РЕБЕНОК ОСМЫСЛЯЕТ ОТНОШЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ ДРУГ К ДРУГУ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

РЕБЕНОК ОСМЫСЛЯЕТ ОТНОШЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ ДРУГ К ДРУГУ



В предыдущих главах мы говорили об отношениях родителей к своим детям и искали причины своеобраз­ного развития личности ребенка в диаде «родитель — ре­бенок» в особенностях осмысления ребенком собствен­ного положения в семье. Однако картина семьи сильно упрощается, если исключить из обсуждения отноше­ния между супругами. Жизнь семьи не сводится к вос­питанию детей — это очевидно. Тем не менее, обсуждая ситуацию развития ребенка, мы с вами очень часто от­межевываемся от супружеских отношений, как будто они никак не причастны к психическому состоянию детей. Дети и их родители не живут разделенными непрони­цаемой перегородкой. Поведение отца и матери по от­ношению друг к другу есть такая же реальность, как и отношения родителей к ребенку.

Осмысляя происходящее вокруг него, ребенок вгля­дывается и вдумчиво вслушивается не только в то, что родители ему демонстрируют, но и в то, что те наверня­ка хотели бы скрыть от чуткой детской души. Без преуве­личения можно сказать, что отношения между мужем и женой имеют громадное влияние на развитие личности ребенка. И дело тут не только в том, что ссорящиеся между собой родители не создают в семье необходимой ребенку теплой, приветливой и безопасной атмосферы или что ссорящиеся родители не уделяют должного вни­мания воспитанию детей, что их требования непос­тоянны, необоснованны и случайны, но и в своеобразии восприятия ребенком человеческих взаимоотношений.

Что мы знаем о влиянии плохих, напряженных отно­шений между супругами на состояние детей? К сожа­лению, очень мало... Полистав популярную литерату­ру, мы узнаем, что ссоры в семье делают ребенка нерв­ным, плаксивым, непослушным, агрессивным. Если роди-


тели постоянно ругаются, дерутся да еще выпивают, ребенок растет в явно неблагоприятной среде, и ожидать можно самого худшего исхода. Вот, пожалуй, и все. Од­нако таких обыденных знаний хватает для понимания происходящего в одной десятой из числа таких семей. В других случаях этих знаний явно недостаточно. Ну а если семья внешне «порядочная», даже является приме­ром для других, а ребенок, как говорится, без царя в голове? Или же оба родителя педагоги, так что точно знают, как воспитывать ребенка и прилично вести себя по отношению к друг другу, а их ребенок — несчастный и злой маленький человек. В чем тогда дело?

Обыденное сознание ищет выход из тупика, сваливая вину на плохое влияние улицы, школы, наследственности и т. д. Но если пристально вглядеться в данную семью, то, как правило, проблемы поведения ребенка есть соот­ветствующая реакция на существующие между супруга­ми разногласия. Трения между супругами, как правило, травмирующе влияют на ребенка.

Сам факт, что супруги живут вместе и их отноше­ния оцениваются окружающими как хорошие, вовсе не означает, что муж и жена удовлетворены в браке. Под зеркальной поверхностью жизни семьи иногда бурлят страсти; в семье, рассматриваемой окружающими как «примерная», муж и жена могут просто ненавидеть друг друга, между ними простираются «зона арктического хо­лода» или «море безразличия». Супруги, практически разошедшиеся, продолжают жить вместе из самых раз­личных соображений. Для одних главное — сохранить внешнюю «порядочность» для карьеры, других останав­ливает страх перед неизвестным будущим, третьих — долг перед детьми. В последнем случае родители из бла­гих соображений считают, что любая полная семья для ребенка лучше, чем развод.

Такая позиция представляет собой достаточно рас­пространенное заблуждение. Иногда она обосновывает­ся теми исследованиями, в которых показаны недо­статки социального приспособления детей из разведен­ных семей, выявлены повышенная нервная раздражи­тельность, эмоциональные проблемы у детей после раз­вода. Конечно, так тоже бывает, но считать причиной бед растущего ребенка то, что его родители разведены, и теоретически, и жизненно неоправданно.

Дело в том, что ссоры, частые разногласия между



родителями, их конфликтные отношения более пагубно действуют на ребенка, чем сам развод и последующая жизнь с одним из родителей. На это особо обратили внимание психологи, которые показали, что наибольший вред детям приносит не сам развод, а ссоры между супругами, предшествующие расторжению брака. Ребе­нок чутко воспринимает межличностную дистанцию, образовавшуюся вследствие их ссор. На рис. 17 шести­летняя девочка Инга в период перед разводом изобрази­ла своих родителей как уже разведенных. На рисунке маму и отца разделяет не только значительное простран­ство, но и предметы, расположенные между ними.

Когда ссоры, конфликты, скажете, тогда все понятно. Да и то... Разве дети понимают, почему родители ссорят­ся? Более того. Ведь в некоторых семьях родители удер­живают себя от бессмысленных ссор. Как же обстоят де­ла в «спокойных», интеллигентных семьях? Такой воп­рос вполне правомерен. Как развиваются дети в семьях с сохраненным «фасадом», в которых, однако, родителей связывают эмоционально напряженные отношения, скры­тое недовольство друг другом и семьей? Может, дети не замечают «психологических нюансов» в жизни роди­телей и они никак не влияют на них?

С первой частью высказанного возражения необхо­димо частично согласиться. Конечно же, часто истинная причина ссор родителей остается ребенку неизвестной (родителям, впрочем, тоже). Более того, встречаясь с необъяснимым, дети додумывают причину — простую, обыденную и понятную и впоследствии даже стремятся ее устранить. Вот несколько рассказов семилетних де­тей по картинке (см. рис. 18), побуждающей детей на рас­крытие того, как они понимают отношения родителей.

«Родители злые, ругаются. Мама сердится, что отец смотрит в окно. Отец тоже злится, что ему не разрешают смотреть в окно».

«Отец стоит и смотрит в окно. Мама стоит рядом. Они не раз­говаривают. Отец злой. Разбилась ваза. Мама ее разбила. Он злится, что она разбила. Мама не очень хорошо себя чувствует. Она говорит: «Куплю новую вазу». Отец: «Откуда деньги возьмешь?» Мама: «Зара­ботаю».

«Отец пришел с работы. Мама говорит: «Почему так поздно при­шел?» Отец: «Было собрание». Мама: «Почему не сказал?» Отец: «Я же не знал». Дети думают, почему родители так долго ругаются».

В этих примерах, как и в большинстве эксперимен­тально собранных детских высказываний о родитель-


Рис. 17 Рис. 18


ских конфликтах, выявляется стремление детей объяс­нить семейные конфликты им понятными житейскими обстоятельствами, причинами, которые нам со стороны кажутся наивными: не разрешают друг другу смотреть в окно, не договорились, куда идти гулять, кто-то разбил вазу и т. п. Дети хорошо улавливают типичные внешние обстоятельства, с которыми связан конфликт, но его суть остается для них скрытой. Нередко дети на основе своих суждений даже пытаются устранить «причину» ссор родителей. В одной семье, в которой ссоры происхо­дили на финансовой почве, шестилетний мальчик со всей серьезностью обратился к отцу и матери: «Бабушка вче­ра мне подарила рубль. Если я вам его отдам, вы прекра­тите ссориться?»

Центрированность детской мысли часто вовлекает их в эмоционально сложные коллизии. Это относится и к об­суждаемой проблеме. Не находя удовлетворительного объяснения разногласиям между родителями, дети иногда воспринимают в качестве их причины самих себя. Еще раз обратимся к детским рассказам по указан­ной картинке: «Отец и мать грустные, сердитые. Их сын опять получил двойку. Они недовольны, что он такой плохой. Они ругаются». Конечно, ребенок, определяю­щий причину ссоры как следствие собственной «плохо-сти», испытывает сильное чувство вины, что еще усугуб­ляет его и без того тяжелое эмоциональное состояние и может стать причиной серьезных психических травм.

Итак: да, дети неточно, искаженно воспринимают причины ссор между родителями, однако это не означает, что если их понимание разногласий неправильно, то они таким образом ограждаются от возможных негативных последствий.

На вторую часть оппозиционного утверждения, что если родители способны воздержаться от «открытых боев», то они могут создать ребенку ситуацию психологи­ческого комфорта, нужно ответить более развернуто.

Дело в том, что даже внешне незаметное напряже­ние между супругами оказывает большое влияние на детей опосредованно. При этом недовольство родителей друг другом и семьей превращается в негативные воз­действия, в отношения, прямо касающиеся ребенка.

Из сказанного вовсе не следует, что если оба роди­теля неудовлетворены браком, то развод неизбежен. Развод, возможно, самый простой, но далеко не самый


лучший вариант. Во-первых, расторжение семейных свя­зей травмирует и супругов, и детей. Дети привыкли и любят обоих, им необходимы и отец, и мать. Во-вторых, сам факт развода не снимает раздраженности, неудовле­творенности у супругов. Часто даже наоборот: неудовле­творенность, отягощенная чувством одиночества, повы­шается. Таким образом, негативное эмоциональное со­стояние, возникающее из-за нерешенных личностных проблем, часто продолжает свое существование в каждой «половинке» семьи. В таких случаях усугубляется со­ответствующее влияние на детей. Если раньше неудовле­творенность, раздражительность частично «разряжались» в супружеских отношениях, то теперь они могут быть целиком обращены на ребенка.

Семей без конфликтов не бывает, в каждой хоть изредка, да возникает неудовлетворенность браком. Это естественно. Противоречия побуждают к изменению, к поиску более удовлетворяющих отношений. В общем, они — двигатель прогресса семьи. Однако нередки слу­чаи, когда нерешенные проблемы укореняются, потому что на них закрывают глаза, их игнорируют, мас­кируют и от себя, и от других. Возникает иллюзия, что, если делать вид, что все хорошо, проблемы сами собой исчезнут. На это и обращено наше основное воз­ражение: супругам невыгодно поступать, как страусам, прячущим голову в песок. Скрываемое трение в семейных отношениях со временем все больше их «изнашивает» и наносит вред и самим супругам, и их детям — проблемы требуют решения, а не хранения за раскрашенным в праздничные цвета фасадом семейного благополучия.

Теперь о самих механизмах — как происходит «ка­нализация» напряжения в супружеских отношениях в негативные воздействия на детей и как дети это воспри­нимают.

КОЗЕЛ ОТПУЩЕНИЯ

Наиболее распространенный способ «канализации» излишнего психического напряжения, недовольства супругов друг другом — механизм «козла отпущения». Можно выделить два варианта его исполнения.

Первый из них разыгрывается в семьях, в которых один из супругов явно занимает авторитарную позицию «сверху». Он не терпит возражений со стороны других


членов семьи. Внутренний, психологический подтекст та­кого способа общения родителя состоит в следующем:

1. Все другие, только не он (она), виновны в неудов­
летворительном положении дел.

2. Когда выражаешь свое недовольство по отношению
к другому, становится легче на душе.

Он или она безапелляционно негодуют по поводу по­ведения супруга и таким образом как бы освобожда­ются от психического напряжения. Формы выражения чувств зависят от многого, в том числе и от культурного уровня человека. Совсем не обязательно это грубости и крик, это могут быть постоянные «тактичные» замечания о способе ведения домашнего хозяйства, воспитания детей или о привычке говорить. В любом случае суть остается та же — психическое напряжение, недоволь­ство выливаются на другого супруга. Адресат, то есть тот, на которого была направлена эта замаскированная агрес­сия, с удовольствием огрызнулся бы, однако предвосхи­щает, что подобный акт протеста чреват последствия­ми — начнется настоящий скандал, на него навалится целая лавина упреков. Поэтому муж или жена на некото­рое время подавляют в себе возникшую злобу. Но лишь на некоторое время, до первого удобного случая. Подвер­нись тут под руку ребенок — и появившееся раздра­жение польется на него. Как это происходит, остро­умно изобразил X. Бидструп в карикатуре, к которой, как говорится, комментарии излишни (рис. 19).

Другой вариант пагубной игры в козла отпущения разыгрывается в семьях, в которых оба супруга не лезут за словом в карман, оба никогда не уступят и не дадут себя в обиду. Тут из игры исключается одно звено — муж или жена, а ребенок прямо получает «свою долю» от раздраженного родителя. Такое упрощение игры происходит не сразу, а в результате накопления роди­телями супружеского опыта.

Муж и жена, имеющие за спиной большой стаж об­щения друг с другом, знают, что если начнешь открыто набрасываться на супруга или будешь упрекать его, то в ответ услышишь то же самое, в итоге напряжение в отно­шениях еще больше возрастет либо разразится настоя­щий скандал с обоюдными обвинениями, битьем посуды и т. д. Независимо от формы, в которой протекает конфликт, во всех таких случаях оба супруга проигры­вают: муж и жена из него выходят еще более раздра-


I Рис. 19

женными, недовольными друг другом. «уж лучше было промолчать...», - успокоившись, думают они:

1акие родители со временем могут научиться воз­держиваться от проявления явного недовольства друг другом, однако, к сожалению, их раздраженность, воз­никающая вследствие неудовлетворенности браком, ни­куда не исчезает. Психическое напряжение проявляется

IL°uTn\ Т° ДРУГИМ способом (курение, алкоголиза-

ция и т. д.), которые являются своеобразными клапанами 131


разрядки. И самый «удобный» объект в таких случаях для выражения накопившегося негодования — это ре­бенок. Во-первых, он не даст сдачи. Во-вторых, всегда можно найти повод прищучить ребенка: то он недоста­точно опрятный, то ботинки положил не на место, то вообще не так смотрит... Все, все ради ребенка! Все для того, чтобы он вырос приличным человеком!

Ребенок же, как и в первом случае, постоянно ощу­щает недовольство со стороны родителей. Постепенно он начинает осмыслять себя как плохого, ни на что не способного, как человека, достойного всяческих пори­цаний. Интересно, что общая для детей в положении «козла отпущения» только низкая самооценка, а при­спосабливается к данной структуре межличностных отношений каждый по-своему. Одни принимают роль «серой мышки» — пытаются как можно меньше попа­даться на глаза родителям. Такие дети оставляют впе­чатление замкнутых в себе, загнанных детей, которые с большим недоверием и ожиданием наказания смотрят на окружающих. Мир внутренних переживаний подобно­го ребенка хорошо иллюстрирует рисунок шестилетнего Ритиса (рис. 20). Его малюсенькое изображение себя


Рис. 20


Рис. 21

показывает стремление быть незаметным. Рисунок со­здает впечатление недоступного мальчика-ежика, недо­верчиво оглядывающегося по сторонам.

В других случаях дети, оказавшись в ситуации «коз­ла отпущения», развивают в себе способность проти­востоять нападкам родителей, образно говоря, выра­щивают себе когти и зубы. Они ведут себя по отноше­нию к родителям все более агрессивно, тем самым ста­новясь для них неудобным «объектом» для «канализа­ции» напряжения. Это озлобленные дети, отвечающие на каждое прикосновение укусом. Однако именно таким способом они находят выход из не удовлетворяющей их ситуации, когда все психологические помои льются


на их головы. Внутреннюю позицию такого ребенка хо­рошо иллюстрирует автопортрет шестилетнего Витаса (рис. 21). Его когти и зубы символически защищают его от нападок.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.2.222 (0.016 с.)