Евреи – единственная группа людей, которая неоднократно подвергалась массовым акциям, или иначе – погромам.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Евреи – единственная группа людей, которая неоднократно подвергалась массовым акциям, или иначе – погромам.



 

Из-за своего паразитического существования еврейская община не сделала ни единого усилия, чтобы создать нацию или независимое государство, на протяжении тысяч лет известной истории. Это означает, что у еврея не было регулярной армии для защиты от врагов. Когда, наконец, было образовано государство Израиль, государственный бюджет показал, что это лишь развитая форма паразитического сообщества, поскольку семьдесят процентов государственного бюджета состояло из перечислений из-за рубежа, а тридцать процентов было получено от продажи облигаций, которые, разумеется, имели ничтожную ценность и которые так и не были погашены.

Ненависть

 

Ввиду своей тотальной зависимости от нееврейского "хозяина" еврейский паразит развил в себе глубокую ненависть и презрение к животным, дающим ему пищу и кров. Эта ненависть – защитная оболочка, выступающая для еврейской общины в роли щита. Она не позволяет ему перенять характер жизни и цели своего народа-"хозяина".

 

Герберт Спенсер, возможно, имел в центре внимания именно этот феномен еврейского паразитизма, когда писал следующее: "Если группа поощряет качество враждебности в противовес качеству дружелюбности, то возникает преступный тип".

 

Так как евреи – единственная группа, в которой поощряется качество враждебности, Спенсер, должно быть, сделал туманную ссылку на еврейского паразита. С позиции народа-"хозяина", всё, что ни сделает еврей, является проявлением преступного поведения, но с позиции паразита, это лишь последовательное выполнение процессов жизненного цикла, который был развит и усвоен в течение нескольких тысяч лет. Конфликт возникает на базе двух самостоятельных и непримиримых кодексов этики: этики "хозяина", где поощряется порядочность, честь и опора на собственные силы, и этики паразита, который действует исходя из паразитического образа жизни.

 

Еврей живёт в постоянном страхе отторжения, быть сброшенным с "хозяина", что обернётся для него голодом и смертью.

В результате, еврей рассматривает всё в свете того, как он связан с "хозяином" или как он поддерживает своё паразитическое существование.

 

Адаптивные изменения

 

Адаптивные изменения паразита – это попытки предугадать возможные перемены в жизни "хозяина". ЛаПэйдж пишет: "Другие паразиты подстраиваются к жизни своего "хозяина". Простейшая триматода, Polystoma integerrium, живущая в пузыре обыкновенной лягушки, игнорирует всех головастиков, которые не достигли той стадии развития, когда она сможет в них выжить, – однако если она встречает тех, кто уже её достиг, её бесцельное поведение прекращается. Она как будто замирает и ждёт возможности, чтобы метнуться через отверстие в полость, окружающую его внутренние органы. Мы не знаем, как она понимает, что головастик достиг этой стадии развития, – вероятно, ей помогают органы зрения или нервная система, либо химические вещества, выделяемые в воду головастиком мирацидии личинки, которые побуждают паразита действовать.

Сверхчувствительная способность паразита замечать "хозяина" с подходящим развитием всегда была свойственна евреям. С самых первых дней они безошибочно устремлялись к самым развитым и многообещающим цивилизациям, игнорируя отсталые и слаборазвитые народы. Так, мы не видим еврея в спартанских условиях пигмеев в дождливых лесах Утури. Он живёт в комфортабельных апартаментах Нью-Йорка, обедая икрой и шампанским".

 

Стадии размножения

 

ЛаПэйдж отмечает, что стадии процессов размножения у паразитов рассчитаны по времени таким образом, чтобы паразит мог инфицировать "хозяина". Это можно показать на примере некоторых видов простейших, которые живут в прямой кишке лягушки. Здесь снова мы отмечаем тягу паразитов к органам выделения, уже упоминавшуюся триматоду, обитающую в лягушачьем пузыре и простейших, которые выбирают прямую кишку лягушки как наиболее удобное место для жизни.

 

ЛаПэйдж утверждает, что спячка паразитов – повсеместно наблюдающееся явление, которое сохраняет их силу на многие годы бездействия и изоляции. Так, еврейское сообщество может веками вести вялую жизнь в своём гетто, как будто поглощённое своим тесным миром, пока некое сочетание условий не заставит его стать неистово активным. За короткое время евреи проникают во все стороны жизни народа-"хозяина" и доводят его до разрушения.

 

Община евреев франкфуртского гетто в Германии – прекрасная иллюстрация этого типа паразитической спячки. Она находилась в дремлющем состоянии три сотни лет, а затем, за одно поколение, произвела группу банкиров и торговцев, которые вскоре завладели судьбами Западной цивилизации.

 

Защитные реакции

 

ЛаПэйдж отмечает, что паразиты вызывают у "хозяина" защитные реакции против захватчика, как-то: старания локализовать и нейтрализовать вред, наносимый паразитами, усилия исправить полученные повреждения и попытки убить либо прогнать паразита. Он описывает их как "реакцию тканей" – это, в первую очередь, виды локальной реакции, однако, у "хозяина" могут появиться более сложные реакции, например, сопротивляемость иммунитета как реакция всего организма. Он пишет, что реакции тканей – это воспаления, вызванные бактериями, «вирусами и агентами неживой природы, которые могут быть острыми и хроническими. Они представляют собой результат повреждения или раздражения органами или зубами животного-паразита, его передвижениями в этих тканях или химическими веществами, которые он выделяет внутри "хозяина"».

 

Вред от паразитов

 

ЛаПэйдж позволил себе уделить определённое внимание различным видам вреда, который паразит наносит своему "хозяину". Он пишет, что в дополнение к разным повреждениям тканей паразиты заносят в тело "хозяина" другие типы паразитов, а также опасные вирусы. Паразиты могут производить вещества вредные для "хозяина": токсины и прочие виды ядов. В конечном счёте, паразит начинает оказывать угрожающее влияние на ход жизненного цикла "хозяина", что намного шире простой задачи остаться внутри "хозяина" и получать от него питание. Имеет или нет паразит осознанное на то намерение, но постепенно он начинает оказывать самое важное влияние на жизнь "хозяина".

 

История газетного дела в США – типичный тому пример. Сто лет назад в нашей стране газеты были крошечными и незначительными, а профессия журналиста имела чуть больший авторитет, чем занятия крысолова или мусорщика.

 

По мере того, как евреи стали играть всё более важную роль в жизни нееврейского "хозяина", они осознали, что газеты – важное средство для реализации их целей. Они начали наводнять своими газетами всё на свете. Сами же газеты стали вирусами-переносчиками разных ядов и отравы для мозга, которые либо приводили в растерянность, либо смущали, либо парализовывали нееврейского "хозяина", держали его в анабиозе столько времени, сколько действовал яд.

 

* * *

 

Помимо ЛаПэйджа и Муллинса, автора труда «Биологический еврей», вышесказанное подтверждают и многие другие писатели.

Американский журналист Дерек Картэн, превосходно знающий быт и нравы американской печати, поведал в своей книге «Такова Америка» (Москва, 1948 г., стр. 95) следующее. «Нет во всём мире ничего более ужасного, чем огромное большинство американских газет. Нет в мире прессы более безответственной, более лживой, вульгарной, агрессивной, плохо осведомлённой и столь явно угрожающей и опасной».

«…Что касается так называемого «общественного мнения», то оно полностью формировалось американской прессой, которая находилась в руках выходцев из Одессы и немецких евреев. Как мы помним, ещё Маркс во второй половине 19 века писал о полном контроле еврейства над Америкой. Начиная с 1905 года страницы американской прессы наполняли сообщения о зверствах «царских сатрапов», без всякой причины казнивших молодых и благородных юношей и «только за то», что они хотели «свободы и равенства для всего прогрессивного человечества». Американский обыватель, рыдал над судьбами этих «жертв царизма» и искренне ненавидел тогдашнюю «империю зла» – Россию и Русских. К этому неприятию уже тогда примешивались злодеяния еврейских уголовников, которые, выехав из России в США, тут же становились, конечно же, «русскими» и американские газеты взахлёб писали о злодействах «русской мафии» ... ну не еврейской же! Эта «русская мафия» занималась аферами, грабила банки, и в конце концов подчинила себе сицилийскую мафию. Вот они – «русские» - каковы! (Как и сегодня: «русская» мафия, состоящая на 90% из чеченцев, евреев, азербайджанцев, армян и прочих народностей, находится в центре внимания западной прессы – ред.). (Православная Патриотическая Газета «Чёрная сотня», №10-11 (52-53), 1997, статья В.М. Острецова «Бнай-Брит и коммунизм»).

Завершить экскурс в начальный период зарождения «марксистской» пропаганды в США, в России и в мире в целом можно словами В.И. Ленина. В своей статье «Капитализм и печать» (Собр. сочинений, т. 20, стр. 146) он писал о тех же еврейчиках, наводнивших редакции всех центральных и провинциальных газет в России и взявших на вооружение манеры своих единоплеменников – американских гангстеров пера: «Воры, публичные мужчины, продажные писатели, продажные газеты. Это – наша «большая пресса».

Другие паразиты

 

Как отметил ЛаПэйдж, паразит впускает других паразитов в тело "хозяина". Мы замечаем, что когда Иммиграционной службой США в 1890-х гг. завладели евреи, под руководством таких председателей, как Штраус и Коэн (Straus, Cohen), распахнулись двери для наплыва еврейских иммигрантов из европейских гетто, которых прежде отвергали на основании безграмотности, преступного прошлого, разных форм инфекций и умственных болезней.

ЛаПэйдж также пишет об этом: "Паразиты могут вызывать биологические изменения, например, существуют виды, которые вызывают у "хозяина" изменения репродуктивных желёз, паразитическую кастрацию, – как это делает паразит Sacculina neglecta, уничтожающая органы размножения "хозяина", ракообразного Inacus mauritanicus, которого атакует Sacculina. В итоге, семьдесят процентов крабов-самцов приобретают некоторые вторичные половые признаки самок. У самцов расширяется брюшной отдел, к мужским органам размножения у них могут прибавиться придатки, чтобы переносить яйца, и одновременно с этим их клешни становятся меньше".

 

Колоссальное воздействие паразита для "хозяина" неизбежно оборачивается определёнными биологическими изменениями, подобно воздействию Sacculina на Inacus mauritanicus. Последнюю четверть века мы наблюдали, как одновременно с тем, как евреи укрепляли своё положение во всех сферах общественной жизни, внешний вид и привычки американских мужчин претерпевали потрясающие изменения, повсеместно наблюдался рост публичного мужского гомосексуализма. Американские мужчины приобрели некоторые вторичные половые признаки женщин и показали поразительный упадок главных мужских качеств, таких как энергичность, напористость и физическая сила.

Традиционные роли полов также коренным образом изменились, в первую очередь, из-за еврейской агитации за "равенство полов". Итогом этой кампании равенство полов не стало, потому что данное равенство может быть достигнуто лишь искоренением всех физических отличий между мужчиной и женщиной. Между тем, она привела к снижению мужских качеств у американского мужчины и его душевными переживаниями относительно своей роли. Эта тенденция может быть сравнима с пагубным влиянием, которое оказывает паразит на своего "хозяина" – как это описывает ЛаПэйдж, когда Sacculina нападает на Inacus mauritanicus. Здесь мы снова отмечаем удивительную активность паразита и его влияние на репродуктивные и выделительные органы своего "хозяина".

 

Реакция против паразитов

 

На страницах своего фундаментального исследования связи паразит – "хозяин" ЛаПэйдж замечает, что защита "хозяина" от паразита по своей природе всегда имеет активную, или реакционную, природу. Например, скотина отмахивается хвостом, рыба производит изворотливые движения, резко и неожиданно выкручиваясь и извиваясь, идёт на другие отчаянные меры, которые помогли бы ей сбросить паразита. В течение пяти тысяч лет, как история отмечает присутствие биологического паразита в развитых обществах, мы не можем обнаружить ни намёка на то, что народ-"хозяин" относился бы к его появлению иначе, нежели активными действиями, стихийными и непроизвольными попытками прогнать паразита. "Хозяин" инстинктивно реагирует на присутствие паразита, так как знает, что близость этого странного существа с отличным характером жизни и задачами нанесёт ему болезненную травму.

 

Простите, читатель, я не могу здесь удержаться, и на правах создателя этой книги хочу в качестве комментария к последним слова Юстаса Муллинса привести подборку исторических хроник, собранных православным священником – митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Иоанном.

«Жидам ездити в Россию с торгами не пригоже, потому, что от них многие лиха делаются», – говаривал Иоанн Грозный.

«Хочу видеть у себя лучшие народы магометанской и языческой веры, нежели жидов: они плуты и обманщики. Я искореняю зло, а не распложаю его», – говорил Пётр-I.

Екатерина-I в своём указе «О высылке жидов из России» от 26 апреля 1727 года, повелела «тех всех выслать вон из России за рубеж немедленно, и впредь их ни под каким образом в Россию не впускать и того предостерегать во всех местах накрепко».

Государыня Елизавета Петровна высказалась по этому поводу ещё определённее: «Жиды в нашей империи под разными видами жительство продолжают, от чего не иного какого плода, но токмо яко от таковых имени Христа Спасителя ненавистников нашим верноподданным крайняго вреда ожидать должно... Оных ни под каким видом в нашу империю ни для чего не впускать, разве кто из них захочет быть в христианской вере... таковых крестя, жить им позволить...» (Вышеприведенные цитаты взяты из книги митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна «Самодержавие духа», издательство Л.С. Яковлевой, 1994, пресс-служба митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна, Союз православных братств С. Петербурга).

 

Евреи называют "реакционерами" всех, кто им сопротивляется, – продолжает своё повествование Юстас Муллинс, – то есть тех, кто реагирует против присутствия паразита. Следовательно, одна из главных задач паразита – выискивать и уничтожать всех потенциальных "реакционеров" среди народа-"хозяина".

Нужно познать паразита

 

Ввиду такого слепого, бездумного противодействия, которое редко эффективно для "хозяина", чтобы избавиться от паразита, ЛаПэйдж замечает: "Основным элементом любой кампании против животного-паразита является знание каждой фазы его жизни, а также его связей со всеми "хозяевами", с кем он может жить. Мы должны знать всех его "хозяев", потому что некоторые из них могут быть резервуарными "хозяевами", служить источником паразитов, которые затем могут заразить человека. С этим знанием мы сможем выбрать для атаки самые слабые моменты истории и биологии животного-паразита".

 

Исследования и обучение, таким образом, являются теми средствами, которые нужны для противодействия вредному влиянию паразита. Прежде всего, мы должны избегать слепой, инстинктивной реакции, потому что паразит уже давно научился её предугадывать и управлять ею, а также использовать её для своей пользы.

 

Всегда в роли врага

 

ЛаПэйдж пишет, что «"Хозяин" и паразит должны всегда рассматриваться вместе, потому что животное-паразит, подобно всем прочим живым организмам, на протяжении своего существования тесно связано с окружающей средой. Тот факт, что окружающей средой для последнего на протяжении части либо всей жизни служит поверхность тела или внутренние органы другого животного, – не освобождает паразитологов от обязанности следовать практике биологов: рассматривать животное и среду его обитания в совокупности. Другая задача – показать, что некоторые виды животных-паразитов находятся в числе сильнейших врагов человека и его цивилизации».

 

Озабоченность паразита своим окружением проливает свет на одно из важнейших событий современного человека – эпоху Просвещения, революционную силу, которая повлекла за собой растущий контроль паразита над своим "хозяином".

 

Человеческая мысль до эпохи Просвещения приписывала среде человека второстепенное значение из-за своей веры в силы индивида и в то, что одиночка мог совершить триумф над своим окружением.

После того, как сочинения таких интеллектуалов, как Жан-Жак Руссо [по всей видимости, криптоеврей. – Прим. пер.], неожиданно получили большое признание, человек больше не считается столь же важным, как его среда. Все наши ведущие мыслители разом решили, что окружающая среда – самое важное в жизни, о чём нужно думать. Так оно и есть – для паразита, чья среда – это "хозяин", который его кормит.

 

Между тем, для "хозяина", который ведёт свою жизнь самостоятельно, фактор внешней среды не самый главный в развитии. Тогда как для паразита среда – это всё. Все философы-социалисты и разнообразные социологические школы, которые выползли из гнезда социализма, отдают приоритетное значение окружающей среде человека, нежели его способностям использовать эту среду и обеспечивать себе существование, как это происходит, когда человек старается достичь целей своей жизни.

 

Когда мы понимаем теорию паразита, мы способны впервые понять всю современную школу социалистической мысли, так как мы можем осознать, для чего она существует, – это психология внешней среды, развитая паразитом в ходе своего жизненного цикла. Как таковая, она отвергает все мысли и цели "хозяина", его культуру.

ЛаПэйдж настоятельно просит нас помнить, что паразит – один из самых могущественных врагов человека и его цивилизации. Здесь ЛаПэйдж снова оказывается на пороге еврейской проблемы, но стесняется применить свои теории к вопросам человеческой социологии. Конечно, тогда он, видимо, не смог бы сослаться на паразитические вирусы или пьющих кровь москитов: даже если бы они мешали строительству Панамского канала, их нельзя было бы назвать причиной крушения человеческой цивилизации. Возможно, поэтому он просит нас выбирать для атаки "самые слабые моменты истории и биологии животного-паразита".

 

Глава вторая

Биологический еврей

 

В течение XX века человек начал задумываться над проблемой упадка мировых культур, великих империй, которые сначала достигали зенита, а потом мистически приходили к закату. Мы знаем причину их подъёма. Они растут, потому что народ находит своё призвание либо развивает навыки по освоению того, что его окружает. Народ пользуется благоприятными условиями, потому что он способен направить свою энергию на созидание, – его размер и мощь растут поразительными темпами, в геометрической прогрессии. Потом неожиданно возникает болезнь и наступает смерть.

Один из прошлых примеров – елизаветинская Англия, которая изгнала евреев. Когда Оливер Кромвель вернул их обратно, английский народ потерял ориентир, и хотя запас его хода был достаточен для подъема в Викторианском периоде, сегодня мы видим, что его аристократия лишена средств, что её активами, которые значительно уменьшились, управляют пришельцы.

Двое учёных после долгих лет исследований сформулировали теории для объяснения процесса падения государств. Первым был Освальд Шпенглер [Освальд Шпенглер, Закат Европы. (Oswald Spengler, The Decline of the West, English edition, Knopf, NY 1926.)] – немецкий учёный, обладавший уникальной силой и энергией. Он собрал воедино взаимосвязанные сведения обо всех известных цивилизациях и провёл непростые сравнительные исследования, которые сегодня могут быть сделаны только при помощи компьютера – настолько сложной была его техника анализа связанных и взаимоувязанных факторов.

 

Шпенглер пришёл к выводу, что цивилизация, как любое другое тело, подчиняется законам природы. Он увидел, что у любой цивилизации есть стадия рождения, стадия молодости и активности и, наконец, стадия старости, когда она слабеет и становится добычей для своих врагов.

Предлагая данную схему для цивилизаций, Шпенглер находился на правильном пути. Он также не оставил без внимания тот факт, что в цивилизациях нарастают внутренние проблемы, которые аналогичны смертельным заболеваниям. Однако он проглядел лишь один пункт – концепцию паразита.

Это не столь необычно, потому как Шпенглера больше волновали положительные аспекты человеческой культуры, высочайшие достижения человека, его искусство, музыка, поэзия и архитектура. Разумеется, такой высоконравственный учёный, как Шпенглер, не очень желает связываться с дегенеративными существами, которые ползают и обвиваются около репродуктивных и выделительных органов человека – с паразитическими организмами, которые вызывают дискомфорт, болезни и смерть.

Мёртвая теория

 

Вторым исследователем на этом поприще был Арнольд Тойнби (Arnold Toynbee), чопорный англичанин. Он точно так же не захотел обращать внимание на повсеместное и неприятное присутствие биологического еврея. Тойнби затеял крупное исследование цивилизации, охватившее всё то, что было у Шпенглера, и добавил к нему лишь немногое. Его единственным оригинальным вкладом стала сама теория, немедленно получившая популярность среди посредственных интеллектуалов своего времени, так как она соответствовала их предрассудкам. Она была сформулирована тем псевдосоциологическим жаргоном, который применяется университетскими заумниками, чтобы поразить своих студентов и друг друга.

Цивилизации гибнут, как заявил Тойнби, из-за "упадка сил", то есть в определённой точке своего развития цивилизация, живущая по системе "угроза и ответ на неё", больше не может отвечать на угрозу и разрушается.

 

Теперь это может относиться к биологическому еврею, потому что для "хозяина" паразит представляет постоянную опасность. Однако к встрече именно этой угрозы никогда не был готов ни один нееврейский "хозяин". Эта бацилла лучше всего побеждается либо прививкой, либо поддержанием личной чистоты и внимательным отношением к вопросам здоровья.

Теорию Шпенглера о подъёме и закате цивилизаций вряд ли можно брать на вооружение, потому что она не принимает во внимание очевидный факт того, что лишь единицы цивилизаций, если таковые вообще существовали, умерли от старости. Почти все они были так или иначе убиты, но Шпенглер был сильно увлечён изящным искусством, чтобы поинтересоваться вопросами преступности и болезней.

 

Тойнби, со своей стороны, в этом деле не мог быть детективом, потому что большую часть своей жизни он прожил на субсидии преступных кругов. Годы его исследований были щедро оплачены грантами Королевского института международных отношений (Royal Institute of International Affairs), входящего в сеть организаций, созданных международными еврейскими банкирами в качестве удобных пешек для своих операций. Его подобием в США является Совет по международным отношениям (Council on Foreign Relations).

 

Я был первым, кто разоблачил его как основную контору, где сконцентрирована власть американского паразитического истеблишмента. В библиографической заметке, помещённой на задней обложке первого издания книги "Муллинс о Федеральной резервной системе" 1952 г., говорилось, что я завершаю работу над продолжением этой книги, где раскрою правду о Совете по международным отношениям.

Это было первым случаем, когда американские националисты привлекают внимание к этой организации. Через несколько месяцев один нью-йоркский еврей из Венгрии, д-р Эмануэль Джозефсон (Emanuel Josephson) поспешно опубликовал книгу про Совет, в которой он постарался убедить всех в том, что последний является нееврейской организацией, как, например, Фонд Рокфеллеров, а не вывеской паразитической еврейской общины. Я встретился с Джозефсоном, и мы проговорили семь часов. Было очевидно, что он знал про Совет, чьи офисы находились в двух шагах от его дома, всё то, что было известно мне, – для меня стало ясно, что полученной информации он дал совершенно иное толкование.

Как Эмануэль Джозефсон не пожелал писать факты про Совет по международным отношениям, так и Арнольд Тойнби, живущий на солидных грантах от семьи Ротшильдов, в своей обширной работе [A Study of History. Oxford, 1934.] не приводит ни одного случая паразитического ослабления цивилизаций. Тойнби, напротив, нарочито подробно изучал психологические особенности культур и влияющие на них стимулы, при этом ни разу даже не упомянув про самого опасного врага нервной системы – паразита.

Когда Тойнби пишет о том, что какая-либо цивилизация не смогла ответить на вызов, он просит нас поверить в то, что человек, стоящий на углу улицы, которого на полной скорости сзади сбивает грузовик, не смог ответить на вызов. Тогда как на самом деле это явное убийство.

 

Важность биологии

 

Интересно, слышал ли когда-нибудь Тойнби о биологии? Слышал ли он когда-нибудь о паразитах? Доказательств тому в его энциклопедических трудах мы не находим. Закрадывалось ли у него подозрение, что цивилизации позволяют постороннему телу поселиться внутри себя, создают ему условия для бурного роста и активности без наблюдения и контроля со своей стороны, каким бы вредоносным не было его влияние?

 

Как мог Тойнби провести над исследованиями античных цивилизаций ни много, ни мало двадцать лет, даже не зная о том, что евреи открыли ворота Вавилона перед наступавшими персидскими завоевателями, не зная о том, что евреи поставили Рим на колени, не зная о том, что евреи подвергли Египет ужасной диктатуре на три сотни лет, пока египтяне не восстали и не прогнали их прочь?

 

Лишь только большой интеллектуальный извращенец на содержании у паразитов был способен скрыть эту информацию после её обнаружения. Сравнимым поступком было бы уничтожение Пастером своих записей о вакцине против бешенства после её открытия или же сокрытие Дженнером формулы своего лекарства против оспы.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.170.64.36 (0.017 с.)