Объективная сторона хищения. Изъятие и (или) обращение чужого имущества



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Объективная сторона хищения. Изъятие и (или) обращение чужого имущества



34. Хищение представляет собой изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Изъятие предполагает исключение имущества из владения собственника или законного владельца, устранение (удаление) последнего. Обращение, с учетом того, что это обращение имущества в свою пользу или пользу других лиц, понимается как замена собственника или законного владельца на незаконного пользователя.

35. Обратим внимание также на термины, которые стоят в понятии хищения рядом со словами "изъятие" и "обращение". Законодатель говорит: "совершенн-ые с корыстной целью противоправн-ые безвозмездн-ое изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинивш-ие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества (выделено мною. - Н.Л.)". Поскольку все термины, за исключением одного, употреблены законодателем во множественном числе, постольку они относятся сразу и к понятию изъятия, и к понятию обращения. И изъятие, и обращение имущества должны быть противоправными и должны причинить ущерб. И только слово "безвозмездное" используется законодателем в единственном числе и относится, таким образом, к первому термину - термину "изъятие". Следовательно, только изъятие характеризуется безвозмездностью.

36. Ни изъятие, ни обращение в отдельности не могут характеризовать хищение, они соответствуют разным стадиям процесса совершения хищения. Любое хищение начинается с изъятия имущества, т.е. с исключения владения законного собственника. Однако этого недостаточно для признания хищения оконченным; необходимо еще, чтобы произошла замена законного собственника или владельца на незаконного пользователя, т.е. произошло обращение имущества в пользу виновного или других лиц. Стадия обращения имущества в пользу виновного означает, что хищение окончено, т.е. произошло.

Безвозмездность же, действительно, характеризует только стадию изъятия имущества (именно изъятие осуществляется без передачи собственнику или законному владельцу необходимого эквивалента), но относится ко всему хищению в целом. Здесь же следует заметить, что выделение разных стадий хищения достаточно условно; часто они если не совпадают во времени, то следуют сразу одна за другой, и разделить их можно только искусственно, для того, чтобы лучше понять смысл хищения.

Что касается употребления законодателем сразу двух союзов (соединительного и разделительного), то можно заключить только одно: законодатель хотел специально подчеркнуть противоправный характер обеих стадий хищения.

37. В анализе этого сущностного признака хищения нужно остановиться также на понятиях "обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц". Употребление этих словосочетаний обусловлено тем, что хищение не прекращает права собственности; собственником похищенного имущества так и остается его законный собственник. У похитителя не возникает права собственности; гражданское законодательство не предусматривает и не может предусматривать среди законных оснований возникновения права собственности неправомерные, тем более преступные действия. В то же время похититель ставит себя на место собственника, совершает хищение для того, чтобы пользоваться всеми правами собственника без исключения. Чтобы подчеркнуть это в понятии хищения, законодатель и использует достаточно эквивалентный термин "польза".

Следует также обратить внимание на то, что хищение отнюдь не обязательно предполагает извлечение пользы именно самим виновным; при наличии всех других признаков хищения, оно есть и тогда, когда преступление совершается в пользу других лиц. Перечень последних законодатель не ограничивает; указанные лица могут находиться в разных отношениях с похитителем имущества. Главное, чтобы он преследовал при хищении корыстную цель.

38. И еще один важный момент: хотя по указанным выше соображениям законодатель и не говорит о том, что имущество обращается в собственность виновного или других лиц, тем не менее, в хищении имеется присвоение его "насовсем", безвозвратно. Так называемое "временное позаимствование" чужого имущества, для того, чтобы извлечь из него какуюто временную пользу, нужду, под понятие хищения не подпадает. Оно иногда тоже признается преступным, например, по ст. 201, ст. 285, ст. 330 УК РФ и другим статьям. На это указывается и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" *(56) (далее - Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.): "Не образуют состава кражи или грабежа противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество. В зависимости от обстоятельств дела такие действия при наличии к тому оснований подлежат квалификации по статье 330 УК РФ или другим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации" (п. 7).

Так, например, в конкретном деле имело место временное позаимствование автомобиля, а не его хищение, как это было установлено судом первой инстанции. Суть дела такова: Шварц, ранее судимый, и Плесовских вместе распивали спиртные напитки в доме Плесовских. Потерпевший опьянел и лег спать. Шварц решил воспользоваться данной ситуацией и съездить к родственникам на автомобиле Плесовских, а затем, по приезде, вернуть машину законному владельцу. Для этого он взял ключи и документы, находившиеся в сумке потерпевшего, съездил к родственникам и после поездки добровольно вернул потерпевшему машину и документы.

Ленинским районным судом г. Тюмени Шварц был осужден по п. "б" ч. 2 ст. 158, п. "б" ч. 2 ст. 166 и по ч. 2 ст. 325 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор оставила без изменения. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений в части осуждения Шварца по п. "б" ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 325 УК РФ и прекращении дела в этой части. Президиум Тюменского областного суда протест удовлетворил, указав следующее: вывод суда о наличии в действиях осужденного признаков хищения чужого имущества, а также похищения документов необоснован, поскольку Шварц, завладев автомобилем потерпевшего без цели хищения, желая временно воспользоваться им, не имел умысла обратить машину и вещи в свою собственность. С учетом изложенного, приговор и определение кассационной инстанции в части осуждения Шварца по п. "б" ч. 2 ст. 158 и ч. 2 ст. 325 УК РФ отменены президиумом Тюменского областного суда и дело прекращено за отсутствием состава преступления. Признано считать Шварца осужденным по п. "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ - неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения *(57).

Хищение - это противоправное деяние.

39. Признак противоправности в хищении включает в себя три обязательных значения:

1) подобное поведение - хищение - запрещено законом;

2) у виновного нет прав на имущество, которым он завладевает;

3) виновный завладевает чужим имуществом помимо и вопреки воле собственника или законного владельца.

40. Подобное поведение - хищение - запрещено законом. Это традиционное понимание признака противоправности любого преступления. Оно противоправно, поскольку прямо запрещено уголовным законом под страхом наказания.

41. У виновного нет прав на имущество, которым он завладевает. Это значение признака противоправности показывает, что у лица отсутствуют какие бы то ни было основания для получения имущества, поскольку отсутствуют права на него. Соответственно, если лицо имеет какие-либо основания претендовать на чужое имущество и завладевает им, нарушая установленный порядок получения имущества в подобных ситуациях, - хищение отсутствует. Разумеется, здесь не исключается возможность привлечения лица к ответственности по другим статьям УК РФ, например, за самоуправство (ст. 330 УК РФ), при наличии всех признаков состава. К таким ситуациям относятся, например, случаи самовольного, минуя установленный порядок, получения денег за выполненную работу или за проданную вещь и т.п.

В качестве примера может быть приведено уголовное дело Сбитнева, обвиненного первоначально Петропавловск-Камчатским гарнизонным военным судом в мошенничестве. В 1994 г. старший прапорщик Сбитнев изготовил копию диплома о якобы имевшемся у него среднем специальном образовании, заверил ее в районной администрации и представил в кадровый орган по месту службы, в связи с чем ему было незаконно присвоено звание "младший лейтенант", а в последующем и очередные воинские звания. По выводам суда, за период прохождения службы на офицерских должностях с 1994 по 1999 г. Сбитнев похитил путем обмана разницу в денежном содержании по занимаемой им ранее должности прапорщика и таким же содержанием по незаконно занимаемым им офицерским должностям.

Тихоокеанский флотский военный суд, рассматривавший это дело, указал, что вывод суда является ошибочным. Согласно материалам дела, Сбитнев, проходя службу на офицерских должностях, исключительно добросовестно исполнял возложенные на него обязанности и многократно поощрялся за это командованием, т.е. он получал вознаграждение за свой труд. Не является хищением получение денежного довольствия незаконно назначенным на должность военнослужащим, который добросовестно исполнял свои должностные обязанности. Действия же Сбитнева, связанные с изготовлением и использованием поддельных документов, действительно содержали признаки преступлений, предусмотренных ч. 1 и 3 ст. 327 УК РФ, однако уголовное дело в этой части было органами предварительного следствия прекращено за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности. По изложенным основаниям Тихоокеанский флотский военный суд отменил приговор в отношении Сбитнева и прекратил дело за отсутствием состава преступления.

Таким образом, в приведенном конкретном случае у Сбитнева имелись права на получение денег, они были им заработаны, хотя, безусловно, был нарушен порядок их получения. Поэтому противоправность как признак хищения здесь отсутствует, следовательно, отсутствует и все хищение в целом.

42. Исключает хищение наличие даже так называемого предполагаемого права на имущество, т.е. права, которого в действительности не существует, но лицу об этом не известно, и у него есть основания предполагать наличие такого права.

Классический пример здесь - завладение лицом имуществом умершей матери не дожидаясь установленной процедуры получения наследства. Лицо изымает имущество у сожителя матери, полагая, что оно принадлежит ему и не зная о существовании завещания, по которому все имущество передается сожителю.

В описанном случае речь может идти также о возможном привлечении лица к ответственности по ст. 330 УК РФ.

43. Виновный завладевает чужим имуществом, помимо и вопреки воле собственника или законного владельца. Сказанное означает, что у лица не только отсутствуют права на чужое имущество, но и завладение им оно производит, нарушая действительное волеизъявление потерпевшего. При этом нарушение волеизъявления потерпевшего может выражаться:

а) в игнорировании его, когда лицо просто не испрашивает согласия собственника или законного владельца на изъятие имущества и обращение его в свою пользу или пользу других лиц. Это имеет место в краже, присвоении, растрате, грабеже и разбое;

б) в принуждении потерпевшего путем психического или физического насилия дать согласие на передачу имущества. В данном случае возможна внешне якобы добровольная передача имущества собственником или законным владельцем лицу, не имеющему на него прав. Но это вынужденное описанными выше способами волеизъявление, и поэтому оно дефектно. Подобное возможно в насильственном грабеже и разбое;

в) во введении волеизъявления потерпевшего в заблуждение, при котором оно также становится дефектным. В мошенничестве потерпевший сам передает виновному свое имущество, являя, таким образом, свою волю на отказ от него. Однако это волеизъявление было сформировано под влиянием обмана или злоупотребления доверием; оно дефектно и правового значения не имеет.

Невынужденное добровольное согласие собственника или законного владельца на передачу своего имущества лицу, не имеющему на него прав, исключает возможность привлечения этого лица к ответственности за хищение.

44. Завладение имуществом против или помимо воли собственника или законного владельца нужно отличать от использования правомерно полученного имущества вопреки волеизъявлению собственника или законного владельца. Последнее хищением не является, хотя в ряде случаев может повлечь уголовную ответственность. Например, использование не по назначению законно полученного государственного целевого кредита рассматривается как преступление, если причинило крупный ущерб (ч. 2 ст. 176 УК РФ). Иногда такое поведение специального субъекта может быть признано злоупотреблением полномочиями (ст. 201 УК РФ) или злоупотреблением должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ). Ранее признавалось преступным промотание имущества военнослужащим; по действующему уголовному закону оно уголовной ответственности не влечет.

Хищение - это безвозмездное деяние

45. Хищение - это безвозмездное деяние. Согласно этому объективному признаку хищения, изъятие чужого имущества осуществляется виновным без вложения необходимого стоимостного эквивалента. При этом эквивалент здесь понимается достаточно широко: прежде всего им могут выступать деньги в любой валюте; под эквивалентом понимается также имущество, оставленное взамен изъятого, и выполнение подлежащей оплате услуги или осуществление работы.

46. И деньги, и имущество, и стоимость работы или услуги должны быть именно эквивалентом стоимости изъятого имущества, т.е. их стоимость должна приблизительно равняться стоимости последнего. Если имеет место расхождение в стоимости оставленного эквивалента и изъятого имущества, размер хищения определяется разницей в их стоимости.

Оставление даже полного эквивалента стоимости изъятого имущества, хотя и исключает хищение, не означает, вместе с тем, в ряде случаев, что лицо действует правомерно. Грубое игнорирование воли собственника или законного владельца изъятого имущества позволяет иногда квалифицировать содеянное как самоуправство (ст. 330 УК РФ) или должностное, или служебное злоупотребление (ст. 285, 201 УК РФ).

47. Эквивалент стоимости должен быть оставлен в момент изъятия или сразу же после него, до обращения имущества лицом в свою пользу или в пользу других лиц. Обращение имущества в свою пользу или пользу других лиц символизирует окончание хищения; выплата эквивалента стоимости имущества после окончания преступления не влияет на признание деяния преступным, расценивается только как обстоятельство, смягчающее наказание.

48. Таким образом, признак безвозмездности хищения есть в следующих случаях:

1) эквивалент стоимости имущества не был оставлен вообще. Размер хищения в этом случае определяется стоимостью изъятого имущества;

2) был оставлен меньший, чем стоимость изъятого имущества, эквивалент. Размер хищения здесь равен разнице между стоимостью изъятого имущества и стоимостью оставленного эквивалента;

3) был оставлен эквивалент, соответствующий стоимости изъятого имущества, однако это произошло не в момент его изъятия и не сразу после него, а только после обращения имущества в пользу виновного или других лиц. Размер хищения в подобных ситуациях, как и в первом случае, определяется стоимостью изъятого имущества.

 

Последствие хищения

49. Хищение причиняет ущерб собственнику или законному владельцу имущества. Этот признак хищения означает, что хищение всегда вызывает определенные негативные последствия материального характера.

Ущерб в хищении понимается как реальное уменьшение имущества у собственника или законного владельца (так называемый прямой положительный ущерб). Упущенная выгода и другие возможные виды материального вреда (например, банкротство предприятия, вынужденное сокращение числа его работников и т.п.) под понятие ущерба в хищении не подпадают.

Ущерб в хищении исчисляется стоимостью похищенного имущества; размер последнего имеет принципиальное значение для квалификации и для выделения видов хищения.

50. Ущерб в хищении - это объективная категория. Она не зависит от того, считает ли сам собственник или законный владелец, что ему причинен ущерб. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 25 апреля 1995 г. специально указал: "Дела о преступлениях против чужой, в том числе и государственной, собственности являются делами публичного обвинения и не требуют для их возбуждения, производства предварительного расследования и судебного разбирательства согласия собственника или иного владельца имущества, ставшего объектом преступного посягательства" (п. 2).

51. Хищение - материальный состав преступления; для наличия оконченного состава необходимо, чтобы объекту преступления был причинен ущерб. Между действиями виновного (изъятием имущества и его обращением в свою пользу или пользу других лиц) и последствием (материальным ущербом) необходимо устанавливать причинную связь.

52. Точное установление момента окончания хищения имеет важное значение для квалификации преступления, в частности, для отграничения оконченного преступления от предварительной преступной деятельности, влекущей, по общему правилу, менее строгое наказание, чем оконченное.

53. Момент окончания хищений неоднократно оговаривался в постановлениях Пленумов Верховных Судов РФ, РСФСР и СССР. Так, например, Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 11 июля 1972 г. N 4 "О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества" *(58) (далее - Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г.) в п. 10 указывал: "Хищение следует считать оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им распоряжаться по своему усмотрению или пользоваться им". В Постановлении пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г. N 11 "О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности" (далее - Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г.) подчеркивалось: "Кража, грабеж, мошенничество считаются оконченными, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность пользоваться или распоряжаться им по своему усмотрению; разбой - с момента нападения, сопряженного с применением или угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего; вымогательство - с момента предъявления требования, сопровождающегося угрозой, независимо от достижения виновным поставленной цели" (п. 14). Упоминается этот момент и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.: "Кража и грабеж считаются оконченными, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению (например, обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом). Разбой считается оконченным с момента нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия" (п. 6).

Соответственно сказанному, ущерб объекту хищения причинен тогда, когда имущество изъято и собственник или законный владелец лишен возможности осуществлять свои полномочия (пользоваться, владеть, распоряжаться имуществом). Для признания хищения оконченным необходимо установить, что виновный имел реальную возможность или распоряжаться этим имуществом, или пользоваться им.

54. Таким образом, момент окончания хищения не совпадает точно с моментом изъятия имущества; он наступает чуть позднее, тогда, когда похититель может посчитать изъятое имущество своим собственным.

Останкинским межмуниципальным судом Северо-Восточного административного округа г. Москвы Гунчев был осужден по п. "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ. Он признан виновным в том, что с целью хищения имущества из магазина ООО "Фирма Вилма", проникнув в магазин, подобрав ключ, похитил шубы на общую сумму 129 725 тыс. руб., причинив крупный ущерб собственнику имущества. После этого Гунчев с похищенным вышел из магазина, и его заметила Ершова, потребовавшая вернуть похищенное. Гунчев пытался скрыться, но был задержан сотрудником милиции. Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда оставила приговор без изменения. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении судебных решений: переквалификации действий осужденного с п. "б" ч. 3 ст. 161 на ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ. Президиум Московского городского суда протест удовлетворил, указав следующее. Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд, вместе с тем, допустил ошибку в квалификации действий Гунчева как оконченного преступления. Как установлено материалами дела, тайно похитив имущество из помещения магазина, Гунчев, замеченный при выходе из магазина свидетелем Ершовой, попытался скрыться с похищенным, однако был задержан сотрудником милиции. Таким образом, Гунчев не имел возможности реально распорядиться похищенным имуществом. При таких обстоятельствах действия Гунчева следует квалифицировать как покушение на открытое хищение чужого имущества (грабеж) в крупном размере с незаконным проникновением в помещение, т.е. по ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ *(59).

Изъятие имущества в данном случае, таким образом, было осуществлено, однако обратить его в свою пользу виновный не мог по объективным причинам. Признавать преступление оконченным нельзя.

55. Реальная возможность означает, что для пользования или распоряжения имуществом каких-либо существенных препятствий не существовало. Не имеет при этом значения, претворена ли указанная возможность в действительность; самое главное, чтобы она была.

Так, например, реальная возможность распорядиться похищенным или воспользоваться им отсутствовала в деле Казачкова и Кудаевой. В троллейбусе с шеи Узденовой Кудаева сорвала золотую цепочку и, воспользовавшись остановкой, пыталась убежать, но была задержана потерпевшей. В этот момент Казачков, действовавший в сговоре с Кудаевой и желая помочь ей скрыться, стал удерживать Узденову, но подоспевшими гражданами и Казачков, и Кудаева были доставлены в милицию. Нальчикским городским судом они были осуждены за оконченный групповой грабеж. Председатель Верховного Суда КабардиноБалкарской Республики в протесте поставил вопрос об изменении приговора. Президиум Верховного Суда КабардиноБалкарской Республики протест удовлетворил, указав следующее. Казачков и Кудаева были задержаны при попытке бегства с места преступления и не имели возможности распорядиться похищенным, т.е. не смогли довести свой преступный умысел до конца по не зависящим от них причинам. При таких обстоятельствах их действия должны быть квалифицированы как покушение на грабеж *(60).

Таким образом, наличие существенных препятствий в виде действий свидетелей происшедшего не дало сформироваться реальной возможности обратить похищенное в пользу виновных.

56. В большинстве случаев вопрос о наличии у виновного "реальной возможности" распоряжения или пользования чужим имуществом решается просто и затруднений не вызывает. Однако если виновный задержан почти на месте совершения преступления, сразу же после него, или при хищении с охраняемых территорий, определение момента окончания преступления сопряжено с достаточными сложностями. Существуют обстоятельства, которые следует принимать во внимание, решая вопрос, окончено или нет преступление:

1) место обнаружения предмета преступления. Если он обнаружен на охраняемой или закрытой для виновного территории (например, на территории завода, склада, иного предприятия, территории жилища и т.п.), не вынесен за ее пределы, как правило, считается, что хищение не окончено. Точно так же признается неоконченным хищение и в тех случаях, если виновный задерживается сразу за пределами охраняемой территории.

Так, Президиум Верховного Суда Республики Башкортостан в Постановлении от 14 ноября 1997 г. по делу Петухова указал: "Задержание лица за воротами дома с изъятым чужим имуществом до получения им возможности распорядиться этим имуществом свидетельствует о покушении на совершение кражи". Как видно из материалов дела, Петухов не смог завести свой мотоцикл и был задержан с вещами потерпевшего сразу же за воротами его дома *(61).

В то же время реальная возможность распорядиться изъятым имуществом не возникает механически с пересечением виновным пределов охраняемой территории или с пересечением их предметом преступления при перебрасывании его за границу территории. Возможны вполне реальные препятствия для этого, например, обнаружение хищения охраной или посторонними людьми. И только отсутствие существенных препятствий для завладения имуществом позволяет констатировать наличие реальной возможности пользоваться или распоряжаться им и, соответственно, символизируют момент окончания данного преступления *(62);

2) цели, которые преследует виновный в отношении изъятого имущества. Иногда даже обнаружение преступления в пределах охраняемой территории квалифицируется как оконченное хищение, если похититель собирался распорядиться или пользоваться этим имуществом именно на охраняемой территории.

Пример - похищение фляги спирта из одного из цехов виноводочного комбината. Если лицо спрятало эту флягу для того, чтобы вывезти ее за пределы комбината, но не успело сделать этого, налицо покушение на хищение. В данном случае у лица не появилась еще возможность пользоваться или распоряжаться имуществом, хотя последнее и было изъято.

Иначе, если фляга спирта была похищена лицом и спрятана на территории комбината для того, чтобы иметь возможность самому систематически потреблять его или продать здесь же, на территории, лицам, не имеющим доступа к спирту. Здесь хищение окончено тогда, когда пресловутый спирт спрятан на территории комбината, вне зависимости от того, воспользовался ли или распорядился ли виновный им. Наличие реальной возможности для этого следует признать.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-06; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.135.174 (0.018 с.)