

Трое рыцарей присягнули на своих мечах, что все исполнят, и сэр Ланселот отпустил их с миром.

Затем Ланселот рукоятью меча постучал в ворота, и хозяйка вышла к нему.

– Я-то думала, вы спокойно спите в постели, – сказала она.

– Я спал, но принужден был выручить старого моего товарища.

Они вступили в круг света от факелов, и сэр Кэй увидел, что его спасителем был Ланселот. Он пал на колени и благодарил его за помощь.

– Это самое малое, что я мог сделать для вас, – ответил Ланселот. – А теперь отдыхайте, ешьте и спите.

На следующее утро Ланселот расстался с Кэем. Но прежде чем уехать, он надел на себя доспехи сэра Кэя и подседлал его коня. Свое же оружие и коня он оставил в замке.

– Знаю, зачем он так сделал, – сказал сэр Кэй, обнаружив подмену. – Он оставил мне свои доспехи, чтобы я мог всюду проехать спокойно и безопасно. А мои взял, чтобы рыцари по ошибке вступали с ним в бой.

Тем временем сэр Ланселот ехал и ехал через большой лес, полный птичьего пения. Наконец он попал в страну прекрасных рек и лугов. Он увидел перед собой длинный мост, а на нем – три шелковых шатра. Первый шатер был крыт синим шелком, второй – пурпурным, а третий – зеленым. Перед каждым шатром висели белый щит и копье, а у входа в каждый шатер стоял рыцарь во всеоружии. Сэр Ланселот проехал мимо них и ничего не сказал. Когда он отъехал на некоторое расстояние, заговорил сэр Гоутер.

– Это сэр Кэй, – сказал он. – Он мнит себя лучшим рыцарем в мире. Поскачу за ним, испытаю его гордыню, а вы увидите, что у меня выйдет.

Итак, сэр Гоутер сел на рослого коня, взял в руки копье и поскакал вслед за сэром Ланселотом.

– Помедленнее! – крикнул он ему. – Ты не проедешь этим путем без боя.

Ланселот обернулся, вынул меч и ринулся на сэра Гоутера. Одним ударом он опрокинул наземь и его, и коня.

Другой рыцарь, сэр Гилмер, взирал на это с изумлением.

– Это не сэр Кэй. Этот воин намного сильнее. Должно быть, он убил сэра Кэя и забрал его доспехи.

Третий рыцарь, сэр Рейнольд, изготовился сесть на коня.

– Кэй это или нет, – сказал он Гилмеру, – поскачем вперед и спасем брата. Нелегко нам будет справиться с этим рыцарем, так что будь готов умереть.

Гилмер подскакал к нему первым, но Ланселот наставил копье и сбросил противника наземь. Рейнольд придержал своего коня.

– Сэр рыцарь, вы – человек сильный, но меня гнев делает сильнее. Вы, кажется, убили обоих моих братьев. Готовьтесь принять мою месть.

Они набросились друг на друга. Копья у них сломались, и они выхватили мечи и сражались с ожесточением. Гоутер и Гилмер поднялись на ноги. Падение оглушило их, однако они не были ранены.

– Давай, брат, – сказал Гоутер. – Поспешим на помощь Рейнольду, который так славно сражается с неведомым рыцарем.

И они, потрясая мечами, набросились на Ланселота. А тот быстро с ними расправился, рубанул Рейнольда, а Гоутера и Гилмера вновь поверг наземь. Рейнольд с разбитой и окровавленной головой приблизился к Ланселоту, но доблестный рыцарь отвел меч.

– Довольно, – сказал он. – Я был поблизости, когда вас посвящали в рыцари, сэр Рейнольд, и я знаю, как вы отважны. Убивать вас я не хочу.

– Слава Богу за вашу доброту, – ответил Рейнольд. – Если позволено мне говорить от лица моих братьев, то все мы охотно сдаемся. Но скажите нам свое имя. Вы же не сэр Кэй.

– Об этом поговорим в другой раз. Приезжайте ко двору в день Пятидесятницы и сдайтесь королеве Гиневре. Скажите, что вас послал сэр Кэй.

Они поклялись, что все будет исполнено, и, после того как сэр Ланселот отбыл своим путем, братья помогли друг другу забраться в седла. На обратном пути они вслух гадали, кем бы мог быть этот благородный рыцарь.

 

Путь к Погибельной часовне

 

Сам же Ланселот заехал в темный лес, где ветви деревьев причудливо изгибались, и увидел там черную охотничью собаку, нюхавшую воздух: сука – так показалось Ланселоту – искала раненого оленя, и он решил последовать за ней. Собака время от времени оглядывалась, словно куда-то его вела. По пути Ланселот пересек кровавый след. Они спешили через ручьи и болота, пока не пришли к древнему замку. Сука пробежала по мосту над крепостным рвом и, оказавшись на другой стороне, обернулась к Ланселоту. Он по



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-06; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.16.13 (0.016 с.)