ПОПОВ ГЕННАДИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ПОПОВ ГЕННАДИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ



(1940 – 1997)

 

Минимальные потери

 

Ещё стучали эхом горы…

Довольный ротой и собой,

Комроты говорил майору:

– Ну, дали им! Вот это бой!

 

Сюда не сунуться теперь им!..

– Что ж, молодцы, – сказал комбат. –

Ну, а твои, твои потери?

– Да ерунда – один солдат…

 

…В селе далёком на Кубани

Мать, не стирая слёз со щёк,

Шепнула серыми губами:

– Всё, всё потеряно, сынок…

 


РУМЯНЦЕВА МАЙЯ АЛЕКСАНДРОВНА

(1928 – 1980)

 

 

Обелиски

 

Тихо в степи травы скорбят.

Птицы по ветру, по небу летят.

Вечный огонь в том краю поседел,

Глядя в седые глаза матерей.

 

Как шинель над ними – степь

Столько зим и столько лет!

Встретишь в поле обелиск –

Поклонись! До земли поклонись...

 

Степи заснут, травы заснут.

Снеги по ветру, по небу пройдут.

Вдовы к солдатам идут по ночам,

Чёрные шали скользят по плечам.

 

Как шинель над ними – степь

Столько зим и столько лет!

Тихо в степи солнце взойдёт.

Детство солдатам цветы принесёт.

 

Слышите шаг по степям там и тут?

Это солдаты в бессмертье идут…

Как шинель над ними – степь

Столько зим и столько лет…

 

Встретишь в поле обелиск –

Поклонись!

До земли поклонись…

 

 

Почтальону сорок первого года

Тётя Варечка, тётя Варя,

Не носи похоронки в хаты.

В каждом доме, за каждой дверью

С фотографий глядят солдаты.

 

Лучше спрячь ты бумагу белую,

За порог не надо носить…

Говорят, что сейчас на базаре

Трудно чёрный платок купить…

 

И в селе у нас через хату

Ходят женщины в чёрном трауре.

И в селе у нас через хату

На портретах – ленточки алые.

 

Бабы бойкие, бабы тихие,

Дашь листок – и в голос заплачут.

Не носи похоронки в хаты,

Ты под чёрным платком

припрячь их…

 

…Подходила к крылечку тихому,

У порога долго стояла.

– Тётя Варечка, тётя Варя,

Отчего ты белою стала?..

 

***

Когда кровавым было небо синее,

Когда гремел на наших пашнях бой,

Не дом один, а целая Россия

Лежала у солдата за спиной.

 

В откосы где-то падали берёзы,

Дома огромные, припав к земле, легли…

Шёл в бой солдат, и относил он грозы

Всё дальше от родной своей земли…

 

Сейчас опять моторы в небе синем,

Опять грозят нам новою войной…

Не дом один и не одна Россия,

А целый мир лёг у солдата за спиной…

 

Баллада о седине

 

Говорят, нынче в моде

седые волосы.

И «седеет» бездумно молодость.

И девчонка лет двадцати

Может гордо седою пройти…

 

И какому кощунству в угоду?

И кому это ставить в вину?

Как нельзя вводить

горе в моду,

Так нельзя вводить седину.

 

Память, стой, замри…

Это надо.

То из жизни моей – не из книжки:

Из блокадного Ленинграда

Привезли седого мальчишку.

Я смотрела на чуб с перламутром

И в глаза его очень взрослые.

Среди нас он был самым мудрым,

Поседевший от горя подросток…

 

А ещё я помню солдата,

Он контужен был взрывом гранаты

И оглох и навек онемел.

Вот тогда, говорят, поседел…

 

О, седая мудрая старость!

О, седины неравных боёв!

Сколько людям седин досталось

От не отданных городов!

 

А от тех,

что пришлось отдать,

Поседевших – не сосчитать…

 

Говорят, нынче в моде – седины.

Нет, не мода была тогда,

В городах – седые дымины.

И седая в селе лебеда,

 

И седые бабы-вдовицы,

И глаза, седые от слёз.

И от пепла – седые лица

Над холмом

у седых берёз…

 

Пусть сейчас – не война.

Не война,

Но от горя растёт седина.

 

Эх ты, модница, злая молодость,

Над улыбкой – седая прядь.

Это даже похоже на подлость –

За полтинник – седою стать!

 

Я не против дерзости в моде.

Я за то, чтобы модною слыть.

Но седины,

как славу, как орден,

Надо, выстрадав, заслужить…


ХВОРОВ ВАЛЕРИЙ МИХАЙЛОВИЧ

(род. в 1957 году)

 

***

Есть даты светлые навечно,

когда Россией правит Бог.

И в День Победы ставят свечи

тому, кто Родину сберёг.

 

Несовместимое совместно,

когда опасность у дверей.

Когда смертям и пулям тесно

вокруг распятых лагерей.

 

Штрафные гибли батальоны

и в городах, и на полях.

Лишь одиночкам опалённым

спасали жизнь в госпиталях.

 

Солдат заплачет в День Победы,

ему позволено судьбой.

И водки выпьет за беседой

из старой фляжки фронтовой.

 

И скажет: «Господи, помилуй

за то, что фрицев убивал.

За то, что водку с русской силой

трофейным шнапсом запивал».

 

Штрафные гибли батальоны

В сплошном безжалостном бою.

И заслужил солдат «погоны»,

Спасая Родину свою.

 


ЦУРИКОВА НИНА ПЕТРОВНА

(род. в 1945 году)

***

Отшумела, ушла эпоха…

Хорошо было в ней иль плохо?

Залп салютами ночь разбудит,

Двадцать первый потом рассудит,

Как с фашизма чумой сражались,

Жизнь отстаивая, мужали,

И летели с полей сраженья

Обгоревшие стихотворенья.

Рвали сердце и душу в клочья

Обагрённые кровью строчки!

И – застыли, но – не убиты.

Берегут их гранита плиты.

 

Солдаты бессмертья

 

Красный полощется флаг,

Кровью окрасив дату.

Слышишь, чеканя шаг,

Строем идут солдаты?

 

Не разрушается строй

Диким бомбежки гулом,

Залпом не оглушён

Траурных караулов.

 

Холод не страшен, зной –

Только забвенье ранит.

Этот бессмертный строй

В вечность шаг чеканит!

 

В прошлом – была война,

Взрывы, окопы, танки,

Братских могил стена,

Звёздных крестов останки.

 

Долгими были сны,

Тяжкими были мысли.

И – поднялись они,

Встали у обелисков!

 

Слышишь, стучат сердца,

Павших в кровавых битвах,

Дедушки и отца,

С нами сливаясь в ритмах?

 

Будто бы говорят:

Помните нас, ребята!

Наши сердца горят

Болью земной утраты.

 

Мы ведь для вас зажгли

Солнце Победы ясной.

Надо, чтоб знали мы:

Это всё – не напрасно!..

 

…Красный полощется флаг,

И не тускнеют даты.

Слышишь, чеканя шаг,

В вечность идут солдаты!

 

Салют Победы

 

Над майскими цветами и травой

Теплом ветра весенние согреты,

И, раздвигая горизонт ночной,

Салютом поднимаются рассветы.

 

Салют Победы над землей горит

Огнём сердец, расстрелянных войною,

Салют Победы двери отворил

В счастливый мир победною весною.

 

Сверкает, как алмаз, в лучах зари

Земля, забыв все горести и беды,

Великий праздник миру подарив,

Который раз отпразднует Победу.

 

Салют Победы над землей горит!

Мы той войны не видели с тобою.

Салют Победы двери отворил

В счастливый мир победною весною.

 

Дают обет защитники страны:

Пусть спят в земле спокойно наши деды.

Мы будем светлой памяти верны,

Храня в веках бессмертный флаг Победы.

 

Опять заря над Родиной встаёт,

И подвиг время не сотрёт бесследно.

В сердцах людей и памяти живёт,

В лучах зари горит Салют Победы!

 

 


СТИХИ ВНУКОВ И ПРАВНУКОВ ВОЙНЫ

АЛЁШИН ОЛЕГ ВАЛЕНТИНОВИЧ

(род. в 1964 году)

 

***

Донских степей печальный сон

Последним криком не нарушу.

А ветер, словно бесогон,

Врачует раненую душу.

Что грезится стране моей

В лучах тревожного заката?

Быть может, череп снится ей

Непогребённого солдата

Растет цикорий из глазниц

А мне всё кажется, что это

Глаза славянских мудрых лиц,

На нас смотрящих с того света.

Печальней этих синих глаз

Нет ничего на белом свете.

Так смотрят пристально на нас

Старухи и больные дети.

Русский солдат

Богоборчество живёт в русском человеке с языческих времён. История, рассказанная мне поэтом Валентином Сорокиным, сыном солдата, поразила моё воображение.

Он рос в многодетной семье. Шла Великая Отечественная война. Его отец понимал, что если его мобилизуют, то семья обречена на голодную смерть… Когда «атеисту» Василию пришла повестка, он вдруг ощутил «чудовищную несправедливость» этого мира. От отчаяния первое, что он сделал, разбил кулаком стекло иконы Богородицы…

 

…Ты прежде «расправился» с Богом

В неравном кулачном бою.

Снаружи война у порога,

Лицом к ней солдат – на краю!

Разбито стекло у иконы –

Взыскал справедливость солдат?

– Оставь, мать, земные поклоны,

– Не будет дороги назад!

Но каждый твой шаг сосчитала

В поклонах смиренная мать.

А рядом незримо шагала

К Берлину небесная рать.

На Запад ушёл от порога,

Как дым от пожара войны.

На Запад ушёл ты от Бога,

С Восточной пришёл стороны!

По кругу идёт возвращенье

Вся слава досталась живым.

А Бог вместо лютого мщенья

Учил оправданьем своим...

Сон солдата

 

Я нашёл на развалах гранату,

Смерти не было в ней – пустота.

(Неизвестному снится солдату

В пожелтевшем бреду высота).

Я дохнул обречённо в «лимонку»,

Как в гранёный стакан боевой.

И взметнулась земля! И вдогонку

Вдруг услышал сирену и вой!

Дух войны шевельнулся тревожно

В горловине Великой войны.

Я стоял – и такое возможно?!

Посреди обгоревшей страны.

Рвутся рядом пустые снаряды,

Холостыми работает дот.

Только враг боевые отряды

На высотке таинственной ждёт

Я кричал: «Всё неправда! Неправда!»–

Зажимая гранату в горсти.

И услышал из дымного ада

Командирский приказ – доползти.

Вот ползёт моя тень затаённо,

Огибая высотку, как дым.

Вот поднялся мой дух опалённый,

Чтоб покончить с кошмаром своим.

Крик «За Родину!» – вдруг оборвался.

Я очнулся. Страны больше нет.

За какую страну я сражался

В пожелтевшем бреду столько лет?



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-20; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.117.38 (0.019 с.)