ТОП 10:

Умение использовать смешные черты.



Замечали ли вы, незнакомка души моей, что наши недостатки могутнравиться не меньше, чем достоинства? А порою даже и больше? Ведьдостоинства, возвышая вас, унижают другого, между тем как недостатки,позволяя другим беззлобно посмеяться над вами, поднимают их в собственныхглазах. Женщине прощают болтливость -- ей не прощают ее правоту. Байроноставил свою жену, которую он именовал "принцессой параллелограммов", ибоона была слишком проницательна и умна. Греки недолюбливали Аристида именноза то, что все называли его Справедливым. В своем произведении "Увиденные факты" Виктор Гюго рассказывает онекоем господине де Сальванди, чья политическая карьера была блистательна. Он сделался министром, академиком, посланником, был награжден большимкрестом ордена Почетного лениона. Вы скажете: все это не бог весть что; ноон ко всему еще пользовался успехом у женщин, а это уже многого стоит. Таквот, когда этот Сальванди впервые появился в свете, куда его ввела госпожаГайль, знаменитая Софи Гэ воскликнула: "Но, дорогая, в вашем милом юноше такмного смешного. Нужно заняться его манерами". "Боже упаси! -- Вскричалагоспожа Гайль. -- Не лишайте его своеобразия! Что же у него тогда останется?Ведь именно оно-то и приведет его к успеху..." Будущее подтвердило правотугоспожи Гайль. Анри де Жувенель* когда-то рассказывал мне, что в молодости, когда онбыл журналистом, его поразили первые шаги в парламенте депутата отКальвадоса, некоего Анри Шерона. У этого Шерона был большой живот, борода, ион носил старомодный сюртук; влезая на стол, он громко распевал "Марсельезу"и произносил высокопарные речи. Клемансо назначил его помощником военногоминистра, Шерон немедленно начал объезжать казармы и пробовать солдатскуюпищу. Журналисты потешались над ним; Жувенель подумал, что будет занятнонаписать о нем статью, и решил повидать Шерона. Тот встретил его с вызывающим видом. -- Знаю, молодой человек! -- Воскликнул он. -- Вы пожаловали, чтобыудостовериться в том, что я смешон... Ну как? Удостоверились?.. Да, ясмешон... Но смешон-то я намеренно, ибо -- запомните, молодой человек, -- вэтой завистливой стране казаться смешным -- единственный безопасный способпрославиться. Эти слова восхитили бы Стендаля. Но не обязательно казаться смешным, вы, наверное, и сами замечали, что некоторые причуды, оригинальнаяманера одеваться приносят мужчине или женщине больше славы, нежели талант. Тысячам людей, в жизни не читавшим Андре Жида, были знакомы егомексиканские фетровые шляпы и короткий плащ. Уистон Черчиль -- великийоратор, но он хорошо знал людей и весьма умело обыгрывал свою диковиннуюшляпу, непомерно толстые сигары, галстуки бабочкой и пальцы, раздвинутыебуквой "V". Я знавал некоего французского посла в Лондоне, который не могпроизнести ни слова по-английски, но зато носил галстук в горошек,завязанный пышным бантом, что необыкновенно умиляло англичан. И он долгосохранял свой пост. Последите за людьми, обедающими в ресторане. Кого лучше всего обслужат,кого будут усердно обхаживать метрдотели? Человека положительного, всемдовольного? Вовсе нет. Клиента с причудами. Быть требовательным -- значитзаинтересовать людей. Мораль: держите себя естественно и, если вам этоприсуще, чуть картинно. Вам будут за это признательны. Прощайте. _________________________________________________________

О сценах.

Делаете ли вы сцены своему мужу и друзьям, сударыня? Хотя у вас видМинервы, я крайне удивлюсь, если вы к ним не прибегаете. Сцена --излюбленное оружие женщины. Она позволяет им разом, путем короткойэмоциональной вспышки, полной негодования, добиться того, о чем бы они вспокойном состоянии тщетно просили целые месяцы и годы. Тем не менее онидолжны приноравливаться к мужчине, с которым имеют дело. Встречаются такие легковозбудимые мужчины, которые получают от ссорудовольствие и могут своим поведением перещеголять даже женщину. Та жезапальчивость сквозит в их ответах. Такие ссоры не обходятся без взаимныхгрубостей. После скандала накал слабеет, на душе у обоих становится легче ипримерение бывает довольно нежным. Я знаю немало женщин, которые, устраиваясцены, не страшатся и побоев. Они даже втайне жаждут их, но ни за что в томне признаются. "Ну, а если мне нравиться, чтобы меня поколотили?" -- вотключ к этой непостижимой загадке. У женщин, ценящих в мужчине прежде всегосилу -- духовную и телесную, -- оплеуха, которую им закатили, толькоподогревают чувство. -- Какая мерзость! -- Воскликните вы. -- Мужчина, поднявший на меняруку, перестал бы для меня существовать. Вы искренне так думаете, но для полной уверенности вам нужно быиспытать себя. Если ваше омерзение подтвердится, это значит, что гордость ввас сильнее, чем чувсвенность. Нормальный мужчина терпеть не может сцен. Они ставят его в унизительноеположение, ибо он при этом, как правило, теряет инициативу. А и может лиуравновешенный супруг успешно противостоять разъяренной пифии, которая сосвоего треножника обрушивает на него поток брани? Многие мужчины, стоиттолько разразиться буре, предпочитают удалиться или, развернув газету,перестают обращать внимание на происходящее. Следует помнить, что бездарно разыгранная сцена быстро надоедает. Уже само слово сцена нам многое объясняет. Оно позаимствовано уактеров. Для того чтобы произвести эффект, она должна быть мастерскиразыгранна. Начавши с пустяков, только потому, что накопившееся раздражениетребовало выхода, сцена должна постепенно набирать силу, питаясь всемитягостными воспоминаниями, пополняясь давнишними обидами, наполняя всевокруг рыданиями. Затем -- в подходящий момент -- должен произойти перелом:стенания пошли на убыль, им на смену пришли задумчивость и тихая грусть, вотуже появилась первая улыбка, и венец всему -- взрыв сладострастия. -- Но чтобы так разыграть сцену, женщина должна действовать по заранееобдуманному плану и все время владеть собой... Вы правы, сударыня. Ничего не поделаешь -- театр! Талантливая актрисапостоянно отдает себе отчет в том, что говорит и делает. Лучшие сцены -- те,которые устраивают намеренно и тонко разыгрывают. Не только женщины владеютэтим искусством. Выдающиеся полководцы -- Наполеон, Лиоте -- редко впадали вгнев, лишь тогда, когда полагали это необходимым. Но уж тогда их яростьсокрушала все преграды! Лиоте в приступе гнева швырял наземь своемаршальское кепи и топтал его. В подобные дни он еще утром говорил своемуординарцу: -- Подай-ка мне мое старое кепи. Берите с него пример. Берегите свое возмущение для важныхобстоятельств: будьте пастырем своих слез. Сцены только тогда эффективны,когда редки. В странах, где грозы гремят чуть ли не каждый день, на нихникто не обращает внимания. Не стану приводить в пример самого себя. Понатуре я мало раздражителен, однако и я раз или два в год выхожу из себя,когда слишком уж возмутительная несправедливость или нелепость лишает меняобычного спокойствия. В такие дни мне все вокруг уступают. Неожиданность --один из залогов победы. Меньше сцен, сударыня, но с большим блеском! Прощайте. _____________________________________________________

О золотом гвозде.

Наконец-то вы мне ответили! О, разумеется, не назвав себя. Незнакомкапо-прежнему остается для меня незнакомкой. Но мне теперь знаком по крайнеймере ваш почерк, и он мне нравится. Прямые, четкие, разборчивые буквы --почерк порядочного человека. И порядочной женщины? Возможно! Но в своемписьме вы задаете мне необычный вопрос. "Уже пять лет, -- пишите вы, -- у меня есть нежный и умный друг. Онбывает у меня почти каждый день, советует, какие книги читать, что смотретьв театре, словом, заполняет мой досуг самым приятным образом. Мы никогда непереходили границ дружбы; у меня нет желания стать его любовницей, однако ондобивается этого, настаивает, просто терзает меня; он утверждает, что во мне больше гордыни, чем страсти, что онневыносимо страдает, что так дольше продолжаться не может и он в концеконцов перестанет видеться со мною. Следует ли уступить этому шантажу? Словогадкое, но точное, ибо он прекрасно знает, что его дружба мне необходима. Видимо, он недостаточно ценит мою дружбу, раз добивается чего-тодругого?.." -- Не знаю, сударыня, читали ли вы повесть "Золотой гвоздь"Сент-Бева*. Он написал ее, чтобы покорить женщину, по отношению к которойнаходился в том же положении, в каком находится ваш друг по отношению к вам. Прелестная молодая женщина, слегка походившая на Диану-охотницу, неимевшая детей, выглядевшая моложе своих лет, обрекала его на муку, отказываяв последнем даре любви; он искусными доводами стремился добиться стольвожделенной милости. "Обладать к тридцати пяти -- сорока годам пусть всеголишь раз -- женщиной, которую ты давно знаешь и любишь, -- это, что яназываю вбить вместе золотой гвоздь дружбы". Сент-Бев считал, что нежность, скрепленная этим "золотым гвоздем",сохраняется затем на протяжении всей жизни надежнее, чем чувство, основанноепросто на признательности, дружеской привязанности или общности интересов. Вподтверждение своего мнения он приводил слова одного превосходного писателяXVIII века: "После интимной близости, длившейся какие-нибудь четверть часа,между двумя людьми, питающими даже не любовь, а хотя бы тяготение друг кдругу, возникает такое доверие, такая легкость общения, такое нежноевнимание друг к другу, какие не появятся и после десятилетней прочнойдружбы". Эта проблема "золотого гвоздя" стоит теперь и перед вами, сударыня. Насколько я понимаю, ваш друг ставит вопрос так же, как ставил егоСент-Бев во времена Софи Луаре д'Арбувиль; мужчина и впрямь испытываеттанталовы муки, сталкиваясь с кокеткой (быть может, даже не отдающей себе вэтом отчета), которая непрестанно сулит ему блаженство, но оставляеталчущим. И все же я не верю в "золотой гвоздь". Первый опыт редко бываетсамым удачным. Так что потребуется целая доска, утыканная подобнымигвоздями. По правде сказать, если бы ваш друг страдал так сильно, как утверждает, он бы уже давным-давно преодолел бы ваше сопротивление. Женщины интуитивно угадывают чувствительных мужчин, с которыми можноостаться на дружеской ноге. И хотя это их самих несколько и удивляет (однаангличанка так объясняла суть платонической любви: "Она пытается понять чегоже он хочет, а он ничего не хочет"), все же они вполне довольны и дажезлоупотребляют создавшимся положением. Стоит, однако, появиться настоящемулюбовнику и прощайте "дружеские призраки". С того самого дня, когдаШатобриан добился своего, Жульетта Рекамье* принадлежала лишь ему одному. Долгое время она пыталась сохранить цветы любви нетронутыми, но позднееубедилась, что и плоды хороши. Если можете, извлеките из этого полезныйурок. Самые лучшие оракулы изъяснялись загадками. Прощайте. _____________________________________________________

О прибытии лектора

-- Думаешь, это он? -- Уверен. -- С виду он, однако, не похож на писателя. -- У него вид озабоченного человека... Он ищет нас... Здравствуйте,дорогой мэтр. -- А! Здравствуйте... Вы господин Бернар? -- Он самый. А это моя супруга... Она все никак не хотела поверить вто, что вы -- это вы... Вы кажетесь старше, чем на фотографиях... Поездкавас не слишком утомила? -- Устал как собака... Целый день в дороге... Сомнительный обед...Словом... Но у меня еще целых два часа до начала лекции, так что успеюотдохнуть. -- Положим, двух часов у вас нет... Перед тем как проводить вас вгостиницу, я хотел бы показать вам зал... Вам будет приятно увидеть его. -- Право же, нет... Ведь он от этого лучше не станет... -- Крайне огорчен, дорогой мэтр, но нам необходимо туда заглянуть. Яусловился о встрече с господином Блавским, владельцем кинотеатра; он ждетнас... А господин Блавский человек необыкновенно обидчивый... К тому же,дорогой мэтр, лучше, чтобы я на месте вам кое-что разъяснил... Зал у насбольшой, но акустика в нем неважная... Говорить следует очень громко и все время держаться возле стола, чуть повернувшись влево... -- Надеюсь по крайней мере, что сцена у вас отапливается, я недавнопереболел гриппом, и мой доктор... -- Увы, нет. Центральное отопление, конечно, есть, но оно недействует... Впрочем, когда зал полон, он быстро нагревается... На беду,нынче вечером нас будет не слишком много. -- Что, мало продали билетов? -- Очень мало, дорогой мэтр... Всего двадцать пять или тридцать... Ноне тревожьтесь; когда я узнал об этой незадаче, я велел разослать бесплатныевходные билеты по школам и казармам, чтобы зал не казался таким уж пустым. -- У вас всегда так? -- О нет, уважаемый мэтр, случалось, лекции проходили с большимуспехом... Однако нынче вечером в концертном зале мэрии играет Жак Тибо*, ав Муниципальном театре дают "Трудные времена"* в исполнении гастролирующейздесь труппы Баре... Так что лекция, естественно... -- А вы не могли предварительно сговориться с устроителями концертов ис директором театра? -- Тут в некотором роде вопрос политики, уважаемый мэтр... Вы ведьсами знаете, что такое местные распри... Так или иначе, мы все равно несобрали бы много публики... Тема лекции -- "Романы Стендаля" -- мало когопривлекает... Не хотел бы вас расстраивать, дорогой мэтр, но согласитесь...Нет, в наших местах нравятся лекции на другие темы, например "Песня в 1900году" с прослушиванием пластинок или, скажем, "Любовь в Турции"... Впрочем,я не сомневаюсь, что все будет прекрасно и те, кто придет, не пожалеют...Вот только для нашего общества это несколько накладно, оно ведь небогато. -- Я крайне огорчен... По правде говоря, прочитав на бланке вашегоприглашения, что вы именуете себя Литературно-художественным обществом, ярешил, что Стендаль... -- Сейчас я вам все объясню... Литературное общество -- это группадрузей, которой я руковожу; каждая лекция дает нам приятную возможностьближе познакомиться с человеком знаменитым... или хотя бы известным...Например, нынче вечером, даже если лекция не будет иметь особого успеха, мыбудем просто счастливы поужинать с вами... -- Как? Будет еще и ужин? -- Да, дорогой мэтр, в половине восьмого. -- Но я никогда не ем перед лекцией. -- А это уж как вам будет угодно, дорогой мэтр... Мы станем есть, а вы-- говорить. -- Ужин в половине восьмого?.. Но ведь скоро уже семь! Могу ли я покрайней мере остаться в дорожном платье? -- Члены общества будут в костюмах, но лектор облачается в смокинг...Так уж здесь заведено... Впрочем, времени у вас достаточно... Лекцияназначена на половину девятого, но публика у нас весьма непунктуальная...Если мы начнем в четверть десятого, большая часть ваших слушателей все равноявится позднее. -- Стало быть, я буду свободен в четверть одиннадцатого? -- Да, но после лекции многие наверняка обратятся к вам с просьбойнадписать им книги... А затем в одиннадцать часов господин Перш собираетсяпредложить вам бокал-другой шампанского. -- Кто он, этот господин Перш? -- Как, дорогой мэтр?.. Вы не знакомы с господином Першем? А он сказалнам, что вы с ним друзья детства. Вы, мол, вместе учились в шестом классе. -- Раз он так сказал, стало быть, так оно и есть... Но умоляю вас,упросите господина Перша отказаться во имя нашей старой дружбы от стольвеликодушного намерения... Я нуждаюсь в отдыхе. -- Невозможно, дорогой мэтр... Господин Перш -- один из нашихмеценатов... А вот и зал... Нет, это афиша кинофильма... Нужно вам признаться, guerida, что на этой неделе я ездил читать лекциии возвратился в полном изнеможении. Прощайте. ________________________________________________________________

О холостяках

В свое время я знавал старика министра, который охотно повторял, чточеловек действия ни в коем случае не должен жениться. "Проанализируйтефакты, -- говорил он мне. -- Почему я в ходе трудной политической карьерысохранил спокойствие и ясность духа? Потому что вечером после целого дняборьбы у меня была возможность раскрыть книгу и забыться; потому что возлеменя не было честолюбивой и завистливой жены, готовой постоянно напоминатьмне об успехах моих коллег или пересказывать те гадости, что говорили обомне в светских гостиных... Блажен одинокий мужчина". Он меня так и не убедил. Я отлично понимаю, что плечи холостяка необременены дополнительной ношей. Он избавлен от домашних забот, от семейныхдрязг. Ему не угрожает опасность, что в решительный для него день он будетвнезапно выбит из колеи болезнью ребенка или семейной ссорой. Но так ли ужсвободен холостяк от женских капризов? Если только он не святой, в егожизни непременно будет какая-нибудь женщина, а любовница куда более опасна,чем законная супруга. У жены по крайней мере общие с мужем интересы. Она состарилась с ним инаучилась его понимать. Любовница же, выбранная за молодость и красоту,будет вызывать тревогу у человека в летах. Разумеется, нет правил безисключений. Выдающаяся американская актриса Рут Дрейпер в очень тонкойкомедии показала, как складывается жизнь делового мужчины, разрывающегосямежду постылой женой, деятельной секретаршей и любовницей, которая покоит инежит его. В жизни все бывает, и законная жена иногда -- постоянныйраздражитель. Но в действительности это бывает довольно редко. Обратитесь кистории. В Англии почти все выдающиеся государственные деятели были женаты.Леди Пиль, леди Биконсфилд, миссис Гладе --тон были превосходными женами. ВоФранции Гизо, Тьер, Пуанкаре, словом, все наиболее "важные" государственныедеятели также были женаты. Правда, Гамбетта и Бриан в браке не состояли. Нокак знать, будь Гамбетта и Бриан женаты, не сыграли ли бы они еще болееважной роли? Холостяку всегда будет присуща некая неполноценность: его взгляд нацелую половину рода человеческого останется либо романическим, либокритическим. Прибавьте к этому, что у него никогда не будет случаянаблюдать вблизи детей, следить за их воспитанием, понять их. Так можно лисчитать его вполне полноценным? Монтерлан в своем прекрасном романе"Холостяки"* с необычайной силой описал свойственное почти каждомухолостяку незнание реальной жизни: его мир искусственно сужен и напоминаетмячик на резинке, который, отскакивая, всегда возвращается на одно и то жеместо. На это можно возразить, что Бальзак большую часть своей жизни былхолост, а между тем никто лучше его не описал сцен семейной жизни. Этоверно, но ведь то Бальзак, ему было достаточно десяти фраз, чтобывоссоздать атмосферу жизни супружеской четы. Обыкновенному человекупятидесяти лет едва хватает на то, чтобы понять одну-единственную женщину-- свою собственную жену. Прощайте. _________________________________________________________

О романах







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.238.194.166 (0.006 с.)