Данное, что весь мир существует



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Данное, что весь мир существует



лишь в нашем больном сознании...

Часть вечная. ”Расщепление.”

Она явилась из пелены беспробудного пьянства. С ней ворвались хриплые вопли саксофона и пошуршивание обертки от шоколада... Сознание расширилось и приняло ее, заодно прихватив желтый кленовый лист, стайку замерзших воробьев и, почему-то, кусок чугунной ограды... Именно тогда, и никогда более, Счастливая Вне материализовалась из Города Глюка в пыльный город S.

А в ночи раздавалось:

Она проскочила по серому лабиринту улиц, оставила после себя длинный волос, запах духов, клочок какой-то бумажки с адресом и исчезла в темноте ночи. Впрочем, не исключено, что бумажка с адресом-ее адресом-возникла несколько позже, часов через 5 после ее исчезновения. Ведь в тот момент, когда она синтезировалась в филармонии городаS, у нее еще не существовало адреса!(Хотя, с другой стороны, в те мгновения мое сознание было на пределе, и я вполне мог продумать даже такие мелочи. )

Итак, едва оклемавшись от материализации Счастливой Вне, я сразу стал искать ее и, безусловно, она откликнулась. Оказалось, что какой-то испуг, возникший на долю секунды в моём сознании в момент появления Счастливой Вне, отбросил ее в сторону от городаS.Я нашел ее километров за 200, в городе Химиков, Энергетиков и Строителей... Началась несколько нудная переброска сгустками интеллекта, запечатанного в белые конверты. Наконец, я решился...

Мы с Братом (до сих пор не могу понять, кто он такой ) ужаснулись Вакууму и Деструкции, царящим в городе Х,ЭиС, чего, впрочем, нельзя сказать о Вне- она была великолепна! Более того, у нее стало проявляться прошлое!Я не уставал ей поражаться: со времени ее появления, до нашего с Братом прибытия в город Х,ЭиС прошло несколько месяцев, и все это время она существовала автономно! Итак, после нескольких часов безумного общения мы отбыли обратно, в пыльный городS...

Дальше все завертелось в бешеном темпе: то Орландина (так я окрестил Счастливую Вне) приезжала в городS,то я мчался в г. Х,ЭиС... Примерно в то время возник Стальной Штырь (дико грузящая вещь, должен я вам признаться! ), и я постепенно (с ужасом и удивлением) заметил, что какой бы то ни было контроль над Орландиной с моей стороны отсутствует! Более того, я стал осознавать свою явную зависимость отдевушки, которую сам материализовал из пьяных галлюцинаций!

Дикий ужас овладел мной. Я стал пытаться избавиться от привязанности к ней, причем сделать это крайне осторожно, так как малейшее нарушение в структуре связи между ней и городомSмогло привести к необратимому более перемещению ее обратно в Город Глюк, что было бы для меня крайне нежелательным... Я, собственно, даже не попытался, а лишьподумал о возможности распрощаться с ней, как началось... Ее письма стали все более походить на реквиемы сознанию (еще месяц назад я был бы просто счастлив, но сейчас, когда я знал причину такого стиля, мне стало жутко )- явное влияние Города Глюк!

В моих мыслях также стали проскальзывать признаки наступающей деструкции, заметные даже окружающим (Хотел написать “людям”, но сдержался- кто знает?). И поэтому, пока все не зашло еще слишком далеко, спешу законспектировать эту историю- может впоследствии она поможет кому-нибудь разобраться в том, что же произошло тогда в пыльном городеS, в фойе местной филармонии, на Джаз-фестивале, 15 октября 1994 года...

Кстати, еслиоченьинтересно, можете порасспрашивать меня (если я буду вменяем ) или Брата об истории про Мертвого Пилота и птеродактилей- она непосредственно связана с Городом Глюком... А так же советую вам послушать песню “Орландина” из альбома “Чайник вина” группы “АукцЫон”...

Избранные места из полуночных

мыслей на кухне...

“...С точки зрения “нормального” человека Солипсизм, равно как и данное произведение, является абсолютным бредом, однако... ОднакоВЫ ВЫНУЖДЕНЫпризнать, что любая, даже самая странная гипотеза, если не опровергнута, то имеет право на существование наравне с остальными. Тем более, что девушка, описанная в данном произведении, существует в действительности; мало того, она полностью соответствует той, которая являлась ко мне во время болезненно-бредовых галлюцинаций. (Которые, впрочем, могли не существовать вообще, а быть лишь выдуманными мной с целью привнесения некоей искорки в мою, вобщем-то скучную, жизнь...) К тому же вам наверняка нечего будет ответить, если я вам скажу, что Брат практически “в ноль” считывает мои мысли, а так же шаг за шагом повторяет (читай- “копирует”) с задержкой в несколько месяцев многие мои действия...

...Просьба рассматривать данное произведение как цепочку нелогичных ассоциативных вспышек, основанных на символически-интуитивном мировосприятии...”

Автор.

P.S.”О, унылый Париж, как ты меня достал! Мне все надоело, я скоро обратно... У меня была любовь... Она была выше Эйфелевой башни, но я сомневался...” Вова Синий.

 

(18-21).10.1995 г.

______________________________________

“Сон.”

 

Караман, ближний пляж. Сижу на границе песка и травы. В реке плещутся дети. Серега “загорает” на солнце в джинсах и “косухе”, лицо накрыто шляпой. Илья, сидя на бревне, строгает что-то ножом. Из палатки вышла Катя, болтает с Ильей. Я перевел взгляд на муху, вымогающую Серегу. Тоска. На солнце наехала туча. Где же Шеф? Катерина спорит с Ильей. Вода холодная, лень купаться. Мне надоел вид реки, я решаюсь подойти к спорящим. Илья убеждает Катю, что она не переплывет туда и обратно Караман. Катерина все больше распаляется. Илюха явно намерен довести ее до чего-нибудь. Я молчу. Мне будет жалко Катерину, если она полезет купаться, но спорить с Ильей я не собираюсь. Оглядываю окрестности. Куда девался Шеф? Катерина - чукча, полезла в воду в шортах и майке. Она когда-нибудь слышала о трении? Тебе ее не жалко, Илюха? А может быть, Шеф в палатке? “-Шефушка! Ублюдок эдакий! Убивал бы таких!” Молчит где-то, подлый. Катерина скоро доплывет до того берега. Где-то плывет катер. Серега, обещая переубивать всех мух, плетется задираться к Илье. Катера не видно, но у него очень странный гул движков. Появляется заинтересованный Михаил, сыпля названиями движков и другими ругательствами. Катя уже плывет обратно. Из- за поворота появляется катер. Как это поместилось в Карамане? Цветастый, раз в пять более обычного, на подводных крыльях, с двумя огромными движками, несется столь стремительно, что это кажется неестественным. Михаил столь восхищен, что даже не матерится. Опережая взглядом катер, вдруг вижу испуганное лицо Кати. Мое сердце перестало биться. Чувствую, что что-то надо делать, но не могу сдвинуться. Секунда, две. Удар сердца. Судорожно срываю рубаху. Чей-то вопль “-Ныряй!”. Чертов Шеф и его джинсы. В пяти метрах перед катером голова исчезает под водой. Все стоят как вкопанные. Рывок, джинсы расползлись по швам. Удар сердца. Разбегаясь, набираю как можно больше воздуха. Мысль: “Перед смертью не надышишься!”. Пошла вон! Пятнадцать метров... Сердце бешено колотится. Десять метров, катер уже далеко. Не хватает воздуха. Лишь бы не свело ногу. Катерины на поверхности нет. Пять метров. Перестаю грести. Вдох и выдох. Вдох и выдох. Вдох, вверх всем телом над водой, и нырок. Ничего не вижу, вода мутная. Вода резко холодеет. Воздух в легких не дает погружаться. Выдох. Пульс в висках. Мысль: “Наверх! Сам сдохнешь! “ Последний гребок... внизу и вправо белое пятно. Боль в ушах. Остатки воздуха долой! Еще один гребок. Теперь не открыть рта... Рука дотягивается до холодной и скользкой ноги. Разворот. Вверх. Чудовищно медленно. Светлее. Все, конец. Полный вдох воды... Отпускаю ногу, вверх, вверх, вверх... воздух. Кашель, вдох. С ударами пульса мутнеет в глазах. Еще вдох и вниз. Гребок, другой. Правее тело. За руку и вверх. Воздух. Опять кашель. Голову нужно наверх... Еще секунду отдышавшись, ныряю, нахожу шею, прижимаю к себе, гребу. Как медленно! Сколько у меня есть времени? Может, мне кто-нибудь додумается помочь? Оглядываюсь. Берег пуст. Сволочи!!! Лицо Кати синее.

Глаза закрыты. Скоро берег. Как ее откачивать? Я не знаю. Думать! Как я сейчас, собака после бега не дышит. Берег. Как все медленно. Где все? Вода уже по пояс. Перехватываю опять, подтаскиваю к суше. Под руки вытаскиваю на траву. Слабость, не хватает воздуха, руки плохо слушаются. Никого нет рядом. Сволочи! Хочется разрыдаться от бессилия. Думай, идиот! Перестала кружиться голова. Секунды!!! Вода в легких. Иначе бы всплыла. За ноги и вверх. Не хватает сил. Сволочи! Переворачиваю на живот, кладу на ногу. Из перегнутого тела струей вода. С двух сторон сжимаю грудь. Вроде все. Еще раз сдавил. Не сломать бы чего. Переворачиваю. Вспоминаю сценречь: ”-Когда запрокинута голова, воздух сам идет из ваших легких...” Джинсы - под шею. Искусственное дыхание. Что-то было там такое... Воздух в себя, прикосновение холодных губ... Язык мешается. Руки в песке. Воспоминания... Запрокидываю сильнее голову, как в поцелуе, языком отодвигаю язык. Вдох, выдох в губы. Черт! Зажать нос. Вдох, выдох. Есть! Грудь поднялась. Держу воздух секунду, убираю - грудь опускается - выдохнула. Вдох - резкий выдох в холодные губы. Шесть, восемь, десять раз. От избытка кислорода кружится голова. Ну же! Сколько еще? Подбегает Серега. “-Пульс!” - говорю на выдохе. Секунду повозившись замер, отрицательно мотает головой. Двадцать, двадцать один, двадцать два. Сейчас упаду. “-Смени!” Чуть замешкавшись, принимает вахту. Ищу пульс. Глухо. Массаж сердца?! Майку - долой. Крепкая. Черт, она без купальника. Где у них сердце? В мозгу голосом Шефа: “-На выдох два нажатия на грудную клетку...” Не зря книги умные читал! Минута, полторы, дыхание у меня восстановилось. Серега покраснел. Глаза налились кровью. Целый рой мыслей. Куски прошлого. Обрывками майки закрываю посиневшие соски. “-Серега, меняемся!” Сколько времени уже прошло? Неужели все бестолку? Илюху закопаю! Вдох, выдох, резкий вдох, выдох в губы, две секунды держу. Вдох, выдох... Вдох, выдох... Голос Сереги: “-Пульс появился!”

...Словами это не опишешь. Круговорот внутри меня. Вдох, выдох. Чувствую, ее легкие начинают мне помогать. Минута, две... Появилось сразу много людей, стоят над нами, толкаются, ругаются, дают глупые советы... Открыла глаза. Меня оттеснили. Отползаю в сторону. Голос Сергея: “-У тебя кровь из ушей идет.” Действительно. Глубоко нырнул. Все тело в крови. Пульс отдается в глаза, голова кружится, небо где-то сбоку. Лена говорит Катерине: “-Мы все волновались.” Небо где-то снизу, мрак, удар. Катя...

Открыл глаза в палатке. Шеф поправляет что-то у меня на лбу. Голос в соседней палатке: “-Зачем он порвал майку?” Голос Лены: “-Лезет не в свои дела.” Не мое дело. Не Мое Дело. Не моя жизнь. “-Шефушка, где же тебя носило?”

 

Г.

______________________________________________

“Весенний бег.”

Фу-ух-хты! Весна! Не успела начаться, а уже кончается. И правильно, давно пора, надоела уже. На родной город как всегда неожиданно упала ночь, разогнав все живое по кирпичным коробкам, дворцам и просто палаткам. На улицах уже никого, и только мы с Тобой бежим неизвестно куда по узким пустынным переулкам. Отдельные дома улыбаются нам освещенными прямоугольниками окон. Они наверное желают нам счастья. Ты бежишь чуть впереди, я- за тобой. Твое светлое платье служит мне жизненным ориентиром. Какая мне разница куда бежать, где смотреть на это небо, украшенное караванами блуждающих верблюдов (тьфу, каких верблюдов, звезд конечно!), где думать о глобальном, где слышать пение птиц (по большей части воробьев), где ощущать, как растут деревья, пробивая асфальт. Лишь бы там была Ты. Наверное Ты до сих пор не подозреваешь об этом, но я давно знаю, что люблю Тебя. Может быть это глупо, но мне все равно. Твои каблучки щелкают по асфальту уже где-то совсем далеко. “Подожди!” - радостно кричу я, подпрыгивая на ходу и размахивая руками. Ты оборачиваешься и тоже кричишь что-то мне в ответ, но я не слышу что. Да и какая разница, разве слова чего-нибудь значат? Жаль, что я не могу разглядеть в темноте твоего лица. Такое удивительное при свете (нет, не той Свете, которую ты мне простить не можешь, а при обычном, дневном ), оно наверное еще интересней ночью. Можешь рассматривать это как комплимент, но особенно не зазнавайся, все равно Ты не красавица. Да-да, не побоюсь это повторить (потому что Ты все равно не услышишь ). Твои волосы развеваются на ветру. Они кажутся такими близкими, что протяни руку и, наверное, достанешь. Мне почему-то хочется уткнуться в них носом и вдохнуть в себя их запах. Мне кажется, что Твои волосы должны пахнуть сиренью. Ничего удивительного, сегодня повсюду в воздухе стоит запах сирени. Весна на дворе. По дорогам бегут ручьи, спеша как можно скорее убежать из мира человеческого счастья. Снега уже не осталось. Кругом только серые дома, темно- голубое небо и Твое белое платье.

Мне часто вспоминается наша первая встреча тогда, в том далеком, жарком и немного грустном октябре (или сентябре, разве упомнишь). "Как тебя зовут-то,”- спросила ты. /.../-ответил я, ужасно покраснев и глядя на твои белые носки. Не то чтобы я был большим поклонником женских ножек (хотя и это конечно тоже), просто я почему-то не мог тогда посмотреть тебе в глаза. А меня зовут /.../-сказала ты. Потом улыбнулась и повторила: /.../, я понимаю, что тебе нелегко запомнить с первого раза женское имя. И снова улыбнулась...

А сейчас мы проносимся мимо какого-то парка. Тополя-тополя-береза-елка-тополя-дубы-пеньки. Почему у нас так много тополей? Ты подбегаешь к двери какого-то дома, громко стучишь, оглядываешься, бежишь дальше и скрываешься за углом. Когда я пробегаю мимо той двери, из нее выходит какой-то мужик и долго изумленно смотрит мне в след. Я поворачиваю за угол и... вот это неожиданность! Забор! А Твое платье где-то далеко впереди: манит и зовет. Забор довольно высокий, но разве высокий забор преграда для Большой Любви? Я взял его почти без разбега, с посадкой по всем правилам летного искусства: на три точки. Одна точка, правда, потом долго болела. Нет, наверное я не летчик. Я- гонщик.[7] Вон как разогнался, почти догнал. А Ты что, устала, родная?

Знаешь... На прошлой неделе я видел Тебя с другим... Он что-то рассказывал Тебе, а Ты громко смеялась, далеко запрокидывая голову... Вам было хорошо вместе... Чей-то знакомый голос за моей спиной сказал всего два слова, и мне стало пустынно, горько и безразлично... "Идеальная пара"... Я начал пить... Не то чтобы много... Не то чтобы душа просила... Скорее отдавая дань традиции... Я все сильнее убеждался, что смогу прожить без Тебя... И все сильнее убеждался, что это будет сложно. Я стал чаще задумываться о жизни... До того момента, как я понял, что люблю Тебя (именно Тебя, а не тех, кого я любил раньше и кого я полюблю /теперь уж наверняка полюблю/ позже), я шел по жизни бесцельно, не зная куда деть свободное от учебы и друзей время... После встречи с Тобой я целенаправленно добивался своей цели, я хотел, чтобы Ты меня любила, но не знал, правда, зачем мне это надо. Моя жизнь стала ограниченной одной целью, узкой, однобокой ...Теперь она вовсе бессмысленна...

Но сейчас, когда мы с Тобою вдвоем бежим по ночному городу, все эти мысли кажутся мне бестолковыми. Во вторых, такие умности очень сложно думать на бегу. Вот. Почти незамеченные, проносятся мимо красоты родного города. Улицы, украшенные гирляндами фонарей, похожи на гигантский трамвай. Трамвай только для нас. Для нас двоих. Ночь раскрашивает город в желтый цвет. Точнее ночь раскрашивают в желтый цвет фонари, окна домов и звезды. Даже бездомные собаки ночью желтые. Даже светофоры- желтые. Неопределенная вседозволенность. Все- желтое. Впрочем, есть еще белый цвет. Цвет Твоего платья.

Мы бежим по набережной. Как мы тут оказались? Я не замечаю ни великой русской речки, носящей имя легкового автомобиля, ни деревьев с только что распустившимися листочками, ни мостовой под ногами. Только Тебя. Хотя и Тебя я различаю с трудом. Перед глазами красные пятна. Час непрерывного бега. Ну и жестокость. Я падаю на лавку, протягиваю руку вперед. С не разжимающихся губ и присохшего к зубам языка стремиться сорваться только одно слово: “ПОДОЖДИ." Ах, где по ночам бродят знаменитые скульпторы, чтобы запечатлеть в камне эту фигуру человека с безумными глазами, скрюченными пальцами и растрепанными волосами! Вот он, яркий порыв чувств и желаний! Вот он, сгусток МЫСЛИ! Вот оно, стремление к прекрасному!.... Но Ты не останавливаешься. О, БЕССЕРДЕЧНАЯ! Встаю, вдох- выдох и вперед, навстречу моей Мечте.

Начались какие-то дворы. Какая знакомая местность! У меня вся жизнь на задворках. Я танком по жизни, в прицеле весна. Ты подбегаешь к перекрестку местного значения. Направо? Наконец- то! С детства знакомые места. Этот переулок, как и многие другие кончается тупиком. Последний поворот. Я СНОВА ВИЖУ ТЕБЯ. Ты стоишь у стены, тяжело переводя дыхание. Быстро смотрю назад... Зад у тебя тоже ничего. Да и вообще, Ты довольно симпатичная. Я подхожу к Тебе, поворачиваю к себе лицом и пытаюсь своими губами найти Твои. В темноте мне это не сразу удается, но тем приятнее победа. Ощущаю слабое сопротивление, чувствуется усталость. Ну вот я почти счастлив. Начинаю второпях и неумело расстегивать пуговицы на твоем платье. Что значит не надо? Почему это пожалей? А ты меня жалела? Платье плавно падает в угол, нежно вырисовывая все неровности земной поверхности, вызванные щебенкой и битым стеклом. Что значит помогите? Берешь камень и в окно. Ну это уже хулиганство. Как не стыдно! Хорошо, что там никто не живет. Руки в темноте нащупывают какую-то тряпку ( ах, простите, я хотел выражаться более культурно, поэтому скажем не тряпку, а тончайшую материю. А под ней что-то упругое, молодое, похожее на легкие воздушные шары: сожмешь, отпустишь, а они разжимаются. И здесь законы физики! Дай потрогать! Ай, Дура! Кусаться неприлично! И чему тебя в школе учили! И царапаться прекрати, а то хуже будет! На меня нахлынули воспоминания. Не обижайся на эту, увы, давно избитую фразу, лучше тоже постарайся вспомнить ту далекую, по-моему новогоднюю, дискотеку. В порыве спора не то о будущем России, не то о цене “Сникерса” в ближайшем комке- в общем о чем-то мало значительном я случайно толкнул, да даже не толкнул, а задел тебя. Шарик болезненно сжался под моей рукой, обиженно дернулся в сторону и напряженно замер. Твой взгляд был просто “испепеляющим”. Я смутился? Наверное, но мой голос не дрогнул. Я сделал вид, что ничего не почувствовал, Ты сделала вид, что ничего не произошло. Я быстро проиграл наш спор, мои пальцы все еще хранили тепло девичьей... Вообще- то я привык называть вещи своими именами, но где-то в глубине души я поэт, люблю наводить таинственность и выражаться символами. А тому козлу я завтра рога поотшибаю! А может и нет. Хороший чувак, да я его почти и не знаю. Не виноват же он в том, что лучше тебя девушку найти трудно. Кайфолом. И что ты в нем нашла, я ведь значительно лучше! А ты на эту сволочь позарилась! Это я- то не говорил, что люблю? Ну не говорил. А женская интуиция тебе на что? Могла бы и сообразить! Я же на тебя дышать боялся, каждая встреча с тобой была для меня праздником. Это я- то пьян? Ну и что? Жвачку пожую и хорошо. Да не ори ты так! Все равно никто не услышит! Да если и услышит, так не придет! Время то сейчас знаешь какое? На улицу выйти страшно. Убьют ведь. У, надоела. Беру камень и бросаю, целясь в голову. Кошка замолкает и скрывается в подвале. А ты что не кричишь? Ах, да! Ты же у нас гордая! Ну-ну. Ну так что же, что больно? Книжки читать нада. Любовь- она всегда страдания приносит. Мне тоже больно. Думаешь это легко- прощаться со своей любовью? Я- то терплю, и ты потерпи! Вдох- выдох, вперед-назад.

Вообще, во время изнасилования трудно думать о постороннем. Хорошая фраза. Мне самому понравилась. Теперь я вас ей достану. Буду повторять ее по поводу и без повода. Так вот, во время изнасилования трудно думать о чем-то постороннем. Еще труднее думать в этот момент о возвышенном. Ну о приподнятом еще куда ни шло, а вот о возвышенном почти невозможно. Но я все-таки интеллектуал, так что я постараюсь...

В такие минуты хочется философствовать и размышлять о счастье. Ну что смеетесь, да, я помешан на проблеме счастья. Но не бойтесь, у меня тихое помешательство, я не буйный.

А действительно, что же такое счастье?..

...Понятие потное, расплывчатое и абстрактное. Иногда мне кажется, что для счастья надо слишком много, а иногда. что почти ничего... С одной стороны, например, много денег - счастье, с другой стороны - мало денег - больше романтики - больше счастья. Счастья в жизни очень мало, но само понятие “ счастье” неизмеримо и бесконечно. Счастье - съесть бутерброд с сыром, проголосовать за мир - тоже своего рода счастье, счастье подарить цветок любимой девушке, розу, да, именно розу, алую такую; счастье покататься верхом на лошади по бескрайним просторам Моей родины. (О. как я стараюсь не искать пошлого смысла моих фраз. О, женщины как лошади. Впрочем говорят, что умереть за родину - тоже счастье.) Ох, как приятно обмануть ближнего своего! Ух, какое счастье подарить девчонке розу-то поколючистей! Ах, какое счастье написать стихи в лучших традициях примитивизма: Хэй! приматы. я обращаюсь к вам!

Мой стиль - неглаженные брюки,

Мой мир - нестиранный носок...

Страна Япония - манит и зовет...

Особенное, ни с чем не сравнимое счастье - выпить пива с рыбой и смотреть на небо.

(“Сколько звезд”- спрашивал себя Вознесенский)

А еще счастье не опоздать на поезд, в последний момент заскочить на подножку трамвая. А еще как приятно: человек шел- поскользнулся- упал- несдержанно, красиво, даже несколько картинно.

А еще счастье - самостоятельность

А еще счастье- это когда тебя кормят.

Счастье иметь (в наличии) хорошую (любимую, любящую) девушку (тетушку, бабушку) и счастье бросить ее пока ты ей не надоел. Это - рационально- хорошо- счастье- это. Счастье - это не то что я чувствую - это то о чем я думаю.

А абсолютное счастье - это иметь все эти маленькие, подленькие счастья сразу.

Какой бред. Можно подумать, что это рассуждения влюбленной восьмиклассницы, а не серьезного молодого человека, занятого полезным делом. Познавая себя - познавай мир. Это тоже счастье.

Нет, все-таки счастье - наверное, нечто возвышенное,,,

Фу-ух-хты,,,,

Но, милая, не дергайся и не плачь. Ну не плакай, ну иди, иди к своему...этому... Я ведь не эгоист. Для меня ведь главное, чтобы ты была счастлива, чтобы тебе было хорошо, а не мне. Хотя... Я сейчас подумал, что это довольно однобокое понимание любви. Кому сказал, катись отседа. Не хочешь? Тогда пойду я. Домой... Домой...

* * *

Медленно открываю глаза. Передо мной белая мутность, неконкретно выраженной квадратной формы. Потолок. Осторожно поднимаю руку к глазам. Сколько там времени? 11.42. На руке след укуса. Кто это меня так? Может, с Серегой подрался?.. Да нет, он не кусается... Встаю и иду к зеркалу. Смотрю. Долго смотрю. Вся морда исцарапана, под глазами синяки. Ну это от недосыпа, а откуда царапины? Может вчерась я посещал лучшего друга, брата почти что, и поссорился с Алиской? Может гладил ее против шерсти или за хвост дергал? А может, опять поймал кого-то из девчонок и пытался посадить на коленки? Интересно, получилось или нет... В довершение этого кошмара из радиоприемника гнусавый голос сообщает мне, что "Любовь она и есть только то, что кажется" Да, кажется перебрал... Бред какой-то. Начинаю соображать, где же я вчера был. Однако процесс соображания (или соображения?) прерывается на середине: я иду на кухню, наливаю чаю, тупо жую бутерброд и снова ложусь в кровать. Звонок. Кто-то пришел. Еще один. Нет, это телефон. Но мне все равно. Мне все всеравно... Со стены смотрит твоя фотография. Что, любимая, глядишь так обиженно? Хочешь, я подброшу еще несколько пошлых фраз в костер нашей любви?

Май 1995 г.

______________________________________________

“Гонка №3.”

Паутинка. Хитрая, лукавая паутинка. Она окрепла, увеличилась в размерах и давит, давит. Душно.

А я и не думал... Она была маленькая и ручная. Искусственная, НУЖНАЯ паутинка. Да-а!.. Я так долго ее плел!.. Как-то хитро, неправильно, непонятно все получается. Когда было нужно, просто необходимо, никого не было... А теперь, стоило чуть-чуть устать, как все появились, навалились, и давят, давят. Паутинка. Это ОНИ растянули ее. Оттого-то она и увеличилась. Дальше так невозможно! Надо порвать, разодрать паутинку. Да и не паутинка это вовсе - сплетение толстых канатов. А внутри у меня - клубок оголенных проводов, тоже своего рода паутинка. Он рвется наружу, требует простор и свободу. Надо разодрать...

Но если я порву ее, то они ВСЕ исчезнут! А я опять буду один, и буду искать... А может, так и надо, и исчезнут не все. Одна, ТА, НУЖНАЯ, останется, и я пойму, что она - ТА. Надо порвать, порвать паутинку, но я боюсь, боюсь что ОНА не останется, уйдет со всеми... А я - останусь один. Боюсь. А паутинка давит. Душно. Темнота...

 

Декабрь 1994 г.

______________________________________________

“Болото мечты.”[8]

Тебе, Светлана, посвящаю

Свой бред до пятой запятой.

Эпиграф:“Подруга дней моих суровых,

Голубка дряхлая моя...”

(Апушкин)

Я помню чудное мгновенье,

Ко мне явилось вдохновенье,

Когда, проснувшись рано утром,

Я дивный образ увидал.

Наверно это наважденье

Скажи, какое преступленье

Я совершил вчера и седни,

Зачем болит так голова.

Грудная клетка.

Я - Панадол!

Одна таблетка

Ползу под стол.

Наверно это привиденье,

О бог, какое наслажденье

Я испытал, когда увидел

Такие чудные глаза.

Как мимолетное виденье

Почуял я души стремленье

И в кабинет с красивой буквой

Я очень быстро побежал.

Глаза глядели

(Прекрасный взгляд)

Один направо,

Другой назад.

О жизнь, божественное пенье

Я услыхал. Мое виденье,

Как древнеримская богиня

Подняло руки высоко.

В мечты болото погруженье

Всегда со мною невезенье

Прекрасно-левый чудный образ

На телевизор был похож.

Вот это руки

Веселый смех

Рука - пять пальцев,

Как и у всех.

Во черт, какое напряженье

Мое прекрасное виденье

Двумя ногами обладало,

Чудесными, как ржавый кран.

Пойми души моей гуденье,

Издав понятное сопенье,

Я отвернулся, засмущавшись,

И может даже покраснел.

Стою, качаюсь

И вдруг упал.

Кривые ноги -

Мой идеал.

Вот молодое поколенье

И сердца жар, мозгов кипенье

Ушей таких прикольно-красных

Не видел раньше никогда.

Увидел на столе варенье

Вот это, нафиг, приключенье!

Я носом образ тот обнюхал

И дивный запах ощутил.

Осколки счастья,

Как черный дым.

А запах пота

Неистребим.

Движенья мысли ускоренье

Провел такое наблюденье

Я правый глаз прикрыл немного,

Мне образ левым подмигнул

Во мне родилось подозренье

Потом приходит просветленье:

Стою в огромном коридоре

Я перед зеркалом большим.

И смех холодный

Трясет меня.

Прекрасный образ

Конечно я.

Я помню чудное мгновенье

Мыслей свободное теченье

Я понимаю все нормально,

Но только малость торможу

Ушло прекрасное виденье

Вот я сижу и ем варенье

Хотя ты, Свет, (Маш, Даш, Тань и т.д.) не так красива,

Но, в общем, тоже ничего.

 

P. S. Будем, как Пушкин...

 

Г.

Часть 5

“МОНОЛОГ.”

“За нашу безупречную жизнь: Аорист.”

Привет! Стоишь? А? Стоишь? Молодец - стой-стой. Нет - ты стой. Вот хорошо. А! Здравствуй! Куришь? Хорошо. Правильно. Кури- кури. Нет, ты кури. Привет! Разговариваете? А? Разговаривайте-разговаривайте. Молодцы. Че? Здороваешься? Правильно - здоровайся, здоровайся. Хорошо. Нет - ты здоровайся.

Привет! Как ОНО? Нет, не пиво. Как ОНО? Кто-кто. ОНО. Хорошо, да? То-то. Че у нас первое? Язык, да? Хорошо.

О, привет! У тебя расческа новая? Ой какая! Дай посмотреть. ... Ну что- зеленая. Зеленая расческа. На! Причесывайся.

Привет! Очень красивая ты сегодня. Пожалуйста. А че такая красивая? Праздник какой? Ишь вырядилась! В будний то день. Ну, ничего. Ходи-ходи. Так тоже хорошо. Молодец. Беги -... красавица...

Че курить? Курить пойдем. Угощаешь? Я угощаю? Ну, ладно - я угощаю. На! Кури-кури. Нет - ты кури.

Ну рассказывай, как живешь. Хорошо, да? Ну - живи. Как я? Я-то хорошо. Я иду, птицы поют, весна наступает, небо синее. Я хорошо живу. С бодуна я очень хорош.

Как вчера? Нормально. Голова болит? Правильно, после этого голова не болит. Она гудит. Нет, не гудит? Правильно, она отрывается и существует самостоятельно. Да? Угадал? А телу от этого лучше? Лучше? Правильно, хуже. А голове? И голове хуже. То-то. Зато вчера поди хорошо было? Ну еще бы, одной стипендии на один раз хорошо - как раз. А мне? Мне вчера хорошо тоже - было. Мне и сейчас хорошо - есть. Почему? На лекции скажу. Вернее покажу. А потому. На лекции, потому что там эффект сильнее будет. Нет, я не интригую, я сблазняю[9]. Да, я сблазнитель. Сейчас еще кого-нить сблазню, нам всем хорошо будет. Конечно, я добрый. А кто говорит, что я не добрый? Кто говорит?

Звонок, да? Нет? Показалось. Да нет, звонок. Нет ты сам послушай-.... А? Слышишь? Нет? Стихло... Девушка-девушка, это звонок, или Как? Как?.. А... Понял, да? Звонок. Ну, пошли, бедолага.

А где она? Нет еще. Идет? Точно идет? Она? А вижу! Ну, здравствуйте- здравствуйте! Че- встать? Встать- то оно встать. Встать... Вобщем-то, меня не видно. Или встать...? Поздно. Ну ладно. Нет! Надо показаться. Вот он Я! Я СЕГОДНЯ ЗДЕСЬ! Вот-вот-вот-вот. В-о-о-о-т. Это Я. Я НА ЛЕКЦИИ. Видела? Да? Ну, все. Больше не надо сюда смотреть! Нэ надо! Я занят. Занят. Я.

А ты че, лекции пишешь? Все? Сам? Ну, кто-кто? Не знаю. Может кто пишет за меня / за тебя.

Дай посмотреть. А! Вот на этой лекции мы пиво пили. Где-где. На улице. Холодно было помню. Там вон и дата у тя стоит. Видишь, как холодно. Вот. А мы пиво пили. А ты тут грелся. Нука, нука, хорошая у тебя тетрадь! Вот на этой лекции коньяк мы пили. Нет не на улице. Где-то еще. Это- хорошая лекция. У тебя и почерк здесь красивее. Там еще и кофе мы пили. Вот как раз к концу лекции. Вот где написано: "Парадигма предложения восьмичленна". Где-то с этого места мы начали кофе пить. Ну, конечно, не точно: ±5 минут. А то и 10. Раздели лекцию пополам. А каждую половину на 9 частей. Вот каждая часть равна 5 минутам. А дальше все просто. "Три предложения ирреальной модальности" -это мы еще из корпуса не вышли. А вот где "Приведем пример. У дороги растут липы." Это мы уже коньяк пьем. Видишь, это в известной степени параллелизм. Тут вся наша жизнь закодирована. Нет, я сам еще не собираюсь. А ты уже? Нет? Ты лучше вот так жизнь лекциями кодируй. Я буду жить, а ты кодируй. Кстати, можно совместить. Смотри-ка, что у меня есть. Нет, ты что, обижаешь. Она поллитровая: она плоская просто очень. Нет, не из горла. Вот у меня какие штучки есть. Дъ по 30 наверное. Нет, закусывать нечем. Записывать можно. Выпьешь и лекцией запишешь. Закодируешь заодно. Ну, он вобщем-то, не очень паршивый. Сам попробуй: ну че? ЗА НАШУ БЕЗУПРЕЧНУЮ ЖИЗНЬ! А. О. ТВОЮ МАТЬ.

А? Легче? Да? Записывай-записывай, а то развезет. "Формы и значения неконститутивных неприедикативных определителей более разнообразны". Хороша синтаксическая закуска! Фу...

Кто заметил? Кто? Где? Кто она? А, она... Да нет. Ну и заметила. Может у нас обряд. Может мы лекарство пьем. Да. Валерьянку. Нет, корвалол. Может мне с сердцем плохо. Может мне с сердцем плохо быть или нет? Что прикажешь корвалол из горла пить? А, то-то. Вот я корвалол и пью. Ну рассказывай теперь как вчера было. Так. А кто еще был? Все? А еще она... Ну и че она? А... Понятно...

А... у меня как всегда. Помню, садимся за стол. Помню пьем первую рюмку, потом вторую, потом... третью? Потом помню - наступает утро. Встаем и идем в университет. В общем, ничего и не было. Скучно. Как всегда... Скорее всего и правда ничего не было. Это очень просто доказать. Смотри. Вот ты смотришь на мир. Да? Потом выпиваешь бутылку пива. Мир изменился? Абсолютно. Объективного мира нет. По крайней мере, он должен быть более устойчивым, а не меняться от каждой маленькой бутылочки пива. Так. Потом ты пьешь еще и мир постепенно расплывается, а потом исчезает. Существует ли он? Очевидно, нет. Мир, претендующий на право называться объектив-ным не должен расплываться и исчезать. А так, что это за мир такой? Слишком уж он, батенька, подвижный. Утром встаешь - он опять другой. Серенький это понятно. Ладно бы серенький, он, ведь, еще и вибрирует и не успевает за поворотом головы. Поверни спохмелья резко головой - видишь мир не сразу следует за твоими глазами, а с опозданием. Это называется "эффект задержки пейзажа". Научный термин. Ладно давай еще наливай. Сам-сам, я не могу. Давай, пожалуй, еще раз за нашу безупречную жизнь. Этот тост надо несколько раз повторять. Пока не исчезнут сомнения в истинности его семантики.

ЗА НАШУ БЕЗУПРЕЧНУЮ ЖИЗНЬ!

А.

О.

ТВОЮ МАТЬ...

Записывай: “Так в предложении: “Помолчав, рассказчик заговорил снова.” Выражается две пропозиции с одноместными предикатами и с одним общим для них актантом”

О! Это про нас. Помолчим и заговорим снова. Давай помолчим, актант! О чем задумался? Тебе хоть легчает? А, то-то. Не стоит благодарностей. Чувствуешь какой вселенский масштаб приобретает аудитория? Смотри. Если мы раньше сидели просто так в определенном месте и в определенном времени. То теперь мы уже сидим по-другому: где-то в конце ХХ века сидим в маленькой точке земной структуры, на пересечении трех пространственных векторов, погружаясь из будущего в прошлое. Чувствуешь? Чувствуешь, как эти линии пересекаются в тебе? А если закрыть глаза, можно почувствовать, как будущее влетает в тебя и на выходе превращается в прошлое. Поймал миг? То-то. А ты все еще сомневаешься в семантике тоста о нашей безупречной жизни? Тогда надо еще. ЗАнашубезупречнуюжизнь, А.О. Твоюмать. Можно не записывать. Уже. Мир меняется на глазах. Ваш хваленый объективный мир рушится. Кстати- оглянись вокруг-... Видишь насколько всем веселее стало сидеть на лекции? Они прямо-таки удовольствие от этого получают. И все благодаря нам. Согласись, приятно выпить и тем самым развеселить мир. Это миссионерство называется. Не каждому это дано. Наливай!

Все, разлил? Значит уже все?... Да нет правильно все. Она не полная была. Почему-почему. Утро-то вона какое большое. А я безвольный. А че? Только в раж вошел? Да? Смотри - сейчас мир начнет грустнеть. Да, я нагнетаю. Я сгущаю краски. Сейчас совсем будет плохо-плохо-плохо. Плохо. Я просто подвожу тебя к одной мысли. Сейчас поймешь, какой. Давай выпьем и поймешь. А.О. Твою мать. Ну? ... Понимаешь? Думай- думай. Нет. Нет. А! Ну! Ну, курить-то оно конечно хочется. Еще думай. О! Молодец! Правильно!

Н А Д О Е Щ Е ! ! !

Ну это не проблема. Сколько там до перерыва? Ну чуть-чуть потерпим. Ты, наверное, наивно думаешь, мы не пойдем на вторую половину и будем бездарно напиваться в подвале совсем без колехтива? Да? Ты так думаешь? И ты не правильно думаешь. После перерыва мы вернемся сюда и продолжим акт публичного опьяниванья новым, еще невиданным способом. Но- до после перерыва.- ...

А теперь- побежали- побежали- побежали. Одевайся! Нет-нет - мы не уходим - это ничего, что одетые - мы просто на улицу хотим выйти - да - покурить. Покурить- покурить- покуритеньки. Скорее: у нас 5 минут за все. Сумку возьми- если опоздаем в руках ты его что ли через всю аудиторию. Да, я стратег. Нет, я тактик.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.215.79.116 (0.054 с.)