ЛИТКОНСУЛЬТАНТУ т. Л. Атрашенко



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ЛИТКОНСУЛЬТАНТУ т. Л. Атрашенко



ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

 

Выражать свои мироощущения в стихотворной форме ваш покорный слуга начал на десятом году жизни. Своим любимым поэтом с детских лет и по настоящее время считаю Александра Сергеевича Пушкина. Всегда восхищался творениями Вильяма Шекспира независимо от того, кто бы не скрывался за этим именем.

Лет в 13-14 зачитывался ранним В. Маяковским, С. Есениным. проштудировал от корки до корки «Роман без вранья» А. Мариенгофа. С жадностью впитывал в себя все, что касается творчества Д. Бурлюка, В. Каменского, Вел. Хлебникова. Два первых стихотворения, открывающие раздел «Стихи из старой папки» отражают мои настроения того времени.

А в 17 лет, закончив среднюю школу и будучи принятым в Военную Академию Бронетанковых войск, простился сразу с несколькими занятиями: раз и навсегда бросил курить, собирать марки и пластинки, перестал писать стихи, решив посвятить себя военной карьере.

Последующий период жизни, а продолжался он лет двадцать, был наполнен различными бурными событиями. Судьба и особенно служба бросали меня в разные точки земного шара, позволили быть свидетелем и активным участником интереснейших событий, сводили с выдающимися личностями нашего времени.

Участвовал в оказании помощи конголезским повстанцам, в арабо-израильских войнах, был с различными задачами в Египте, Ираке, Сирии, Афганистане, Алжире, Судане, Нигерии, Мали, Сомали, Индии, Танзании, Финляндии, Швеции. Этот список можно продолжить, но пора вернуться к нашим баранам.

Лет в 40 "...вдруг во мне к стихам проснулся голод..." (см. 7-е стихотворение раздела "Стихи из старой папки"). Начал снова активно писать. Публиковался в газетах, журналах, коллективных сборниках, альманахах Москвы, Ленинграда, Киева, Ростова-на-Дону, Ташкента, Свердловска, Хабаровска, Владивостока, Севастополя, Калининграда и других городов СССР. Упорно не печатали в трех прибалтийских республиках, давая вежливый отказ: "Спасибо, ориентируемся на местных авторов".

Параллельно в содружестве со многими композиторами писал песни, романсы. На сегодняшний день у меня их насчитывается около 500. И судьба их различна. Одни выстреливают сразу, другие ждут своего часа годами, десятилетиями, что-то остается невостребованным, не находит своего композитора или исполнителя.

Я счастлив сознавать, что песни на мои стихи пели такие признанные мастера советской и российской эстрады, как Иосиф Кобзон, Валентина Толкунова, Юрий Богатиков, Владимир Трошин, Ксения Георгиади, Сергей Захаров, Ренат Ибрагимов, Галина Ненашева и многие другие.

Я не могу забыть, что при моем втором поэтическом рождении мне посчастливилось встретить настоящих больших поэтов Римму Казакову и Бориса Дубровина. Именно они дали мне путевку в литературную жизнь. Именно на их творческом примере я сделал вывод, что никто кроме тебя самого не вытянет за шиворот на поэтический Олимп, что можно и козла научить играть на гармошке, но если ты себя ощущаешь личностью, то должен следовать своей дорогой и добиваться всего самостоятельно. "Per aspera ad astra!"[1] , учил древнеримский философ Сенека.

Настоящая книга не предназначена для широкого круга читателей. Ее издание является давним желанием автора развязать тесемки старой серо-зеленой папки и выпустить на волю то, что лежало в ней без движения по различным причинам от 25 до 50 лет, а также стремление освободиться от стихотворного материала, накопившегося за последние четыре года, после чего сделать глубокий вдох и такой же глубокий выдох и приступить, наконец, к литературной фиксации воспоминаний о событиях и людях, которые прошли на жизненном пути через мое сердце.

А теперь, дорогой друг-читатель, смелее переворачивай страницу и да сопутствует тебе удача в путешествии по бурному океану моих строк!

Автор

 

 

СТИХИ ИЗ СТАРОЙ ПАПКИ

 

* * *

Стаей

птиц

слетелись

мысли

в круг.

Злобой

налился

краснее

мака!

Хорошо,

когда

собака -

друг,

Хуже,

если

старый

друг –

собака!

1953 г.

 

 

* * *

Я

туманом

всё

заволок.

Человек

человеку –

волк!

Я

повесил

на шею

 

всеядство,

Под рукой –

с набалдашником

трость.

Ты

живешь –

никого

не бояться,

Торжествует

во мраке

плоть!

Я

плюю

на асфальта

груды.

Что

мне

груды,

Это –

не грудь!

Груди

и груды

Перевернули

бы,

Лёд

и пламень,

камень

и ртуть!

Вот

эти

бы

груды

Да

поворочать

Всё

из них

выжать

Взять

из них

всё.

Я –

не пророк,

Не хочу

пророчить,

Но

вот

три

предмета

И

связь

между

ними –

ЛЮБОВЬ,

РЕБЕНОК

И

ГРУДИ

МОЛОДОЙ

МОЛОКО!!!

1954 г.

 

 

* * *

На кладбище артель могилу роет,

Валяются засохшие венки,

Дымит неподалеку крематорий,

Работают лопатой пареньки.

К ограде старой прислонившись задом,

Артелью бригадир руководит.

Лежит закуска на газете рядом,

Бутылка водки на пеньке стоит.

Готова яма, в сторону лопату.

А ну, родня, за адский труд плати!

И бригадиру сыпятся "на лапу"

Десятки, трешки, длинные рубли.

Покойный, как и парни из артели,

Когда-то был здоровым, молодым.

С клинком в руке в будёновской шинели

Гнал Врангеля, освобождая Крым.

Несутся звуки траурного марша,

Могила стала красной от цветов.

От нас уходит поколенье старших –

Железных командиров и бойцов!

1978 г.

"Люди, я любил вас!

Будьте бдительны!"

Юлиус Фучик

 

* * *

Средь славных имен патриотов Земли

В рядах самых первых и лучших

На фланге под знаменем скромно стоит

Товарищ по имени Фучик.

Он был верным другом советской страны,

Боролся с фашистскою мразью

И мы никогда забывать не должны

Его репортаж перед казнью!

Из мрачных застенков назло палачам

Сильнее тюремной сирены

Как гневный набат его голос звучал,

Ломая тюремные стены!

Его помнит Прага и помнит Москва

И мир, от фашизма спасенный,

И эти, простые как правда, слова

Призывом звучат и сегодня!

1978 г.

 

 

С ПОБЕДОЙ, АЛИ

Заполнен зал Нью-Орлеана.

Шумит, беснуется толпа.

На ринг выходят два титана,

Идет жестокая борьба.

Два олимпийских чемпиона,

Высокий бокс, высокий класс.

А в перерыв под звук чарльстона

Реклама, мускулов показ.

Поджарый Спинкс идет в атаку,

Порхает бабочкой Али,

Защита точная, и смаху

Али проводит два прямых.

Качнулся Спинкс, Али в ударе,

Короткий клинч, рывок назад,

И снова два удара правой,

Трибуны бешено гудят.

Последние секунды боя.

Раздался гонг. Бой завершен.

Скандируют трибуны стоя:

«Али – трехкратный чемпион!»

Звучат сирены, вопли, крики.

Вот-вот взорвется стадион!

Да, ты действительно великий,

Боксер, спортсмен и чемпион!

 

Но ты не прост! Шумиха в прессе,

Стихи, сбор денег для детей,

Антивоенные протесты,

Симпатии к стране моей!

Ты – чемпион из чемпионов,

Звезда и публики кумир!

Боец за равноправье черных,

Борец с войной, борец за мир!

Али, твоей победе рады,

Закономерен твой успех.

К открытию Олимпиады

С тобой вновь встречи ждем в Москве!

16 сентября 1978 г.

 

ГЛАВНОЕ НА СВЕТЕ

Эта песенка о детях,

О Танюше и о Пете,
Что живут на белом свете
Лучше принцев и принцесс.

Мир чудес их окружает,
Сказку в правду превращает,

Невозможно жить на свете без чудес!

Все живое в мире этом

Просыпается с рассветом,

Пробуждаются деревья

И зеленая листва.

Только с детства каждый знает,

Что с рассветом засыпает

Старый филин и сестра его, сова!

Чудеса, когда на льдине

Вырастают апельсины,

Распускаются магнолии

На полюсе зимой,

В домино играют козы

И летают паровозы

Как стрекозы в синем небе над землей!

Знает каждый – очень важно,

Чтоб поднялся змей бумажный

Выше всех многоэтажных

Зданий, башен и домов,

Чтобы вдруг явилось чудо,

Чтоб трехгорбого верблюда

Встретить всюду мог любой из чудаков!

Ну, а главное на свете,

Чтоб все Тани и все Пети

Хороводом по планете,

Взявшись за руки, пошли,

Чтоб они резвились в парке

И ходили в зоопарки,

Чтобы дети птицу синюю нашли![2]

8 мая 1979 г.

 

ЗВЕЗДНЫЙ

ЧАС

ЛЮБВИ

 

* * *

Осень золотистая в гости к нам пришла,

Тихо с ветром шепчется рыжая листва,

Рыженькие зайчики солнечных лучей

Вновь играют в пряталки с памятью моей.

Тихо с ветром шепчется рыжая листва,

Мне припоминаются давние года,

Снова смех твой слышу я, слышу голос твой!

Где ты Алка рыжая? Жаль, что не со мной!

Я не стану утверждать, что тебя любил,

Только стал я вспоминать волосы твои,

Только стал я вспоминать рыжие глаза…

С листьев осыпается рыжая роса.

В небе треугольники рыжих журавлей

Улетают в прошлое юности моей,

Улетают в молодость, за собой маня.

Где ты, Алка рыжая? Помнишь ли меня?

 

ВЕЧНЫЙ СЮЖЕТ

Современный Адам, современная Ева

Повстречались однажды у райского древа,

И не знает никто, сколько встреча их длилась,

Повторился сюжет, волшебство повторилось!

 

СЛУЧАЙНАЯ ВСТРЕЧА

Как юбки коротки в июне ночи

И сердце мечется в слепой тоске.

Вы спите после танцев в южном Сочи,

А мне никак не спится здесь в Москве…

...

Вы помните, как тем далеким летом,

Мы с Вами познакомились в метро?

Вы были в платье светлое одеты,

Прозрачное как чешское стекло.

И как с известной Рубенса картины,

Свет излучая и к себе маня,

Две спелые блестящие маслины

Из-под ресниц смотрели на меня.

Грядою жемчуга сверкали зубы,

Был рот в улыбке полуобнажен,

А губы! Ох, уж эти Ваши губы!

У них я попросил Ваш телефон.

События неслись как в детективе,

И через день в определенный час

Я пил «Шампанское» у Вас в квартире

За встречу, за прекрасный пол, за Вас!

Мы были на подъеме в этот вечер,

Желания, уста в одно сплелись.

Я обнял Вас, дрожали Ваши плечи,

Вы погасили свет и отдались!

Как Ваши струны сладостно звучали,

Шептали губы сдавленно: “Еще!”

Когда же мы ноктюрн любви кончали,

Услышал я божественное “О-о-о!!!”

Как жаль, что это был последний вечер,

Я уезжал в неблизкие края,

Но память той случайной летней встречи

Как тень всю жизнь преследует меня.

...

Вернулся я и вновь просил о встрече.

Вы были холодны как эскимо.

Ваш голос становился злее, резче,

Исчезли ноты радостного “О!”

Я к Вам ломился в дверь, хамил, скандалил…

Вы прочно были заняты другим.

Я, наконец, остыл и Вас оставил.

Летели годы, превращаясь в дым.

...

Черты лица, знакомые до боли,

Нас с Вами снова случай свел в метро.

Взлетели птицей вспугнутою брови

И прозвучало бархатное “О-о-о!”

В метро о чем-то с Вами говорили,

О музыке, театре, о кино.

“О, да!”, “О, нет!” – Вы мне в ответ твердили…

Ножом Корде врезалось в сердце “О-о-о!”

Казалось мне, что Вы не изменились.

Прошло немало – десять долгих лет!

Вы также как-то внутренне искрились,

Но был заметен легкой грусти след.

Все также жемчугом сверкали зубы,

Из-под ресниц струился мягкий свет.

“Вы счастливы?”, “О, да!” – шептали губы,

Но в блеске глаз я прочитал: ”О, нет!”

 

РЕКА ЮНОСТИ

За толщей лет тебя я не забыл

И не забыл, как ты меня ласкала,

Когда я по тебе беспечно плыл,

А ты волною весело плескала!

Я не забыл крутые берега,

Густую рощу, два холма за нею…

Где ты, далекой юности река,

Чье имя помню, но назвать не смею!

Как много раз с тобою рядом был,

А ты меня уже не замечала,

И я по жизни плыл, теряя пыл,

Все дальше удаляясь от причала!

Ах, как бы я хотел через года

В твоих волнах себя найти однажды,

Но я – не тот и ты – уже не та,

И не войти в одно теченье дважды!

И роща и холмы – уже не те,

А волны стольких вслед за мной качали,

Да и была ли ты в моей судьбе,

Река любви, надежды и печали?

Теперь из временнóго далека,

Соседствует с которым слово “вечность”,

Я ощущаю вновь, как велика

И как неповторима в жизни встречность!

 

ГРУЩУ О ВАС

Я Вас нашел как сказочный алмаз

На берегу любви в искристой пене

И оторвать от Вас влюбленных глаз

Не мог в святом порыве вдохновенья!

Светились Вы сияньем неземным

И мне дарили неземное счастье,

Казалось мне в те дни, что нам двоим

Не суждено вовеки разлучаться!

Недолго для меня алмаз сверкал,

Блаженный миг любви сменила осень,

Когда внезапно набежавший шквал

Вас закружил и снова в волны бросил!

С тех пор печалюсь и грущу о Вас,

Ищу Ваш след в седых глубинах моря,

Но тщетно все.., моей судьбы алмаз

Исчез в аквамариновом просторе!

* * *

Многоуважаемая Прима!

Вот уже не первый год и день

В рубищах скитальца-пилигрима

Я ищу по свету Вашу тень.

Начиная этот поиск, Прима,

Я, признаюсь, не предполагал,

ТВОЙ ГОЛОС

Твой голос, как излом крыла орлицы!

Летят, летят стремительно года,

Давно зажили раны вольной птицы,

Но боль осталась в сердце навсегда!

Твой голос – голос бархатный и нежный,

Мне навевает сладостные сны,

Ушла весна, отцвел в лесу подснежник,

Но в голосе остался зов весны!

Твой голос, как журчанье горной речки

С хрустальною и быстрою водой!

Ты отказать не можешь мне во встрече,

Как и не можешь встретиться со мной!

 

ПОРТРЕТ

Что означает перекрестье

Упрямо сжатых женских рук

И груди, собранные вместе –

Вместилище страстей и мук?

На темном фоне золотится

Воздушная копна волос,

В глазах прищуренных таится

Извечный Гамлета вопрос.

Горячие, как угли, локти

Запястья и ладони жгут,

И губы – компас женской плоти

На свой вопрос ответа ждут!

 

* * *

Деревенская девочка на плечиках узких

Коромысло с ведрами несет к реке.

Городской мальчик булку французскую

Бережно держит в замерзшей руке.

Мальчик знает абсолютно точно,

Сколько в булке изюминок есть.

Только мальчику неудобно очень

Эту булку при людях на улице есть.

Девочка давно не живет в деревне,

Девочка не носит коромыслом ведра.

У женщины голос божественно-уверенный

И уверенно-божественные бедра.

Эта женщина – отнюдь не иголка,

Чтобы незаметно затеряться в стоге сена,

И поэтому сердце бывшего мальчика так долго

Посылает безответные сигналы во Вселенную,

И поэтому сердце мужчины так гулко

Отбивает бешеные удары свои,

СИНЯЯ ТОСКА

Со мною женщина лежит в постели,

Лежит как на реке зимою лед.

Мы, видимо, друг к другу охладели,

Мне женщина себя не отдает.

А за окном блуждают чьи-то тени,

Блуждают и о прошлом говорят.

То – тени вдаль ушедших вдохновений,

Желаний, что давно в могилах спят.

Со мною женщина лежит в постели

Недвижимо и плоско, как доска.

Мы с женщиной друг другу надоели,

Блуждает в теле синяя тоска!

 

* * *

Мужчина перетягивал матрас.

Стонали одряхлевшие пружины

И остов пожелтевшей древесины

Беззубой лошадью смотрел на нас.

Мужчина перетягивал матрас.

А на дворе сияло солнце ярко.

Мужчина остов в гобелен одел.

Казалось, что матрас помолодел.

Мужчине от работы стало жарко,

Ведь на дворе сияло солнце ярко.

Мужчина сел на краешек матраса.

В ответ ему раздался хриплый стон,

Как будто заржавевший граммофон

Отхаркивал звук медленного вальса.

Матрас страдал неизлечимой астмой.

Необратима сущность бытия.

Во век старушке вновь не станет двадцать,

В кустах она не станет целоваться

И слушать до рассвета соловья.

Необратима сущность бытия!

 

* * *

Я так ненавижу кладбища

И холод могильной плиты,

Где смерть за оградами рыщет,

Где чахнут живые цветы.

Языческий это обычай –

Ушедших в земле хоронить,

По мне же – вне всяких приличий

Сознательно ближних гноить!

Вся жизнь наша – это горенье,

Не тлен мы, мы – дети огня,

И я ненавижу гниенье

Ни в жизни, ни после меня!

Когда же с гримасою жуткой,

Гремя по ступеням клюкой,

Безносая смерть-проститутка

Придет на свиданье со мной,

С судьбою я спорить не стану,

Из сердца не вырвется стон,

И смерть подтолкнувши к дивану,

Поставлю последний пистон!

С дивана устало поднявшись,

Стыдливо прикрыв наготу,

Мне смерть улыбнется и скажет:

“Живи, я в другой раз приду!”

 

* * *

Столетьями ведутся в мире споры

О том, как появился человек.

Ученые над ребусом упорно

Ломают головы двадцатый век.

Не верю я в библейские легенды

И в миф пришельцев-инопланетян

И не могу признать, что всем нам бедным

Пришлось произойти от обезьян.

Откуда же на свет явились люди,

Ведь не в капусте нас, людей, нашли?

Я вам скажу о самом ярком чуде –

От женщины мы все произошли!

Нам женщина несет с собою счастье,

Несет она прекрасное в себе –

Заряд любви и таинство зачатья,

Без женщины нет жизни на земле!

Не потому ль влечет извечно нас

С любимой женщиной не разминуться

И к женской красоте хотя бы раз

На миг или на вечность прикоснуться!

 

* * *

Открою тайну вам, мои друзья!

Дух сумасшествия в меня вселился,

Я – болен, я нечаянно влюбился,

Влюбился во всех женщин мира я!

Царит в природе женское начало –

Прикосновенье рук, касанье губ…

Как жалок тот, кто сердцем черств и груб,

Кого любовь ни раз не повстречала!

Века преображают лик планет,

Идеи подвергаются старенью,

Но мир все также смотрит с изумленьем

На обнаженный женский силуэт!

 

* * *

Души моей незримый интеграл,

Упав случайно на другие души,

Как в отражении кривых зеркал

Увидел вместо душ язык и уши.

Ловили уши сочетанье слов

Сквозь призму барабанной перепонки.

Язык же, перемножив сей улов,

Их возвращал назад монетой звонкой.

Крутилось речевое колесо

Как некое perpetuum mobile,

Ругая за глаза, хваля в лицо,

Сминая слабых, подчиняясь силе.

На заданный вопрос ни “да”, ни “нет”

Ответить прямо колесо не может.

Оно дает уклончивый ответ

И тем ответом вновь вопросы множит.

Бездушия стремясь найти причину,

Ищи ее в бесплодии души.

Беременными быть наполовину

Ни женщина, ни совесть не должны!

 

* * *

В одной заброшенной стране,

Где уточнять не будем,

Ходили боком по земле

Животные и люди.

И боком шли у них дела,

Игрались свадьбы боком.

Однообразно жизнь текла

В уныние глубоком.

Шел боком снег, шел боком дождь,

Вбок прорастали травы.

В двух измереньях время шло –

Налево и направо.

Здесь не бывает четвергов,

Ни вторников, ни пятниц,

Ни умных нет, ни дураков,

Ни трезвых нет, ни пьяниц.

Ни прошлых дней, ни прошлых лет

Не помнят эти люди.

У них и будущего нет

И никогда не будет.

Они о таинствах любви

Не знают и поныне.

Все то, что есть у нас, у них

Отсутствует в помине.

Нет ни пивных и ни церквей

В стране, забытой Богом.

Здесь даже делают детей

Не как у нас, а боком.

Я в той стране жить не смогу,

Мне эти нравы чужды.

Я спать люблю лишь на боку

И бок люблю белужий.

Во все столетья и года

Мне люди ненавистны,

Когда они ловчат, когда

Идут бочком по жизни!

 

* * *

Ты – не Венера, я – не Аполлон,

Ты – не Лорен, а я – не Мастроянни,

И все же мы с тобой не устояли,

Как под ударом персов Вавилон.

Пускает в потолок табачный дым

Везувий из окурков на рояле...

Да, все же мы с тобой не устояли

И сколько раз ещё не устоим?

В сраженье этом победивших нет,

Как, между прочим, нет и побежденных.

Со стенки на два тела обнаженных

Взирает вопросительно портрет!

У нас с тобой – любовь наоборот.

Портрет, не надо подавать советы!

Разогревать вчерашние котлеты

Вставай, Венера, скоро муж придет!

Пал под ударом персов Вавилон,

А мы от собственных ударов пали.

Секретно, чтоб соседи не узнали,

Уходит от Венеры Аполлон!

 

* * *

Ветер плакал в кустах, как ребенок,

Бился взрыдом непрожитых лет

И снега белизною пеленок

Укрывали того, кого нет.

Мы – убийцы! Подстреленной птицей

Совесть в нас исступленно кричит.

Тот, кто должен сегодня родиться,

До рожденья в утробе убит.

Божество – человеческий разум!

Если слышишь молитвы мои,

Я прошу, сделай так, чтобы разом

Все несчастья исчезли с земли.

Чтоб в любви не рождались калеки,

Чтоб всегда голубел небосвод,

Чтобы больше не слышать вовеки

Ненавистное слово “аборт”!

 

* * *

Когда с улыбкой Моны Лизы,

Вся ощетинившись как еж,

В часы духовного стриптиза

Ты от меня чего-то ждешь,

Когда соски как две пиявки

Ложатся пластырем на грудь

И руки, словно две удавки

Стремятся шею захлестнуть,

Когда оплавленный огарок

Судьбы оплаканной свечи

Еще не тускл, уже не ярок

Мерцает холодно в ночи,

Когда невидимое нечто

Сквозь занавешенность портьер,

Неся под мышкой бесконечность,

Незримо входит в интерьер,

Тогда я рву рубахи ворот

И абсолютным нагишом

Ныряю вниз в манящий омут…

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Будь стоек в малом и в большом!

 

* * *

Любовь сродни морской голубизне,

Как много голубого в новизне.

Издалека во всех морях вода

Голубоватой кажется всегда.

Но зачерпни ее рукой, увы,

Становится прозрачным цвет воды!

 

* * *

Имя твое прошептал мне вечерний прибой.

Чайки его пронесли над моей головой.

В отблесках лунных мне видятся руки твои,

Снова приди и как прежде меня обними!

Ты не ждала от нелегкой судьбы перемен,

Ты у нее ничего не просила взамен,

Щедро дарила мне светлую юность свою,

Губы твои я в дыханье весны узнаю!

Тайну открою в себе по прошествии лет –

Да, я любил тебя, в этом сомнения нет!

Это признание сердца прими и прости,

Что не хватало мне сил наше счастье спасти!

Мне бы те цепи, что нас разделяли, порвать,

Мне бы тебя посадить на коня и умчать!

Только осталась на память уздечка коня,

Вместе с тобою умчался мой конь без меня!

 

* * *

Цветок любви цветет однажды,

Умей любовью дорожить,

Не повторится юность дважды,

Как не старайся повторить!

Одни бессмертники не вянут,

Гордятся вечною судьбой!

Я поздно понял, что обманут,

Я обманул себя с тобой!

Еще конца пути не видно,

Еще не стар и полон сил

И все же мне порой обидно,

Что не любившую любил!

В порыве чувств душа заплачет

И улыбнется в грустный час!

Все это – так, а не иначе,

Влюбленным был один из нас!

 

* * *

Хорошая, милая И.Г.А.,

Спасибо за щедрость души,

Но горечь прощального мига

Как меч мою радость крушит!

За вздернутый нос и за

вздорность,

За губ обжигающий пыл,

За стройность, за страстность,

за скромность

Тебя я не вдруг полюбил!

Была ты со мной откровенна,

Негаданно встреченный друг,

И сердце хранит вдохновенно

Тепло твоих ласковых рук.

 

* * *

Ты мне не пишешь, ты мне не звонишь,

А мне писать в сто первый раз неловко,

И сердце, словно пойманная мышь,

Дрожит в своей проклятой мышеловке.

Вот-вот придет ужасный и большой,

Брезгливо сунет палец в крюк над дверцей

И, клетку окунув в ведро с водой,

Как мышь утопит загнанное сердце.

Ты мне не пишешь, а оно болит

И ножевою раной кровоточит,

Помочь мне может разве Айболит,

А ты не пишешь и помочь не хочешь!

И телефон как йог хранит покой,

Ты не звонишь, и я уже теряюсь,

Как полоумный, как глухонемой

На пальцах с телефоном объясняюсь.

Ты не звонишь и ты не пишешь мне,

Жизнь стала ядовитей купороса

И лунный серп в сиреневом окне

Повис как знак извечного вопроса,

Повис как изогнувший шею гусь,

Узнав, что повар нож зачем-то точит…

Я жду тебя, и я тебя дождусь,

Чтобы из точки сделать многоточье!

 

* * *

Три великолепные гвоздики

Образ твой напоминают мне,

Губы вкуса спелой земляники

Вижу постоянно как во сне!

Вновь меня ты к жизни пробудила,

Я такой ни разу не встречал,

Сколько в тебе нежности и силы,

Ты – мое начало всех начал!

Чтоб судьба мне щедро ни сулила,

Я не променяю ни на что

Твой характер ласковый и милый,

Губ твоих святое волшебство!

 

* * *

Мы встретились случайно, может быть,

Но подружились явно не случайно,

Доверия связующая нить

Явилась нашей близости началом!

За губ стыдливо-трепетную дрожь,

За то, что ты краснеть не разучилась

Я снова ощутил, что мир – хорош,

Что в нем живы и скромность и наивность!

Но скоротечен санаторный срок,

Ты уезжаешь, мне – еще неделя.

Как жаль, что я всего сказать не смог,

Как жаль, что время быстро пролетело!

Простились мы совсем не насовсем,

Но сердце расставаний не выносит

И по салфетке номер двести семь

Грустит салфетка номер двести восемь!

А жизнь не часто улыбалась мне.

Среди различных жизненных явлений

Нет радости превыше на Земле,

Чем радость человеческих общений!

 

* * *

Мой милый друг, сейчас ты далеко,

Нас разделяет бездна расстоянья.

Не думал я, что будет нелегко

Перенести вокзальное прощанье!

Слез не стыжусь и это – не беда,

Любовь такие слабости прощает,

Слеза, как родниковая вода,

Снимает боль и рану очищает!

А жизнь прожить – не поле перейти,

Но где оно, любви великой поле,

И как в том поле мне тебя найти,

Как приковать к себе по доброй воле?

Я думал, что не в силах полюбить,

Я думал, что любовь – в далеком прошлом,

И мне с тобою не хотелось быть

Сиюминутным, ординарным, пошлым!

Ты мне открыла все, не пощадив

Себя за цепь ошибок совершенных,

И, душу откровеньем обнажив,

Вошла в меня легко, непринужденно!

Казнишь себя, что перешла черту,

Но мы ее перешагнули оба!

Я ни одной строки не зачеркну

Из нашей яркой, но короткой оды!

Не надо прятать голову в песок,

Играть с любовью в пряталки не надо,

Она найдет и выстрелит в висок

Свою обойму сладостного яда!

Любовь способна все опустошить

И снова вдохновением наполнить,

И если ты любим, то стоит жить,

Любить, страдать, надеяться и помнить!

 

* * *

Я испытал высокий взлет души

Величественней старта космолета,

Но что ни говори, что ни пиши,

Не передать возвышенность полета!

Не передать стремительный восторг,

Минуты неземного наслажденья!

О, если б знать, что час больших тревог

Мне уготовлен после приземленья!

Я знаю, вновь судьба не повторит,

Что подарила невзначай когда-то,

И потому так бережно хранит

Тайник души волнующие даты!

 

СТРАНИЦА ПАМЯТНОГО ДНЯ

Любимая, мы видимся нечасто,

И эта встреча – словно дар судьбы,

Сегодня Вы – особенно прекрасны

И так непредсказуемо щедры!

Пусть я – герой не Вашего романа,

Но место в нем нашлось и для меня,

С тех пор стремится сердце постоянно

Открыть страницу памятного дня!

Наш случай прост и для двоих типичен,

Как прост и ясен смысл всех этих строк,

Я знаю, что я Вам небезразличен,

Но искры божьей в Вас я не зажег!

Спасибо Вам за честное признанье,

За то, что глаз от глаз не отвели,

И если я Вам послан в наказанье,

Свечу поставьте на моей любви!

А где-то скрипка плачет безутешно,

Она грустит о горечи разлук...

Я буду помнить наши встречи вечно,

Вкус Ваших губ и трепет нежных рук!

 

* * *

Дороги осени изменчивы

И переменчива судьба.

О чем печально шепчет вечером

Деревьев желтая листва?

Как часто все переплетается –

Ручьи осенние и сны,

Дождливой осенью встречаются

Сердца, что встречи ждут с весны!

Стучит в окно слеза осенняя,

Ее смахнуть не торопись,

Она вливается в течение

Меж берегов “Любовь” и “Жизнь”!

И не грусти, что небо хмурится,

Прощаясь с клином журавлей,

В осенний день сильнее любится,

Любовь осенняя сильней!

 

* * *

Когда любви поверженная крепость

С годами превращается во прах,

Моей мечты наивная нелепость

Грустит и плачет в жизни и в стихах!

От прошлого не может оторваться,

Запутавшись в расставленных сетях,

А к новым берегам пришвартоваться

Не суждено на старых парусах!

Трава медовым запахом дурманит,

Цветеньем яблонь буйствуют сады,

Прекрасна жизнь, но постоянно давит

На сердце гнет несбывшейся мечты!

Когда ж, окутав стан небесной шалью,

Восходит полногрудая луна,

Отчаянье сменяется печалью

И забывается в объятьях сна!

Но сном от вечной грусти не избавить,

Лишь гаснут звезд далеких фонари,

Кричит навзрыд разбуженная память

Разбитой и непонятой любви!

 

* * *

Я недолюблен вами, женщины,

Один из множества мужчин,

И треть того, что мне обещано,

Я недобрал, не получил!

Я недоволен вами, женщины,

Все ваши клятвы и слова

Так ненадежны, так изменчивы,

Как поздней осени листва!

О, как вы нелогичны, женщины,

Порою трудно вас понять,

Когда вы большее на меньшее

Стремитесь в жизни променять!

И, все же, вам спасибо, женщины,

За откровенье наших встреч,

За то, что вы огонь немеркнущий

Смогли в душе моей разжечь!

 

ТРИ ТАЙНЫ ЛЮБВИ

Как много тайн несет в себе любовь,

Я трем из них хвалу воздать готов,

В соединенье счастья и несбывшихся надежд

Я первой назову большой любви святое ожиданье!

Когда за ожиданием придет

Самой любви стремительный черед,

Для нас открыв вторую тайну – таинство любви

И сердцу доказав, что ожиданье было ненапрасным!

О, если б стрелки вспять пойти могли

И возвратить назад исток любви!

Но жизнь необратима и взамен оставит нам

Лишь память о любви, как отраженье третьей сладкой тайны!

* * *

Качает гроздьями задумчиво рябина,

Как будто снова вспоминает о былом!

В твоих глазах играют отблески камина,

Быть может, мы в последний раз с тобой вдвоем!

Еще не поздно повернуть судьбу иначе,

Еще не поздно заглянуть глаза в глаза,

Но почему свеча от нас украдкой плачет

И тихо катится янтарная слеза?

Для нас любовь вдруг оказалась третьим лишним.

Что в полутьме забрел на яркий огонек,

Мы оправдания в молчанье тщетно ищем,

В камине тает, догорая уголек!

 

* * *

Сегодня почему-то мне не спится,

Смотрю на звезд бессчетное драже,

Подкралась осень рыжею лисицей,

А без тебя так грустно на душе!

Как незаметно годы пролетели,

Но вновь в осеннем золоте листвы

ОТКРОВЕНИЕ

Как в этом мире страшно и нелепо

Быть зрячим в окружении слепых

И повторять всегда за ними слепо

Наборы догм фальшивых и пустых!

Как тяжело с тобою быть в разлуке

И притворяться внутренне глухим,

Когда любви чарующие звуки

И день, и ночь рождают в сердце гимн!

Судьба готовых не дает ответов,

Мешая правду с ложью пополам,

И я тянусь за сотни километров

К твоим зовущим бархатных губам!

 

* * *

Мой стих настроен только на любовь,

Она всегда – источник вдохновенья,

Любви неповторимые мгновенья

Я воскрешаю как молитву вновь!

Огонь свечи горит в твоей руке,

В зеркальности окон приумножаясь,

В вечернем полумраке отражаясь

И исчезая где-то вдалеке!

Любовь всегда – проста и велика,

Последнее короткое лобзанье,

Я слышу твое ровное дыханье

И на моем плече – твоя щека!

 

* * *

Когда снежинка на ладони тает,

Когда звенят весенние дожди,

Природа мое сердце наполняет

Возвышенной мелодией любви!

В напевах ветра слышится мне скрипка,

Я чувствую тепло прелестных рук,

И самая чудесная улыбка

Как ласточка слетает с Ваших губ!

Вы сотканы из солнечного света,

Сверкает он в озерах Ваших глаз,

В час лунный, в час лилового рассвета

Я неизменно думаю о Вас!

Я не могу сказать, что Вы – красивы,

Но есть какой-то в Вас врожденный шарм,

И эта притягательная сила,

Что заставляет пасть к Вашим ногам!

 

* * *

Как смог я разгадать твою глухую тайну,

Я первый подошел, ты глаз не отвела,

Когда ты поняла, что это – неслучайно,

В заснеженной душе черемуха цвела!

У каждого из нас – две жизни за плечами,

А нам бы на двоих хватило и одной,

Я времени с тобой совсем не замечаю

И, все ж, оно летит как чайка над волной!

Я знаю – будут встречи, будут и разлуки,

Кто может предсказать, что ждет нас впереди?

И ты в последний миг сжимаешь мои руки,

Их с нежностью прижав к взволнованной груди!

Мы в разные концы с тобою уезжаем,

Отсчитывает пульс стук жилки у виска,

И то, что мы с тобой любовью называем,

Быть может не любовь, а по любви тоска!

Прощаться после встреч всегда бывает грустно,

Хоть несколько минут хочу побыть с тобой!

Как жаль, когда к двоим приходит поздно чувство,

Когда у них душа изломана судьбой!

 

НЕ СБЫЛОСЬ

Лунный свет над городом струится

И смотрит в окна одинокая звезда,

А мне один и тот же сон все время снится,

Не откреститься, не позабыться,

Аэродрома суета и чьи-то лица,

И вновь звучат прощальные слова!

Жизни перевернута страница,

Сейчас расстанемся с тобой мы навсегда.

Что не сбылось, тому вовек уже не сбыться,

Пора проститься, пора проститься!

Но почему дрожат взволнованно ресницы

И так горьки прощальные слова?

Дни летят за днями быстрой птицей,

Исчезли юности далекой берега,

А по ночам мне тот же сон все время снится,

Не откреститься, не позабыться.

“Что не сбылось, тому вовек уже не сбыться!” –

Звучат во мне прощальные слова!

 

* * *

Ты сидела, как русалка,

На лазурном берегу,

Нагадала мне цыганка,

Что я здесь тебя найду.

На меня взглянула странно,

Как взошедшая звезда.

И улыбкой лучезарной

Покорила навсегда!

Наша встреча – неслучайна,

Я всю жизнь тебя искал,

Ты моя святая тайна

И начало всех начал.

Лунный отблеск словно ветер

По твоим скользит губам,

Все цветы на белом свете

Брошу я к твоим ногам!

 

* * *

Как тяжело бывает покидать

Места, где столько дней любовь царила,

Даря нам неземную благодать

И придавая неземные силы!

Хоть сто гвоздей мне в голову забить,

Хоть посадить на кол, хоть к сердцу дуло,

Но все равно я не смогут забыть



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.33.139 (0.186 с.)