ТОП 10:

Разрешение (снятие) диалектического противоречия



Особое значение для диалектического рассмотрения представляет анализ разрешения, снятия противоречия.

Рассудочная диалектика рассматривает противоположное как просто разное, без синтеза, изолированно. Принцип дополнительности Н.Бора, который всё чаще начинают навязывать социальной теории является примером такого рассудочного рассмотрения. Каждая сторона противоречия (например, положительное и отрицательное) сами являются тем же самым единством противоположностей (единством положительного и отрицательного), при этом само положительное содержит в себе отрицательное и наоборот.

Гегель выделил две формы снятия противоречия: 1)синтез двух противоположностей в третьей высшей категории, для которой обе противоположности есть лишь её не существующие самостоятельно моменты, выделяемые только разумом. Здесь моменты сохраняются в меру их истинности. (Например: причина – действие – взаимодействие) (органический принцип). Такое противоречие Гегель называет просто диалектическим; 2) устанавливается отношение включенности и подчинения – субординации одной противоположности другой, снятия одной противоположности вдругой: конечное – момент бесконечного, позитивное в негативном. Такое противоречие Гегель называет спекулятивным, положительно-разумным Собственно спекулятивное состоит в обнаружении мнимости взаимоисключения сторон, утверждает их коррелятивность, их взаимопринадлежность. Это подлинная тотальность (целостность). Гегель обращает внимание на необходимость определять в отношении противоположностей, «не есть ли нечто третье их истина или не есть ли одно из них истина другого»[34].

Для диалектического снятия необходимо такое отрицание, которое сохраняет единичность. Отрицание может быть пустым и бесплодным. Так смерть является пустым, уничтожающим единичность отрицанием. Признаваемое иногда в качестве разрешения противоречия состояние уравновешенности системы, т.е. её покой или когда из двух тенденций одна тенденция, сила полностью побеждает другую не являются диалектическими.

Важнейшая форма снятия – внешнее (другое) сделать внутренним (соответствующим определению духа), т.е. достичь единства с собой через преодоление всего не соответсвующего цели духа: «все деятельности этого духа суть не что иное, как различные способы приведения внешнего к внутреннему»[35] (духу). Только в этой деятельности преодоления дух соответствует своей природе, становится действительным духом, свободным духом. Любая деятельность духа сводима к разным способам приведения внешнего к внутреннему. В обыденном словоупотреблении стало едва ли не показателем хорошего тона – приписывать к чертам «русского характера» потребность «самим создавать себе проблемы, а затем их героически преодолевать». С этим вполне можно было бы согласиться, с той лишь поправкой, что в этом преодолении проблем и состоит всеобщая форма духа – свобода. «Свобода духа, однако, не есть только независимость от другого, приобретенная вне этого другого, но свобода, достигнутая в этом другом, - она осуществляется не в бегстве от этого другого, но посредством преодоления его…Другое, отрицание, противоречие, раздвоение – всё это принадлежит, следовательно, к природе духа…Обыкновенная логика ошибается поэтому, думая, что дух есть нечто, всецело исключающее из себя противоречие»[36]. Оно переносится духом потому, что он сам же его и создаёт, и, значит, может и преодолеть. В противоречии пребывает всё, что не достигло единства, тождества понятия и существования.

Однако, помимо тех противоречий, которые застаёт человек в мире, он ещё и сам порождает противоречия. Для разрешения противоречий, коренящихся в природе, индивид уже имеет присущий всему живому механизм адаптации и ассимиляции. Большая их часть разрешается не осознано. Иное дело, противоречия, которые человек порождает сам. Именно противоречие с собой вызывает наибольшее страдание потому, что личность не имеет эволюционно выработанного единого механизма снятия таких противоречий. Дар свободы имеет два конца. Он возвышает человека над царством слепой природной необходимости, но он же способен сделать человека самым несчастным существом там, где любое другое живое существо пребывало бы в пассивной удовлетворенности. Всеобщая природа исключительно человеческих ценностей и целей вступает в противоречие с единичностью существования, ограниченностью средств и действий для их осуществления, что способно вызвать душевные страдания, раздвоенность, несравнимые с недостатком пищи. Противоречие, порождённое сознанием, когда человек сам противопоставляет себе нечто как внешнее, по своей природе потенциально наиболее разрешимо, так как порождено им самим, и значит, им самим может быть и преодолено. В отличие от этого, созданного духом противоречия, противоречие природное, как раз, может быть объективно трудно разрешимо уже потому, что иное не всегда доступно человеку. Но чаще всего, всё оказывается наоборот, и разрешение внутренних противоречий оказывается гораздо более сложной проблемой, чем внешних. Всё дело в том, что противоречие порожденное духом, создает иллюзию, из-за которой ищет способ преодоления противоречия там, где его нет. В противоречии, порожденном мыслящим духом, человек сам противопоставил себе нечто как внешнее, вынес противостоящую его деятельности тенденцию вне себя. Ведь это его цели и ценности – его собственный продукт (даже если они заимствованы), а мир существовал и до него. Следовательно, не мир враждебно противостоит субъекту, а, наоборот, субъект противопоставил миру свои претензии. Разрешить противоречие можно путём преобразования внешних отношений, в отношения, соответствующие понятию духа и тем прийти к единству с самим собой. Для человека здесь способа два, и оба они внутри субъекта: либо изменить свои цели в соответствии с возможностями, либо имеющиеся в мире возможности увидеть как орудия, способные (пусть даже через много опосредований) помочь в реализации самоопределения собственного духа. На этот вывод чаще всего уже готово дополнение, ставшее широко известным благодаря тезисам о Фейербахе К.Маркса, – есть и третий способ – изменить мир в соответствии с определениями моего духа. Последнее средство разрешения противоречия особенно пропагандируется политиками, которые как в старом анекдоте, в отличие от учёных, которые несоответствие теории с практикой решают в пользу изменения теории, если мир не соответствует их теории – пытаются переделать мир. Но дело в том, что изменение мира – это метафора, если имеется ввиду, что кто-то пытается дать ему новые законы. Изменить можно не мир, а соотношение одного конечного существования с другим в мире, которые и дальше будут существовать по тем же законам. И это касается не только материальной природы. В обществе создаётся иллюзия, что достаточно изменить законы и форму правления, чтобы изменилось общество. Однако при этом не поменяется природа власти, самоопределения, самоидентификации, самореализации, этических и эстетических ценностей и т.д. Сделайте это искусственно, и «правильные» законы будут выполняться «неправильно», «умные харизматичные лидеры» вдруг станут править в своих интересах и с точки зрения большинства – «глупо», а демократия как вполне определённый тип политического режима вдруг превратится в «суверенную» специфическую, индивидуализированную, единичную «демократию».

Снятие противоречия духом происходит не во внешнем мире, а в отношении духа, к тому представлению, которое он определил как соответствующее его природе. Изменяются формы, этапы самоопределения духа и степень включенности внешней природы в механизм собственного самоопределения А законы в обществе (те что «работают») лишь фиксируют то содержание, которое стало естественным для самого самосознания народа. Механизм эволюции сознания народа лежит в его самоопределении. Политическая и законодательная деятельность может лишь ускорить этот процесс, создавая всеобщие предпосылки (а не для отдельных представителей народа) для реализации свободного самоопределения людей или изолироваться от этой деятельности, ожидая пока самосознание народа само достигнет более высоких ступеней свободы. Моисею только на то, чтобы изжить рабское самосознание евреев, выходящих из египетской неволи понадобилось, чтобы вымерло два поколения рабов. Процесс становления гражданского общества, реализующего активную жизненную позицию на свободу естественным путём, без помощи политических механизмов займет тем более продолжительный период.

 

- Проблему разрешения диалектического противоречия традиционно рассматривают в контексте принципа отрицания отрицания. Противоречие обязательно предполагает возврат к исходному пункту, в гегелевской терминологии это выражается как «отрицание отрицания»: первое «отрицание» является превращением в свою противоположность, «своё другое». Диалектическое развитие формально всегда является в определенном смысле возвратом и удержанием позитивного в старом (логически предшествующем), всегда сохраняет момент непрерывности.

- Возврат к исходному для представления изображают как спираль, в которой с каждым оборотом поднимается выше общий вектор движения, т.е. содержательно противоречивым является уже сочетание возвратно-кругового и линейно-поступательного движения.

- Принципиально важно не рассматривать образное представление в виде спирали или «двух отрицаний» как последовательный процесс смены состояний объекта сначала в одном направлении, а затем в другом. Оба отрицания в диалектике являются одновременными и являются нашими характеристиками в рефлексии состояния объекта по отношению к разным точкам отсчёта. Первое отрицание в терминах диалектики отрицания отрицания – это момент развития, отражающий качественную, а не временную прерывность. (Краткая интерпретация этих переходов в «Науке логики» Г.Гегеля даётся в следующей лекции)

- Диалектическое разрешение противоречий всегда осуществляется только в отношении одного и того же и причем обязательно существенного отношения. Развитие является выражением противоречия самой сущности.

- Необходимый первый момент аналитического расчленения целого происходит только в мышлении, в нем же происходит и возврат к начальному объекту мысли, но уже обогащенному знанием о единстве различных сторон; в предмете это единство противоположностей – противоречие можно только наблюдать в качестве процесса изменения. То что в мышлении присутствует как противоречие в содержании, в предмете есть всегда, но для наличного бытия предстаёт как движение. Поэтому представляется в корне ошибочной и теряющей всякий смысл распространенная позиция, согласно которой и существует только «гносеологическая форма противоречия, которая не совпадает с объективно реальной и не может быть на неё механически перенесена»[37].

-Противоречие, единство противоположностей (в форме процесса) в предмете существуют не на какой-то стадии развития предмета, а всегда вместе с существованием явления. Это для логического анализа этапы распадаются во времени. Поэтому в обществе не вызревают и разрешаются одни противоречия и возникают другие, а любой исследуемый этап общества, пока оно не погибло, всегда будет этапом воспроизводства и разрешения противоречий. Меняются только в анализе формы противоречий, которые мы обособили от других как наиболее значимые в контексте интересующего нас содержания. Острота противоречий существует не для предметов, а для нас, которые заинтересованы в определенной направленности или скорости изменений, мы же придаем им ту или иную оценочную характеристику в зависимости от цели. Для самой биологической популяции людей любые процессы естественны и соответствуют тому, возможность чего в них заложена.

-Противоречие является сутью любого изменения, а не только развития. В этом контексте не представляется оправданным абсолютизация, расширение процесса развития до положительного (прогресса) и отрицательного (регресса). Развитие предполагает снятие ограниченности предшествующей ступени. Другое дело, что всякое развитие всего объекта в целом или его отдельных элементов структуры всегда связано с потерей значимости и угасанием других элементов структуры. Но и развитие одних элементов и регресс других служат общей цели развития целого.

- Противоположности в отношении друг друга в равной степени необходимы, но не равнозначны и не уравновешены (равновесие, устойчивость – само только момент). Одна из них задаёт активность и доминирующую направленность всего процесса

- Снятие противоположностей бытия происходит путём включения их в более развитое определение; снятие существенной противоположности духа происходит включением внешнего в природу внутреннего – в ином, внешнем материальном мире быть у себя, включить внешнюю необходимость в необходимость собственной природы, преобразовать внешнее в действительность, положенную духом, т.е. установлением субординации и приоритета одной стороны. Но при этом не происходит уничтожение другой стороны. Так в своё время мудростью считали умение находить единство между вещами кажущимися различными. Рассудку тут же хочется сделаться как можно мудрее (абсолютизировать единство). Но, приближаясь к этому желанному состоянию «абсолютной мудрости», рассудок вдруг замечает, что когда все становится единым, то теряется и отличие от глупости.

- Преодолеваемая противоположность относится к сущности предмета и потому не может быть уничтожена (без уничтожения предмета), но всегда сохраняется в подчиненном виде в развитом состоянии целостного объекта. Потому и совершается возврат – предмет-то по сущности не изменяется. Корректируется лишь соответствие формы и содержания, сущности и явления и т.д. Но в диалектике это ни в коем случае не может в прямом смысле быть интерпретировано как исторический или ещё какой-то цикл. Это в природном отношении голой необходимости господствуют циклы. Там где есть, господствует свобода – только видимость цикличности. Сколько фантазий породило гегелевское образное сравнение развития со спиралью. (Уничтожение любой самой непривлекательной (антагонистическая противоположность) стороны не имеет ничего общего с диалектикой. Революционный терроризм не может быть оправдан диалектикой. Т.е. если такое происходит, значит различие было только внешним, а по сущности было полностью совпадающим. Ни приведение общества к вымиранию или отчуждению от своей сущности, ни ответное уничтожение узурпатора угнетёнными не является диалектическим противопоставлением в обществе, так как ни то, ни другое действие не относится к сущности общества – свободе. Это один и тот же природный антагонизм какими бы цветами, названиями, направлениями или благими целями он не прикрывался.) Разрешение социального противоречия у Фихте в форме компромисса, «договору между ними», т.е. свободное самополагание воль является самой адекватной формой, в рамках которой общество остаётся в существенном определении свободы.

-Снятие противоположностей фиксируется сознанием только в отношении объекта, обладающего относительной самостоятельностью и исследуемого под одним и тем же углом зрения. Когда объект подчиняется своей внутренней логике, а не внешнему воздействию и до тех пор, пока эта сохраняемость предмета остается. Возможно этот процесс будет легче воспринимать под названием «трансформация».

- Каждый отдельно взятый этап отрицательности всегда конечен, но в отличие от эволюции живой природы не однонаправлен и всегда может не только привести к развитию, но и вернуться к самому неразвитому состоянию, как и совсем уничтожить диалектический процесс развития общества на отдельно взятой территории, на Земле (опять же в отличие от живой природы, где даже организма часто совпадает с размножением, т.е включена в эволюционный процесс).

разрешение противоречия у фихте в форме компромисса, «договору между ними», т.е. свободное самополагание воль, а не диалектические механизмы и детерминизм

- Сильная прерывность (скачок) между неживой природой и одушевленной, между несознающей и сознающей жизнью – это переход от противоречий природного основания к противоречиям на основе свободы. Но это переход не столько исторический, сколько логический, так как совершается в обществе в каждое мгновение.

Традицию диалектического материализма мы не смогли представить в качестве образца теоретической разработки проблемы снятия диалектического процесса из-за её некритического следования букве известных классиков и связанной с этим формальной противоречивостью, а потому по-прежнему воинственную: «В наше время трудно себе представить более вредную философскую фикцию, чем идея саморегулирующихся, саморазрешающихся противоречий… будто история всё устраивает к лучшему».[38] При этом эволюция природы такими авторами вполне признается осуществляемой без цели и без Бога.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.229.122.166 (0.007 с.)