Фактически это означает, что прежде, чем изменится качество общественных институтов, общество должно измениться само. 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Фактически это означает, что прежде, чем изменится качество общественных институтов, общество должно измениться само.



Тогда люди с другими нравами, миропониманием и организацией психики войдут в состав действующих общественных институтов, упразднят некоторые из них, создадут новые общественные институты, которых не было в прошлом.

Пока же мы живём в условиях назревающего конфликта миропонимания исторически сложившихся общественных институтов и той части общества, которая осознаёт, что так жить нельзя, и что надо вырабатывать и воплощать в жизнь альтернативу исторически сложившемуся образу жизни как национальных обществ, так и глобальной цивилизации.

В истории, вне зависимости от того, проводятся ли некие реформы «сверху», либо происходит революция и преобразования проводятся в жизнь «снизу», — в обоих случаях политике изменения качества жизни общества предшествует изменение мировоззрения и психики в целом представителей политически активной части общества.

Поэтому уповать на то, что общественные институты (т.е. их нынешний кадровый состав) внезапно проникнутся идеей осуществления на Земле царствия Божиего усилиями самих людей в Божьем водительстве и начнут воплощать её в жизнь нелицемерно — не приходится[205]. Их кадровый состав, определяющий их «лицо» и характер их деятельности — “элитарии” и холопы; исключения — носят единичный характер. И потому для того, чтобы общественные институты изменили качество своей деятельности и свой характер, необходимо, чтобы они столкнулись с тем, что не могут «рулить» обществом по-старому[206]. А для этого должны меняться люди, составляющие общество. Психология же толпы носителей нечеловечных типов строя психики однообразна и неизменна на протяжении тысячелетий, и потому она не является стимулом для того, чтобы общественные институты толпо-“элитарного” общества меняли свой характер.

Только в результате смещения статистики распределения общества по типам строя психики[207]в сторону преобладания человечного типа строя психики общественные институты перестанут скотствовать сами и начнут работать на искоренение толпо-“элитаризма” и становление человечности как глобального общества, в котором человечный тип строя психики — общепризнанная норма, достигаемая всеми к началу юности. Пока же этого нет, то общественные институты будут:

· либо нейтрально безучастны к проявлениями общественной инициативы, действующей в этом направлении, в каких-то случаях оказывая поддержку ей по недомыслию или на основе совпадения каких-то частных интересов с интересами общественного развития;

· либо будут целенаправленно ей противодействовать, даже не понимая того, поскольку они в их исторически сложившемся виде — порождение определённой концепции управления жизнью общества, которая защищает себя от альтернативных ей концепций управления[208].

И к их противодействию надо быть готовым. Это не значит, что следует его провоцировать, «лезть на рожон», что в отношении него надо действовать экстремистски-терро­рис­ти­ческими методами, но всё же надо понимать, что «те, кто готов отдать свою свободу, чтобы приобрести недолговечную защиту от опасности, не заслуживают ни свободы, ни безопасности»[209] и потому — следует действовать по целесообразности в интересах общественного развития и преодоления проблем в пределах наличествующих возможностей, наращивая и совершенствуя собственные способности и навыки.

Воздействие на индивидов внутрисоциальных факторов среды обитания . Действительность такова, что в настоящее время подавляющее большинство общества в России не знает ничего определённого о типах строя психики, не говоря уж о том, что этого не знают более 6 миллиардов нерусскоязычного населения планеты. Но и те, кто знаком с этой информацией уже более 10 лет[210], в своём большинстве организационно-психо­ло­ги­чески мало изменились: накапливать знания, расширять кругозор, осваивать разнородные навыки — это существенно проще, нежели выявлять и преодолевать проблематику в организации своей личностной психики и в её взаимосвязях с эгрегориальной средой общества. Но именно в этом и состоит труд становления человека как носителя человечного типа строя психики в определённом выше смысле.

А есть и те, кто в силу разных причин (нравственного, мировоззренческого, интеллектуального характера, увлечённости потоком суеты и т.п.), соприкоснувшись с материалами КОБ, не стали вдаваться в их изучение и соотнесение с жизнью человечества, нашего и других обществ, со своею собственной жизнью и судьбами других людей.

Кроме того, есть люди, которые слышали высказывания типа «идеи становятся материальной силой, когда они овладевают массами». С точки зрения многих из них, поскольку КОБ «не овладела массами» примерно за 20 лет деятельности ВП СССР, она — вздор, и потому её следует игнорировать, не вдаваясь в её рассмотрение: — типично скотская позиция[211].

Тем не менее вне зависимости от наличия КОБ в обществе и отношения к ней, численности её носителей и численности имитаторов приверженности ей — в обществах, в человечестве протекают определённые процессы, оказывающие воздействие на жизнь индивидов. И эти процессы по своему характеру таковы, что обществам человекообразных носителей нечеловечных типов строя психики, несущих по их сути фашистские[212]культуры устойчивого воспроизводства толпо-“элитаризма” в преемственности поколений, — ничего хорошего в перспективе не светит.

Дело в том, что перезагрузка библейского проекта, в результате которой капитализм на основе идей буржуазного либерализма подавил или заместил собой в глобальных масштабах феодализм и кое-где продолжавшие существовать откровенно рабовладельческие общественно-экономические формации, породила социальное явление, которого не было в прошлом. Это явление — ускорение научно-технического прогресса под воздействием ростовщичества и кооперации индивидуального разнородного труда. Вот что говорит по этому вопросу вполне легитимный для отечественных СМИ экономист М.Хазин:

«В XVI веке запрет (имеется в виду запрет на ростовщичество, который действовал в большинстве католических государств в эпоху феодализма: — наше пояснение при цитировании) был снят, и к концу XVIII века была создана современная капиталистическая модель, которую мы теперь называем моделью научно-технического прогресса, суть которой состоит в том, что в кредит разрабатываются новые научные исследования, как он называется сейчас НИОКРы, научно-исследо­ва­тель­ские опытно-конструкторские разработки. В кредит создаётся массовое производство. И потом за счёт продажи кредиты возвращаются. Во всех экономических учебниках написано, что если есть 2 абсолютно одинаковые фирмы, и одна развивается за счёт собственных средств, а другая за счёт кредита, то та, которая развивается за счёт кредита, развивается быстрее. То есть, иными словами, был создан механизм, резко ускоряющий технологическое развитие. И эта модель действовала до недавнего времени. При этом специфика такой модели, которая сформировалась к концу XVIII века, состояла в том, что в качестве инструмента повышения производительности труда использовался механизм разделения труда[213]. А углубление разделения труда автоматически влечёт за собой расширение рынка. Соответственно, начиная с конца XVIII века, история человечества с точки зрения экономики представляла собой борьбу всё более сокращающихся в количестве и всё более расширяющихся по объёму нескольких независимых технологических центров, которые между собой конкурировали.

К концу XIX — началу XX века центров было 4 — это был центр первый, Великобритания, и 3 проекта догоняющего развития, которые успешно на тот момент были реализованы, — это Германия, США и Япония. Дальше начались проблемы, потому что нужно было расширяться для того чтобы можно было развиваться, а расширяться было некуда» (М.Хазин, “Эхо Москвы”, 31.03.2009; приводится по публикации в газете “К барьеру!”[214]№ 2 от 2 июня 2009 г.: http://www.duel.ru/200922/?02_4_2).

И ускорение научно-технического прогресса является главным внутрисоциальным фактором воздействия на множество индивидов, подрывающим устойчивость толпо-“элитаризма”. Но это надо пояснить.

————————

В высокоразвитых биологических видах адаптация их к среде обитания носит двухуровневый (или двухканальный) характер:

· К медленным, по отношению к смене поколений изменениям среды обитания, всякий вид (популяция) адаптируется изменением врождённых свойств особей в новых поколениях в пределах статистического разброса, допускаемого генетикой. Это — один канал течения информационных процессов.

· К быстрым, по отношению к смене поколений изменениям, вид (популяция) не могут приспособиться изменением врождённых свойств особей, вследствие чего к новым факторам воздействия среды адаптироваться должны все особи, которые с ними сталкиваются в своей жизни. Те особи, которые, столкнувшись с давлением какого-либо фактора среды обитания, не могут к нему приспособиться, гибнут статистически чаще как вследствие прямого воздействия на них этого фактора, так и вследствие разного рода вторичных причин, большей частью внутренней по отношению к ним локализации, вызванных к жизни “стрессами” и “неврозами”, порождёнными неумением взаимодействовать с этим фактором (так до 70 % болезней человека, известных современной медицине, носят психосоматический характер). Те же, которые приспособились, избегают прямой гибели и не испытывают воздействия “стрес­сов” и “неврозов”. Это — второй канал течения информационных процессов в жизни биологической вида как системной целостности в составе биосферы .

Описанная общебиологическая закономерность жизни всех без исключения высо­кораз­витых биологических видов на Земле по отношению к виду «Человек разумный» обладает своеобразием. Оказывается, что одним из факторов воздействия среды обитания на человека, к которому человек как биологический вид так или иначе должен приспособиться, стал порождённый им же научно-технический — технико-технологический прогресс — и его последствия.

Этот фактор может быть описан вкратце в следующих словах:

· В древности, несколько тысяч лет тому назад, на заре становления нынешней глобальной цивилизации, когда библейский проект порабощения человечества в его первой версии только внедрялся в глобальную политику, скорость течения технико-технологического прогресса была близка к нулю. Это выражалось в том, что через практически неизменный в технико-технологическом отношении мир проходили десятки, если не сотни поколений людей.

· В настоящее время в течение продолжительности жизни одного поколения успевают смениться несколько поколений техники и технологий[215].

Если рассматривать многоканальные системы переработки информации, то каждый из каналов переработки информации в них характеризуется своими характеристиками: скоростью и объёмами перерабатываемой информации; а система в целом характеризуется соотношением параметров каждого из каналов переработки информации и параметрами перетекания информации между каналами.

Как было отмечено выше, всякий достаточно высоко организованный биологический вид в процессе адаптации к изменяющимся условиями среды обитания может быть охарактеризован как двухканальная информационная система. Это касается и человечества:

· Один канал — далее его будем именовать генетический — обеспечивает адаптацию в процессе смены поколений на основе работы генетического механизма, одной из компонент которого является хромосомный аппарат.

· Второй канал можно было бы назвать индивидуально-реак­тив­ный, поскольку он обеспечивает адаптацию за счёт индивидуальных реакций особей, которые непосредственно сталкиваются с факторами воздействия среды. Однако, хотя речь идёт об индивидуальных реакциях, но второй канал правильнее назвать социальным, поскольку генетически не наследуемые поведенческие навыки (включая творческие) и знания всякий индивид большей частью воспринимает из культуры общества в процессе воспитания и самовоспитания[216].

Рассмотрение человечества как двухканальной информационной системы при анализе воздействия технико-технологи­чес­кого прогресса на жизнь людей позволяет показать изменения качественного характера в жизни глобальной цивилизации, происшедшие в течение ХХ века.

Скорость обновления информационного состояния человечества по генетическому каналу можно характеризовать частотой обновления поколений людей. Эта величина обусловлена биологией вида «Человек разумный» и практически неизменна на протяжении всей истории человечества: среднестатистически в каждой родовой линии новое поколение вступает в жизнь каждые 17 — 25 лет по достижении половой зрелости предъидущим поколением.

Скорость обновления информационного состояния по социальному (индивидуально-реак­ти­в­ному) каналу в интересующем нас аспекте влияния технико-технологического прогресса можно характеризовать частотой обновления прикладных знаний и навыков, на основе которых люди могут пользоваться теми или иными объектами техносферы, технологиями и организационными процедурами, необходимыми для поддержания профессиональной состоятельности и социального статуса в ту или иную рассматриваемую эпоху. Т.е. при таком подходе для каждой исторической эпохи можно составить перечень технологий, технических устройств и предметов быта, которыми люди пользуются. И составленные таким образом для разных эпох перечни можно сопоставить друг с другом.

При этом выяснится, что какие-то технические устройства и технологии вышли из употребления, но появились какие-то новые; также выяснится, что какие-то знания и навыки, необходимые для пользования вышедшими из употребления техническими устройствами и технологиями утратили социальную значимость, а какие-то новые знания и навыки стали актуальными.

Если рассматривать течение глобального исторического процесса, то скорость обновления социально значимых знаний и навыков технико-технологического характера в разных регионах и в глобальной цивилизации в целом не постоянна на протяжении всей истории: чем дальше в прошлое — тем она ниже, чем ближе к современности — тем она выше. И можно заметить, что к середине ХХ века частота обновления социально значимых знаний и навыков технико-технологического и процедурного характера сравнялась с частотой обновления поколений в родовых линиях, а во второй половине ХХ века — продолжала нарастать и превысила её.

Так в древности, в средние века прикладные знания и навыки не устаревали столетиями. Ещё в конце ХIХ века студент, вызубрив всё один раз, мог жить этими запасами знаний всю свою трудовую жизнь.

В настоящее время прикладные знания и навыки, однажды освоенные, во многих отраслях обесцениваются в течение 5 — 7 лет, что в судьбах многих людей способно повлечь за собой потерю профессионального статуса, социального статуса, крах семьи и многие другие неприятности. Речь идёт именно о том, что эти процессы затрагивают множество людей, поскольку под воздействием появления новых знаний происходит структурная перестройка многоотраслевых производственно-потребительских систем, в результате чего одни профессиональные навыки массово становятся никчёмными, а новые — столь же массово становятся востребованными. И вопрос в том, способны ли люди, чьи профессии обесценились, быстро освоить новые профессии, и есть ли в обществе система поддержки массовой профессиональной переподготовки.

Кроме того:

К настоящему времени скорость научно-технического прогресса достигла предела, обусловленного психологически — способностью психики людей перерабатывать потоки информации и осваивать необходимые им новые знания и навыки при ведении образа жизни, свойственного каждой социальной группе.

И это обстоятельство является главным генератором стрессов, под воздействием которого оказалось всё население развитых стран и, в особенности, — его «продвинутые» в интеллектуально-образовательном отношении социальные группы.

При этом качество жизни общества в определённом смысле характеризуется соотношением скоростей изменения информационного состояния по обоим указанным каналам. И соответственно изложенному выше, произошло изменение характеристических частот обновления информационного состояния человечества по обоим каналам.

Поскольку всякий процесс, в котором можно выделить некоторую периодичность, может быть избран в качестве эталона времени, то для краткости это изменение будем называть изменением соотношения частот эталонов биологического (основанного на частоте обновления поколений в родовых линиях) и социального (основанного на частоте обновления социально значимых знаний и навыков) времени.

По отношению ко многоканальным системам переработки информации такого рода изменения соотношений характеристик каналов означают, что система объективно перешла в иной режим своего функционирования — существования.

И в этом новом режиме информационно-алгоритмическое обе­с­печение, на основе которого система функционировала в прошлом, в большей или меньшей мере может утратить работоспособность; соответственно цели, на осуществление которых была направлена деятельность системы, станут в большей или меньшей мере неосуществимыми или множество целей некоторым образом изменится.

Обеспечение же устойчивого функционирования системы при изменившемся соотношении характеристик каналов требует иного информационно-алгорит­ми­ческого обеспечения функционирования системы в целом и составляющих её элементов.

Последнее по отношению к человечеству в целом, составляющим его национальным обществам, диаспорам и иным социальным группам означает, что дальнейшее существование человечества при изменившимся характере внутрисоциальных процессов требует изменение качества культуры, прежде всего — в аспектах воспитания (в смысле формирования психики личности) и образования (в смысле обучения владению теми или иными знаниями и навыками) и их целях. Это изменение качества культуры требует от людей персонально освоения ими генетического потенциала личностного развития, не востребуемого в толпо-“элитарных” культурах.

————————

Толпо-“элитаризм”, тем более толпо-“элитаризм” на основе родоплеменного строя (кланового, сословно-кастового разделения общества) был внутренне-алгоритмически устойчив при прежнем соотношении эталонных частот биологического и социального времени, когда через технико-технологически неизменный мир проходило множество поколений. Тогда один отец учил сына быть государем, а другой — пахарем. И единожды освоенные ими знания и навыки определяли их социальный статус на всю оставшуюся жизнь. Знания и навыки соответствовали социальному статусу и отождествлялась обществом с личностным достоинством и соответствующим достоинству социальным статусом, поскольку именно личность была носителем неотчуждаемых от неё знаний и навыков, организации психики, которые были недоступны в силу социальной организации и занятости делами другим людям . Кроме того, простолюдин, если и становился обладателем некой «царской» информации, в подавляющем большинстве случаев не обладал мировоззрением и кругозором, позволяющими ему оценить её именно в таковом качестве и распорядиться ею хоть на пользу себе лично, хоть на пользу обществу в целом. Т.е. идиома «из грязи в князи» имела право на существование в смысле порицания выскочек при прежнем соотношении эталонных частот биологического и социального времени в условиях толпо-“элитарного” уклада жизни общества.

Зародившись в таких условиях, библейский проект порабощения человечества, если вывести из рассмотрения его нравственно-этическую порочность, соответствовал в целом и в частностях этим социальным условиям. И при соотношении эталонных частот биологического и социального времени, которое имело место до начала ХХ века, общество могло состоять большей частью из носителей нечеловечных типов строя психики, поскольку стрессовая нагрузка была незначительной в сопоставлении с нынешними временами, и дееспособность нечеловечных типов строя психики[217]в большинстве случаев была достаточной для обеспечения взаимодействия индивида с потоком событий. Потому библейский проект в общем-то успешно продвигался в жизнь до возникновения его первого кризиса в эпоху феодализма (о нём речь шла в разделе 3.3.1), когда национальные аристократии стали его внутренним тормозом, поскольку не признавали “элитарно”-властного космополитичного статуса внутренних мафий иудейской диаспоры, а ростовщичество — основное средство расширения зоны, подвластной проекту, порицалось католической церковью.

Перезагрузка библейского проекта, породившая капитализм на основе идей буржуазного либерализма, легитимизации ростовщичества и принципа всеобщей продажности, сняла эту проблему и обеспечила “элитарно”-властный космополитичный статус внутренним мафиям иудейской диаспоры.

При этом имела место нравственно-этическая конвергенция исторически реального христианства и иудаизма в Европе (за пределами России) и в США. К.Маркс, хотя и не употреблял термина «конвергенция», появившегося в политологии в середине ХХ века, писал об этом явлении так (пояснения в сносках, отмеченные обозначением «— Ред. », приводятся по цитируемой публикации, прочие пояснения и замечания — наши):

«Еврей эмансипировал себя еврейским способом, он эмансипировал себя не только тем, что присвоил себе денежную власть, но и тем, что через него и помимо него[218]деньги стали мировой властью, а практический дух еврейства стал практическим духом христианских народов. Евреи настолько эмансипировали себя, насколько христиане стали евреями.

“Благочестивый и политически свободный обитатель Новой Англии”, — говорит, например, полковник Гамильтон, — “есть своего рода Лаокоон[219], не делающий ни малейших усилий, чтобы освободиться от обвивших его змей. Маммона[220]их идол, они почитают её не только своими устами, но и всеми силами своего тела и души. В их глазах вся земля — не что иное, как биржа, и они убеждены, что у них нет иного назначения на земле, как стать богаче своих соседей. Торгашество овладело всеми их помыслами, смена одних предметов торгашества другими — единственное для них отдохновение. Путешествуя, они, так сказать, носят с собой на плечах свою лавочку или контору и не говорят ни о чём другом, как о процентах и прибыли. Если же они на минуту и упустят из виду свои дела, то только затем, чтобы пронюхать, как идут дела у других”.

Мало того, практическое господство еврейства над христианским миром достигло в Северной Америке своего недвусмысленного, законченного выражения в том, что сама проповедь евангелия, сан христианского вероучителя превращается в товар, что обанкротившийся купец начинает промышлять евангелием, а разбогатевший проповедник евангелия берётся за торговые махинации.

“Человек, которого вы видите во главе почтенной конгрегации, был вначале купцом; когда он в этом деле потерпел крах, он стал священнослужителем; другой начал со служения богу, но как только у него в руках оказалась некоторая сумма денег, он променял кафедру проповедника на торговлю. В глазах большинства духовный сан — это настоящий доходный промысел” (Бомон, указ. соч., стр. 185, 186)[221].

Бауэр считает “ложным такое положение вещей, при котором в теории за евреем не признаётся политических прав, между тем как на практике еврей пользуется огромной властью и проявляет своё политическое влияние en gros[222], когда это влияние стеснено для него en detail[223]” (“Еврейский вопрос”, стр. 114).

Противоречие между политической властью еврея на практике и его политическими правами есть противоречие между политикой и денежной властью вообще. В то время как по идее политическая власть возвышается над денежной властью, на деле она стала её рабыней[224].

Еврейство удержалось рядом с христианством не только как религиозная критика христианства, не только как воплощённое сомнение в религиозном происхождении христианства, но также и потому, что практически — еврейский дух — еврейство — удержался в самом христианском обществе и даже достиг здесь своего высшего развития. Еврей, в качестве особой составной части гражданского общества, есть лишь особое проявление еврейского характера гражданского общества.[225]» (приведено по публикации: http://www.avtonom.org/lib/theory/marx-engels/juden.html; см. также типографски изданный текст: К. Маркс, Ф. Энгельс, Сочинения, изд. 2, т. 1, стр. 382 — 413).

Это было определённым достижением заправил библейского проекта, но ускорение научно-технического прогресса и темпов технико-технологического обновления жизни общества, хотя и обеспечило победу капитализма на основе идей буржуазного либерализма над прочими общественно-экономическими формациями, однако породило новый кризис библейского проекта. Характер этого кризиса обусловлен тем, что:

· Интеграция человечества под власть библейского проекта и уничтожение противящихся ему не успели завершиться до изменения соотношения частот биологического и социального времени.

· При новом соотношении частот биологического и социального времени проект утратил внутреннюю алгоритмическую устойчивость, что делает все его исторически известные версии неработоспособными.

После изменения соотношения эталонных частот социального и биологического времени (т.е. при нынешнем соотношении, когда на протяжении жизни одного поколения успевают сменить друг друга несколько поколений социально значимых знаний и навыков) толпо-“эли­­таризм” утратил внутреннюю устойчивость именно потому, что знания и навыки могут непредсказуемо обесцениться в течение весьма непродолжительного времени, а это делает несостоятельными притязания на прежний социальный статус личностей и социальных групп.

Кроме того, распространение систем всеобщего образования, деятельность общедоступных СМИ, интернет, входящий почти в каждый дом в «развитых» странах, — это факторы, которые расширяют кругозор множества людей, принадлежащих к различным социальным слоям. Т.е. лежащая в основе толпо-“элитаризма”[226]монополия правящей “элиты” на информацию, и прежде всего, — на «царскую» информацию, под воздействием этих факторов разрушена . И это объективная предпосылка к тому, что “элитарии” утрачивают статус безальтернативных авторитетов в любой сфере деятельности, поскольку любой индивид, чья культура чувств и интеллектуальной деятельности достаточно развита, — в таких условиях способен превзойти по уровню компетентности и дееспособности в соответствующей профессиональной сфере любого “элитария”, получившего соответствующее профессиональное образование, но не научившегося думать — т.е. производить новые для него знания и навыки в темпе возникновения в них потребностей.[227]

Последнее — то, что необходимо всем и каждому для жизни и общественного развития в условиях, сложившихся после изменения соотношения эталонных частот биологического и социального времени. Но это же — именно то, чему не учит школа[228], сложившаяся под властью толпо-“элитарных” культур вообще и библейского проекта порабощения человечества, в частности, которая подавляет познавательно-твор­чес­кий потенциал людей, но грузит в их психику множество готовых к употреблению знаний и навыков, далеко не все из которых адекватны жизни, а изрядная доля которых утратит свою актуальность прежде, нежели завершится процесс обучения.

Это уже само по себе говорит о глубочайшем кризисе всей современной системы образования. И этот кризис не разрешить ни введением тестовых вопросов в системе ЕГЭ, ни вхождением в «болонский процесс», ни развёртыванием системы «непрерывного обучения» взрослых на всём протяжении их жизни.

Наряду с этим носители нечеловечных типов строя психики в сложившихся условиях оказываются неспособными перерабатывать потоки информации и осваивать знания и навыки, необходимые для поддержания профессиональной состоятельности и социального статуса в течение всего срока их активной жизни, что является главной причиной их биологически ранних смертей под воздействием психосоматических заболеваний и самоубийств под воздействием депрессий и нервных срывов.

Таким образом утрата внутренней устойчивости алгоритмикой воспроизведения толпо-“элитаризма” под воздействием изменения соотношения эталонных частот биологического и социального времени ставит заправил библейского проекта перед выбором:

· остановить научно-технический прогресс и «зафиксировать» некую техносферу, чтобы она стала неизменным фактором среды обитания и перестала косить толпу стрессами, которые порождают массовое антисоциальное поведение, разрушительное для любой социальной системы[229];

· выработать и внедрить в жизнь общества некую новую алгоритмику социального поведения, реализующую принцип идеального рабовладения, в котором «рабы, не обладая свободой, считали бы себя свободными», а система была бы внутренне устойчива в преемственности поколений.

Однако возможность такого выбора — иллюзорна вследствие воздействия на общество внесоциальных природных факторов.

Воздействие на индивида внесоциальных природных факторов . Иллюзорность возмо­ж­ности этого выбора состоит в том, что капитализм на основе идей буржуазного либерализма и “социализм” на основе идей «мраксизма» (а равно — гитлеризма или северокорейского «чучхе») непрестанно порождают и усугубляют глобальный биосферно-экологический кризис.

В представлении большинства пишущих на эту тему, воздействие технико-техноло­ги­чес­кого прогресса на среду обитания и человека выражается в основном в следующих факторах:

· Загрязнение среды обитания техногенными и биогенными отходами производства и быта, вследствие чего целые регионы превращаются в свалки, которые вытесняют сложившиеся в них прежде биоценозы, а в круговорот веществ в природе и в трофические цепи биосферы оказываются вовлечёнными химические соединения, прежде им не свойственные, которые нарушают естественную физиологию и генетику живых организмов, включая и организмы людей.

· Локальный разогрев среды обитания техногенной энергией и изменение под его воздействием структуры и динамики атмосферных и гидросферных процессов, влекущее за собой изменение климата на планете в целом и в её регионах. На этом одни исследователи настаивают, а другие не менее настойчиво их опровергают. Однако, как утверждают метеорологи, каждый старт «Шатла» с мыса Канаверал во Флориде ломает прогнозы погоды на две недели вперёд. Кроме того, стати­стический анализ выявляет корреляцию[230]засух в Африке, ливней в США, слякотных зим в Европе, сильных землетрясений в Мексике, Калифорнии и на Аляске с активностью кос­модрома во Флориде (см., в частности, С.Рыбников, “Кувалдой по хрустальному своду”, журнал “Знание — сила”, № 5, 1991 г.]. Т.е. климатическая система планеты гораздо более чувствительна к техногенному воздействию, нежели это представляется большинству «умозрительно».

· Изменение естественно природных уровня и мелодической модуляции фона проникающей радиации (потоков разнородных «элементарных» частиц и γ-излучения) и фона физических полей (электромагнитного, электростатического, акустического и т.п.) под воздействием технико-техно­ло­ги­чес­кой деятельности.

В наиболее тяжёлых случаях всё названное в совокупности может приводить к уничтожению сложившихся в регионах планеты биоценозов и замещению их новыми. Это явление, в свою очередь, обретая массовый и повсеместный характер, способно привести к уничтожению нынешней биосферы планеты как системной целостности со всеми вытекающими из этого результата последствиями, в том числе — и для вида «Человек разумный», поскольку в последующей биосфере ему может просто не оказаться места — экологической ниши, не говоря уж о том, что глобальная катастрофа биосферы повлечёт за собой катастрофу культуры и социальной организации в большинстве регионов планеты.

В таких обстоятельствах остановка научно-технического прогресса и «фиксация» некой техносферы, сложившейся на основе известных нынешней науке принципах и выражающих их технологиях и технических решениях, фактически означает перенос завершающего этапа биосферно-экологической катастрофы в не очень отдалённое будущее, а не разрешение глобального биосферно-экологического кризиса в ходе развития цивилизации.

Т.е. остановка научно-технического прогресса и «фиксация» техносферы, исходящие из требования разрешения глобального биосферно-эколо­гического кризиса означают, что речь должна идти о возврате глобальной цивилизации в исторически короткие сроки к уровню техногенного воздействия на природную среду, который имел место не позднее середины — конца XIX века в промышленно развитых регионах планеты.

Это требование означает не только отказ от развития «отсталых» стран по пути, пройденному «передовыми» в научно-техническом отношении государствами, но и потребительский регресс «развитых» стран. Поскольку в условиях толпо-“элитаризма” ни обыватели, ни политики на такие жертвы добровольно пойти не способны[231], то такое возвращение глобальной цивилизации к уровню техногенного давления на биосферу планеты, который имел место не позднее конца XIX века, может быть реализовано только в ходе катастрофы ныне сложившейся в развитых странах культуры[232].

Есть мнение, что нравы заправил библейского проекта таковы, что они способны пойти и на более глубокий откат цивилизации в прошлое — вплоть до сброса толпы в каменный век. Однако есть ряд обстоятельств, которые вносят непредсказуемость в такого рода сценарии, что делает их неприемлемыми для заправил глобальной политики по причине не гарантированной управляемости. Такого рода сценарии требуют, чтобы катастрофа культуры была управляемой и носила глобальный характер, т.е. из неё не должно быть исключений и в неё должны быть вовлечены все, начиная от США и Европы, и кончая какими-то затерявшимися в океане островами, куда раз в несколько месяцев пароход завозит некое снабжение и забирает какую-то продукцию местного производства (если она есть). Однако:

· Китай, Япония, Индия и некоторые другие государства не настолько управляемы извне прямо или опосредованно[233], чтобы вовлечься в такого рода сценарий. Т.е. если Запад в него войдёт, то он и проиграет — вплоть до его колонизации и зачистки «отсталыми азиатами». Это если и не снимет библейский проект с повестки дня окончательно, то надолго его остановит.

· Кроме того, встаёт вопрос об обеспечении в глобальных масштабах ядерной и химической безопасности отката в прошлое: и угроза терроризма в этом случае уступает по своей значимости угрозе безхозности и нецелевого использования «народными умельцами» брошенных фрагментов техносферы прежней цивилизации[234].

Это означает, что преодоление глобального биосферно-экологического кризиса должно протекать в русле иных сценариев:

· либо прямого перехода к биологической цивилизации, в которой общество было бы независимо от техносферы как средства защиты от среды обитания,

· либо продолжения технико-технологического развития, но на основе замкнутых технологических циклов и жизненных циклов производимой продукции, что требует, как было отмечено ранее, принципиально новой энергетики, основанной на иных физических принципах.

Однако и тот, и другой сценарии требуют для их воплощения в жизнь прорыва научного прогресса на качественно новые рубежи и соответственно развития культуры всех национальных обществ в составе человечества; не деградации системы образования, а её перехода к иному качеству — ориентации всех и каждого с детсадовского возраста на освоение личностного потенциала развития, в том числе и познавательно-творческого потенциала как средства выявления и разрешения всех проблем человечеств<





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; просмотров: 105; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.80.249.22 (0.012 с.)