Общество: государственность и семья



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Общество: государственность и семья



Общество: государственность и семья

Рабочие материалы:
К вопросу о выработке государственной политики поддержки института семьи
в процессе общественного развития.

Семья и государственность: что есть что

Прежде всего определимся в общественной значимости (т.е. в функциях в жизни общества) таких явлений, как семья и государственность.

Семья — не «ячейка общества», как это многим памятно из марксистского афоризма.

Семьятекущем непрестанно настоящем) как социальный институт— зёрнышко, из которого вырастает будущее общество, включая и его государственность.

Государственность — не институт подавления правящим классом всего остального общества, как тому учил марксизм и в чём убеждены по настоящее время разнородные либеральные “правозащитники”.

Государственность — система профессионального управления делами общественной в целом значимости как на местах, так и в масштабах общества в целом.[1]

Вследствие этого и наряду с этим государственность — одна из субкультур общества, осознанно поддерживаемая и целенаправленно развиваемая некоторой его частью[2]. Однако при этом в обществе могут быть слои, которые общественно управленческой значимости государственности не чувствуют, либо, не понимая её адекватно, сводят всю её деятельность к личности главы государства.

Соответственно сути семьи и государственности:

§ Если государственность подавляет семью как общественный институт, то государственность обречена сгинуть под воздействием внутренних или внешних причин, поскольку:

o в некоторой части подавляемых ею семей будет воспитана дееспособная оппозиция правящему режиму, которая его безжалостно сметёт: это вопрос времени — вступления в жизнь одного — двух поколений;

o либо государство будет разрушено и поглощено управленчески более дееспособными иностранными государствами (возможно — союзниками и прихлебателями основного агрессора или вдохновителя агрессии, который может оставаться в стороне и даже демонстрировать своё “дружелюбие”) или международными мафиями, участники которых могут проживать на территории государства и принимать деятельное участие в его жизни;

o либо оно может рухнуть в результате сговора или объективно сложившегося (т.е. без сговора и юридического оформления) неформального союза внутренней оппозиции с правящими режимами иностранных враждебных государств или международных мафий.

§ Если семья как общественный институт не воспитывает людей, которые относятся к своей государственности как к их собственному достоянию высочайшей значимости, которое они должны поддерживать, развивая субкультуру общественно приемлемой государственной деятельности, то в будущем общество неизбежно столкнётся с падением качества государственного управления, что способно повлечь за собой не только крах исторически сложившейся государственности, но и социальную катастрофу (вплоть до исчезновения этого общества из дальнейшей истории).

Иными словами, здоровое общество — это здоровая семья и здоровая государственность.

Ни советское общество 1953 — 1980 х гг., ни современное российское общество не является здоровым в указанном смысле.

Более того, современное российское общество нуждается в целенаправленном лечении как в аспекте субкультуры государственного управления, так и в аспекте института семьи. Но чтобы осуществить такое лечение, надо определиться в том:

§ что обществу и человеку лично требуется от семьи,

§ чем в удовлетворении этих потребностей общества и личности может помочь государство как общественный институт,

§ а чего государству делать не следует, поскольку это стало бы:

o бесполезной растратой ресурсов

o или нанесло бы прямой вред настоящему и будущему общества и человечества в целом.

Социальные критерии воспитанности человека

Семья должна обеспечивать человеческое воспитание детей.

По существу это означает:

Для того, чтобы определиться в том, какие семьи и в какой именно определённой помощи со стороны государства нуждаются, надо определиться в социальных критериях достаточно успешного воспитания детей в семьях и общественно приемлемой воспитанности молодёжи и взрослых в целом.

Термин «социальные критерии воспитанности человека» по отношению к проблематике вывода России из затяжного кризиса подразумевает, что речь должна идти именно об определённости характеристик личности, благодаря которым множество личностей образуют собой общественный организм: т.е. благодаря которым общество консолидируется, сохраняя (или обретая) при этом способность к дальнейшему бескризисному развитию культуры и поддержке личностного развития всех.

Выделенное курсивом в предыдущей фразе — важная оговорка, указывающая на то, что требуется не консолидация общества вообще, которая может сопровождаться закрепощением личности и омертвением культуры (как это имеет место в тиранических режимах); а, что требуется единение людей в здоровом образе жизни и трудовой деятельности, обеспечивающее свободу личностного развития каждого из них и соответственно — дальнейшее развитие культуры общества, человечества в целом.

В настоящее время в публичной социологии размыты критерии воспитанности человека как члена общества: это одно из следствий культа индивидуализма-либерализма, а также открытой и скрытой пропаганды изолированно-обособленного от других характера существования индивида как нормы жизни всех членов общества. По этой причине могут высказываться мнения о том, что выдвижение каких-либо определённых критериев воспитанности человека — посягательство на свободу личности; что это — тоталитаризм, претендующий на то, чтобы унифицировать всех людей, лишив их своеобразия и т.п.

В действительности это не так.

Во всех обществах реально существуют разного рода системы социальных критериев оценки личности, на основе которых людям предоставляются те или иные права и на них возлагаются те или иные обязанности: аттестаты об образовании, квалификационные дипломы, справки о состоянии здоровья, положения конституций и нормы законов, в соответствии с которыми одни люди в праве претендовать на занятие тех или иных должностей, а другие не в праве, — всё это разного рода социальные критерии состоятельности личности вообще или же состоятельности по отношению к каким-то определённым видам деятельности или образу жизни.

Это — именно социальные критерии, а не единоличные критерии оценки теми или иными индивидами других людей, их возможностей, способностей, прав и обязанностей. В жизни общества единоличные критерии тоже существуют, но они в большинстве случаев не формализованы, поскольку их носителями являются те или иные субъекты. Но поскольку личности составляют общество, то единоличные критерии, образуя достаточно устойчивую статистику, выражаются в субкультуре государственности и в политике как разного рода формализованные нормы и процедуры, которые позволяют выявить соответствие и несоответствие людей этим нормам — в своей первоначальной основе субъективно-единоличным.

Эта культура «сертификации людей», существующая де-факто и де-юре в наши дни во всех развитых странах, уходит корнями в глубокое прошлое.

В первобытных культурах и древних цивилизациях переход во взрослость осуществлялся на основе инициаций (системы испытаний, оформленной в ритуальные традиции), в которых, с одной стороны, — подростки доказывали свою состоятельность в качестве полноправных членов взрослого общества, а с другой стороны, — их родители подтверждали свою состоятельность именно в качестве достойных уважения членов общества, продолживших в своих детях и внуках жизнь этого общества[7]. В смысле допуска подростков во взрослость «дикари» были умнее большинства обществ и государств современности, в которых, кем бы ни вырос ребёнок, как бы он ни был воспитан, он якобы гарантировано — человек и гражданин (за исключением случаев тяжёлой психической патологии, которую невозможно скрыть), равный в правах с другими согражданами (хотя бы формально юридически — в обществах, где нет узаконенного разделения на касты и сословия).

Если соотноситься с задачей консолидации общества, при сохранении или обретении этим обществом способности к дальнейшему развитию культуры и поддержке личностного развития всех, то от воспитанного человека общество в праве требовать:

§ Самообладания (т.е. воля человека должна быть властна прежде всего над его инстинктами и культурно обусловленными привычками[8]), поскольку именно самообладание является основой важнейшего личностного качества, открывающего возможности свободного развития общества: «толерантности» — умения воспринимать людей такими, каковы они есть, и терпимо (без потакания)[9] относиться к ним, не взирая на их личностные пороки, недостатки и совершаемые ими ошибки (в том числе и систематические ошибки). При этом «толерантность» предполагает неприятие, преодоление и подавление попыток к порабощению себя, проистекающих со стороны других индивидов и корпораций как путём применения потенциальными поработителями силы или угрозы её применения, так и путём создания разнородной зависимости от “покровителя”-единоличника или “покровительствующих” корпораций и т.п.

«Толерантность» личности может существовать в обществе только на основе неприятия ею попыток к порабощению и созданию систем зависимости от покровителя, и если «толерантность» утрачивает эту основу, то превращается в благообразно оформленное холопство перед поработителем. Соответственно «толерантность» предполагает и отсутствие собственной устремлённости к порабощению других и созданию разнородной зависимости кого бы то ни было от себя.

§ Коммуникабельности в сочетании с заботливостью и доброжелательностью, поскольку именно эти качества позволяют войти в общение с другими людьми как для того, чтобы жить и работать совместно с ними, так и для того, чтобы оказать им помощь в выявлении и разрешении их проблем.

§ Эффективной личностной культуры чувств и культуры мышления, поскольку именно они лежат в основе творчества людей как в работе, так и в оказании помощи другим.

§ Владения общекультурными навыками и освоения стандартного для общества образования, что объединяет в общество всех взрослых его членов в каждую историческую эпоху.

Конечно, психологи способны создать множество «моделей личности» и разнородных формализованных тестов, с помощью которых можно выявить те или иные «типы личностей» и носителей тех или иных личностных качеств, положенных в основу «моделей личности». Но реальная жизнь (и в России в особенности) не укладывается в формальные процедуры тестов и экзаменов, и уж никак не проистекает в однозначно предопределённом порядке из выявленных в тестах результатов[10].

Тем не менее в поведении и миропонимании людей всё же надо различать то, что идёт на пользу обществу, а что идёт во вред. И вредоносное надо искоренять из жизни — в том числе и средствами государственной политики в области развития культуры и образования, а также — в области демографии.

Однако та психологическая наука, которая царит на кафедрах психологии вузов, в этом деле мало чем может помочь. Причина этого состоит в том, что разделение людей на «ипохондриков», «холериков» и т.п., словесные построения на основе фрейдовских бредней о «либидо», «Эдиповом комплексе» и «латентном гомосексуализме» весьма далёки от того, что реально происходит в психике подавляющего большинства людей. Вследствие этого педагогической, психиатрической, криминалистической практике почти что нечего взять из легитимной традиции общей “научной” психологии. Т.е. это — тот случай, когда от имеющихся научных теорий проку мало и надо обратиться к жизни общества, самим выявить проблемы и подумать о путях и средствах их разрешения.

Поэтому государственные чиновники и политические деятели, предприниматели, чтобы представители традиционной науки не дурили им головы и не злоупотребляли их доверчивостью, домогаясь финансирования каких-то своих проводимых ими якобы научных работ и оплаты оказываемых ими якобы «консалтинговых услуг», якобы необходимых в интересах всего общества или того или иного частного предприятия, должны знать и понимать следующее. Главное, к чему слепа исторически сложившаяся психологическая наука, состоит в том, что:

Во-первых, каждой особи вида «Человек разумный» свойственно всё то, что генетически свойственно подавляющему большинству достаточно высокоразвитых видов животных в биосфере Земли, а именно:

§ Врождённые безусловные рефлексы разных иерархических уровней в организации его организма (уровня клеток, уровня органов, систем органов и организма в целом).

§ Врождённые инстинкты, поведенческие программы которых относятся к уровню организации организма в целом и обеспечивают взаимодействие с окружающей средой в «автоматическом» режиме вне зависимости от персонального жизненного опыта той или иной определённой особи, нарабатываемого ею в течение всей своей жизни. И хотя инстинкты свойственны всем особям вида, но весь комплекс инстинктивно обусловленных поведенческих программ, обслуживает не жизнь той или иной особи, а жизнь вида (его популяций) в целом, поэтому главенствующий из них во всём комплексе — инстинкт продолжения рода, и его алгоритмика обладает своеобразием, отличающим друг от друга психику особей соответственно принадлежности каждой из них к одному из полóв[11].

§ Однозначно не запрограммированный потенциал поведенческих способностей каждой особи в её взаимодействии со средой, включающий в себя как условные рефлексы и привычки, так и выработку тех или иных поведенческих программ на основе мышления в русле той или иной целесообразности.

У наиболее высокоразвитых видов животных последняя составляющая приводит даже к появлению некой «социальной организации» и «культуры» как набора поведенческих навыков, передаваемых от поколения к поколению на основе «социальной организации»[ 12].

Насколько об этом позволяют судить данные зоологии, опыт животноводов и дрессировщиков, главное, что характеризует организацию психической деятельности животных, состоит в том, что:

В каждом из видов в биосфере Земли, за исключением человека, генетически запрограммирован однозначный безальтернативный характер организации психической деятельности как процесса получения и обработки информации, поступающей из общего всем «внешнего мира» в психику всякой особи того или иного вида.

Поэтому, чему бы ни научили обезьяну или циркового зверя; до чего бы и как ни додумался самостоятельно медведь в лесу или Ваш домашний кот, пёс или попугай (хоть он и птица, а не животное), но все они по организации своей психической деятельности так и останутся неизменными представителями каждый своего биологического вида.

Во-вторых,

Главная проблема общества

Главная проблема всей глобальной цивилизации и России, в частности, состоит в том, что исторически сложившаяся культура не обеспечивает достижение человечного типа строя психики(в ранее определённом смысле) подавляющим большинством людей к началу их юности[33]. Однако эта проблема обладает своей внутренней структурной организацией, без понимания которой её разрешить невозможно.

Дело в том, что первые три из названных ранее типов строя психики, характерные для взрослых людей в господствующей ныне культуре, представляют собой следствие остановки индивида в естественном нравственно-психологическом личностном развитии на той или иной возрастной фазе. Действительно:

§ поведение младенцев и малышей большей частью обусловлено врождёнными рефлексами и инстинктами — во взрослом состоянии это характерно для животного типа строя психики;

§ в возрасте несколько постарше ребёнок начинает перенимать у взрослых нормы исторически сложившейся культуры, особо не задумываясь об их назначении и происхождении, — во взрослом состоянии это характерно для строя психики «зомби», биоробота;

§ потом пробуждаются разум и воля, ребёнок пробует себя в тех или иных видах творчества и не всегда сообразуется с нормами культуры взрослых, часто делая вызов культуре взрослых и переступая через её нормы в целях «самоутверждения», — во взрослом состоянии это характерно для демонического типа строя психики;

§ и на дальнейшем этапе личностного развития подросток сталкивается с проблемой достижения лада в своих взаимоотношениях с другими людьми и Жизнью в целом — если эта проблема разрешается им жизненно состоятельно, то это эквивалентно выходу из демонизма и достижению четвёртого типа строя психики — человечного, в котором индивид и продолжает жить остальную часть своей взрослой жизни на основе веры Богу, стараясь осуществить свою жизненную миссию в русле Промысла.

В отличие от четырёх названных типов строя психики, тип строя психики «опущенный ниже животного» представляет собой уклонение в личностном развитии в тупиковом направлении, которое происходит до того, как индивид достигает человечного типа строя психики.

Причинами такого рода уклонения человека от магистрального пути личностного развития являются:

§ его собственные наследственные предпосылки — информация и алгоритмика поведения, свойственная родовому духу (коллективному биополю рода (клана), в котором родился человек), «загруженные» в родовой дух в результате деятельности предшествующих поколений[34];

§ влияние социальной среды, которое в свою очередь, включает в себя четыре потока воздействия, не равнозначных по своему характеру:

o воздействие семьи;

o непосредственное общение с другими людьми и, в особенности, — со сверстниками в процессе подражания детей и подростков взрослым и в состязательности детей и подростков друг с другом;

o конкретное течение жизненных обстоятельств, формируемое во многом политикой государства, а равно отсутствием таковой в тех или иных областях жизни общества;

o культура общества и субкультуры социальных групп, в которых растёт ребёнок, а потом — подросток.

Причём последний фактор — культура общества и субкультуры социальных групп — является объемлющим по отношению к трём предыдущим в том смысле, что во-первых, политика государства является во многом выражением исторически сложившейся культуры и, во-вторых, с проявлениями культуры в повседневной жизни так или иначе сталкиваются все семьи и все члены семей индивидуально. Политика государства, в свою очередь, также является фактором, довлеющим над жизнью всех семей и всех их членов, поскольку она во многом формирует возможности проявления людьми инициативы и определяет успех и неуспех их деятельности в сложившихся обстоятельствах. Воздействие семьи и непосредственное общение с другими людьми — факторы равнозначные (в том смысле, что ни один из них не является объемлющим по отношению к другому), но по силе своего воздействия на личность ребёнка или подростка — разные, поскольку результаты этого воздействия определяются как характером семьи, так и характером окружения. Поэтому:

Порочная культура и политика государства — это те факторы, от воздействия которых эффективно защитить самих себя и детей в последующих поколениях (как своих, так и чужих — все дети Божии) может далеко не каждый человек и не каждая семья.

Соответственно порочные культура и политика объективно воспроизводят опущенный ниже животного тип строя психики и в этом их свойстве выражается их объективная порочность[35].

Кроме того, носители опущенного ниже животного типа строя психики по своему составу не однородны. Вне зависимости от употребляемых ими дурманов (алкоголь, табак, другие наркотики) и частоты употребления (неоднократно на протяжении дня или эпизодически на протяжении недели, месяца или года) в их составе можно выделить две качественно отличающиеся друг от друга группы:

§ В первой — употребление дурманов носит характер только навыка поведения в том смысле, что физиологической зависимости от дурманов (в смысле стойкого изменения характера обмена веществ в организме и стойкого изменения психической деятельности под их воздействием) у субъекта не возникает (либо она ещё не успела возникнуть), но если нормы культуры или субкультуры требуют в той или иной определённой ситуации принять дурман, то субъект принимает дурман, подчиняясь общепринятому в этой субкультуре правилу (дни рождения, свадьбы, поминки, годовщины различных событий — чуть ли не обязывают; звёздочки на погоны, ордена, диссертации — обмыть и т.п.).

§ Во второй — систематическое или однократное употребление дурманов привело к возникновению физиологической зависимости от них в смысле стойкого изменения характера обмена веществ в организме и стойкого изменения психической деятельности субъекта.

В частности, по отношению к возникновению алкогольной зависимости попадание того или иного определённого субъекта во вторую группу, во многом определяется его генетикой: некоторая часть населения несёт в себе генетическую запрограммированность возникновения физиологической зависимости от алкоголя в случае, если алкоголь попадает в их организм систематически, — например, чуть ли не ежедневно в количествах, соответствующих его содержанию в полулитре пива[36].

Повторим ещё раз. Употребление дурманов вредоносно для общества, как минимум, в следующих аспектах:

1. В результате воздействия дурманов на психику — даже при однократном их приёме — искажается психическая деятельность, что влечёт за собой:

o снижение общего уровня дееспособности и работоспособности людей на некоторое время (и это может оказать решающие воздействие на судьбы общества в каких-то обстоятельствах: например, надо идти в бой, а все перепились — враг ждать не будет, пока они опохмелятся или протрезвеют),

o рост статистики совершаемых ими разного рода ошибок, что сопровождается нанесением ущерба как им самим, так и окружающим.

2. После воздействия многих дурманов (алкоголь, большинство других наркотиков помимо табака) субъекту необходимо более или менее продолжительное время для восстановления его прежнего уровня дееспособности и работоспособности[37], что оказывается не всегда возможным.

3. При возникновении зависимости от дурманов частота возобновления потребности в их приёме диктует ритм жизни и трудовой деятельности опущенного субъекта. Это обстоятельство закрывает для опущенных многие виды трудовой деятельности и скрывает от них многие стороны жизни в особенности в тех случаях, когда для вхождения в них требуется времени больше, чем продолжительность пауз между позывами к употреблению дурманов (или продолжительность интервалов между календарными ритуально обязательными выпивками пусть даже и «по чуть-чуть»).

4. Дурманы — один из генераторов преступлений против личности и против народа, человечества, биосферы и т.д. по восходящей[38].

5. Большинство дурманов разрушает генетику своих потребителей и, как следствие, уничтожает потенциал здоровья и творческих способностей биологических потомков носителей опущенного типа строя психики[39].

6. Вследствие того, что вредоносным последствиям техногенных катастроф (некоторая часть из которых — результат деятельности опущенных под воздействием дурманов)[40] подвергаются многие окружающие, то неизбежно разрушается генетика, потенциал здоровья и творческих способностей остального более или менее психически и генетически здорового общества.

Соответственно названным обстоятельствам, если государство — как один из главных действующих факторов управления делами общественной в целом значимости — признаёт вредоносность употребления дурманов людьми[41], то в основе государственной политики в области развития культуры в целом должна лежать пропаганда абсолютной трезвости по отношению ко всем дурманам как нормы жизни всякого человека, под воздействием которой люди должны оказываться уже в детсадовском возрасте. Этому же требованию должны быть также подчинены:

§ программы предварительного образования в детских садах;

§ образовательные программы в школе, начиная с младших классов;

§ информационная политика СМИ, проводимая прежде всего через индустрию кино[42], телевидение и рекламу[43].

Соответственно, пропагандируя абсолютную трезвость, государство не имеет нравственно-этического права на то, чтобы в государственном секторе экономики были предприятия, ориентированные на производство дурманов в объёмах, бóльших, нежели это требуется медицине[44] и некоторым другим отраслям[45]. Не имеет оно нравственно-этического права и на долевое соучастие в частных предприятиях такого рода.

Производство таких традиционных вошедших в культуру дурманов, как табак и алкогольные напитки, должно быть вытеснено в частный сектор экономики и должно подавляться в нём средствами государственной политики по мере вытеснения порочных традиций из общества. Налоговая политика и политика в отношении медицинского страхования должны быть таковы, чтобы вести здоровый образ жизни было существенно выгоднее, нежели поддерживать даже в весьма малой мере систематически или эпизодически порочные традиции.

Эти меры необходимы для того, чтобы дать подрастающим поколениям, и прежде всего, — детям из семей опущенных родителей, иные образцы поведения; вывести детей из-под влияния опущенных родителей, чтобы дети обрели понимание того, что их родители не правы, что сами они должны и могут жить иначе; что родители виноваты перед ними, но при этом лучшее, что дети могут сделать сами, — простить ошибки прошлых поколений и удержать себя от того, чтобы повторить те же самые ошибки по отношению к будущим поколениями.

В случае успешности такого рода политики государства в области развития культуры, образования и деятельности СМИ, даже те, у кого генетически запрограммировано возникновение физиологической зависимости от дурманов (прежде всего — от алкоголя) сохраняют возможность прожить долгую интересную жизнь[46] без одурманивания и деградации, с пользой для самих себя, окружающих, потомков, и состояться в качестве носителя человечного типа строя психики, что создаёт надёжнейшую нравственно-психологическую основу для дальнейшего личностного развития и творчества; и соответственно — для дальнейшего развития культуры и общества в целом.

Причём речь идёт именно о пропаганде абсолютной трезвости, а не о выработке культуры употребления дурманов «в меру» (культурного пития: по отношению к алкоголю). Дело в том, что если пропаганда абсолютной трезвости лежит в основе культуры, то те, кто придерживается абсолютной трезвости по отношению к дурманам (алкоголю, табаку, другим наркотикам), — те никогда не станут носителями опущенного ниже животных типа строя психики.

А вот если речь вести о пропаганде употребления дурманов «в меру», то субъективно допускаемая мера частоты (повторяемости) и доз употребления дурманов у каждого опущенного — своя; а поскольку употребление дурманов для некоторой части опущенных (в силу особенностей их генетики) неизбежно влечёт за собой возникновение физиологической зависимости от них по причине стойкого извращения дурманами физиологии обмена веществ и физиологии биополя, то опущенные этой категории будут непрестанно воспроизводиться в новых поколениях, продолжая быть постоянно действующим фактором (как это имеет место ныне) растления последующих поколений и угрозой для общества, живущего на основе техносферы.

Высказанное в предыдущем абзаце — то обстоятельство, которое сторонники «культурного пития» и прочего одурманивания «в меру» не понимают в большинстве своём по причине того, что они сами являются опущенными первой категории, которые нашли в дурманах лёгкое средство уйти от проблем жизни, поднять настроение, «снять стресс», якобы «вывести радионуклиды» и т.п.

Те же кто понимает неизбежность возникновения у части людей физиологической зависимости в процессе употребления дурманов «в меру», но настаивает на выработке именно «культуры пития» алкоголя и употребления прочих дурманов «в меру»[47], — циники, лицемеры, а по существу — мерзавцы, подталкивающие множество людей к пути, на котором их не ждёт ничего, кроме личностной катастрофы, и на котором они принесут множество бед окружающим и потомкам.

Если от этой проблематики возвращаться к вопросу о государственной стратегии поддержки семьи и защиты всех детей (т.е. в том числе и в «благополучных семьях») от растлевающего влияния взрослых опущенных, то при уклонении государства от пропаганды абсолютной трезвости по отношению ко всем дурманам без исключения как нормы жизни всякого человека, бескризисное развитие общества не может быть обеспечено потому, что:

§ Во-первых, все носители опущенного ниже животного типа строя психики (особенно те, кто впал в физиологическую зависимость от дурманов) — плохие биологические родители, дурные учителя и воспитатели, плохие работники, плохие политики, но очень эффективные паразиты и разрушители, по существу — преступники против своего и других народов.

§ Во-вторых, опущенные, порабощённые физиологической зависимостью от дурманов, непрестанно воспроизводятся в процессе «культурного пития» и употребления прочих дурманов «в меру».

Поэтому при уклонении государства от пропаганды абсолютной трезвости по отношению ко всем дурманам как нормы жизни; при отказе государства сдерживать одурманивающий бизнес (начиная от рекламы табака, пива и т.п.) всякая политика поддержки семьи, защиты материнства и детства обречена протекать по принципу «нос вытащили — хвост увяз и так далее»… либо до исчезновения погрязшего в дури народа с лица Земли, либо до перехода его к абсолютной трезвости всех.

Если же пропаганда абсолютной трезвости лежит в основе политики государства, то по мере увядания под воздействием политики государства порочных традиций культурного пития, курения и употребления прочих дурманов «в меру» — сокращается и интенсивность воспроизводства опущенных, порабощённых физиологической зависимостью от дурманов.

Переход же опущенных, не страдающих такого рода физиологической зависимостью от дурманов, к человечному типу строя психики — это вопрос:

§ во-первых, распространения просвещения в обществе и,

§ во-вторых, предоставления людям свободного времени за счёт государственных мероприятий по ограничению продолжительности фактического рабочего дня и рабочей недели, чтобы у людей оставались силы и свободное время для того, чтобы подумать о смысле своей жизни и личностно развиваться.

7. Внутренние источники разлада в семьях [48]

Поскольку в нормальной семье взрослые люди — представители разных полов; а в семье нескольких поколений к тому же — и представители разных возрастных групп, то для того, чтобы государственная политика поддержки семьи и защиты детства была эффективной в смысле обеспечения человеческого воспитания новых поколений, необходимо понимать особенности психологии каждого из полов, в том числе и в проявлениях психологических особенностей мужчин и женщин в тех ролях, которые принимает на себя человек в семейной жизни.

В последние годы регулярно приходится слышать, что нынешняя глобальная цивилизация — цивилизация, в которой якобы доминирует «мужское начало», что выражается в её жизни как множество жестокостей, грубость и т.п.; а вот если бы ведущая роль принадлежала женщинам, то женщины, благодаря особенностям женской психологии (развитой интуиции, своей хозяйственности, материнской заботливости и т.п.) придали бы образу жизни цивилизации совершенно иное качество, и жизнь стала бы спокойнее, благоустроеннее и лучше. Но вот, дескать, настаёт эпоха Водолея, и в ней роль женщины в жизни цивилизации будет решающей. Т.е. в ближайшей перспективе человечеству якобы предстоит переход от «патриархата» к «матриархату». В действительности всё и в прошлом, и в настоящем, и в перспективах обстоит качественно иначе.

Начнём с того, что слово «матриархат» включает в себя как латинскую (mater (matris) — мать), так греческую (arche — начало, власть) составляющие: т.е. это слово — мешанина из разных языков, и это обстоятельство является одним из оснований для того, чтобы рассмотреть те явления в жизни обществ, которые принято именовать этим словом.

Традиционно подразумевается, что «матриархат» — такое течение жизни общества, в котором мужчины подчинены женщинам. Матриархат может быть явным, но может носить и скрытый характер. Если с явным матриархатом всё ясно — женщина открыто главенствует в обществе, — то в случае скрытого матриархата в обществе по всему зримому главенствуют в большинстве случаев мужчины. Однако при более углублённом рассмотрении вопроса о роли каждого из полов в жизни такого скрыто-матриархального общества выясняется, что мужчина — исполнитель желаний женщины; а женщина в мягком варианте — берёт на себя роль «вдохновительницы мужчин на подвиги», в результате чего мужчина всё делает «как бы сам», но в интересах, которые сформированы женщиной; а в жёстком варианте — женщина берёт на себя роль «заградотряда», под психологическим давлением которого мужчина вынужденно совершает (даже вопреки его собственному разумению и мнению) то, что хочется женщине, дабы мужчине не быть отвергнутым или растерзанным ею.

Но это приводит к вопросу:

А будучи в такого рода обстоятельствах «неформальным лидером» в семье, диктатором (или даже тираном), свободна ли сама женщина психологически?

— Нет. В основе так называемого «матриархата» как в явной, так и в скрытой формах лежит раскладка всего комплекса инстинктивных поведенческих программ биологического вида «Человек разумный» по психике представителей каждого из полов, в соответствии с которой мужчина в процессе воспроизводства биологического вида должен обслуживать женщину — родительницу и первичную воспитательницу будущих поколений. Чтобы эта миссия мужчины осуществлялась в автоматическом режиме, инстинктивно он подчинён психологически женщине. Это находит выражение в совсем не шуточной поговорке «никто не герой перед своей женой».

Однако и женщина является носительницей инстинктов. При этом инстинктивные программы поведения женщины отличаются от мужских и запрограммированы на то:

§ чтобы вовлечь мужчину в секс с собой (для этого, прежде всего прочего, надо выделиться на фоне других женщин и обратить на себя внимание[49]);

§ а потом подчинить женщину миссии обслуживания ребёнка в начальный период его жизни (вследствие чего дети «вьют верёвки» из своих матерей, а те только этому умиляются);

§ кроме того, именно в инстинктах женщины запрограммирована внутривидовая конкуренция в притязании на исключительные права её самóй и её потомства на наилучшую территорию обитания (наилучшие условия жизни).



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.2.146 (0.017 с.)