Расскажите нам что-нибудь о связанности и свободе .



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Расскажите нам что-нибудь о связанности и свободе .



 

 

Первый вопрос:

Любить кого-то двадцать четыре часа в сутки кажется очень трудным. Почему это так? Должна ли любовь быть непрерывным процессом? И на какой стадии любовь превращается в предан­ность?

Любовь не является действием; это не то, что вы должны делать. Если вы делаете ее, то это не любовь. В любовь не вовлекается никакое делание - это состояние существования, а не действие. Никто не может делать что-нибудь непрерывно в течение двадцати четырех часов. Если вы «делаете» любовь, тогда, конечно, вы не сможете делать ее двадцать четыре часа в сутки. От любого действия вы устанете; любое действие надоест вам. А потом, после любого действия, вы должны расслабиться. Поэтому, если вы делаете лю­бовь, вы должны расслабиться в ненависти, потому что расслабить­ся вы можете в чем-то противоположном.

Вот почему ваша любовь всегда смешана с ненавистью. В дан­ный момент вы любите кого-либо, а в следующий момент вы его же ненавидите. Одно и то же лицо является объектом как любви, так и ненависти - в этом конфликт любящих друг друга. Это страдание существует потому, что ваша любовь является действием.

Итак, первое, что необходимо понять - это то, что любовь не является действием; вы не можете «делать» ее. Вы можете любить, но вы не можете «делать» любовь. Делание является абсурдом. И не только делание. Любовь не является также и усилием, потому что, если вы прикладываете усилия, то вы должны будете устать. Это - состояние ума.

И не рассуждайте в терминах взаимоотношения, рассуждайте в терминах состояний ума. Если вы любите, это состояние ума. Это состояние ума может быть сфокусированным на одном человеке, а может быть и не сфокусированным - направленным на все в целом. Когда состояние сфокусировано на одном человеке, то оно известно как любовь. Когда оно становится расфокусированным, оно превра­щается в молитву. Тогда вы просто любите - не кого-то конкретно­го, а просто находитесь в состоянии любви, как будто дышите.

Если бы дыхание было усилием, то вы бы устали от него, вам нужно было бы расслабиться и вы бы умерли. Если бы оно было усилием, то в какой-то момент вы могли бы забыть про него и тогда бы вы умерли. Любовь подобна дыханию - это дыхание на более высоком уровне. Если вы не дышите, ваше тело умрет. Если вы не любите, ваша душа не сможет родиться.

Воспринимайте любовь как дыхание души. Когда вы любите, ваша душа приобретает жизнеспособность, оживает, как будто при­обретает дыхание. Подумайте таким образом. Если я скажу вам: «Дышите только тогда, когда вы находитесь рядом со мной, и не дышите во всех остальных случаях», то вы умрете. И в следующий раз, когда вы будете рядом со мной, вы будете просто мертвыми, вы не будете в состоянии даже дышать около меня.

То же самое случается и с любовью. Мы обладаем - предмет любви является объектом обладания и любящий говорит: «Не люби никого другого. Люби только меня.» Тогда любовь атрофируется, тогда любящий не сможет любить, это становится невозможным. Это не означает, что вы должны любить всех подряд, но вы должны находиться в любящем состоянии ума. Это подобно дыханию: даже в присутствии врага вы будете продолжать дышать.

В этом значение слов Иисуса: «Возлюби врага своего.» Для хри­стианства это является проблемой - как понимать эти слова. Они кажутся противоречивыми. Но если любовь не является действием, если это просто состояние ума, то нет вопросов о друзьях или врагах. Вы любите.

Взгляните на это с другой стороны. Имеются люди, которые непрерывно находятся в состоянии ненависти, и когда они пытают­ся проявить любовь, они должны прикладывать к этому много усилий. Их любовь требует усилий, потому что непрерывным со­стоянием их ума является ненависть.

Вот почему нужны усилия. Имеются люди, которые все время печальны - тогда их смех требует усилий. Они должны сражаться против самих себя. И тогда их смех является нарисованным - всего лишь фальшивым, напускным, специально организованным, не идущим из глубины. В нем нет никакой самопроизвольности, он искусственный.

Существуют люди, которые непрерывно находятся в состоянии гнева - они не гневаются на кого-то или на что-то, а просто гнева­ются, просто сердиты. Тогда любовь требует усилий. С другой сто­роны, если состоянием ума является любовь, то усилий потребует гнев. Вы сможете проявить гнев, но реально вы не сможете быть сердитым. Тогда вы должны будете создать гнев искусственно - он будет фальшивым.

Если сердитым попытается быть Будда, то это потребует от него многих усилий, и гнев его также будет фальшивым. Обманутыми будут только те, кто не знает его. Тем, кто знает его, известно, что гнев его фальшивый, просто нарисованный, искусственно создан­ный. Он не идет изнутри - это невозможно. Ни Будда, ни Иисус не могут ненавидеть. Для этого им требуется прилагать усилия. Если они захотят показать ненависть, то они должны будут «сделать» ее.

Но вам не требуются никакие усилия для ненависти; вам требу­ются усилия для любви. Вам следует изменить состояние ума. Как изменить состояние ума? Как быть любящим? И это не вопрос времени - как любить в течение двадцати четырех часов в сутки. Это абсурд - этот вопрос является абсурдным.

Это не вопрос времени. Если вы можете быть любящим на одно мгновение, то этого достаточно, потому что у вас никогда нет двух моментов подряд. Вам дается только один момент. Если один мо­мент потерян, дается другой. В своем распоряжении вы всегда име­ете только один момент. Если вы знаете, как быть любящим в течение одного момента, то вы знаете секрет. Вы не должны будете думать о двадцати четырех часах в сутки или о всей жизни.

Только один момент любви, и тогда вы знаете, как заполнить момент любовью. Когда вам будет предоставлен второй момент, вы также сможете заполнить его любовью. Так что запомните - это не проблема времени. Проблема существует только для одного момен­та, а один единственный момент не является частью времени. Един­ственный момент не является процессом; единственный момент -это просто сейчас.

Если вы знаете, как войти с любовью в единственный момент, то вы войдете в вечность: времени больше не существует. Будда живет «в сейчас»; вы живете во времени. Время означает думание о прошлом, думание о будущем. А пока вы продолжаете думать о прошлом и о будущем, настоящее теряется.

Вы заняты прошлым и будущим, а настоящее теряется, - но настоящее есть единственное существование. Прошлого уже нет, а будущему еще только предстоит случиться; их обоих нет, они явля­ются несуществующими. Единственным существованием является вот этот самый момент, этот единственный атомарный момент -здесь и сейчас. Если вы знаете, как быть любящим, вы знаете секрет. И вам никогда не будут предоставлены два момента подряд, так что вам не нужно беспокоиться о времени.

Единственный момент имеется всегда - и он всегда принимает форму «сейчас». Помните, не может быть, на самом деле, двух «сей­час». Этот единственный момент является одним и тем же; он со­вершенно ничем не отличается оттого момента, который только что кончился, и совершенно ничем не отличается от того момента который следует за ним.

Это атомарное «сейчас» всегда одно и то же. Вот почему Экхарт говорит: «Проходит не это время. Время остается одним и тем же Скорее мы все время проходим.» Чистое время остается одним и тем же; проходим все время мы. Так что не думайте о двадцати четырех часах, и тогда вам не нужно будет думать и о настоящем моменте.

Еще одно. Думание требует времени; жизнь во времени не нуж­дается. Вы не можете думать в данный момент. Если вы желаете существовать в настоящий момент, то вы должны прекратить ду­мать, потому что думание относится либо к прошлому, либо к будущему. О чем вы можете думать в настоящем? Тот момент, о котором вы думаете, уже стал прошлым.

Вот цветок - вы говорите, что это прекрасный цветок. Теперь это утверждение больше не в настоящем, оно стало прошлым. Как толь­ко вы что-то постигаете своим умом, оно тут же становится про­шлым. В настоящем вы можете существовать, но не можете думать. Вы можете быть с цветком, но не можете думать о нем. Думание требует времени.

Итак, с другой стороны, мышление - это время. Если вы не думаете, времени не существует. Вот почему в медитации вы чувст­вуете безвременность. Вот почему в любви вы чувствуете безвре­менность. Любовь не является думанием, это прекращение течения мыслей. Вы существуете! Когда вы со своей возлюбленной, вы не думаете о любви, вы не думаете о возлюбленной. Вы вообще не думаете. А если вы думаете, то вы не со своей любимой, вы где-то в другом месте. Думание означает отсутствие сейчас... вас нет здесь.

Вот почему те, кто слишком одержим мышлением, любить не могут, потому что даже когда они здесь, даже если они достигают божественного первоисточника, даже если они встречают Бога, они будут продолжать думать о нем и они упустят его полностью. Вы можете продолжать думать об одном, о другом, о третьем, но это никогда не является фактом.

Момент любви является моментом без времени. Тогда нет по­требности думать о том, как любить в течение двадцати четырех часов в сутки. Вы никогда не думаете о том, как прожить двадцать четыре часа, как быть живым двадцать четыре часа. Вы или живы, или нет. Так что главное, что следует понять, это не время, а «сейчас» - как быть здесь и сейчас в состоянии любви.

Почему существует ненависть? Когда вы ощущаете ненависть, выясните ее причину. Только тогда может расцвести любовь. Когда вы чувствуете ненависть? Когда вы чувствуете, что ваше существо­вание, ваша жизнь в опасности, когда вы чувствуете, что ваше суще­ствование может быть уничтожено, то внезапно вас охватывает ненависть. Когда вы чувствуете, что вы можете быть разрушены, вы начинаете разрушать других. Это мера безопасности. Это только часть вас, которая борется за выживание. Всякий раз, когда вы чувствуете, что ваше существование в опасности, вы наполняетесь ненавистью.

Поэтому, пока вы не придете к ощущению того, что ваше суще­ствование в безопасности, что уничтожить вас невозможно, вы не сможете быть наполненными любовью. Иисус может любить, по­тому что он знает нечто, что является бессмертным. Вы не можете любить, потому что вы знаете только то, что принадлежит смерти. И каждый момент смерть здесь, каждый момент вы боитесь. Как можете вы любить, если боитесь? Любовь не может существовать вместе со страхом. А страх присутствует, поэтому вы можете только притворяться, что любите.

И в этом случае ваша любовь есть, в действительности, не что иное, как мера безопасности. Вы любите для того, чтобы не бояться. Всякий раз, когда вы считаете, что любите, вы меньше испытываете страх. На какие-то мгновения вы можете забыть о смерти. Создает­ся иллюзия, в которой вы можете почувствовать, что существование вас принимает, что вы не отрицаетесь, не отвергаетесь им. Вот почему существует такая большая потребность любить и быть лю­бимым.

Всякий раз, когда вас кто-то любит, вы создаете вокруг себя иллюзию того, что вы нужны существованию - по крайней мере существованию того, кто вас любит. Вы кому-то нужны, значит вы не совсем бесполезны. Вы не случайное явление - вы нужны кому-то. Без вас существование что-то упустит. Это дает вам ощущение благополучия. Вы ощущаете свою цель, свое предназначение, смысл и значимость своего существования.

Когда вас никто не любит, вы чувствуете себя отвергнутым, отрицаемым, вы чувствуете себя бесполезным. Тогда вам кажется, что у вас нет цели, нет предназначения. Если вас никто не любит и вы умираете, то никто и не заметит вашего отсутствия, никто не почувствует, что вас больше нет. Никто не почувствует, что вы были, а теперь вас нет.

Любовь дает вам ощущение того, что вы нужны кому-то. Вот почему при наличии любви вы испытываете меньше страха или, по крайней мере, вам так кажется. Всякий раз, когда любви нет, вы испытываете больше страха, и в этом страхе в качестве меры защи­ты вы наполняетесь ненавистью. Ненависть является защитой. Вы боитесь, что будете разрушены; вы сами становитесь разрушителя­ми.

Когда вас любят, вы чувствуете, что вы приняты, приглашены - что вы не незваный гость, но что вы приглашены, к вам относятся доброжелательно, вас ждут, принимают, что существование счаст­ливо тем, что вы есть. Тот, кто вас любит, является представителем всего существования. Но любовь эта в своей основе построена на страхе. Вы защищаетесь против страха, против смерти, против бес­человечного безразличия существования.

Существование, в действительности, безразлично - во всяком случае на поверхности. Солнце, море, звезды, земля тотально без­различны к вам - они не беспокоятся о вас. И несомненно ясно то, что вы не нужны. Без вас все будет так же хорошо, как и с вами -ничто не будет потеряно. Взгляните на существование поверхност­но: никто и ничто не беспокоится о вас. Они могут даже не осозна­вать ваше присутствие. Звезды не осознают вас; даже земля, которую вы называете «матерью», вас не осознает. И когда вы умре­те, земля не опечалится. Ничто не изменится; все будет так, как есть и как всегда было. С вами или без вас - никакой разницы нет.

Вы чувствуете, что вы просто случайное явление. Вы не были нужны, вы пришли без приглашения... просто случайный продукт. Это порождает страх. Это то, что Кьеркегор называет страданием. Непрерывно существует неуловимое чувство страха - вы не нужны.

Когда кто-то любит вас, вы ощущаете, что в ваше существование входит другое измерение. Теперь будет, по крайней мере, один че­ловек, который заплачет, который огорчится, который опечалится. Будут пролиты слезы - вы были нужны. Будет, как минимум, один человек, который всегда будет чувствовать ваше отсутствие. Хотя бы по отношению к одному человеку вы приобретете предназначение, цель вашего существования.

Вот почему существует такая большая потребность в любви. И если вас не любят, вы вырваны с корнем. Но эта любовь - это не та любовь, о которой говорю я. Это взаимоотношения и взаимное создание иллюзии - взаимной иллюзии: «Мне нужен ты, я нужен тебе. Я порождаю в тебе иллюзию, что без тебя цель и значение моей жизни будут утеряны; ты порождаешь во мне иллюзию, что без меня все будет потеряно. Так что мы оба помогаем друг другу быть в иллюзии. Мы порождаем одно отдельное, частное существование, в котором мы становимся что-то значащими, в котором забыто все безразличие этой обширной вселенной.»

Два любящих живут друг в друге - они создают свой особый интимный мир. Вот почему любовь в такой степени нуждается в уединенности. Если вы не отделены от мира, то он продолжает посягать на вас. Он все время говорит вам, что все, что бы вы ни делали, является лишь сновидением, и что это взаимная иллюзия. Любовь нуждается в уединенности, потому что тогда можно забыть обо всем мире. Существуют только два любящих, и безразличие, тотальное безразличие существования забывается. Вы ощущаете, что вас любят, к вам относятся доброжелательно. Без вас ничто не будет тем же самым. В этом интимном мире, по крайней мере, ничто не будет тем же самым без вас. Жизнь приобретает значение.

Я не говорю о такой любви. Она действительно иллюзорна. Это искусственно созданная иллюзия, но человек настолько слаб, что он не может жить без такой иллюзии. Те, кто могут, живут без такой иллюзии. Без такой иллюзии могут жить будды - они их и не создают.

Когда становится возможным жить без иллюзий, в жизнь вхо­дит второе, другое измерение любви. Оно не означает, что кто-то другой нуждается в вас. Оно дает понимание, осознание того факта, что вы не отличны от существования, которое выглядит таким без­различным. Вы часть его, вы органично едины с ним. И если рас­цветает дерево, то оно не отделено от вас. Вы расцветаете в дереве, и дерево становится ощущаемым в вас.

Море, песок, звезды - все это становится единым с вами. Вы не являетесь островом, вы органически едины со всей вселенной. Вся вселенная находится внутри вас, и вы весь целиком находитесь в этой вселенной. Пока вы не придете к знанию этого, к ощущению этого, к осознанию этого, вы не получите ту любовь, которая не является состоянием ума.

Если вы придете к осознанию этого, то у вас не будет потребно­сти создавать частные иллюзии относительно того, что кто-то лю­бит вас. Тогда ваша жизнь имеет смысл, и если вас никто не любит, этот смысл не теряется. Тогда вы совсем не боитесь, потому что даже смерть не уничтожит вас. Она может уничтожить форму, она может уничтожить тело, но она не сможет уничтожить вас, потому что вы и есть существование, экзистенция.

Вот что происходит в медитации. Вот что означает медитация. В ней вы становитесь частью существования, проходом к нему. Вы приходите к ощущению, что вы и существование едины. Тогда вы радушно приняты, и страха больше нет, и смерти больше нет. Тогда в вас расцветает любовь. Тогда любовь не является усилием - вы ничего не можете делать, кроме любви. Тогда это как дыхание. Глубоко внутри вы дышите любовью; вы вдыхаете и выдыхаете любовь.

Эта любовь перерастает в преданность. Тогда, в конце концов, вы о ней даже забудете так же, как вы забываете о дыхании. Когда вы вспоминаете о своем дыхании? Наблюдаете ли вы его? Вы вспо­минаете о нем, когда с ним что-то не так. Когда у вас с ним какие-то трудности, тогда вы вспоминаете, что вы дышите; в противном случае у вас нет необходимости сознавать это. И если вы сознаете свое дыхание, то это показывает, что что-то происходит неправиль­но в вашем процессе дыхания. Осознавать процесс дыхания нет необходимости. Оно безмолвно продолжается.

Таким образом, когда вы осознаете свою любовь, любовь, кото­рая является состоянием ума, то это означает, что что-то происхо­дит неправильно. Постепенно даже это сознание любви теряется. Вы просто вдыхаете и выдыхаете любовь. Вы забыли все, даже то, что вы любите. Тогда любовь превращается в преданность. Это пре­дельная вершина, предельная возможность - вы можете назвать это как угодно.

Любовь может превратиться в преданность, когда сознание о ней утеряно, когда о ней забыли. Это не означает, что вы стали бессознательными, это только означает, что процесс стал таким беззвучным, что вокруг него нет никакого шума. Он не является ни неосознанным, ни осознанным. Это становится просто естествен­ным. Любовь здесь, но она не создает внутри вас никаких беспо­койств, она становится такой гармоничной.

Таким образом, помните, что когда я говорю о любви, я не говорю о вашей любви. Но если вы попытаетесь понять свою лю­бовь, то это станет шагом по направлению к перерастанию в любовь другого рода. Так что я не против вашей любви. Я просто констати­рую тот факт, что если ваша любовь базируется на страхе, то это просто обычная, животная любовь. Здесь не предполагается ника­кого умаления, никакого осуждения - это просто факт.

Человек боится. Он нуждается в ком-то, кто дал бы ему ощуще­ние того, что он радушно принят, что он не должен бояться. Чтобы не быть наполненным страхом, вам нужен хотя бы один любящий человек. Хорошо, если такой человек есть, но это не то, что Будда или Иисус называли любовью. Они называли любовью состояние ума, а не взаимоотношения. Так что попытайтесь выйти за пределы взаимоотношений и вскоре вы станете любящими. Сначала вы будете не в состоянии любить, пока не войдете в медитацию. Пока вы не придете к пониманию внутреннего бессмертия, пока вы не придете к пониманию глубокого единства между внутренним и внешним, пока вы не почувствуете, что вы и есть существование, это будет очень трудным делом.

Итак, эти техники медитации просто помогают вам перейти от взаимоотношений к состоянию ума. И о времени совершенно не нужно думать - время не имеет отношения к любви.

 

Второй вопрос:

Большинство техник, о которых Вы рассказываете, используют тело в качестве инструмента. В чем причина того, что в тантре такое большое значение придается телу?

Здесь следует понять многие основные положения. Прежде все­го, вы не являетесь телом. Непосредственно сейчас вы есть ваше тело и больше ничего. Вы можете иметь понятия о душе, об атме и тому подобном, - но это только понятия, только идеи. Прямо сейчас вы действительно являетесь только телом. И не обманывайте себя, что вы являетесь бессмертной душой, вечной атмой. Не идите на обман самих себя. Это просто идея, и эта идея тоже базируется на страхе.

Вы не знаете, существует душа или нет; вы никогда не проника­ли в то внутреннее ядро, где осознается бессмертие. Вы только слышали о душе, и вы прицепились к этой идее, потому что вы боитесь смерти. Вы знаете, что смерть является реальной, поэтому вы все время желаете и верите в то, что что-то там может быть, что является бессмертным. Это исполнение желания.

Я не утверждаю, что души нет, я не говорю, что не существует ничего, что являлось бы бессмертным. Нет, я не утверждаю этого. Но в той степени, в которой это касается вас, вы являетесь просто телом с идеями о том, что существует душа, которая бессмертна. Эта идея существует только в уме, и это тоже то, что вы собрали благо­даря страху. Вот почему, чем слабее вы будете становиться, чем старее вы будете становиться, тем в большей степени вы будете становиться верующими в бессмертную душу и в Бога. Тогда вы станете ходить в церковь, или в храм, или в мечеть. Если вы зайдете в мечеть, или в церковь, или в храм, то вы обнаружите, что там собираются старики, находящиеся на пороге смерти.

Молодежь в основном атеистична, так было всегда. Чем вы моложе, тем вы более атеистичны. Чем вы моложе, тем в большей степени вы являетесь неверующими. Почему? Потому что вы все еще сильны и чувствуете меньше страха, потому что вы еще не знаете о смерти. Смерть где-то далеко, она случается только с другими. Она случается только с другими, не с вами. Но по мере того, как вы становитесь старше, вы постепенно начинаете чувствовать, что теперь это может случиться и с вами.

Смерть приближается, и человек становится верующим. Так что все верования основаны на страхе. И тот, кто верит из-за страха, в действительности обманывает себя. Прямо сейчас вы являетесь телом - это факт. Вы ничего не знаете о бессмертии, вы знаете только о смертности. Но бессмертие здесь, вы можете познать его. Вера не сработает, может помочь только знание. Вы можете пред­ставить себе это, но только идея будет оставаться бесполезной до тех пор, пока это не станет конкретным переживанием.

Так что не обманывайте себя идеями и не принимайте идеи л верования за само переживание. Вот почему тантра всегда начинает с тела - потому что это факт. Вы должны начать с тела, потому что вы находитесь в теле. Но это тоже неправильно. Когда я говорю, что вы находитесь в теле, это тоже неправильно. В том, что касается вас, вы есть тело, а не находитесь в теле. Вы ничего не знаете о том, что находится в теле, вы знаете только тело. Это переживание чего-то, что не является телом, еще далеко.

Если вы пойдете к метафизикам, к теологам, то они начнут: души. Но тантра абсолютно научна. Она начинает с того, что вы есть, а не с того, чем вы можете быть. Начинать с того, чем вы могли бы быть, абсурдно - вы не можете начать с того, чем вы можете быть, вы можете начать только с того, что вы есть.

Тантра никак не осуждает тело. Тантра является тотальным приятием вещей такими, каковы они есть. Христианские теологи и соответствующие лица других религий являются осуждающими, они выступают против тела. Они порождают дуализм, расщепление, ощущение того, что вы двойственны. Для них тело является врагом, злом, поэтому они сражаются с ним. Этот дуализм в корне неверен, этот дуализм разделяет ваш ум на две части и порождает расщепленную личность.

Религии помогают человеческому уму быть шизофреничным. Любое разделение глубоко разъединит вас на части, сделает из вас две или более сущности. И каждый - это толпа из многих разделе­ний, без всякого органического единства, без всякого центра. Вы не являетесь индивидуальностью в прямом значении этого слова. Это слово подразумевает неразделяемость, «индивидуальное» (individual) означает «неделимое» (indivisible). Но вы просто разде­лены на много частей.

Разделены не только ваши ум и тело, но разделены также ваши душа и тело. Абсурд доходит до такой степени, что разделено даже само тело: нижняя часть тела является злом, верхняя - добром. Это глупо, но это так. Даже вы сами не чувствуете себя спокойно по отношению к нижней части тела. В вас вползает какое-то беспокой­ство. Имеет место разделение, разделение и разделение...

Тантра принимает все. Все, что существует, принимается от всего сердца. Вот почему тантра может полностью принять секс. В течение пяти тысяч лет тантра была единственной традицией, ко­торая тотально принимала секс, единственной во всем мире. Поче­му? Потому что секс - это та точка, в которой вы находитесь, а любое , движение начинается из той точки, где вы находитесь.

Вы находитесь в сексуальном центре; ваша энергия находится в сексуальном центре. И из этого центра она должна двигаться вверх, далеко наружу. Если вы отвергаете сам центр, то вы можете продолжать обманывать себя, что вы движетесь, а на самом деле вы не сможете двигаться. Тогда вы отвергаете ту единственную точку, из которой возможно движение. Так что тантра принимает тело, принимает секс, принимает все. Тантра утверждает, что мудрость принимает все и трансформирует его; отвергает только невежество. Только невежество отвергает - мудрость принимает все. Даже яд может стать лекарством, но при наличии мудрости.

Тело может стать сосудом для того, что вне его, а сексуальная энергия может стать духовной силой. И задумайтесь, почему вы спрашиваете: «В чем причины того, что в тантре такое значение придается телу?" Почему?

Вы рождены как тело, вы живете как тело, вы заболеваете как тело; вас лечат, дают лекарства, помогают вам, делают цельным и здоровым, считая, что вы тело. Вы становитесь молодым как тело, вы будете старым как тело, вы умрете как тело. Вся ваша жизнь ориентирована на тело, центрирована вокруг тела. Вы будете любить кого-то, вы будете вступать с кем-то в половые отношения, и вы будете создавать другие тела, вы будете воспроизводить другие тела. Что вы делаете в течение всей жизни? Сохраняете себя. Что вы сохраняете при помощи пищи, воды, крова? Вы сохраняете тело. Что вы делаете, когда занимаетесь воспроизводством? Вы воспро­изводите тело. Вся ваша жизнь на 99,9% ориентирована на тело. Вы можете выйти за пределы, но это путешествие должно быть осуще­ствлено через тело, телом, с использованием тела. Но почему вы спрашиваете? Потому что тело является чем-то внешним. Глубоко внутри тело является символом секса.

Таким образом, те традиции, которые направлены против секса, направлены и против тела. По отношению к телу могут быть друже­ственными только те традиции, которые не против секса. Тантра абсолютно дружественна к телу, она утверждает, что тело является сакральным, священным. Для тантры осуждать тело является свя­тотатством. Утверждения о том, что тело является нечистым или что тело является греховным, являются чепухой для тантры - са­мым ядовитым учением. Тантра принимает тело - и не только принимает его, но и утверждает, что оно является священным, чи­стым, невинным. Вы можете использовать его, вы можете сделать его средством, средой для выхода за пределы! Оно помогает даже при выходе за пределы.

Но если вы начинаете сражаться с телом, вы потеряны. Если вы начинаете сражаться с ним, вы становитесь все более и более боль­ными. И если вы будете все время сражаться с ним, вы упустите возможность. Сражение является негативным; тантра является по­зитивной трансформацией. Не сражайтесь с телом - в этом нет необходимости.

Это выглядит так, как если бы вы сидели в автомобиле и стали сражаться с автомобилем. Тогда вы не можете двигаться, потому что вы сражаетесь с транспортным средством - его нужно исполь­зовать, а не бороться с ним. А своей борьбой вы только разрушите транспортное средство, и тогда двигаться будет все более и более трудно.

Тело является прекрасным средством передвижения - очень таинственным, очень сложным. Используйте его, не сражайтесь против него. Помогите ему. В те моменты, когда вы идете против него, вы идете против себя. Это выглядит так, как будто человек хочет добраться куда-то, но сражается со своими собственными ногами и отрезает их. Тантра призывает знать тело и его секреты. Знать его энергии и знать, как эти энергии могут быть преобразованы, - как их можно перемещать и поворачивать в различных измерениях.

Возьмите, например, секс, который является основной энер­гией тела. Обычно сексуальная энергия используется только для воспроизведения. Одно тело создает другое тело и так далее. Биоло­гическая полезность сексуальной энергии заключается только в воспроизведении. Но это только одно из возможных использова­ний, причем самого низкого уровня. Здесь не предполагается ника­кого осуждения, но уровень этого самый низкий. Та же самая энергия может участвовать и в других созидательных актах. Восп­роизведение является основным созидательным актом - вы созда­ете нечто. Вот почему женщина испытывает неуловимое чувство благополучия, когда становится матерью: она создает нечто.

Психологи утверждают, что вследствие того, что мужчина не может воспроизводить потомство как женщина, что мужчина не может стать матерью, он испытывает некоторое беспокойство и для того, чтобы устранить это беспокойство или преодолеть его, он все время создает другие вещи. Он будет рисовать картины, он будет делать что-то, что превращает его в созидателя, в мать. В этом причина того, что женщина является менее созидательной, а муж­чина - более, потому что у женщин есть естественное измерение, в котором они являются созидателями. Они могут стать матерями и они могут исполниться, они легко могут реализоваться. Ими ощу­щается огромная биологическая созидательная возможность.

Но мужчине недостает этого и он испытывает некоторый дис­баланс. Ему хочется созидать, поэтому он находит этому какую-то замену. Он будет рисовать, он будет петь, он будет танцевать. Он будет делать что-то, в чем он также может стать матерью. Психологи сейчас утверждают, а тантра говорила это всегда, что сексуальная энергия является источником всей творческой деятельности. Слу­чается так, что если художник действительно очень глубоко входит в свои творения, то он может полностью забыть о сексе. Когда поэт очень увлечен своими творениями, он полностью забывает про секс. Ему не нужно накладывать на себя никаких обетов безбрачия, обе­тов брахмачарьи.

Только монахи, ничего не созидающие монахи, живущие в мо­настыре, нуждаются в насильственной брахмачарье - потому что если вы являетесь созидателем, то та же самая энергия, которая движет сексом, движется в созидание. Вы можете полностью забыть секс, и нет никакой нужды делать какое-либо усилие для этого, потому что это невозможно. Вы не можете сделать никакого усилия, чтобы забыть что-либо, так как само усилие напомнит вам об этом снова и снова. Это глупо - фактически, самоубийственно. Вы не можете пытаться забыть что-либо.

Вот почему те, кто принуждает себя к брахмачарье, к половом) воздержанию, становятся просто церебральными сексуальными извращенцами. Тогда секс крутится в уме: все происходит в уме -не в теле, а в уме. И это еще хуже, поскольку ум становится тотально сумасшедшим. Исчезнуть сексу поможет только созидательная де­ятельность.

Тантра утверждает, что если вы войдете в медитацию, то секс исчезнет полностью; он может исчезнуть полностью. Вся энергия поглощается высшими центрами, - а ваше тело имеет много цент­ров. Сексуальный центр является самым низким, человек сущест­вует в наинизшем центре. Чем больше энергии перемещается выше, тем более высокие центры начинают расцветать. Когда та же самая энергия движется в сердце, она становится любовью. Когда та же самая энергия движется еще выше, начинают расцветать новые измерения и новые переживания. И когда эта же энергия перемещается в наивысшую точку, в высшую точку вашего тела, она достигает того, что тантра называет сахасрарой - это последняя чакра в голове.

Сексуальный центр является наинизшей чакрой, а сахасрара является наивысшей, и между этими двумя чакрами перемещается сексуальная энергия. Она может быть высвобождена из сексуально­го центра. Когда она высвобождается из сексуального центра, вы становитесь причиной воспроизведения кого-то другого. Когда та же самая энергия высвобождается из сахасрары, из головы в кос­мос, вы даете новое рождение самому себе. Это тоже воспроизвод­ство, но не биологическое. Тогда это духовное воспроизводство; тогда это повторное рождение. В Индии мы называем такого чело­века «дважды рожденным» - двидж. Теперь он дал самому себе новое рождение. Двигалась та же самая энергия.

У тантры нет осуждения, только тайные техники для трансфор­мации. Вот почему тантра так много говорит о теле - это необходи­мо. Тело должно быть понято - вы можете начать только с того места, где находитесь.

 

Третий вопрос:

 

Вы сказали, что любовь может сделать нас свободными. Но обычно мы видим, что любовь становится связанностью, и вместо освобождения нас она делает нас еще более закрепощенными. Так расскажите нам что-нибудь о связанности и свободе.

Любовь становится связанностью, прикреплением, потому что никакой любви нет. Вы просто играете, обманываете самого себя. Прикрепление является реальностью; любовь была всего лишь предварительной игрой. Поэтому всякий раз, когда вы влюбляе­тесь, рано или поздно вы обнаруживаете, что вы стали инструмен­том - и затем начинаются все страдания. В чем заключается механизм этого? Что происходит?

Всего лишь несколько дней назад ко мне пришел человек, кото­рый чувствовал себя очень виноватым. Он сказал: «Я любил одну женщину, любил ее очень сильно. В тот день, когда она умерла, я рыдал и плакал, но внезапно я осознал внутри себя некоторую свободу, как будто с меня свалилась некоторая ноша. Я стал глубоко дышать, как если бы я стал свободным.»

В этот момент он осознал второй слой своего чувства. Внешне он рыдал и плакал и говорил: «Я не могу жить без нее. Теперь это будет невозможно, или же жизнь будет подобна смерти.» Но глубоко внутри он сказал: «Я стал сознавать, что я чувствую себя очень хорошо, что теперь я свободен.»

Третий слой стал чувствовать вину. Он сказал ему: «Что ты делаешь?» Он говорил мне, что мертвое тело лежало перед ним, и он начал испытывать большое чувство вины. Он сказал мне: «Помоги­те мне. Что случилось с моим умом? Неужели я предал ее так скоро?»

Ничего не случилось; никто никого не предавал. Когда любовь становится связанностью, она превращается в ношу, в оковы. Но почему любовь превращается в связанность? Самое первое, что следует понять, это то, что раз любовь стала связанностью, то у вас была только иллюзия, что это любовь. Вы играли с самим собой и думали, что это была любовь. В действительности, у вас была по­требность в привязанности, в связанности. И если вы пойдете еще глубже, вы обнаружите, что вы нуждались также и в том, чтобы быть рабом.

Существует неосознанный страх перед свободой, и все хотят быть рабами. Все, конечно, говорят о свободе, но ни у кого нет мужества, чтобы быть реально свободным, потому что, когда вы реально свободны, вы одиноки. Если у вас имеется мужество быть одинокими, то только тогда вы можете быть свободными.

Но никто не обладает достаточным мужеством, чтобы быть одиноким. Вам кто-то нужен. Почему вам кто-то нужен? Вы боитесь своего собственного одиночества. Вам становится скучно с самим собой. И, на самом деле, когда вы одиноки, ничто не кажется значи­тельным. С кем-нибудь вы оказываетесь занятыми, и вы создаете вокруг себя искусственную значимость.

Вы не можете жить для самих себя, поэтому вы начинаете жить для кого-либо другого. И то же самое происходит с этим другим: он или она не может жить в одиночестве, поэтому он или она находится в поиске кого-нибудь другого. Два человека, опасающихся собст­венного одиночества, сходятся вместе и начинают игру - игру в любовь. Но глубоко внутри они ищут привязанности, связанности, тюремного заключения, рабства.

Так что рано или поздно все, что вы желаете, случается. Это одна из наиболее несчастливых ситуаций в этом мире. Все, что бы вы ни пожелали, случает



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.254.246 (0.016 с.)