Органы государственного надзора



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Органы государственного надзора



С созданием коллегий изменилась роль Сената. Он контролировал их деятельность, назначал чиновников, являлся высшей судебной инстанцией и одновременно - законосовещательным органом при императоре.

В 1722 г. была создана должность генерал-прокурора Сената - "ока государева". В обязанности генерал-прокурора входило хранить "государев интерес" и предупреждать должностные правонарушения. Прокуроры, подчиненные ему, были назначены во все государственные учреждения для надзора за их работой. Первым генерал-прокурором стал П.И.Ягужинский, один из немногих в окружении Петра неподкупных людей.

Наряду с прокуратурой надзор за деятельностью должностных лиц осуществляли тайные агенты - фискалы, появившиеся в 1711 г. Фискал получал половину штрафа, наложенного на уличенного им преступника. Он не нес ответственности и за ложный донос. Поощрялись также и доносы простых подданных. Государство, таким образом, охраняло свои интересы, не считаясь с моралью.

 

¨ О ДОЛЖНОСТИ ФИСКАЛОВ. 17 МАРТА 1714 г.(Извлечение).

Обер-Фискалу быть при Государственном правлении, да с ним же быть Фискалом четырем человеком; в том числе двум из купечества, которыя б могли купеческое состояние тайно ведать, а в Губерниях во всякой при Губернаторском правлении быть по четыре человека, в том числе Провинциял-фискал из каких чинов достойно, также и из купечества. А в городах во всех, смотря по пропорции города, быть по одному и по два человека. Действие же их сие есть взыскание всех безгласных дел, то есть:

1. Всякия преступления указом.

2. Всякия взятки и кражу казны, и прочее, что ко вреду Государственному интересу быть может, какова б оное имени ни было.

3. Тако ж и прочия дела народныя, за которых нет челобитчика; на пример, ежели какова приезжаго убьют, или наследник последний в своей фамилии во младенчестве умрет, без завету духовной предков его, и прочия тому подобная безгласныя дела, иже не имеют челобитчика о себе.

4. Во всех тех делах Фискалам надлежит только проведывать и доносить, и при суде обличать, а самим ни чем ни до кого, также и в дела глас о себе имеющия, отнюдь ни тайно, ни явно не касаться под жестоким штрафом, или разорением и ссылкою (смотря по делам чего будет достоин); также как в письмах, так и на словах в позыве всякого чина людям, безчестных и укорительных слов отнюдь не чинить.

5. Буде же Фискал на кого и не докажет всего: то ему в вину не ставить (ибо невозможно о всем оному аккуратно ведать), а буде ни малом не уличит, но все доносы его будут неправы, однако ж ежели оной то учинил ни для какой корысти, или злобы: то взять штраф с него легкой, дабы впредь лучше осмотряся доносил.

6. Буде же Фискал, как ради страсти или злобы, затеет и пред судом подлинно и истинно от того, на кого то взвел, обличен будет: то оному, яко преступнику тож учинить, что довелось было учинить тому, если б по его доносу подлинно виноват был.

7. Тако же ежели Фискал знает, или проведает за кем какое похищение и кражу казны и прочаго, а на онаго изо взятку, или для дружбы не известит, и за то (если подлинно сыщется), учинить над ним то ж, чего винный достоин будет.

11. Из штрафных денег, которыя по Фискальским делам взяты будут, половину имать в казну, а другую разделить на двое; и одну часть из того отдать тому Фискалу, чрез чье изыскание штрафныя деньги взяты будут, а другую оставить на раздел общей Провинциал-Фискалу со всеми городовыми Фискалы той Губернии, из которой 20-ю часть отделя, присылать к Обер-Фискалу с товарищи.[7]

 

Так были озвучены обязанности фискалов в указе Петра I. Я думаю что царь, утвердив таким образом должность фискала, имел целью создать наиболее законопослушное общество, поощряя людей, предоставляющих информацию о каком-либо правонарушении. Но, как и все в нашем мире, этот указ Петра был несовершенен: доносчик, как мне кажется, был недостаточно защищен. Я имею в виду то, что недоказанное донесение могло обратиться против самого фискала. В этом я вижу неполноценность данного указа.

 

¨ О ДОЛЖНОСТИ ГЕНЕРАЛ-ПРОКУРОРА. 27 АПРЕЛЯ 1722 г. (Извлечение)

1. Генерал-Прокурор повинен сидеть в Сенате и смотреть накрепко, дабы Сенат свою должность хранил, и во всех делах, которыя к Сенатскому разсмотрению и решению подлежат, истинно, ревностно и порядочно, без потеряния времени, по Регламентам и указам отправлял, разве какая законная причина к отправлению, ему помешает, что все записывать повинен в свой журнал. Также накрепко смотреть, чтоб в Сенате не на столе только дела вершались, но самым действом по указам исполнялись, в чем он должен спрашивать у тех, кто на что указы получил, исполнено ль по них в такое время, в которое начало и совершенство онаго исполнено быть может, и буде не исполнено, то ему ведать надлежит, для какой причины, невозможность ли какая помешала, или по какой страсти, или за леностью, и о том немедленно Сенату предлагать должен для чего повинен иметь книгу, в которой записывать на одной половине, в которой день какой указ состоялся, а на другой половине записывать, когда что по оному указу исполнено, или не исполнено, и для чего, и прочия обстоятельства нужныя вносить.

2. Также должен накрепко смотреть, дабы Сенат в своем звании праведно и нелицемерно поступал; а ежели что увидит противное сему, тогда в тот же час повинен предлагать Сенату явно, с полным изъяснением, в чем они, или некоторые из них не так делают, как надлежит, дабы исправили, а ежели не послушают, то должен в тот час протестовать, и оное дело остановить, и немедленно донесть Нам, если весьма нужное, а о прочих в бытность Нашу в Сенате, или помесячно или понедельно, как указ иметь будет. Також надлежит Генерал-Прокурору в доношениях явных, которыя он будет подавать Нам, осторожно и разсмотрительно поступать, дабы напрасно кому безчестия не учинить; таким образом, ежели увидит какое дело, хотя и противное ему покажется, да неясно, или два вида имеющее, то протестациею остановя, не тот час доносить, но посоветовать, с кем он за благо разсудит; и ежели увидит, что подлинно так, или более изъяснить и сумнение миновать не может, то доносить Нам, однакож более недели в том не мешкать, а ежели зело ясно, то немедленно доносить в нужных, а в прочих, как выше описано, також немедля более недели ж, не отговариваясь никакими нуждами, разве Мы будем в отлучении, то однакож письмом в то же время написанным, и немедленно с нарочным послать. А ежели какое неправое доношение учинит по какой страсти: то будет сам наказан, по важности дела.

3. Должен смотреть над всеми Прокуроры, дабы в своем звании истинно и ревностно поступали, а ежели кто в чем преступит, то оных судить в Сенате, и должен все Прокурорския доношения предлагать Сенату и инстиговать, чтоб по них исполнено было[8], також ежели на Прокуроров будут доношения, что они звании своих истинно и ревностно не исполняют: то их в суд представлять Сенату ж.[9]

 

Поистине отчаянные стремления и усилия преобразователя по утверждению разумного, прогрессивного начала в новых органах власти оказались, как мне кажется, напрасными. Аппарат нового государства оказался не самым удачным из всех плодов его усилий. Только коллегии военные и дипломатическая работали более или менее успешно. В целом же возникла в конце концов хотя и новая по внешним формам, но старая по социальной сущности, громоздкая, неповоротливая машина бюрократии. Эффективно она действовала только в одном направлении - в обеспечении интересов дворянства. Но оно вскоре после Петра превратилось из класса работающего, каким он хотел его видеть, в скопище праздных паразитов, сосавших кровь народа. Ну, а исключения из этой печальной закономерности только подтверждали злосчастную и пагубную для родины историческую судьбу русского дворянства.

Петр издавал указ за указом, грозя самыми страшными карами. Однажды, узнав о новых фактах казнокрадства, Петр приказал генерал-прокурору Ягужинскому: "Напиши именной указ, что если кто и настолько украдет, что можно купить веревку, то будет повешен". "Государь, - ответил Ягужинский, - неужели вы хотите остаться императором один без служителей и подданных? Мы все воруем, с тем только различием, что один больше и приметнее, чем другой".

Я думаю, что эти слова Ягужинского абсолютно точно характеризуют и нынешнюю ситуацию чиновничьей администрации, в которой нет людей, которые не воруют, просто одни это делают, не оглядываясь ни на какие "разумные пределы", а другие - тихо и по немножку.

 

ВОЕННЫЕ РЕФОРМЫ

Бюрократический характер государства требовал изменить и порядок занятия должностей. Хотя местничество было формально запрещено еще в 1682 г., при царе Федоре Алексеевиче, служебное продвижение зависело от происхождения, "породы".

Петр перестал обращать внимание на происхождение человека: это способствовало продвижению достойнейших. Так укреплялся контроль государства над дворянством, ибо источником благополучия становилась теперь не знатность, а служба. Начинали ее с "низов" - рядовым в гвардейском полку или мелким чиновником в канцелярии. Не пройдя этих низших ступеней, сделать карьеру было невозможно.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.214.224 (0.006 с.)