Глава 8. Выборочное подчинение



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 8. Выборочное подчинение



Я не обязан подчиняться тебе

Одной из очень раздражающих привычек у детей является их склонность к выборочному подчинению. Разве вы никогда не пытались, предостеречь чужого ребенка, который ведет себя опасно или неосмотрительно, только для того, чтобы он нахально ответил вам: "Ты не моя мама и не можешь мне говорить, что мне делать"? Скорее всего, такому ребенку и его мама не может указывать, что ему делать, а что — нет. Такая реакция показывает, что несмотря на послушание ребенка своим родителям, внутри он совершенно непокорный. Он не находится под их влиянием.

Если ребенок, почувствовав какое-то хитрое намерение со стороны незнакомого взрослого и противится похищению, или чему-то подобному, тогда такое упрямство даже похвально. Но не заблуждайтесь и не гордитесь действиями вашего ребенка, если он воспротивился доброжелательности и предостережению другого, пусть даже незнакомого человека. Это непокорство — "грех волшебства". Даже когда другой ребенок, стремясь правильно вести себя, делает замечание своему ровеснику, тот должен подчиниться.

От природы каждый ребенок осознает всеобщую обязанность не нарушать порядок. Этот неписаный код виден в замечании одного маленького ребенка другому: "Нам этого делать нельзя". Совесть, которая еще не сожжена, постоянно стремится соответствовать этому врожденному стандарту. Когда ребенок не слушает справедливых обличений его ровесников, он не просто противится этим ровесникам, он в общем упрямится "правилу закона". Нет, ребенок не осознает (как, впрочем, и большинство взрослых) этого правила закона. Он может даже не знать, что значит слово "бунт"; но несмотря на это, он действует точно так же, как и взрослый, когда находится в состоянии непослушания. Ребенок нарушает свою собственную совесть. Его мучит чувство вины. Он строит преграду из гордости, самолюбия, и рано или поздно у него появится ненависть к себе. Ребенок, которому потакают в этом или позволяют так вести себя дальше, обречен на моральную гибель.

Старшая сестра

Две мои дочери (одной девять, а другой одиннадцать лет) развлекались со своими подружками у нас дома. Двухлетняя девочка подняла предмет, который ей нельзя было трогать. Ее старшая четырнадцатилетняя сестра сказала ей, что с этим играть нельзя и забрала у нее запрещенную вещь. У ребенка началась истерика. Это было его обычное поведение, а родители считали такое поведение нормальным.

Моя девятилетняя дочь, пораженная таким странным поведением, пошла и рассказала все матери. Деби, разобравшись, обнаружила, что маленькая девочка рассердилась на свою старшую сестру, которая, по ее мнению, не имела права контролировать ее поведение. Четырнадцатилетняя сестра призналась, что ей не разрешали наказывать ребенка. Моя жена немедленно устроила воспитательное занятие. Она взяла запрещенный предмет и поставила его на пол перед девочкой. Вы скажете: "Но это же искушение ребенка!" А разве Бог не то же самое сделал с Адамом и Евой?

Малышка тут же перестала плакать, с чувством триумфа посмотрела на свою сестру и потянулась к предмету. Деби сказала: "Нельзя брать. Нельзя". Когда девочка все равно схватила предмет, Деби сказала: "Нет", — и шлепнула ее по руке маленьким прутиком, при этом не лишая доступа ребенка к предмету. Глядя на все еще лежащий перед ней предмет и решив, что его все-таки можно взять, девочка снова потянулась к нему. Опять последовал шлепок и тихая команда. Это повторилось еще пару раз и ребенок понял, в чем дело.

Потом Деби взяла предмет, дала его старшей сестре и сказала ей поставить его перед ребенком и запретить брать. Когда четырнадцатилетняя девочка положила предмет перед своей маленькой сестрой, та потянулась к нему, но тут же отдернула руку, когда ей сказали: "Нет!". Затем запрещенный предмет оставили на полу посреди игровой комнаты, где ребенок играл остаток дня, не прикасаясь к нему. Маленькая девочка, которая до этого доводила всех до отчаяния своими капризами, была радостной и спокойной весь день.

Масло для огня непослушания

Прощать вашему ребенку малейшее проявление непослушания или самоволия, будь это в окружении других родителей, дедушки и бабушки, старшей сестры или брата, няни или родственников, значит подливать масло в огонь этого непослушания и самоволия. Семя бунтарства будет постоянно приносить плоды, если внутренние сдерживающие факторы ослаблены. Вы можете контролировать внешние поступки детей, но вы не воспитываете их характер.

В семье, подчиненной Божьему свету, дети должны быть настолько подчинены общему и понятному всем принципу поведения, чтобы они могли обличать и принимать обличения друг от друга. В церкви мы все подотчетны друг другу. Так должно быть и дома.

Кроме того, старший ребенок будет более ответственным, если ему поручили младших детей. И какой груз падает с плеч матери! Младшие дети всегда могут обжаловать старшего брата или сестру, если он (она) нарушает или злоупотребляет своей, данной родителями, властью (это серьезная обида). Но они также скоро усваивают, что необоснованно возражать против наказания от старшего ребенка, значит подвергнуться еще более строгому наказанию. Ответственность, предоставленная старшему ребенку, является ценной частью его воспитания. При этом также затихают трения, так как старший ребенок не оставлен без поддержки (родителей) в присутствии необузданного маленького брата или сестры. Блаженная мать, сжалься.

Я много раз наблюдал за трудной ситуацией, где один родитель (обычно менее сентиментальный отец) тверд в воспитании послушания, а другой (обычно мать) предается нежностям и слабостям по отношению к требованию постоянного послушания. В течение дня, когда отца нет, мать упрашивает детей быть послушными, ворчит, угрожает и, когда становится достаточно сердитой, идет на любой компромисс, чтобы только внушить необходимость хотя бы во временном взаимопонимании.

Отец приходит с работы и вскоре сталкивается с упрямством и непослушанием своих детей. Когда он стегает их, они начинают визжать, противясь такой "несправедливости". Эмоционально слабую мать настолько сокрушает вид ее "оскорбленных" грубостью отца детей, что она, в их присутствии, начинает вступаться за них, ставя под сомнение его полномочия.

Дети вскоре начинают играть эмоциями матери против справедливости отца. И чем больше мать критикует отца и защищает детей, тем бесстыднее и ожесточеннее относятся к честности эти дети. Они вырастают лжецами, умело манипулируя спорящими взрослыми.

Отец видит, что теряет контроль над детьми и пытается быть еще более жестким при их воспитании. Мать, стараясь все сглаживать, становится еще слабее и пропасть непонимания между ними расширяется. Печально, что в эту пропасть попадают и их дети.

Один родитель никогда не должен поправлять или подвергать сомнению справедливость действий другого в присутствии детей. Для вашего ребенка лучше, если вы временно поддержите небольшую несправедливость, чем уничтожите авторитет открытым разногласием с действиями другого. Одним из общественных проявлений такой проблемы является то, что ребенок, которого наказывает отец, начинает плакать за мамой. Но когда ребенок бежит к матери, она должна наказать его также сильно, как и отец.

Если отец заставляет ребенка есть овсяную кашу и он плачет за мамой, мать должна отреагировать, шлепнув его за такое выборочное подчинение и за то, что он не ест овсяную кашу. В следующий раз он будет рад иметь дело только с отцом.

Мы искоренили такую тенденцию к выборочному подчинению на ранней стадии. Если один из нас шлепал ребенка и тот плакал за другим родителем, тогда другой родитель добавлял наказание. Два-три случая такого взаимного воспитания, и ребенок решает, что наказания от одного родителя ему вполне достаточно.

После того, как ребенка отшлепали, ему нельзя разрешать бежать к другому родителю, чтобы тот пожалел его. Очень важно, чтобы он нашел свое утешение именно в том, кто шлепал его. Когда Бог наказывает нас, Он хочет привлечь нас к Себе, а не заставить нас отвернуться от Него к какому-нибудь другому богу (идолу).

Мама, если вы считаете, что отец слишком строг, наказывая детей, вы можете улучшить ситуацию. Когда его нет дома, требуйте, учите, наказывайте ваших детей, чтобы добиться от них мгновенного и совершенного послушания. Когда отец придет домой, в доме будет уютно и спокойно. Дети будут всегда слушаться отца, и ему не будет необходимости их наказывать.

Глава 9. Примеры воспитания

Сдача

Моя жена консультировала одну молодую маму, а я в изумлении наблюдал за следующей сценой. Один из двух детей этой мамы (двухлетний мальчик) после неудачной попытки привлечь внимание, взял игрушечный пластмассовый гаечный ключ и начал стучать им по маминой руке. Случайно он дотянулся и ткнул игрушкой ей в лицо. С его стороны это было не ново. Мы и до этого наблюдали за его насильственными "каиновыми" поступками в отношении его маленького брата, не говоря уже о маме. За день до этого моя жена наблюдала, как он взял колесо от трехколесного велосипеда и хлопал им по ноге мамы, которая вскрикивала: "Джонни, маме больно!" И потом плачущим голосом жаловалась: "Не бей маму!" Бам! — опять хлопает колесо по ноге. — "Прекрати, мне больно!" (Я скажу вам, что больно: больно видеть маму, губящую своего ребенка тем, что просто сидит и ничего не делает, хотя и реагирует на маленького Джонни, как на преступника).

Но в этот раз все произошло по-другому. Разговор продолжался, а тем временем Джонни надоело атаковать маму и он переключился на мою жену. После первого удара, почти не сводя глаз с его мамы и без изменения выражения лица, она подняла подходящую пластмассовую игрушку. Это было не для ответного нападения, а для урока. То, что должно было произойти, принесло бы больше всего пользы матери. Когда Джонни стукнул второй раз, быстро и с большей силой, чем у Джонни, моя жена нанесла ответный удар. Какой сюрприз! Что это маленький Джонни чувствует на своей руке? Боль, и она как-то связана с ударом игрушкой. Джонни ударил еще раз. И опять мгновенная сдача (только для воспитания).

Джонни был в тупике; он хотя и не заплакал, убрал болящую руку и внимательно осмотрел ее. Можно было наблюдать маленький умственный компьютер в работе. Как будто для проверки своей новой теории, он ударил еще раз, но уже с меньшей силой. Но незамедлительный ответный хлопок был не слабее, чем предыдущий. На этот раз я подумал, что он заплачет. Но нет, посмотрев на свою маму, как будто спрашивая: "Как это все понимать?" — затем он еще с меньшей силой ударил мою жену по руке. Я подумал: "На тот раз она ослабит удар, как и он". Но она опять стукнула его с прежней силой. Сейчас вам, наверное, стало интересно, что же все это время делала мама малыша. Невероятно, но две женщины продолжали разговор: моя жена, как будто все было в порядке, и его мама, с лицом, наполовину выражающим удивление, наполовину — умеренную тревогу.

На угрюмом лице Джонни, как у солдата специальных войск, появилась улыбка. К моему изумлению, с одной четвертой от первоначальной силы он еще раз ударил мою жену. На этот раз она даже приподнялась с дивана, чтобы стукнуть его в ответ. Мне показалось, как я услышал небольшой резкий выдох, какой делают мастера карате при ударе. Я ждал, что Джонни вот-вот усвоит урок. Разговор затих в ожидании реакции мальчика. Но в роду у Джонни, наверное, были викинги, потому что он продолжал обмениваться ударами еще раз десять. Однако он ударял все легче и легче до тех пор, пока после обдуманной паузы не хлопнул еще раз после чего получил быструю, сильную сдачу. Ребенок уже нехотя держал гаечный ключ в руке, изучая лицо жены. Я думаю, он был озадачен ее расслабленным, неугрожающим взглядом, так как привык, что его запугивали и ругали. Его приучили, что наказанию предшествует нарастающий антагонизм. Моя же жена ничего ему не говорила и почти не смотрела на него, а когда посмотрела, дружелюбно улыбнулась.

Ребенок развернулся, пожал плечами, поболтал ногами, улыбнулся, исследовал свою руку и посмотрел на свой гаечный ключ. Я видел, как в голову маленького экспериментатора пришла идея. Он повернулся к маме и стукнул ее по руке. Когда она потерла руку и плачущим голосом сказала: "Джонни, больно!" — моя жена протянула свою игрушку ей.

Джонни стукнул мать еще раз, а молодая мама отважно возвратила удар. Понадобилось возвратить еще пару ударов, чтобы Джонни хорошо усвоил урок. Но главной ученицей здесь была мать. И если она будет сохранять в этом постоянство, склонность Джонни к насилию пропадет навсегда.

Помните, когда взрослый человек пользовался игрушечным гаечным ключом, это не было заменой розги. Это не было наказанием, а было уроком. Ребенок радостно стучал игрушкой. Он не был сердитым или злым. Если бы он был таким, лекарством была бы розга. Возвращенные удары учили, что его поступки вызывали боль и были незаслуженными. Его также учили, что есть другие, кто может дать ему сдачу. Большинство маленьких задир вылечиваются после встречи с задирой побольше их. Дети учатся не ловить руками ос, после того, как поймают одну.

Некоторым будет трудно поверить, но в будущем после такого наставления моя жена стала дорогой для Джонни. Он очень любит ее и подымает шум, чтобы она взяла его на руки, когда она находится рядом. Дети чувствуют себя уютно возле тех, кто контролирует их эмоции и рядом с кем они знают свои ограничения в поведении. После этого случая и последующих консультаций во взаимоотношениях матери и ребенка появились значительные улучшения.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.16.13 (0.017 с.)