Глава 2. Корпоративное государство: современные политико-правовые параметры



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 2. Корпоративное государство: современные политико-правовые параметры



На протяжении долгого времени словесная эквилибристика, как противников, так и сторонников корпоративного государства затрудняла корректное понимание этого феномена. Эта тенденция распространилась и на политическую жизнь современной России. Корпоративное государство стало играть у нас роль политического пугала. Дабы не уподобиться «вредителям политико-правовых угодий», бросим объективный взгляд на основные мифологемы корпоративного государства.

Буквальное понимание слова "корпорация" вводит в заблуждение либеральную часть отечественного политического бомонда. В ее понимании - это экономическое предприятие, во главе которого стоит директор, управляющий им сообразно своей воле. Его приказы обязательны и обжалованию не подлежат. Подобное представление переносится и на корпоративное государство. Но такое уподобление в корне не верно. Корпоративное государство - это комплекс корпораций, вовлеченных в исполнение государственных функций. Япония, Южная Корея, например, являются корпоративными государствами не потому, что бюрократический аппарат управляет жизнью общества, а потому, что их промышленные гиганты взяли на себя выполнение государственных задач.

Далее выдвигается следующий аргумент: власть делегирует отдельным субъектам (корпорациям) свои полномочия для решения тех проблем, которые сама решить не в состоянии. Ошибка такого суждения заключается в игнорировании генезиса корпорации, которая есть не акт индивидуальной воли, а естественно возникшая необходимость целого. Трудно оспорить ключевую роль ВПК в нашей стране. Превращение его в мощную самостоятельную корпорацию было вызвано потребностями исторического развития России. Власть, в свою очередь, не предоставляет корпорации полномочия, а продлевает санкцию на осуществление политики в той области, в которой последняя более компетентна.

Пожалуй, самый главный довод против корпоративного государства состоит в том, что оно подавляет демократию. Этот вывод делается на основе наблюдения тоталитарно-авторитарных режимов Италии, Испании. Весь пафос подобных "исследований" сосредоточен на разоблачении их репрессивно-карательного характера. Парадокс корпоративного государства заключается в том, что оно не подавляет, а замещает одну форму демократии другой.

В 20-30 годах ХХ века либеральные политические институты не смогли адекватно отреагировать на вызовы времени в Италии и Испании. Обращает на себя внимание тот факт, что эти страны сохраняли сильные гены традиционного общества. Либеральная демократия не смогла прижиться на их почве. Впрочем, как не смогла она прижиться и послевоенной Японии или Южной Корее. Сословно-корпоративная структура общества вступила в противоречие с принципом всеобщего формального равенства. Ранее индивид общался с государством косвенно, через корпорацию. Либеральная демократия предложила ему вести прямой диалог. Между тем индивид, наделенный колоссальной ответственностью за судьбу государства, был неспособен мыслить адекватными масштабами. Он оказался заведомо некомпетентен как носитель политического мнения, но, безусловно, компетентен как носитель социально-сословного интереса. Стало ясно, что возврат к корпоративности неизбежен. Консервативная идеология, в ее радикальном варианте, подняла знамя корпоративного государства.

Аналогичные процессы происходили в СССР. Только у нас «почва» отвергала не либерально-демократические ценности, а марксистские. Несмотря на формальную приверженность коммунистическим идеалам, советское общество неизбежно раскалывалось на корпорации: КПСС, МВД, КГБ, ВПК, номенклатура, профсоюзы и др. Корпоративно консолидированные группы делили между собой государственные функции.

Место коммунистической утопии заняла либерально-демократическая идея. Но и она за 15 лет не смогла прочно укорениться в сознании граждан. Партии не сделались выразителями интересов народа. Но власть не терпит пустоты. Возрождаемая государственность должна создать иную форму институциональной и инновационной политико-правовой опоры на население, чтобы черпать оттуда свою легитимность. Аморфная партийная система не смогла выполнить это предназначение, ее должна сменить более эффективная корпоративная структура. В таких условиях власть не принуждает, а подчиняется необходимости - необходимости соответствовать воле народа.

Ключевым компонентом перехода к постиндустриальному корпоративному государству может стать принципиально новая структура народного хозяйства страны – единый многоступенчатый холдинг, направляемый государством-корпорацией, акционерами которой являются все граждане страны. Став акционерами государства-корпорации, граждане безвозмездно получают от него государственные акции, которые принципиально отличны от ваучеров (приватизационных сертификатов). В отличие от последних, они являются классическими финансовыми инструментами не разъединения, а объединения собственности и собственников.

Полученные гражданами государственные акции будут свидетельствовать о наличии у них неотъемлемых имущественных прав на свою долю от государственной прибыли, а также неотъемлемых равных личных неимущественных прав на участие в управление государством. При этом неотъемлемость и равенство прав граждан-акционеров исключит возможность монополизации политической власти в стране, а неотъемлемость и соразмерность имущественных прав должно обеспечить свободу рыночным отношениям при гарантированной для всех без исключения граждан экономической заинтересованности в конечном результате экономической деятельности государства. Гармоничное сочетание принципов неотъемлемости, равенства и соразмерности смогут обеспечить два вида государственных ценных бумаг - неотчуждаемые политические и отчуждаемые экономические государственные акции.

Первая акция даст право избирать и быть избранным в выборные органы государственного управления, а также право на получение своей доли от государственной прибыли. Вторая – только право на эту долю. Казалось бы, можно обойтись лишь одной, сочетающей в себе и политические и экономические свойства, государственной акцией. Но в связи с необходимостью максимального приближения функциональных характеристик этой ценной бумаги к традиционным акциям, она должна иметь свободное обращение на фондовом рынке, иначе говоря - продаваться и покупаться. Учитывая симбиоз политического и экономического содержания такой акции, отчуждение ее экономической составляющей привело бы также к автоматическому отчуждению ее политической компоненты. Таким образом, наличие государственных акций одного типа создало бы предпосылки для монополизации политической власти в стране. Вот почему для разделения политического и экономического содержания государственных акций необходимо наличие политических (имеющих и политическое и экономическое содержание) и экономических (имеющих только и исключительно экономическое содержание) ценных бумаг.

Ожидаемый по государственным акциям дивиденд придаст им пропорциональную прогнозируемой доходности инвестиционную привлекательность. Вызванный этим спрос на государственные акции неизбежно породит их предложение. Соотношение этих двух величин (или, иначе говоря, котировка государственных акций) позволит в достаточной степени объективно оценивать эффективность государственной экономической политики, практически так же, как котировка любых акций на фондовом рынке позволяет судить о состоянии дел в той или иной корпорации или в том или ином сегменте рынка. Благодаря этому государство потеряет возможность оценивать свою деятельность лишь с помощью своих же институтов. Это концептуально, поскольку общество не застраховано от их субъективизма и прямой заинтересованности в макияже результатов собственной деятельности.

Таким образом, в условиях корпоративного государства экспертную оценку его эффективности будут давать не его институты, а исполняющий роль независимого арбитра фондовый рынок.

Превратившись в совладельцев государства, граждане, исходя из своего нового качества, будут избавлены от своей вековой обязанности платить налоги. Тем самым будет завершен начатый Французской революцией процесс трансформации человека из поданного в наивысшую общественную доминанту - гражданина.

Как уже отмечалось, вся экономическая структура страны должна быть объединена в единый холдинг, головной компанией которого становится государство, а дочерними - предприятия страны. Отношения государства и предприятий в этом случае будут строиться на основе контракта, где государство предоставляет предприятиям определенные коллективные услуги (обеспечивает поддержку отечественного производителя на внешних рынках и защиту внутреннего, безопасность, развитие и функционирование единых финансовых и информационных систем, поддержку образования, фундаментальной науки и культуры и т.п.). Предприятия же оплачивают эти услуги, отчисляя некоторую часть создаваемой ими добавленной стоимости государству через объединяющую их структуру холдингов.

Трансформация традиционного государства в корпорацию, несомненно, повысит интерес граждан к его делам. Они перестанут относиться к политическим выборам как к пустой формальности, осознавая, что, выбирая тех или иных менеджеров, они выбирают людей, ответственных за ожидаемый ими доход. Их, несомненно, будет уже интересовать, на какие цели были израсходованы средства, часть которых могла бы пополнить их семейный бюджет.

Модель корпоративного государства открывает перед обществом уникальную возможность позитивного решения основных социальных проблем: опережающего развития просвещения, здравоохранения и т.д. как фундаментальных ценностей, обеспечение полной занятости, социальной защищенности и стабильности. Перекликаясь с основными идеями "человеческой революции", "новой экономики", традиционными ценностями российской государственности, эта модель органично дополняет и обогащает их технологией ее осуществления. Это делает практически "работающей" взаимосвязь: квалифицированные граждане - богатое государство - богатое общество.

Поскольку в условиях корпоративности государственного устройства всем гражданам обеспечиваются изначально равные экономические права, как на само государство, так и на поступающую в его распоряжение часть создаваемой в стране новой стоимости (все граждане превращаются в совладельцев некой собственности, приносящей им конкретный доход), постольку можно утверждать о наличии предпосылок построения моноклассового общества. Граждане, наряду с доходами от государства будут иметь и иные дополнительные доходы. Последнее позволяет говорить о наличии экономической дифференциации в моноклассовом обществе страны с корпоративным государственным устройством, где в зависимости от величины своих совокупных доходов граждане, занимая соответствующие ее ступени, будут интегрироваться в те или иные его экономические страты. В результате заложенные в обществе антагонистические межклассовые противоречия будут трансформированы в неантагонистические.

Следует также учесть, что величина получаемого гражданами дохода от их общей собственности - государства - будет во многом зависеть от качества принимаемых ими политико-управленческих решений. Обществу в целом и каждому его члену в отдельности необходимо будет постоянно анализировать как сложившиеся политические и экономические реалии, так и программы политических партий с тем, чтобы, выбрав на его взгляд лучшую из них, предоставить власть ее создателям, контролируя в дальнейшем ход ее претворения в жизнь. И от того, насколько точен был общественный анализ текущего состояния, и выверено его маневрирование между Сциллой банального популизма и Харибдой необоснованного пессимизма политических партий будет всецело зависеть экономический успех государства, а, стало быть, и получаемый от него гражданами доход.
Благодаря этому, впервые в истории общественных отношений условием принадлежности к господствующему классу станет не право распоряжаться благом, а способность им воспользоваться. Возможно, что это обстоятельство сможет стать также фактором стабильного социального мира в обществе, позволяя избегать общественно-политические и социально-экономические катаклизмы обеспечивать его поступательное движение к гармонии и процветанию.

В условиях генезиса постиндустриального общества прямая демократия получает новые импульсы развития. Информационное общество расширяет общественные связи человека и тем самым - свободу и возможности для раскрытия творческого потенциала. Между тем нынешние демократические модели все больше становятся всего лишь ширмой для политико-идеологического манипулирования гражданами. Постиндустриальное корпоративное государство позволяет сделать ряд существенных шагов на пути превращения демократии в реально работающий, экономически обоснованный механизм подчинения государства обществу.

Характерными чертами, обусловливающими особенности политической системы корпоративного государственного устройства, на наш взгляд, являются:

- преобразование государства из института регламентации политических прав общества в институт обеспечения, прежде всего, социально-экономических прав граждан;

- превращение граждан в акционеров (совладельцев) государства, а, следовательно, и в реальных носителей наивысшей власти;

- трансформация традиционного общества с антагонистическими классами в моноклассовое общество собственников корпоративного государства;
- рост социальной стабильности вследствие экономического единства граждан;

- трансформация избирательных прав граждан, а также их гипотетических имущественных прав на общенациональную собственность в имущественные и личные неимущественные права граждан-акционеров государства;

- обеспечение высокой степени демократичности общества за счет повышения степени публичности власти, обусловленного трансформацией органов власти традиционного государства в органы гражданского самоуправления, а также полной свободой граждан в выборе функциональных обязанностей и прав подотчетной им иерархии органов гражданского самоуправления;

- замена обязанности граждан выплачивать государству налоги на обязанность государства выплачивать своим гражданам-акционерам дивиденды в размере определенного социального минимума;

- мотивация общественно-политической активности общества за счет выплаты дивидендов лишь участвующим в управлении своим государством гражданам-акционерам; непосредственной зависимости размера получаемых ими государственных дивидендов от эффективности его работы;

- обеспечение государством всеобщей занятости граждан благодаря возможности их постоянной и оплачиваемой работы акционерами государства;
- обеспечение материальной заинтересованности высших руководителей в эффективной работе органов управления государством.

Основой политической системы страны с корпоративным государственным устройством станет триединство гражданина, гражданского сообщества и государства. Именно в органичном взаимодействии этих трех "столпов", в их автономных и независимых основаниях - залог высокой степени политической, экономической и административной эффективности этой новой политической системы.

Корпоративность государства, несомненно, предопределит и кардинальное изменение всей правовой системы страны, основой которой становится конкретный гражданин. Оно разрывает цепь зависимости человека от государства и более того, создает условия для подчинения государства гражданину. Именно Человек становится в условиях корпоративного государства наивысшей общественной доминантой.

С целью преодоления отчужденности между большинством граждан и политикой в рамках новой политической системы, формируется новое экто - гражданское сообщество, представляющее собой добровольно организованный союз граждан. Благодаря этому общество перестает быть одним из объектов политического воздействия государства; наоборот, государство становится одним из элементов общества.

Предлагаемая модель новой социальной организации позволит трансформировать государство из института власти, стоящей над обществом, в систему подчиненную обществу. В зависимости от своих политических взглядов, гражданин сможет передать свою государственную акцию в управление политической партии, программа которой наиболее близка его взглядам. Сам механизм передачи государственной акции от гражданина политической партии подобен механизму передачи обычных акций от владельца брокеру фондового рынка.

Иначе говоря, представительская власть в корпоративном государстве будет формироваться, выражаясь современным политическим языком, только по партийным спискам и в ней не будет места для лиц, избираемых ныне по мажоритарной системе. Это обусловлено тем, что эффективное управление такой сложной системой как государство выдвигает повышенные требования как к профессионализму, так и к слаженности управляющей ею команды людей. Их должна объединять разработанная ими же программа, способствующая экономическому развитию государства и социальному прогрессу.

Таким образом, выбирая ту или иную политическую программу и отдавая свою государственную политическую акцию в управление разработавшей эту программу партии, гражданин тем самым выбирает профессиональную команду специалистов, нацеленных на достижение обозначенного ими результата.

Чрезвычайно актуальной для корпоративного государства с федеративными корнями должна стать жесткая корпоративная управленческая вертикаль, в соответствие с которой руководители территориальных отделений корпораций не выбираются проживающими на данных территориях акционерами корпораций, а назначаются из их главных офисов. Именно в этом, обеспечивающем единоначалие, принципе формирования корпоративных команд, кроется причина их мобильной и эффективной работы. И именно из-за отсутствия подобного подхода обречены на проблемы традиционные федеративные государства.

Итак, в отличие от структуры институтов гражданского общества, пучок полномочий которого направлен демократически снизу вверх, структура корпоративного государства представляет собой вертикально интегрированную систему с пучком полномочий, направленным административно сверху вниз.

В основе политической системы с корпоративным государственным устройством заложен концептуальный принцип независимости граждан и гражданских институтов от государства. Однако эта независимость не означает недопустимость взаимодействия гражданского сообщества и корпоративного государства. Наоборот, она предопределяет их паритетное участие в принятии оптимальных решений по общим проблемам.

Целостная картина новой общественно-политической системы корпоративного государства должна предстать в новой Конституции, которая станет важнейшим законом прямого действия, характеризующим права, обязанности и механизмы взаимодействия всех основных институтов нового общества – гражданина, гражданского сообщества, государства.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-20; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.120.150 (0.038 с.)