Для совсем больших и взрослых



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Для совсем больших и взрослых



Чиркин В.П. Размороженные воробьи: рассказики о детях / В.П. Чиркин; худож. С.А. Загарский. – Котлас, 2009. – 44с.: ил.
Чиркин В.П. Хорошая Оля: рассказы о детях / В.П. Чиркин; худож. С.А. Загарский. – Архангельск: Правда Севера, 1999. – 40 с.: ил.

О писателе

Власова В. Вячеслав Чиркин – новое имя в детской литературе Севера / В. Власова // Мир и человек в философии и искусстве. – Архангельск, 2001. – С. 315-324.
Власова В. Удачи и промахи яренского сказочника: о творчестве В. Чиркина / В. Власова // Белый пароход. – 2001. - № 2. – С. 36-40.
Гефеле В. Куда Макар телят не гонял: о первом произведении для взрослых Вячеслава Чиркина / В. Гефеле // Архангельск. – 2000. – 12 мая. – С. 8.
Доморощенов С. Глаза добрые, а зубы грозные: [о творчестве В. Чиркина] / С. Доморощенов // Правда Севера. – 1997. – 13 февр. – С. 6.
Доморощенов С. Получит ли Чиркин Нобелевскую премию? / С. Доморощенов // Правда Севера. – 1998. – 25 июля. – С. 4.

Светлана Ефремова

 

Книги Светланы Ефремовой замечательны тем, что рассказывают о нашем крае - Архангельской области. Интересны – потому что адресованы детям и понятны даже первоклассникам. А удивительны тем, что их автор – не профессиональный писатель, а …архитектор-реставратор. Плоды её труда архангелогородцы и гости города могут увидеть, побывав в усадьбе Е.К. Плотниковой.

Но, кроме этой, есть у Светланы Александровны не менее значимая и ответственная должность. Она – мама. И её волнуют те же проблемы, что и нас. Например, дочка-первоклассница никак не хотела учиться читать. Девочка согласилась изучать буквы только по книжке, которая будет написана о ней самой. И пришлось маме сочинять сказку. Поскольку мама – архитектор, то и сказка получилась не простая, а архитектурная. Так появилась первая книжка – «Сказка о девочке Вере и застывшей музыке». После того как она была написана, оказалось, что осталось очень много интересного, того, что не поместилось в одну книгу, но о чём обязательно надо рассказать. Так родилась идея создать серию познавательных книг для детей, в которых бы увлекательно и понятно рассказывалось об истории нашего родного края. Все они предназначены для семейного чтения.

Мамы и папы, бабушки и дедушки! Если вы хотите, чтобы ваш ребёнок рос умным и любознательным, чтобы он с раннего детства знал об уникальности края, в котором родился и живёт, обязательно познакомьте его с этими книгами. Ведь сказки эти не обычные, а познавательные, в сказочный сюжет умело вплетены реальные исторические события и персонажи, приведены достоверные факты. Прочитайте вместе с ребёнком книгу, в игровой форме повторите новые слова и термины, а потом прогуляйтесь по улицам родного города и вместе с ним рассмотрите те дома, о которых прочитали недавно.

Уважаемые педагоги! Книги Светланы Ефремовой помогут и вам в работе. Их можно использовать как для подготовки уроков, так и во внеклассной деятельности. Несомненным достоинством сказок является то, что они изданы в полном соответствии с требованиями, предъявляемыми к детской книге. Эти издания привлекают юных и взрослых читателей яркими красочными обложками и хорошими иллюстрациями.

Ефремова С.А. Сказка о девочке Вере и застывшей музыке / С.А. Ефремова. – Архангельск: Правда Севера, 2005. – 64 с.: ил. – (Сказки для всей семьи о родном крае)
Главная героиня этой сказки – девочка Вера. Она живёт в Архангельске, в новом современном районе, но её интересует вопрос, каким был родной город много лет назад. И вот вместе с Шумилей Шумилиным, строительным гномом, который много знает о реставрации – восстановлении старых зданий, они отправляются в необычное путешествие и узнают много интересного об архитектурных памятниках старого Архангельска. В этом им помогают сказочные герои. Мудрый чёрный ворон Вильгельм Карлович знакомит с историей Гостиных дворов. Учёная крыса Маня Абрамовна рассказывает Вере о торговой улице, а экскурсию по подземному царству проводит старый Крот Неверыч.
В сказке встречаются архитектурные термины. В тексте они выделены жирным шрифтом. В конце путешествия Вера и маленькие читатели получают задание – выписать эти новые слова в алфавитном порядке в тетрадку. Если всё правильно составить, то получится архитектурная азбука. С этой тетрадкой в руках детям интересно будет гулять вместе со взрослыми по улицам родного города и находить все эти архитектурные детали - сандрики, сухарики, наличники, ставни - на старых домах.
В книге много красочных иллюстраций, которые выполнены известным архангельским художником Рудольфом Климовым.

Ефремова С.А. Сказка о поющем и говорящем Доме: история одного архангельского дома / С.А. Ефремова. – Архангельск: ОМ-Экспресс, 2006. – 64 с.: ил. – (Сказки для всей семьи о родном крае)
«В старом городе Архангельске, в самом древнем его районе, жил заброшенный, поющий и говорящий Дом. Он был очень старый и доживал свой век. Дом умел петь, говорить и рассказывать разные увлекательные истории. Он скучал по людям и с надеждой ожидал, что горожане вспомнят его былые заслуги, и им захочется вновь посетить его стены», - так начинается вторая книга из серии «Сказки для всей семьи о родном крае». В ней главная героиня – девочка Вера – вновь путешествует во времени. Вместе с архитектором Андреем Николаевичем она попадает в Архангельск начала прошлого века. Это было очень интересное время – в городе появилось электричество, открылся первый электротеатр, по рельсам побежал самый северный в мире трамвай.
Герои сказки гуляют по торговому центру Архангельска того времени, заходят в магазины, посещают Маргаритинскую ярмарку. На ярмарке они знакомятся с рыбаком и слушают его рассказы о путине, о морских обычаях и законах поморов.
А что же это за поющий и говорящий Дом, в честь которого названа сказка? Это одно из самых интересных зданий города, которое сохранилось до наших дней. Сказка помогает читателям вместе с девочкой Верой побывать в этом доме в разные периоды его истории: когда в нём располагалась электростанция, когда там открыли первый в городе электротеатр «Эдисон» и когда в нём находился кинотеатр «Север».
К сожалению, сейчас это здание, которое несколько десятилетий было центром культурной жизни Архангельска, находится в неприглядном виде, и горожане, проходя мимо, его просто не замечают. После прочтения этой книги хочется, чтобы его как можно быстрее отреставрировали и «поющий и говорящий» Дом вновь радушно распахнул свои двери для архангелогородцев.

Ефремова С.А. Каргопольская сказка: история старейшего уезда / С.А. Ефремова. – Архангельск: ОМэкспресс, 2007. – 64 с.: ил. - (Сказки для всей семьи о родном крае)
Когда наступают долгожданные летние каникулы, многие школьники отправляются в путешествие. Кто-то едет в лагерь, кто-то – к бабушке в деревню, а наша знакомая девочка Вера решила побывать на родине её новой каргопольской игрушки – Полкана.
В Каргопольский район Вера отправляется вместе со своим старым знакомым – архитектором Андреем Николаевичем. Путешествуя по Северной железной дороге, девочка узнаёт историю её строительства. На Каргополье она знакомится с местными жителями: священниками, рыбаками, крестьянами, которые рассказывают ей о старейшем районе нашей области и его центре – Каргополе – городе-храме, с его удивительными соборами и церквями.
Книга очаровывает читателей Каргопольем, его тайнами и легендами, преданиями и былинами. Есть в ней и так привлекательные для детей приключения. Вера вместе с дочкой архитектора Сашей находят на раскопках старинный сундук, а в нём – древнюю карту. Благодаря этой карте девочки попадают в прошлое и узнают много нового об истории этого уникального края.

Ефремова С.А. Загадки Красного Бора: история, происшедшая в одном из районов Архангельской области / С.А. Ефремова. – Архангельск: Издательский дом «Вера», 2008. – 64 с.:ил. - (Сказки для всей семьи о родном крае)
Если в древний город Каргополь девочка Вера добиралась по железной дороге, то в Красноборский район, на родину северного художника Александра Борисова, она попала волшебным образом – через его картину. И сказка про Красноборье получилась тоже волшебной. В ней главным героям и реальным историческим персонажам противостоят персонажи сказочные: злая соляная колдунья Сольжа со своим помощником Парамошей, лесное чудище Дико-страшила и его родственники Лесные Поганки.
Но как бы они ни старались вредить, читатели вместе с Верой всё равно узнают много интересного об известной не только на Севере династии купцов Строгановых; о знаменитом казаке Ермаке; о каменотёсе Самсоне Суханове, строившем Санкт-Петербург, и, конечно, о нашем северном художнике Александре Борисове.
P.S. Картина, с помощью которой Вера оказалась на Красноборье, действительно находится в Архангельском музее художественного освоения Арктики. Хотите убедиться? Побывайте вместе с детьми в этом музее, рассмотрите картины, представленные в нём, послушайте рассказ экскурсовода, и вы узнаете много нового и интересного о нашем крае. А потом все вместе будем с нетерпением ждать появления новой сказки Светланы Ефремовой.

ИЗ ИСТОРИИ ГОРОДЕЦКОЙ РОСПИСИ
На берегу Волги чуть севернее Нижнего Новгорода раскинулся древний русский город Городец, основанный еще в 1152 г. Юрием Долгоруким. Расположение его на большой полноводной реке, близость Макарьевской ярмарки, а также малоземелье крестьян и плохая земля способствовали развитию промыслов и торговли. Окружающие город богатые леса служили постоянным источником сырья. В XVII в. в этих местах начал развиваться деревообрабатывающий промысел. Им занимались крестьяне всех окрестных деревень вокруг Городца. Кто-то вырезал ложки, кто-то точил посуду (чашки, миски, поставки, солонки), а кто-то изготавливал орудия труда для прядения и ткачества. Продавали свои изделия мастера на городских базарах и ярмарках. На берегу Волги располагался щепной ряд. Привозили всё, кто что мог и умел делать. Были здесь сами и дровни, кадки и ушаты, деревянные ведра и лохани, плетеная мебель и корзины, сита и решета. Рядом с хохломской расписной посудой располагались яркие по цвету Городецкие донца. Вечеринки-девишники были самым тесным образом связаны с "дёнечным" (донце) промыслом. Красота и богатство росписи прялки рекомендовали девушку и ее семью как людей достойных, благополучных, свидетельствовали о том, что девушка-невеста пользовалась в своей семье уважением и почетом. Поэтому по красоте прялки могли судить о достатке в семье. Учитывая такое отношение к прялке, сложившееся среди крестьянства, не удивительно, что как отдельное направление выделилось выполнение расписных донец. Сюжеты и композиции, характерные для оформления донец, к тому времени прочно утвердились в промысле и отвечали общему вкусу покупателей и мастеров. В сложившиеся сюжеты и композиции мастера вносили что-то свое, оригинальное, проявляли выдумку и фантазию, которые способствовали созданию новых оригинальных вещей. Первые расписные донца еще очень напоминали инкрустированные и резные. Однако они были очень разностильными. Со временем ситуация изменилась и в росписи стал вырабатываться единый стиль. Этому способствовало то, что деревин, где занимались росписью, находились в двух-трех километрах друг от друга. Жители их общались между собой и, естественно, видели, как работают соседи. Удачные находки перенимались. Среди мастеров-художников возникала соревновательность. Это способствовало улучшению качества росписи, а также увеличению числа разнообразных сюжетов. Большинство семей, занимавшихся росписью, работали прямо в избе. Красильни были большой редкостью. Расписывали изделия не по одному, а партиями. Первый этап работы состоял в грунтовке донец клеевыми красками. Для этого мастер заготавливал различные колера. После грунтовки художник очень аккуратно зачищал поверхность донец, удалял поднявшиеся во время грунтовки ворсинки дерева покрывал основу тонким сдоем прозрачного жидкого клея, а затем тщательно просушивали донце. Основа была готова под роспись. Роспись велась такими же красками, приготовленными на клею. Они хранились в глиняных плошках — чебулашках. Краски для росписи составлялись одновременно с подготовкой цветного грунта. Это позволяло создать сгармонированную цветовую палитру. Первым этапом росписи шел "подмалевок".Мастер брал одни цвет и вырисовывал коня, птицу или цветок. Этим цветом он проходил по всей партии донец. Затем брал другой цвет и вновь писал всю партию. И так до тех пор, пока вес донца не были "замалеваны" основными цветовыми пятнами. Далее мастер белилами прописывал места, где должны быть, изображены лица людей и кисти рук. Подмалевком намечали основной сюжет композицию. Теперь мастер приступал к"оттеневке". Более темным цветом, чем подмалевок, он наносил мазки на цветы, выделял тычинки, прописывал прожилки листочков. Последним этапом была "разживка''. Она выполнялась черным или белым цветом, способствовала оживлению росписи, объединяла все мотивы в целостную композицию. Просушенное после росписи изделие мастер покрывал олифой. Когда она высыхала, изделие было готовона продажу. Мастера часто брали сюжеты из жизни. Они поражали своей наблюдательностью и находчивостью. Расписанные в одном экземпляре по специальному заказу донца называли "подарочными" или "уникальными". И как же не уникальна будет работа, если расписывал ее мастер несколько дней. Такие донца были, как правило, подписными. Чаще всего их дарил отец дочери или жених невесте. Ей желали веселой свадьбы, хорошего жениха, счастливой и светлой жизни. Эти пожелания выражались в изображениях на прялке: богатый дом, карета с тройкой лошадей, праздничные застолья. Городецкая роспись развивалась как промысел оформления плоских поверхностей. Хотя нельзя сказать, что объемные изделия здесь не расписывались, но все же большая часть расписываемой продукции приходилась на расписные донца, декоративные панно, разделочные доски. Работы Городецких мастеров отличаются наблюдательностью, умением подойти к работе с юмором и выдумкой. Эти особенности Городецкой школы передавались мастерами из поколения в поколение, от деда отцам, от отцов сыновьям. Помимо донец Городецкие мастера расписывали и другой товар: детские стульчики, каталки. Роспись их считалась делом чисто ремесленным. Работы Городецких мастеров можно увидеть во многих странах мира: Франции, Германии, Норвегии, Греции, Канаде, Бельгии, Италии, Америке и др.

«ГЖЕЛЬ» - ИСТОРИЯ ПРОИСХОЖДЕНИЯ

Гжель это старинный район, расположившийся в 50 верстах от Москвы. Места эти очень богаты гончарными глинами. Поэтому большая часть населения проживающего на этой территории с давних времен занимается изготовлением глиняной посуды, к тому же и в топливе ограничений ни когда не было – кругом тянулись непроходимые леса. Недаром в самом название Гжель можно расслышать отзвуки слова жечь.

Гончарное дело всегда развивалось там, где были глины. Так и Гжельский промысел появился на Гжельско-Кудиновском глиняном месторождении. Из глин, добываемых на этой территории, можно изготовлять все, начиная от кирпича, заканчивая фарфором.

Именно эти глины и послужили основой для развития керамического производства, возникшего на этой земле еще в 4 веке до н.э.. Первые упоминания о местности встречаются в духовной грамоте Ивана Калиты, позднее во всех духовных грамотах великих князей.

Гжель описывается как центр керамического производства страны, поставщик Царева Двора богатый сырьем отменного качества. Гжельские умельцы находились в непрерывном поиске новых технологий, форм, декора. До 14 века гжельские мастера занимались производством лишь гончарной посуды. В 17 веке начали изготавливать поливную посуду и игрушки. В Гжели производили кирпич, томленую и глиняную обварную посуду, а ближе к концу 17 века научились делать и «муравленую» посуду.

Знамениты гжельские глины были и в Москве. Царь Алексей Михайлович в 1663 году издал указ об использование гжельской глины в аптекарском производстве. В 1744 году гжельские глины проверяют на пригодность для производства фарфора, для этих целее в Гжель направляют специальную комиссию, возглавленную Виноградовым и Гребенщиковым. Образцы глины были отправлены на проверку в Петербург, где и были получены первые образцы фарфоровой массы.

В самой же Гжели трудилось немало мастеров, прошедших обучение на заводе Гребенщикова в Москве. Владея большим опытом гончарного дела, дополнив его новыми навыками, гжельские умельцы быстро научились изготовлению майолики и начали выпускать подобные изделия у себя. Они делали нарядную посуду, декоративные квасники, кумганы, рукомои, кружки-шутихи, блюда, тарелки и много другой кухонной утвари. Вся посуда расписывалась орнаментами, выполненными зелеными, желтыми, синими и фиолетово-коричневыми красками по белому фону. По обыкновению в центре рисунка располагалась птица, которая потом дополнялась условными деревцами, веточками, реже архитектурными сооружениями.

В 1770 году в Гжели насчитывается около 25 крупных заводов, и это не считая частных мастерских. Гжельские мастера получают даже придворные заказы на выполнение посуды, что свидетельствует об особой популярности гжельского производства.

К концу 18 века гжельские мастера начинают производить полуфаянс, и он постепенно вытесняет майолику. Меняется и сама роспись изделий, цветная роспись сменяется одноцветными узорами кобальтом. На этом момент в Гжели работает уже около 50 фабрик, наступает период расцвета гжельского промысла. Посуда получает известность по всей стране, ее вывозят даже в Среднюю Азию.

К середине 19 века гжельские фабрики вовсю производят фаянсовую посуду. Появляются целые династии фабрикантов. Такие фамилии как Дунашовы, Кудиновы, Марковы, Кузнецовы определяют некий творческий облик Гжели в период расцвета ее производства. Изделия, выпускаемые заводами Кузнецова, конкурировали даже с майсенским фарфором.

Однако с развитием капитализма в стране, наступил промышленный кризис, народное искусство начало исчезать и на границе 19-20 веков исчезло полностью. Возрождаться народный промысел начал лишь в послевоенные годы. Возрождением народного искусства занялся Александр Борисович Салтыков.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.197.197.23 (0.013 с.)