Полиция подозревает, что есть еще жертвы




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Полиция подозревает, что есть еще жертвы



Во время вчерашнего рейда полиция Грампиана арестовала человека, известного как Мясник.

Это случилось в ночь перед Хеллоуином, но Ян и Шарон Маклафлин не догадывались, что их ожидает нечто более ужасное…

 

НАПАДЕНИЕ НА КВАРТИРУ

Убийства продолжаются

Вчера вечером приехавшая по анонимному звонку полиция Глазго обнаружила залитую кровью квартиру и обратилась с призывом ко всем, владеющим какой-либо информацией, немедленно связаться с соответствующими органами. Хотя с уверенностью говорить об этом нельзя, но случай с убийством четы Сатерленд напоминает события в Абердине. Убийца, которого называют Мясником, предположительно является виновником многих кровавых преступлений, совершенных в Великобритании.

 

ОСТАНКИ НАЙДЕНЫ

Полиция подтвердила, что останки, найденные в разрушенном здании на Палмерстон-роуд, принадлежат человеку.

От источника в полиции Грампиана стало известно, что, возможно, это останки Шарон Маклафлин, которая пропала 30 октября, но более точные данные будут получены позднее. Когда Маклафлины исчезли из дома в ночь Хеллоуина, был объявлен розыск в национальном масштабе.

Сына Маклафлинов Джейми нашли в спальне, где он прятался вместе со своим другом Ричардом Дэвидсоном. Ни один из мальчиков не смог четко…

 

ДВАДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

 

 

Сержант Логан Макрай пробирался, стараясь не обварить пальцы, по темной пристани к грузовому контейнеру, высвеченному лучами полицейских прожекторов. Эта штука, помятая и побитая за годы перевозок на нефтяные вышки посреди Северного моря и обратно, величиной была с ванную комнату. Некогда голубая краска облупилась, уступив место рыжей ржавчине. В свете, обеспеченном Бюро расследований, блестела темно-красная лужа: кровь вперемешку с мазутом на бетоне. Вокруг суетились фигуры в белых халатах с фотокамерами, липкой лентой и пакетами для улик.

Четыре часа утра, весело день начинается.

Контейнер-холодильник по сути представлял собой обычный металлический ящик, покрытый изоляционным материалом. Большую часть контейнера занимали три деревянных поддона, доверху нагруженных коробками с замороженными овощами, рыбой, кусками кур и разного мяса; по мере размораживания всего этого картон проседал.

Логан нырнул под сине-белую ленту, какой полиция обычно ограждает место преступления.

Не заметить детектива, инспектора Инша, было невозможно: он был огромный, комбинезон так натянулся на нем, что того и гляди лопнет. Капюшон комбинезона был откинут, крупная лысая голова поблескивала под светом прожекторов. Но даже Инш казался карликом рядом с громадиной «Браи Иксплорер», огромного оранжевого транспортного судна, стоящего у причала; огни исполина сверкали в густой темноте ночи.

Логан протянул Иншу один из пластиковых стаканов с чаем:

– У них сахар кончился. – В ответ он получил невнятное ругательство, но проигнорировал его. – «Скай Ньюз» заявились. Теперь у нас три телевизионные команды, четыре газеты и несколько зевак.

– Супер! – Голос Инша напоминал далекие раскаты грома. – Только этого нам не хватало. – Он показал наверх на «Браи Искплорер». – Эти придурки что-нибудь нашли?

– Поисковая команда почти закруглилась. Кроме особо мерзкой порнографии – ничего. Капитан уверяет, что контейнер находился на борту всего-то пару часов. Кто-то заметил, что из этой штуковины течет, пачкая палубу, и они попытались связаться с мелкооптовым магазином, откуда он поступил. Закрыто… По-видимому, они там впадают в истерику, если не получают свои контейнеры вовремя, так что капитан послал своего механика починить мотор холодильника. – Логан отпил глоток обжигающего чаю. – Вот тогда они эти куски и обнаружили. Механику пришлось сдвинуть пару коробок с мясом, чтобы добраться до проводки. Мокрый картон не выдержал, и содержимое одной из коробок рассыпалось по палубе. – Он показал на небольшую стопку пакетов, в каждом из которых лежал красный кусок. – Когда он увидел, что там, он тут же позвонил нам. Контейнер они выгрузили.

Инш кивнул:

– А что насчет мелкооптового магазина?

– Фирма называется «Томпсон», в Алтенсе; они снабжают пару береговых компаний, обслуживающих суда. Поставляют замороженное мясо, овощи, туалетную бумагу, банки с бобами – обычный ассортимент. Но эти ребята открываются только в семь, так что надо ждать, пока…

Инспектор направил на Логана гневный взгляд:

– Ждать? Ничего подобного. Выясните, кто там главный, и вытащите эту сволочь из постели. Я хочу, чтобы поисковая группа отправилась туда немедленно.

– Да, НО…

– НЕМЕДЛЕННО, сержант.

– Слушаюсь, сэр. – Спорить с Иншем было бесполезно.

Логан выудил из кармана мобильник и отошел в сторонку, чтобы позвонить в дежурную часть: надо было организовать еще одну поисковую команду и ордер на обыск, – все это он проделывал, прихлебывая чай. Рядом с ним нарезал круги оператор, напоминающий короткую, лысеющую акулу, и Логану приходилось делать над собой усилие, чтобы не замечать его.

Сержант закончил разговор, смял пластиковый стаканчик и обнаружил, что ему некуда его выбросить… только под ноги, на пристань, либо в воду. Ни то ни другое не будет выглядеть симпатично на телевизионном экране. Он спрятал руку со стаканчиком за спину.

Оператор опустил свою видеокамеру – маленькую, не больше коробки для обуви, с логотипом шотландского отделения Би-би-си сбоку – и ухмыльнулся:

– Класс! Думал, со звуком будут проблемы, но вроде ничего вышло. Тема просто блеск! Расчлененные тела, лодки, напряг, тайна… Кстати, – он показал на смятый стакан в руке Логана, – где вы раздобыли чай? Я умираю, пить хочу.

– Алек, я полагал, вы будете тише воды ниже травы, а не занозой в заднице.

– Ай, что там, у нас у всех есть…

С другой стороны пристани раздался грозный голос Инша:

– СЕРЖАНТ!

Выругайся.

Сосчитай до десяти.

Вдохни.

– Если программа получится удачной, не смогу ли я перейти работать на Би-би-си, ребята?

– Посмотрим, что удастся сделать.

Оператор побежал вперед, чтобы обеспечить себе подходящий ракурс для съемок вопящего толстяка.

Логан пошел следом, сожалея, что на эту ночь его не назначили к другому инспектору, хотя новости из дежурной части не радовали. В последнее время разговаривать с Пишем было равносильно пляске ввосьмером на минном поле. С повязкой на глазах. Что же, тянуть бесполезно.

– Простите, сэр… – Так или иначе, о результатах звонка докладывать придется. – У них там нет никого свободного – буквально все собрались здесь, и…

– Черт возьми! – Инш провел рукой по большой розовой физиономии. – Почему никто не может сделать то, что ему приказывают?

– Через час или чуть позднее мы сможем освободить часть поисковой команды, и…

– Я уже сказал. Хочу, чтобы это было сделано немедленно. А не через час!

– Но как раз столько понадобится на получение ордера на арест. Безусловно, нам следует сосредоточиться на тщательной работе здесь…

Инспектор навис над Логаном: шесть футов, три дюйма разгневанного жира.

– Не заставляйте меня повторять, сержант!

Логан попытался говорить резонно:

– Даже если мы задействуем сейчас всех ребят с судна и тех, кто работает на пристани, им придется сидеть и ковырять в носу, пока не будет получен ордер на обыск.

Инш уже дошел до «у нас нет времени препираться по этому поводу», когда кто-то в белом комбинезоне похлопал его по плечу. Этот кто-то явно не выглядел счастливым.

– Я вас жду уже пятнадцать минут! – сказала доктор Изобел Макаллистер, главный патологоанатом Абердина, с таким выражением лица, что яйца у инспектора могли замерзнуть на расстоянии двадцати шагов. – Может, вам и нечем заняться, но у меня дел по горло. А теперь, готовы ли вы выслушать мои предварительные заключения или мне ехать домой и оставить вас тут разгребать более важное?

Сержант застонал. Только этого им не хватало: чтобы Изобел еще больше завела Инша. Этот толстый урод и так уже всех достал.

Инспектор повернулся, в свете прожекторов его разъяренное лицо приобрело пунцовый оттенок.

Благодарю покорно, доктор, что подождали меня. Простите, если мои меры по организации расследования убийства для вас неудобны. Я постараюсь, чтобы впредь пустяки такого рода вам не мешали.

Несколько секунд они молча дырявили взглядами друг друга. Затем Изобел неприязненно улыбнулась:

– Останки человеческие, мужские. Впечатление такое, что расчленение произошло через некоторое время после смерти. Скорее всего, с помощью длинного острого лезвия и пилы, но подтвердить эти заключения я смогу только после вскрытия… – она взглянула на часы, – которое состоится в одиннадцать часов ровно.

Инш ощетинился:

– Ничего подобного! Мне нужно, чтобы останки проанализировали немедленно…

– Они заморожены, сэр. Их… необходимо… разморозить. – Изобел подчеркивала каждое слово, будто разговаривала с капризным ребенком, а не слоноподобным инспектором с дурным характером. – Если желаете, я могу поместить их в микроволновку в столовой на полчаса. Но, по-моему, это будет не слишком профессионально. Как вы думаете?

Инш скрипнул зубами. Цвет его лица опять изменился – со злобно-красного на яростно-пунцовый.

– Ладно, – наконец произнес он, – тогда, полагаю, вы сможете помочь сержанту Макраю, составив ему компанию в поездке в мелкооптовый магазин в Алтенсе.

– Почему вы думаете, что я…

– Ах да, разумеется, вы слишком заняты, но я всегда могу попросить заняться этим делом другого патологоанатома. – Инш одарил женщину язвительной улыбкой. – Я понимаю, как тяжело вам приходится: вы работаете, у вас маленький ребенок, от вас трудно ожидать такой же отдачи, как от других…

Казалось, Изобел вот-вот даст ему пощечину.

– Даже не вздумайте заканчивать, инспектор! – Она нетерпеливо махнула рукой в сторону Логана. – Пойдемте в машину, сержант. У нас полно работы.

Инш кивнул, вытащил из кармана мобильный и принялся набирать номер:

– Прошу прощения, мне требуется позвонить. Алло? Это полиция Уэст Мидлендс? Да, я детектив, инспектор Инш из полицейского управления Грампиана. Мне нужно поговорить с вашим начальником, Марком Фолдсом. Да, разумеется, я знаю, сколько времени! – Он отошел подальше, где не было света.

Изобел состроила ему в спину гримасу и рявкнула на Логана:

– Ну что? Мы здесь всю ночь будем торчать?

Они уже были на полпути к машине, когда за ними раздался рык:

– УБИРАЙСЯ ОТСЮДА СО СВОЕЙ ГРЕБАНОЙ КАМЕРОЙ!

Логан оглянулся и увидел Алека. Оператор, позорно отступив, трусил вслед за ними, а инспектор снова погрузился в телефонный разговор.

– Послушайте… – сказал Алек, догнав их у видавшей виды служебной машины без опознавательных знаков. – Я тут подумал – нельзя ли мне немного с вами потаскаться?.. – Он покрутил пальцем у виска. – Инш, он ведь немного того, сами знаете…

Логан знал.

– Залазьте. Я вернусь через минуту.

Поставить группу в известность о том, что делать дальше, оказалось довольно просто: сержант всего лишь задержал проходившего мимо подчиненного, попросил выждать сорок пять минут, затем закругляться и тащить свои задницы в Алтенс.

Когда Логан вернулся и сел за руль, Алек немедленно начал ныть.

– Я что хочу сказать, – заявил он, наклоняясь вперед с заднего сиденья, где сидел по колено в пустых пакетах из-под чипсов и коробках из магазинов «Поешь на бегу», – если ваш Инш уж так не хочет попасть в этот чертов сериал, зачем тогда вылез добровольцем? И что на него накатило? Ведь вроде охотно все делал… Но сейчас он так на меня орал… Не будь на мне наушники, у меня б, наверное, барабанные перепонки лопнули.

Логан пожал плечами, сосредоточенно глядя в лобовое стекло – не так-то просто было вести машину через толпу, вооруженную камерами и микрофонами.

– Тебе еще повезло, на меня он орет каждый день.

Изобел, злясь, сидела в ледяном молчании.

 

Мелкооптовый магазин располагался в длинном складском помещении из шлакобетона в Алтенсе, самом южном конце Абердина. Внутри – бесконечные ряды полок, которые казались убогими под мерцающим светом флуоресцентных ламп. Монотонное гудение фоновой музыки не скрашивало обстановки. Кабинет Томпсона, владельца магазина, находился на полпути к торцу – несколько бетонных ступенек, ведущих к блестящей голубой двери с надписью: «Ваша улыбка – наше самое большое достижение». Если так, магазин ждало разорение, уж больно унылым выглядело все вокруг.

Мистер Томпсон не был исключением. Его вытащили из постели в половине четвертого утра, и это не могло не сказаться на внешности: под глазами повисли мешки, двойной подбородок покрывала синяя щетина, даже костюм, явно дорогой, в данный момент выглядел так, будто в нем кто-то умер.

Хозяин магазина угрюмо смотрел в стекло, занимавшее всю стену кабинета. Между полками с детским питанием, стиральным порошком и бобами в банках расхаживали полицейские.

– О господи…

– И вы абсолютно уверены, – продолжил опрос Логан, усаживаясь на скрипучий кожаный диван; в руках он держал чашку кофе и шоколадное печенье, – что у вас не было никаких проникновений со взломом?

– Нет… то есть я хотел сказать, да, уверен. – Томпсон принялся ходить по кабинету взад-вперед, затем сел, затем снова встал. – Не может быть, чтобы это поступило отсюда… У нас здесь всегда кто-то есть, семь дней в неделю, круглосуточно. И охранная система у нас – последнее слово техники.

Логан уже встречался с этим последним словом техники – шестидесятивосьмилетним стариком по имени Гарольд.

Томпсон уставился в окно:

– А вы не пытались поговорить с командой судна? Может быть, они…

– Кто доставляет вам мясо, мистер Томпсон?

– Это зависит… что именно. Часть упакованного товара поступает от местных мясников – это дешевле, чем рубить туши здесь, нанимая специальных людей, остальное мы получаем со скотобоен. Мы связаны с тремя… – Он поморщился, когда из зала донесся раскатистый грохот, а вслед за этим смех и жидкие аплодисменты. – Вы же пообещали мне, что они будут осторожны! Нам через полтора часа открываться. Я не могу допустить, чтобы клиенты застали здесь беспорядок.

Логан покачал головой:

– Думается, у вас есть более серьезные поводы для беспокойства, сэр.

Томпсон вздрогнул:

– Неужели вы думаете, что мы имеем какое-то отношение ко всему этому? У нас семейная фирма. Мы работаем здесь уже почти тридцать лет.

– Тот контейнер поступил из вашего магазина, и в нем оказались куски человеческого мяса.

– Но…

– Как вы думаете, сколько подобных контейнеров было отправлено на суда? Что, если вы продавали человечину компаниям, обеспечивающим питание моряков, уже много месяцев? Вы полагаете, парни, евшие порубленные трупы, будут от этого в восторге?

Мистер Томпсон позеленел и снова сказал:

– О господи…

Логан допил кофе и встал:

– Откуда поступило мясо, что было в том контейнере?

– Мне… мне нужно посмотреть накладные.

– Так сделайте это.

 

Холодильная камера мелкооптового магазина была устроена в противоположном конце здания и отделена от полок с продуктами занавеской из толстых пластиковых полос, которые удерживали холод внутри и не допускали музыку снаружи. Огромный агрегат, привинченный к стене, тарахтел, изредка покашливая, на манер заядлого курильщика. Воздух был достаточно охлажден – выдохи Логана, пока он шагал между коробками с фруктами и овощами к огромному морозильнику, тянулись за ним мутными облачками.

Констебль Ренни стоял около тяжелой стальной двери, сунув руки под мышки. Нос у него был красный, как у Санта Клауса, а сам он, укутанный в несколько слоев черной материи, напоминал черепашку-ниндзя.

– Там настоящий мороз, – сказал констебль дрожа. – Думал, у меня соски отмерзнут.

Логан остановился, положив руку на ручку двери:

– Тебе было бы теплее, если бы хоть немного поработал.

Ренни скорчил гримасу:

– Снежная Королева считает, что мы тут все слишком глупы, чтобы помочь. Разве я виноват, что не понимаю, что я должен искать?

Логан закрыл глаза и попытался сосчитать до десяти. Но добрался только до трех.

– Черт побери, ты должен искать человеческие останки!

– Это я знаю. Стою там, в этом поганом морозильнике величиной с мой дом, просматриваю коробки с гребаным мясом, ряд за рядом… ну и что? Разве я могу отличить сустав свиньи от человеческого сустава? Для меня один черт. Допустим, руку, ногу, голову – это я еще отличу. Но там ведь только куски мяса. – Рении переступил с ноги на ногу и подул на сложенные ладони. – Я же полицейский, а не врач.

Логан вынужден был согласиться, что в его словах есть доля истины. Человечину распознали по соску с пирсингом. Фермеры, они, конечно, народ с приветом, но не до такой же степени.

Сержант с трудом открыл тяжелую металлическую дверь и вошел внутрь. Мама дорогая, до чего же холодно… Его будто ударили в грудь мешком со льдом. Выдохи из дымки превратились в густой туман.

– Эй! Кто-нибудь есть живой?

Изобел Макаллистер он обнаружил по другую сторону шеренги из картонных коробок, покрытых сверху тонкой коркой сверкающего льда. Поверх белого комбинезона Изобел натянула пару курток грязно-синего цвета и утепленные брюки. Ансамбль завершала красная шапка с белым помпоном, примотанная к голове красно-коричневым шарфом. Совсем не тот наряд, в котором выходят на подиум…

Как и положено судмедэксперту, патологоанатому, его коллега копалась в куче замороженного мяса.

– Ну, что-нибудь нашли?

– Простуду точно прихватила, – буркнула она.

Логан никак не отреагировал. Изобел со вздохом показала на большую пластиковую корзину, в которой лежали куски мяса в вакуумной упаковке.

– У нас примерно три дюжины подозрительных кусков. Будь мясо на костях, определить было бы значительно легче: у коров и свиней совсем другое соотношение костей и ткани. Взгляни сюда. – Она подняла пакет с надписью «Свинина с костью». – Тут может быть всё что угодно. Человеческое мясо краснее из-за большего количества миоглобина, но здесь оно обескровлено и заморожено… Нам придется всё разморозить и проанализировать ДНК, прежде чем можно будет сказать что-то с уверенностью.

Вытащив очередную упаковку, она вскрыла ее и принялась изучать содержимое.

– Можете доложить инспектору Иншу, что это займет около двух недель.

Логан застонал:

– Ему это не понравится.

– Это не моя проблема, сержант.

Ну да, конечно, когда ей требовалось присмотреть за ее ребенком или полюбоваться снимками маленького чудовища, он был «Логан». А теперь, когда работа ей явно не по душе, он превратился в «сержанта».

– Послушайте, это ведь не моя вина, что Инш на вас бросается, верно? Думаете, сегодня он грубее, чем обычно?

Клинк. Логан замер, надеясь, что это не Алек со своей мерзкой камерой. Ситуация и так была тяжелой, не хватало только, чтобы его поймали и показали по центральному телевидению, когда он обсуждает Инша.

– Кто там?

– Сержант Макрай? – Из-за стопки коробок с надписью «Рыбные палочки» выглянул мистер Томпсон. – Я просмотрел накладные… – Он замолчал, глядя, как Изобел вскрывает очередную упаковку. Замороженные куски стукались друг о друга с таким звуком, будто это керамические плитки. – Это всё… неужели это всё…

– Пока не проверим, ничего не будем знать.

Логан протянул руку, Томпсон на мгновение смешался, а потом попытался пожать ее.

– Да нет. Список давайте.

– Список? Ада, конечно. – Он протянул смятый желтый лист, покрытый мелким почерком. – Простите.

Пока Логан читал, Томпсон нервно переминался с ноги на ногу.

– Скажите, что теперь будет? И… означает ли это… – Он громко сглотнул. – То есть… что я должен сказать моим клиентам?

Логан вытащил мобильный и сфотографировал листок. Затем покопался в записной книжке, выбрал нужный ему номер и нажал вызов.

– Нам понадобятся имена и адреса всех, кто имел доступ к этому морозильнику. Мне нужны все данные по поставщикам и клиентам – короче, абсолютно всё.

Электронный голос на другом конце линии сообщил ему, что номер занят: «Пожалуйста, перезвоните позже».

Томпсон обхватил себя руками и задрожал. Казалось, он вот-вот заплачет.

– У нас семейная фирма, мы уже тридцать лет здесь работаем…

– Да, конечно. – Логан попытался ободряюще улыбнуться. – Никогда ведь наперед не знаешь, результаты могут быть отрицательными.

– А вот я бы не стала обнадеживать мистера Томпсона, – сказала Изобел, выпустив облачко пара. Она сидела на корточках и доставала что-то из коробки у ног. С того места, где стоял Логан, это «что-то» выглядело очередным куском свинины.

– Вы думаете, это свинина? – Она перевернула кусок. – Но свиньи обычно не делают татуировку единорога на заднице.

 

 

Инш находился в секции кондитерских товаров. Разговаривая по телефону, он разглядывал большие коробки с хрустящим печеньем и шоколадками.

– Да, я уверен. – Инспектор немного послушал, отгрызая заусеницу на большом пальце. – Нет… нет… если этот гад попытается выйти из дома, я хочу, чтобы его немедленно арестовали… Что? Мне плевать, за что ты, твою мать, его арестуешь, арестуешь – и всё! Нет, у меня нет ордера на обыск… – Физиономия Инша привычно превращалась из ярко-розовой в разгневанно-алую. – Потому что, черт возьми, я тебе приказываю, вот почему! – Он захлопнул крышку телефона и с ненавистью посмотрел на него.

Логан откашлялся, и бордово-красная физиономия повернулась в его сторону.

– Простите, что перебиваю, сэр, но Изо… доктор Макаллистер нашла по меньшей мере один кусок человеческих останков в морозильнике. И примерно сорок подозрительных.

Инспектор просиял:

– Самое время.

– Вот только все это мясо заморожено. Она говорит, что следует разморозить и проверить ДНК каждого куска, иначе нельзя сказать, останки скольких бедолаг содержатся в упаковке – одного или целой дюжины. – Он глубоко вздохнул. – Но… на это понадобится недели две.

Инш из бордово-красного мигом превратился в яростно-пурпурного.

– ЧТО?!

– Она… это она так сказала, понимаете? – Логан отступил, подняв руки.

Инспектор некоторое время кипел, сжав зубы. Затем заявил:

– Ты ей передай, чтобы мясо проверили сейчас. Мне плевать, как она это сделает, но это первоочередное дело.

– Ну… возможно, вам лучше самому сказать, сэр? Я… – Выражения лица Инша оказалось достаточно, чтобы Логан заткнулся. – Хорошо, хорошо, я ей скажу.

Изобел его убьет, разумеется, если инспектор ее не опередит. Толстяк напоминал готовую взорваться бомбу. Правда, у Логана был шанс разрядить ее.

– По сведениям мелкооптового магазина, мясо в контейнере поступило из мясной лавки на Холберн-стрит, хозяин Макфарлейн.

– Макфарлейн? – На лице Инша появилась мерзкая улыбка.

Логан вытащил записи, предоставленные Томпсоном: две упаковки филе, полдюжины кусков бекона, упаковка телятины… Но инспектор уже шагал к выходу. Полицейские и эксперты разбегались в стороны, уступая ему дорогу.

– Пойду добьюсь ордера на обыск в этой гребаной мясной лавке. Пусть все едут туда, – рыкнул он через плечо.

– Что? Но мы еще здесь не закончили…

– Ты же сказал: останки поступили от Макфарлейна.

– Мы этого не знаем наверняка. Сюда не так трудно проникнуть. Любой мог бы…

– И еще мне нужен ордер на арест Кеннета Вайзмена.

– Кто такой, черт побери?!.

– И передай прессе, пусть пошевелятся. Брифинг в десять утра ровно.

 

Еще через полтора часа Логан и Инш сидели в служебной машине около лавки Макфарлейна; на вывеске над большим темным окном было написано: «Лучшее мясо на обед».

Холберн-стрит была пустынной, если не считать пары «воксхоллов» из Скотленд-Ярда без опознавательных знаков, полицейского фургона, набитого опытными поисковиками, когда-то белого фургона, принадлежащего Бюро опознавания, и двух патрульных машин. Все ждали появления доверенного лица прокурора с ордерами на обыск и арест.

Инш раздраженно взглянул на часы:

– Черт, куда он запропастился?

Логан наблюдал, как инспектор пытается достать таблетку из маленькой баночки. Толстые, как сосиски, пальцы безуспешно сражались с крышкой, имеющей защиту от детей. Наконец Инш справился и бросил две маленькие таблетки в рот.

– Вы заболели, сэр?

Инш поморщился и проглотил лекарство.

– Сколько времени тебе понадобится, чтобы добраться отсюда до аэропорта? – спросил он.

– Зависит от пробок. Час-полтора…

– Ночным рейсом прибывает начальник полиции Фолдс. Я хочу, чтобы ты встретил его и привез сюда.

– Разве вы не можете послать кого-нибудь в форме? Я…

– Нет, я хочу, чтобы это сделал ты.

– Но моя задача – помощь в расследовании преступления. С чего я буду изображать из себя таксиста?

– Я сказал, поедешь ты! – Инспектор всей своей тушей повернулся к Логану; голос у него был настолько громкий, что стекла машины задрожали. – Фолдс – хитрый ублюдок, двуличный урод, способный ударить в спину. Но он начальник полиции, поэтому все пляшут вокруг, будто он мессия. И не в моих интересах, чтобы какой-нибудь идиот из рядовых начал рассказывать ему в машине истории, которые слышал еще в школе.

– Но…

– Никаких «но». Ты поедешь и встретишь Фолдса, и ты не скажешь ему больше того, что ему следует знать. И если нам повезет, мы все уже закончим до того, как он здесь появится.

 

Трасса Андерсон-драйв тянулась через весь город, от ужасной развязки около Гартди до еще более омерзительной развязки в другом конце. Половина восьмого, а машина уже застряла где-то посередине длинной змеящейся ленты ярко-красных хвостовых фонарей, с трудом продвигающейся к развязке у Ходагейн. Рассвет все еще был бледно-желтым пятном; слабый предутренний свет ничуть не рассеивал толстое серое облако, нависшее над городом.

Какой-то придурок сломал в машине радио, так что слушать можно было только клацанье полицейских переговоров – суетятся ребята, чтобы не злить инспектора. Операции «Секач», будь она неладна… Что же касается Инша, этот толстый урод всех достал с того момента, как сел на свою идиотскую диету. Восемнадцать месяцев все только и делают, что угождают ему, дабы не вызвать приступа гнева…

– Это Альфа девять-один, мы на месте, конец связи.

Такое впечатление, что они вот-вот выступят в боевом порядке.

– Альфа три-два, на месте.

– Привет, это Альфа Майк семь, мы готовы. Ждем приказа.

Если по-хорошему, Логану надо бы быть с ними, вышибать ногой двери, а не работать нянькой при недоумке из Бирмингема.

К тому моменту, как он выехал за пределы города, начался моросящий дождь. Лобовое стекло запотело, и хвостовые огни идущего впереди такси превратились в пылающее жерло вулкана. Тем временем инспектор Инш отдавал последние наставления:

– Все слушайте. Хочу, чтобы всё было сделано в порядке. Шаг в сторону – яйца поотрываю и в задницу засуну. Ясно выражаюсь?

У ребят хватило ума промолчать.

– Значит, так. Все группы на счет пять, четыре, три, два… ПОШЛИ! ПОШЛИ! ПОШЛИ!

Послышались крики. Звук срываемой с петель двери. Стук. Грохот…

Логан выключил рацию и сидел набычившись, ожидая очереди на поворот к аэропорту.

 

В это утро в аэропорту скопилось много народу: очередь на досмотр тянулась вдоль всего зала – почти до самого входа. Командированные и отпускники нервно посматривали на часы, держа в руках посадочные талоны и боясь опоздать на рейс, из всех динамиков неслись предупреждения, чтобы багаж не оставляли без присмотра.

Самолет, судя по информации, приземлился восемь минут назад, но до сих пор не было никаких признаков того, что кто-то покинул борт. Логан стоял в вестибюле рядом с магазинчиком, торгующим дорогой шотландкой, и держал в руках лист бумаги с большими печатными буквами: «НАЧАЛЬНИК ПОЛИЦИИ ФОЛДС».

Наконец дверь в дальнем конце открылась. Пассажиры рейса, прибывшего в 7:05 из лондонского аэропорта Хитроу, стали расходиться.

Логан полагал, что узнать Фолдса будет нетрудно, ведь он все же начальник полиции. Наверняка этот парень в форме – не такая уж и глупая надежда, что это поможет быстрее пройти все формальности и получить лишний пакетик арахиса в полете, – и уж конечно, в сопровождении какого-нибудь старшего инспектора, задача которого нести багаж и лить елей в начальственные уши.

Каково же было его удивление, когда к нему подошел долговязый мужчина в джинсах, черном кожаном пиджаке с рукавами до кончиков пальцев, гавайской рубашке и с ожерельем из зубов акулы на шее. Лицо мужчины украшала небольшая бородка с проседью. Он постучал по листку в руках Логана и сказал:

– Я – Фолдс, а вы, вероятно…

– А… сержант Макрай, сэр.

Это что, серьга? Да, точно. У начальника полиции в левом ухе посверкивала серьга с бриллиантом.

Фолдс протянул руку:

– Вероятно, вас прислал инспектор Инш?

Акцент почти не чувствовался – так, легкий намек на Бирмингем.

– Да, сэр.

– Тогда позвольте высказать предположение: вам не следует говорить лишнего и вы должны постараться, чтобы я не путался под ногами. Так?

– Нет, сэр. Я должен довезти вас до города.

– Угу. И для этого необходим сержант? – Позволив себе полюбоваться смущением Логана, Фолдс рассмеялся: – Не берите в голову! Мне тоже приходилось заниматься этим, когда на нас сваливалось начальство из других подразделений. Понимаю, меньше всего вам нужна канцелярская крыса, которая примется указывать, как проводить расследование.

– А… О'кеу… Машина…

– У вас есть имя, сержант, или вы предпочитаете оставаться инкогнито?

Логан Макрай, сэр. – Он дернулся, чтобы взять чемодан, но Фолдс отмахнулся:

– Я еще недостаточно стар, Логан.

 

Они вползли в Абердин в самый час пик. Все это время Фолдс непрерывно говорил по телефону, попутно вовлекая Логана в разговор по поводу частей тела, найденных накануне.

– Что? Ну да, идет дождь, это же Абердин… Нет, нет, не думаю, подожди, не вешай трубку… – Фолдс прикрыл рукой телефон. – Вы сумели определить кого-нибудь из жертв?

– Еще нет, мы…

– Результаты анализов ДНК? Они совпадают с данными пропавших людей?

– Мы только что нашли останки, сэр. Они все еще заморожены. Патологоанатом сказала…

Фолдс вернулся к своему телефонному собеседнику:

– Нет, они еще не проводили анализов… Я знаю… Ты слышал? Да, я так и думал. – Потом он снова повернулся к Логану: – Вам нет необходимости размораживать все останки – для исследования ДНК достаточно маленького кусочка, который согреется до нужной температуры за несколько секунд. Наверное, когда мы приедем, мне придется побеседовать с вашим судмедэкспертом.

– На самом деле, сэр, в этом может не быть…

Но Фолдс уже снова говорил в трубку:

– Угу… Думаю, ты прав… В самом деле? – Он засмеялся. – Вот придурок…

Телефонный разговор был завершен, когда Логан пристраивался в хвост длинной очереди перед развязкой на Ходагейн. Два ряда были плотно забиты машинами, а муниципальная полоса – школьными автобусами. Ситуация казалась безнадежной.

– И долго это будет продолжаться, Логан? – спросил Фолдс, посматривая на водителя соседнего автомобиля, ковырявшего в носу.

– Возможно, долго, сэр. По-видимому, это самая плохая развязка в стране. Вопрос поднимали даже в парламенте Шотландии.

Фолдс улыбнулся:

– Насчет дорожной развязки? Вот чокнутые джоки! А еще говорят, что не следует опасаться вырождения.

– Они посчитали, что это обходится местному хозяйству примерно в тридцать миллионов в год. Вот так, сэр.

– Тридцать миллионов? Ничего себе! Это гора пирогов с телячьим рубцом и приправой.

Сержант прикусил язык. Если он сейчас обзовет начальника полиции зарвавшимся онанистом, это вряд ли поспособствует карьере.

Они долго сидели в неловком молчании. Когда Логан двигал машину на несколько дюймов вперед, повизгивание дворников прерывал всхлип двигателя. По крайней мере, клятая развязка уже была видна.

И тут Фолдс вдруг расхохотался во весь голос:

– Как же легко вас завести! – Он уселся поудобнее. – Ладно, валяйте, я знаю, что вам смерть как хочется спросить…

– Сэр?

Фолдс подмигнул, словно приглашая к откровению.

– Ну… я только… – Логан искоса бросил взгляд на одежду своего пассажира, на серьгу в ухе. – Я не совсем так вас себе представлял.

– А… вы услышали «начальник полиции» и решили: скучный старый пердун без намека на чувство юмора, одетый как портновский манекен; у него до обидного маленький пенис и, соответственно, зависть к полицейской дубинке.

– На самом деле я не мог понять, для чего человеку, занимающему такую должность, тащиться в глушь ради расследования убийства местного масштаба.

– А сейчас понимаете?

– И сейчас нет. – Логан прибавил скорость, стараясь избежать столкновения с огромным грузовиком, норовившем пролезть без очереди. Наконец они выехали на Норт Андерсон-драйв. Сержант еще нажал на газ, чтобы обогнать плешивого старикана в вихляющем, видавшим виды «мерседесе». – Почему, к примеру, не послать заместителя или старшего инспектора?

Повисла пауза.

– Понимаете, Логан, есть вещи, которые нельзя перепоручать. – Фолдс сверился с часами. – Расследованием руководит инспектор Инш?

– Мы сейчас к нему и направляемся.

– Отлично. – Фолдс снова вытащил мобильник и начал щелкать по кнопкам. – Не обращайте на меня внимания, сержант, просто нужно позвонить в пару мест… Фиона? Фиона, это Марк. Марк Фолдс… Ну разумеется, радость моя…

 

Оставив служебную машину в маленьком переулке, они вылезли под моросящий дождь. Пришлось поднять воротники и опустить голову.

– Знаете, – сказал Фолдс, переходя улицу на зеленый сигнал светофора, – я бывал в Абердине больше десяти раз, и всегда шел противный дождь.

– Мы стараемся.

– Вы, я думаю, рождаетесь с ластами на ногах.

– Только те, кто из Еллона, сэр, у них там совсем сыро.

Движение на Холберн-стрит было ограничено – двое полицейских в форме направляли весь транспорт по одной стороне улицы. Мясную лавку загораживали белые пластиковые щиты высотой в восемь футов, тянувшиеся до середины улицы.

Вещательный фургон Би-би-си был припаркован на двойной желтой полосе, вблизи от места предполагаемого преступления. Сержант отметил, что какая-то женщина с конским хвостом, раскрытым зонтиком и странным оранжевым загаром пыталась уговорить автоинспектора не выписывать ей штрафной талон. Когда Логан и Фолдс нырнули под бело-голубую ленту, замелькали вспышки блицев и посыпались вопросы. Но им удалось быстро пройти за ограждение.

За щитами стоял грязный фургон полицейского управления. Задняя дверца фургона была открыта, кто-то копался внутри, подыскивая одноразовые халаты для Логана и только что прибывшего начальника.

Внутри мясной лавки стены вкривь и вкось были оклеены карточками с рецептами: гуляш, жареные ребрышки, мятный кебаб из баранины… Отдел деликатесов и небольшой овощной отдел располагались напротив пустого стеклянного прилавка с цветными стикерами. В помещении было полно народу, остро пахло мясом.

Они отыскали инспектора Инша в холодильной камере. Вместе с двумя техниками и Изобел он разглядывал нарубленные куски.

Увидев Инша, халат на котором едва сходился, Фолдс дружелюбно воскликнул:

– Бог мой, Дэвид, ну ты и громадина! – Он протянул руку для пожатия, но инспектор только взглянул на нее. – Да, ну что же… – Фолдс поднял руку и поправил капюшон халата, как будто именно это он и намеревался сделать с самого начала. – Вы уже схватили Вайзмена?

– Выбили у него дверь в семь сорок пять сегодня утром. Но его там не было, – зло ответил Инш.

– Ты позволил ему сбежать?

– Нет, черт возьми. Я поставил машину без опознавательных знаков у его дома в то же мгновение, как были обнаружены останки на пристани. Он домой не приходил. Понятно?





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.85.57.0 (0.047 с.)