Очищение воздуха с помощью технологии



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Очищение воздуха с помощью технологии



Все началось в мае 1996 года, когда мне позвонил старый приятель и спросил, не хочу ли я поучаствовать в экологическом проекте, целью которого является очищение воздуха в городе Денвер, штат Колорадо. Я пока не стану называть настоящего имени этого человека.

Предположим, его зовут Джон. Этот не признанный официальной наукой ученый занимался исследованием различных аспектов жизни и физического мира в своей маленькой, но весьма впечатляющей домашней лаборатории.

Сомневаюсь, что коэффициент его интеллекта вообще подлежал измерению. Несомненно, он был гением. Джон изобрел особый способ познания реальности с помощью микроволнового излучения. И это дало ему громадное преимущество в поисках ответов на всевозможные вопросы. Даже государственные службы Америки, прекрасно осведомленные о работах ученого, очень долго не могли скопировать его изобретение.

Джон рассказал, что вместе с коллегами, одним из которых был автор удивительных устройств из скрученной в спирали проволоки Слим Сперлинг, они сделали некое открытие, с помощью которого можно решить многие экологические проблемы на планете.

Исследователь хотел, чтобы я познакомился с их изобретением. Он сказал, что им удалось очистить воздух в Денвере, и теперь там очень легко дышится. Итак, меня пригласили взглянуть на это чудо собственными глазами.

Поверить в то, что рассказал мне Джон, было очень сложно, потому что я сам прежде жил в штате Колорадо в городе Боулдер, всего в нескольких милях от Денвера. Мне ли не знать, что в то время, в конце 70-х, показатели качества воздуха в этом городе были самыми плохими в США, даже в Лос-Анджелесе воздух был чище. Именно поэтому позже я и переехал из Боулдера.

Честно говоря, я подумал, что Джон преувеличивает, но, зная о высочайшем уровне интеллекта этого человека, о его гениальности, я в конце концов решил, что все может быть. Стоило выяснить, почему бы и нет? В любом случае, мне нужно было сменить обстановку, и это предложение казалось чрезвычайно заманчивым.

Поэтому я решил сохранять непредвзятое отношение, ничего не ожидать и отправился в путь. Даже если то, что рассказал Джон, не соответствует действительности, я смогу провести несколько дней среди снежных шапок Скалистых гор, что всегда давало мне отличный заряд бодрости.

* * *

Неделю спустя я сходил по трапу самолета, приземлившегося в Денвере. Не успел я сделать и нескольких шагов, как почувствовал, что мои легкие наполнились кристально чистым воздухом. Было такое ощущение, словно и воздуха-то никакого не было.

Я видел деревья на склонах гор на расстоянии тридцати километров!

Я стоял, как турист, заблудившийся в чужой стране, и не мог поверить, что в том месте, где я прожил пять лет, атмосфера стала такой чистой. Сказать, что я заинтересовался, — значит не сказать ничего. Я просто сгорал от нетерпения. Неужели Джон сделал это?

Рядом бесшумно остановилось такси, водитель, приглашая в машину, кивнул мне, как старому знакомому. Несколько минут мы тихо скользили по направлению к дому Слима Сперлинга — загадочному месту, о котором я столько слышал, но никогда не видел, — их знаменитой исследовательской лаборатории.

Помню, что меня удивило столь нехарактерное для таксистов совершенно безмятежное выражение лица парня, который вел машину. Я поинтересовался, любит ли он свою работу. Глядя на дорогу, таксист ответил, что эта профессия ему по душе. Для него люди — как книги, которые рассказывают о своих путешествиях по миру.

Настала его очередь задавать вопросы; таксист поинтересовался, зачем я прилетел в Денвер. Я сказал, что ищу способ борьбы с загрязнением окружающей среды. Он посмотрел на меня невинными глазами ребенка и удивленно сказал:

— Так ведь нет больше никакого загрязнения. Посмотрите вокруг.

— Конечно, я вижу, воздух стал удивительно чистым, — ответил я.

— Мало того! Все, кого я знаю, теперь чувствуют себя намного лучше! Вы не знаете, в чем дело?

Ответить на его вопрос я пока не мог.

Вскоре мы въехали на улицу, застроенную одинаковыми старыми двухэтажными домами, и остановились у одного из них. Именно тут я должен буду встретиться со Слимом Сперлингом, исследователем, работающим над новым прибором под названием R-2, с помощью которого можно очищать загрязненный воздух.

Это чудесное изобретение каким-то образом заключало в себе форму колебаний дождевой тучи, готовой разразиться молнией и послать ее на расстояние в пятьдесят пять километров. В момент разряда углеводороды распадаются на безобидные молекулы, кислород и водяной пар.

Неужели им удалось это сделать? Видимо, да, судя по тому, как легко дышалось на улице, где жил Слим.

Я постучал в дверь и услышал, как хозяин приглашает меня войти. Оказавшись внутри, я подумал, что этот дом никак не подходит для проживания, скорее, это была лаборатория. Позже стало понятно, что жилые комнаты находятся наверху, а здесь все предназначалось для исследований.

На полу лежали странные медные спирали разного размера и еще множество каких-то непонятных вещей, назначение которых было известно только Господу Богу и Слиму. Этот человек выглядел как нечто среднее между Мерлином с его длинной седой бородой и старым ковбоем, ищущим отставшую от стада корову. Для него эти «старые спирали» были инструментами, благодаря которым воздух в Денвере стал таким чистым.

Джона в тот день не было, зато я познакомился с соавтором его изобретения Слимом и двумя другими исследователями, проверяющими оборудование в лаборатории.

Когда помощники ученого ушли и мы с хозяином дома остались одни, я, кажется, начал понимать, что этот человек — тоже гений.

Я провел со Слимом и его коллегами несколько дней, впитывая те знания, которыми они со мной делились.

Вот как работает R-2 (вряд ли мне удастся полностью описать весь процесс, но основные принципы я изложу): специальное устройство (не R-2) воспроизводит волны, излучаемые тучей перед тем, как ударит молния. Затем сигнал передается на компьютерный чип, установленный на R-2, и через специальную систему усиления звука посылается в атмосферу с помощью спирали под названием «гармонизатор».

Форма волны увеличивается, приобретая очертания тороидального (кольцевидного) поля, воздействуя на гравитационное излучение, — таким образом появляется возможность ликвидации загрязнения на расстоянии.

R-2 состоит из четырех дисков, которые прикреплены к концу скрученных металлических прутьев, образующих тетраэдр. Эти диски можно поворачивать и настраивать тороидальное поле, чтобы оно «ожило».

[РИСУНОК]

Джон и Слим считали эти тороидальные энергетические поля «живыми» (увидев собственными глазами, что происходит с природой под их воздействием, я не мог с ними не согласиться).

Я старался быть непредвзятым и объективным свидетелем, ведь для меня этот опыт был большей частью новым.

Сначала я научился настраивать R-2 с помощью ощущений в области Третьего глаза и успешно повернул все четыре диска. На самом деле ничего сложного в этом не было, поскольку у меня был большой опыт в экстрасенсорной практике.

(Позже я понял, что подобными навыками обладают немногие, но почти любой достаточно восприимчивый человек может этому научиться.)

Я продолжал совершенствовать свои навыки, пока Слим и Джон не решили, что пришла пора проверить их на практике.

Нужно было настроить R-2, установленный в лесу, и привести в норму небольшой район Денвера, который «разладился». (Если R-2 теряет настройку, то местность, где он поддерживает порядок, снова очень быстро, всего недели за две, возвращается в первоначальное загрязненное состояние.)

Тогда мне сложно было поверить, что в Денвере остались какие-то экологически неблагополучные места, но Слим и Джон подтвердили, что, к сожалению, это правда.

Мы углубились километров на тридцать в незнакомый мне юго-восточный район Денвера и выехали на окраину города. Оставив машину прямо у дороги, мы стали взбираться на холм. Вскоре показалась его вершина и небольшой лесок на ней.

Никогда не забуду того, что увидел, стоя на вершине холма и глядя вниз на глубокую широкую долину. В ней плавало красновато-коричневое облако, сплошь состоявшее из отравляющих веществ. Растянулось оно на несколько километров. А под маленькой осинкой, незаметно для случайных прохожих, расположился работающий R-2, тихонько напевавший свою мелодию дождевой тучи. Но проблема была в том, что прибор разладился.

Джон и Слим предложили мне сесть напротив R-2, сами же они собирались наблюдать за тем, насколько хорошо я усвоил преподанные уроки. Сгорая от любопытства, словно ребенок, я сел со скрещенными ногами перед прибором, закрыл глаза и начал медитировать, выясняя при помощи ощущений, как его можно настроить.

Только я начал медленно поворачивать диски, как Джон сказал мне:

— Открой глаза и смотри на облако.

Меня учили иначе, но я повиновался и, глядя на бурое скопление ядовитых газов, продолжил налаживать диски. Джон снова прервал меня:

— И слушай птиц.

Я повернулся к нему и переспросил:

— Что?

Никто никогда не говорил мне о птицах во время тренинга.

Он повторил:

— Слушай птиц. Ты все поймешь.

Я и представить себе не мог, что он имел в виду, и начал заново. Когда я настроил первый диск, мне показалось, что вся местность в радиусе нескольких километров как-то изменилась, хотя внешне все осталось на своих местах. Но после того как я закончил работу с четвертым диском, одновременно произошло два события, которые удивили и шокировали меня.

Красно-коричневое облако испарилось в мгновение ока, воздух стал чистым, абсолютно прозрачным. Это было похоже на волшебство. И в ту же секунду долина наполнилась щебетом сотен птиц! Я и подумать не мог, что все они были здесь. Это произвело на меня ошеломляющее впечатление. Я сам увидел и ощутил невероятную силу R-2, и в ту же секунду понял: новая наука уже существует, и мне нужно только больше узнать на собственном опыте.

В тот период, пока работал R-2, особенно в 1995 и в начале 1996 года, воздух над Денвером был действительно очень чистым. Но городское Агентство охраны окружающей среды полностью приписало это достижение себе, заявив, что благодаря предпринятым им мерам экологическая ситуация в Денвере значительно улучшилась.

Но я видел собственными глазами, как R-2 очистил огромные территории в городе, поэтому прекрасно знал, что никакой заслуги Агентства в этом нет.

Позже Джон и Слим провели экспертизу прибора в независимой научной лаборатории в Колорадо, и ее результаты подтвердили, что R-2 прекрасно справлялся с поставленной перед ним задачей. Исследователи этой лаборатории получили в свое распоряжение образец нового изобретения и дали ему поработать некоторое время, затем отключили.

Ученые снимали показатели уровня загрязненности атмосферы, которые свидетельствовали о том, что, пока прибор работал, воздух становился намного чище; когда R-2 выключали, ситуация резко ухудшалась. Эксперименты проводились в течение трех месяцев.

Кроме того, за работой уникального оборудования пристально наблюдали эксперты военно-воздушных сил США (так же как и впоследствии за моими опытами в городе Финикс, но об этом я расскажу позже).

Они спросили, не могли бы мы предоставить наше изобретение для более тщательного научного анализа и поучаствовать в дальнейших тестах сами. Мы согласились, и новые эксперименты еще раз подтвердили, что именно R-2 ликвидировал загрязнение воздуха.

Когда мы вернулись в лабораторию, Джон и Слим предложили мне взять образец прибора с собой в Аризону. Честно говоря, я чувствовал себя как ребенок, который наконец-то получил долгожданную игрушку. Я терпеливо дождался возвращения домой и начал самостоятельно исследовать возможности этой невероятной машины.

* * *

Когда я оказался дома, мне на глаза попалась заметка в местной газете «Аризона репаблик» от 30 мая 1996 года, где описывалась вызванная загрязненностью воздуха чрезвычайно неблагоприятная экологическая ситуация в Финиксе. В статье были приведены слова губернатора Аризоны Файфа Симингтона о том, что Финикс оказался на грани катастрофы.

Тревожные сигналы, свидетельствовавшие об этом, поступали каждые несколько дней; положение становилось все хуже и хуже.

В ответ на сложившуюся ситуацию губернатор Симингтон учредил «Комитет озоновых стратегий», который возглавил адвокат Роджер Ферланд: «Мы готовы рассмотреть буквально все предложения, даже если они будут радикальными, странными, жесткими, дорогостоящими — это не имеет значения», — слова из его интервью газете «Аризона репаблик».

Мистер Ферланд сказал, что очищение воздуха в Финиксе — это задача первостепенной важности. Иначе может пострадать туристическая индустрия, а это повлияет едва ли не на каждое предприятие, не говоря уже о том, какой вред наносится здоровью населения.

Поэтому я написал письмо мистеру Ферланду с просьбой о содействии в установке R-2 в Финиксе. Я полагал, что получу необходимую поддержку, ведь прибор прошел многочисленные испытания, его эффективность была официально подтверждена специалистами из независимой научной лаборатории, а также военными экспертами США. Кроме того, не требовалось никакой финансовой помощи.

Как же я ошибался!

В своем письме я попросил у городской администрации разрешения на то, чтобы продемонстрировать им действие установки R-2. Мы брали на себя все расходы, связанные с запуском прибора. Представителям администрации Финикса нужно было лишь подтвердить свое согласие на наше присутствие и зафиксировать результаты работы устройства.

Ответом на мое письмо послужил телефонный звонок из Финикса от некоего Джо Гиббса, который проинформировал меня о том, что администрация не заинтересована в нашем проекте и не собирается оказывать нам никакой поддержки.

Можете представить, насколько я был обескуражен. Я понял, что статья в газете была лишь политическим трюком, а люди, которые, казалось, взяли на себя ответственность за решение такой серьезной задачи, ничего не собирались делать по этому поводу.

Мое предложение отклонили, даже не предприняв попытки обсуждения.

К счастью, помешать мне никто не мог, потому что для работы R-2 хватало одной девятивольтовой батареи, а в процессе действия он потреблял всего лишь несколько милливольт. Это не противоречило федеральному закону, который позволяет свободно использовать любые приборы, работающие от напряжения менее одного вольта.

Итак, 4 июня 1996 года я совершенно самостоятельно включил R-2 в северной части долины Скоттсдэйл.

В тот день воздух был таким сухим и грязным, что дышалось с трудом. Дождя не было уже много месяцев, даже кактусы не выдерживали такой засухи.

В течение первых трех дней работы R-2 ничего не менялось. На четвертый день из окна своего дома я увидел маленькую черную дождевую тучу. Над всей Южной Аризоной в тот день не было ни облачка, за исключением этой тучки, которая начала постепенно расти, увеличиваться в размере.

На десятый день она достигла примерно двадцати пяти километров в диаметре, и впервые за очень долгий период времени начался дождь, настоящая гроза с молниями. И какими молниями! Мне кажется, я видел такую картину только раз или два в жизни. Гром гремел в течение нескольких часов, а небо озарялось огненными вспышками сразу в нескольких местах. В воздухе ощущался запах озона. Небо медленно открывалось, и наконец хлынул ливень, целый поток воды. С того момента дождь шел почти каждый день, очищая небо от загрязнения и наполняя озера и реки свежей чистой водой.

К 1 сентября 1996 года созданное R-2 волновое поле полностью сформировалось, и, начиная с того же дня, не было зафиксировано ни единого признака загрязнения атмосферы. До тех пор, пока военные не попросили выключить прибор, чтобы посмотреть, как ситуация будет развиваться дальше.

* * *

Мы остановили R-2 12 мая 1998 года, и к концу месяца уровень загрязненности воздуха над городом впервые с 1996 года снова достиг критической отметки. В ходе эксперимента (а в марте 1997 года мы установили еще один прибор в самом Финиксе, тогда-то результаты и стали заметными) показатели уровня углеводородов в городе почти постоянно выражались однозначными числами, а иногда в самом центре города замеры показывали их полное отсутствие. То есть соединений углеводородов в атмосфере не было совсем.

К сожалению, R-2 не мог ничего сделать с нитратами, вызывающими озоновое загрязнение, но с углеводородами он справлялся великолепно. Все это было официально зафиксировано.

Когда тестирование подходило к концу, я был абсолютно уверен в том, что мы добились успеха благодаря прибору, но эксперты военно-воздушных сил, следившие за экспериментом, вмешались и попросили меня отключить R-2. Они хотели посмотреть на возможные изменения и тогда же известили меня о том, что Агентство охраны окружающей среды никогда не даст разрешения на продолжение испытаний.

От них же поступило предложение исследовать R-2 и дальше, но за границей Соединенных Штатов Америки. Так, получив «благословение» от военных, я начал эксперименты за границей.

С июня 1996 года по май 1998 года я наглядно демонстрировал возможности R-2 и добился потрясающих результатов, но ни один представитель властей Финикса не признал этих достижений.

В конце концов я решил написать письмо мэру Финикса:

7 мая 1998 года

В офис городской администрации Финикса

Мэру Скипу Римза

200 В. Вашингтон

Финикс, Аризона, 85003

Уважаемый господин Мэр!

В мае 1996 года в газете «Аризона репаблик»была опубликована статья, в которой говорилось о том, что уровень загрязненности атмосферы в Финиксе достиг критической отметки и, если ситуация не изменится, будущее города в опасности. В этой же статье были приведены слова губернатора Файфа Симингтона о создании «Комитета озоновых стратегий», возглавляемого адвокатом Роджером Ферландом.

Статья прилагается к письму.

В отношении сложившейся ситуации мистер Ферланд сказал: «Мы готовы рассмотреть буквально все предложения, даже если они будут радикальными, странными, жесткими, дорогостоящими — это не имеет значения».

Я беседовал на эту тему с мистером Джо Гиббсом, членом «Комитета озоновых стратегий», и рассказал ему о нашей системе очистки воздуха, уже испытанной в Денвере, штат Колорадо, в 1995 году. Как свидетельствуют результаты постоянно проводящихся замеров, именно в тот период атмосфера над городом была самой чистой.

Мистер Гиббс сказал, что установка не представляет для них никакого интереса, но ввиду того, что уровень потребляемой прибором мощности не превышает одного ватта, испытания его действия не являются противозаконными.

Мы сообщили мистеру Гиббсу, что готовы проводить эксперимент исключительно за свой счет. Но ответ снова был отрицательным. Мы предложили ему по крайней мере участвовать в процессе наблюдения за экспериментом, но и тут мистер Гиббс отказался.

Никакой поддержки, обещанной мистером Ферландом в вышеупомянутой статье, оказано не было. Через несколько месяцев мы хотели предложить его вниманию результаты независимой экспертизы, проведенной специалистами из Форт-Коллинза, штат Колорадо, но мистер Гиббс оказался чрезвычайно занят. Он также не прореагировал и на звонок работавших с нами экспертов из военно-воздушных сил.

4 июня 1996 года мы установили в долине Скоттсдэйл прибор минимальной мощности, действие которого распространялось на 55 километров. Понадобилось три дня, чтобы запустить систему, и еще три месяца для того, чтобы ее действие стабилизировалось.

С 1 сентября 1996 года прибор работал в полную мощность. Такому городу, как Финикс, требуется как минимум 10 установок, но мы не могли себе этого позволить. Один действующий R-2 сравним с замечательным новым автомобилем мощностью не более 25 лошадиных сил, и все-таки это лучше, чем ничего.

До 1 сентября 1996 года загрязнение атмосферы Финикса несколько раз достигало критической отметки, когда Агентство экологической безопасности квалифицировало ситуацию как «чрезвычайно серьезную». Но, начиная с этого дня, не было зарегистрировано ни одного предупреждения о превышении содержания уровня вредных веществ в воздухе. И приборы фиксировали постоянное уменьшение загрязненности атмосферы.

В марте 1997 года мы установили еще один прибор в районе аэропорта. Благодаря этому система стала намного мощнее и оказывала более сильное влияние на воздух в Финиксе.

Эксперты военно-воздушной базы в Керкленде, Нью-Мексико, заинтересовались проводимыми нами экспериментами. Они протестировали образцы нашего оборудования. Если вы хотите узнать их мнение по этому поводу, вам следует связаться по телефону с подполковником Пэмом Бёрром.

Причиной для написания этого письма стало наше решение продемонстрировать установку 12 мая 1998 года. Мы не перенастраивали ее в течение трех недель. По прошествии следующих 90—120 дней уровень загрязнения может вернуться к тому, что существовал до июня 1996 года.

Судя по тому, как до сих пор администрация Финикса реагировала на наши научные исследования, мы не рассчитываем на то, что в будущем между нами может быть установлен контакт. Тем не менее, если вы сочтете, что мы сможем помочь вам очистить воздух над нашим городом, позвоните нам.

С заботой о Земле,

Друнвало Мельхиседек,

генеральный менеджер

Копии: Подполковнику Пэму Бёрру

«Аризона репаблик»

Губернатору Джейн Халл

* * *

В течение всего времени, пока шло тестирование, я постепенно начал понимать, что, собственно, происходило и как сознание человека взаимодействовало с излучаемым R-2 полем. И обнаружил, что R-2 был создан по образу Тела Света человека, или Мер-Ка-Ба.

Таким образом, человек, который владеет медитацией Мер-Ка-Ба и знает, что представляет собой вибрация «дождевой тучи», может, совместив эти два компонента, воспроизвести действие прибора без применения собственно установки, лишь при помощи сознания.

В раздумьях над этим я провел немало часов.

И вот однажды, во время семинара по Мер-Ка-Ба, который я проводил в Австралии, один из участников задал мне вопрос: «Если R-2 так меняет состояние атмосферы над целыми территориями, почему же человек, практикующий Мер-Ка-Ба, не может сделать это?»

Он прочитал мои мысли...



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.180.223 (0.044 с.)