НЕОЖИДАННОЕ РЕШЕНИЕ МУРАВЬЕВА



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

НЕОЖИДАННОЕ РЕШЕНИЕ МУРАВЬЕВА



 

Неприятель считал, что устье Амура не судоходно и не может служить убежищем для военных кораблей.

"Путешественники" Гиль и Остен ручались, что входа в реку нет ни с севера, ни с юга. Они не сумели раскрыть тайну Амура. Такие же сведения приходили и из Петербурга. Вряд ли это случилось потому, что открытия Невельского хранились в тайне.

Скорее всего неприятель был введен в заблуждение тем, что в осведомленных кругах Петербурга не верили Невельскому и не придавали значения его открытиям.

И англичане и французы полагали, что весь азиатский берег Татарского залива скалист и неприступен. На всем протяжении побережья иностранцам известна была только одна бухта — Де-Кастри. Англо-французы думали, что Сахалин — полуостров, Амур недоступен с моря, а главный русский порт и крепость — Петропавловск[64]. Только здесь, по мнению неприятеля, могла базироваться русская эскадра.

Существование этой эскадры в Тихом океане очень тревожило англичан. Базируясь на Петропавловск, русские корабли угрозою нависали над колониальными коммуникациями Великобритании. Известно было, что русская эскадра состоит из старого, но хорошо вооруженного фрегата "Паллада", команда и офицеры которого отлично натренированы многолетним плаванием вокруг света. Кроме этого устаревшего судна, в Тихом океане появился отличный, быстроходный 52-пушечный фрегат "Диана". Корвет "Оливуца" тоже нельзя было сбросить со счета. Кроме этих судов, представлявших по тем временам серьезную силу, в распоряжении русского командования находилась паровая шхуна "Восток" и несколько вооруженных транспортов.

В середине лета 1854 года фрегат "Аврора" пришел из Кронштадта в Тихий океан ускоренными переходами, почти не заходя в промежуточные порты. Еще до объявления войны в Каллао "Аврора" встретилась с кораблями будущих неприятелей, и французы с англичанами имели полную возможность оценить боевые и мореходные качества этого отличного судна.

Военно-морские силы англо-французов на Тихом океане во много раз превышали силы русских. Но неприятель вынужден был разбросать корабли для защиты своих коммуникаций.

Между тем у русского военного командования на Тихом океане не было определенного военно-стратегического плана, и все мероприятия ограничивались подготовкой к обороне Петропавловска и устья Амура.

Общее командование военными силами края осуществлял Муравьев. Старшим флотским командиром был адмирал Путятин, но он имел особое задание ведение переговоров и заключение договора с Японией. Военные действия не должны были мешать ему в выполнении этой миссии.

На совещании с Муравьевым в Императорской гавани было решено, что Путятин на "Диане" отправится зимовать в Японию, а ранней весной, по окончании переговоров, возвратится в лиман, к мысу Лазарева, и будет действовать сообразно обстоятельствам.

Фрегат "Паллада" после освидетельствования его комиссией оказался настолько гнил и расшатан, что был признан совершенно непригодным для морских походов без капитального ремонта и тимберовки, которые можно было сделать только на специально оборудованной верфи с сухим доком. Такой верфи ни в Петропавловске, ни в Русской Америке не было.

После совещания с Путятиным Муравьев послал корвет "Оливуца" к Завойко с приказанием укрепиться и защищаться в Петропавловске. Передав этот приказ, "Оливуца" пошла в обратный путь и в море разминулась с неприятельской эскадрой, направлявшейся громить Петропавловск. В Петропавловске лихорадочно работали. Завойко в этом случае оказался на высоте положения, сделав все, что было в его возможностях, для защиты порта, хотя возможности эти были ничтожны.

Петропавловск защищали 300 человек солдат сибирского линейного полубатальона во главе с капитаном Арбузовым. Этот отряд, приплыл вместе с Муравьевым по Амуру, на транспорте "Двина" был доставлен в Петропавловск незадолго до нападения англо-французов. Кроме того, в распоряжении Завойко были моряки: гарнизон порта, команда "Двины" и команда "Авроры". Команда "Авроры" из-за спешного перехода в плохую погоду была чуть ли не наполовину больна цингой, но, несмотря на это, авроровцы во главе со своим доблестным командиром, капитаном 2-го ранга Изыльметьевым, показали чудеса выносливости и отваги при укреплении и обороне города. Всего защитников Петропавловска было 879 солдат и матросов и 40 офицеров.

Фрегат "Аврора" и транспорт "Двина" стояли в гавани на якорях, а пушки с бортов, обращенных к берегу, свезены были на береговые батареи. Петропавловск защищало 40 орудий на 7 береговых батареях и 27 орудий на кораблях.

Количество пушечных зарядов было ограничено. К счастью для защитников, за три дня до прихода неприятельской эскадры в Авачинскую губу корабли Российско-Американской компании привезли продовольствия на 10 месяцев.

Восемнадцатого августа эскадра англо-французов вошла в Авачинскую губу. Она состояла из шести парусных кораблей и парохода "Вираго", вооруженного мортирами. Эскадра насчитывала двести тридцать шесть орудий. Среди парусных судов было: три фрегата — "Форт", "Пик" и "Президент", два корвета — "Амфитрита" и "Эвридика" и бриг "Облигадо". Соединенной эскадрой командовали английский адмирал Давид Прайс и французский адмирал Феврие ле Пуант.

Англо-французы дважды (20 и 24 августа) атаковали Петропавловск, высаживая на берег десант и ведя по городу и укреплениям убийственный огонь с кораблей. Оба раза неприятель был отбит, а штурм 24 августа закончился разгромом вражеского десанта и бегством его на корабли. Командир английской эскадры покончил с собой выстрелом из пистолета.

Неприятель потерял до 350 человек убитыми и ранеными. Защитники Петропавловска энергично исправляли повреждения на батареях и кораблях и готовились к отражению нового штурма. 25-го и 26-го англо-французы хоронили убитых и чинили повреждения на кораблях.

Утро 27 августа было пасмурно и туманно. Когда туман рассеялся, наблюдатели с берега заметили, что вражеская эскадра готовится сниматься с якорей. Русские были уверены, что неприятель собирается повторить нападение. Прозвучали сигналы тревоги.

Но на кораблях противника поднимали на ростры гребные суда, и это заставило усомниться в намерениях англо-французов. Неужели неприятель бесславно покидает бухту?

И действительно, развертываются паруса, наполняются ветром, и корабли, кренясь и пеня воду, идут к выходу из Авачинской губы, медленно скрываясь из виду.

Не веря своим глазам, петропавловцы держатся настороже, опасаясь хитрости. Но наступает вечер, ночь, следующее утро. И становится ясно, что неприятель ушел.

Ликование и радость защитников Петропавловска трудно описать. Бойцы отпущены с батарей, в торжественной обстановке отслужены молебен и панихиды по убитым. Во все окрестные селения полетели гонцы, извещая семьи защитников, укрывшиеся там от опасностей осады, что неприятель отступил.

Сообщение о победе в Петропавловске Невельской получил в 20-х числах октября от командира шхуны "Восток" и объявил командам Николаевска радостную весть.

Неприятельская эскадра пошла залечивать раны и зимовать на Гавайские острова. В течение 1854 года ни одно вражеское судно не появлялось в Татарском проливе Англо-французы считали бесполезным искать русские корабли в пустынных водах у негостеприимного побережья, "лишенного гаваней".

С ближайшей почтой Невельской отправил Муравьеву следующее донесение:

"Осмеливаюсь доложить Вашему превосходительству, что в случае продления войны и в 1855 году скорое сосредоточение в Николаевске всего, что находится ныне в Петропавловске и Японии, должно, по моему мнению, составлять единственную и главную нашу заботу, ибо если мы благовременно это сделаем, то неприятель, в каких бы то превосходных силах здесь ни появился, нам никакого вреда сделать не может, потому что банки лимана, полная для него неизвестность здешнего моря, удаление его от сколько-нибудь цивилизованных портов не на одну тысячу миль, лесистые, гористые и бездорожные, пустынные побережья Приамурского края составляют крепости, непреоборимые для самого сильного врага, пришедшего с моря. Появление его сюда послужит нам не во вред, а в пользу, ибо, блокируя берега Татарского залива, он этим фактически признает их российскими. При сосредоточении в Николаевске судов, людей и всего имущества Петропавловского порта, единственный неприятель для них, с которым неминуемо придется бороться, это мороз и пустыня, но, чтобы победить его, необходимо, чтобы все силы наши были обращены на благовременное устройство просторных помещений и на полное обеспечение из Забайкалья по реке Амуру сосредоточенных здесь людей хорошим и в избытке продовольствием, медикаментами и необходимою здесь теплою одеждою. Каждый прибывший сюда человек, без совершенно полного довольствия пищею и одеждою и без строительных материалов (кроме леса, разумеется) и инструментов, будет нас здесь не усиливать, а только ослаблять и обременять, распространяя болезни и смертность; поэтому не следует присылать сюда людей без полного обеспечения всем выше упомянутым. Здесь, в настоящее время, каждый солдат, прежде всего, должен был быть плотником; самое для него необходимое топор, теплая одежда и полное во всех отношениях продовольствие. С этими средствами он может бороться и выйти победителем неминуемого и лютого врага здесь — мороза и различных в пустынном крае климатических и других условий, вредно действующих на здоровье людей и порождающих различные болезни и смертность. Победивши этого врага, внешний враг, пришедший с моря, для нас будет здесь уже ничтожен, ибо, прежде чем он доберется до нас, ему придется встретиться с негостеприимным и богатым банками лиманом, в котором он или разобьется, или уже очутится в совершенно безвыходном положении. Он не решится также бесполезно терять своих людей высадкою десантов на пустынные, лесистые, гористые и бездорожные берега Приамурского края, и, таким образом, война здесь будет кончена со славою, хотя без порохового дыма и свиста пуль и ядер, — со славою, потому что она нанесет огромный вред неприятелю без всякой с нашей стороны потери: неприятель будет всегда в страхе, дабы суда наши не пробрались отсюда в океан для уничтожения его торговли и чрез это он вынужденным найдется блокировать берега Татарского залива и южной части Охотского моря, для чего необходимо сосредоточить здесь большое количество военных судов, что сопряжено с весьма значительными расходами; между тем как нам он всем этим принесет огромную пользу, так как, блокируя прибрежья, а следовательно, и весь Приамурский и Приуссурийский край, он тем самым фактически признает их русскими".

В заключение Невельской выразил надежду, что ему дадут знать заранее о решении, какое будет принято относительно Петропавловска.

После личного свидания с Муравьевым Невельской окончательно убедился, что генерал-губернатор придерживается иных взглядов по этому вопросу. Все меры были приняты к тому, чтобы сделать из Петропавловска главный порт на Тихом океане, но, посылая это письмо, Невельской надеялся, что обстоятельства и факты заставят упрямого генерала изменить свое мнение.

Однако пришла первая зимняя почта, привезшая императорский указ от 26 августа 1854 года о производстве Невельского в контр-адмиралы и выговор от Муравьева за то, что фрегат "Палладу" не оставили зимовать в лимане (где он погиб бы от подвижки льдов), а отвели в Императорскую гавань. О донесении же Невельского касательно снятия Петропавловского порта — ничего.

Пришла вторая и третья зимняя почта с русскими и иностранными газетами, а от Муравьева никакого ответа. Из иностранных газет узнали, что общественное мнение на Западе возмущено поражением под Петропавловском сильной и прекрасно оснащенной и снаряженной эскадры и требует самых энергичных мер для уничтожения этой крепости и русской эскадры на Тихом океане. Известно было, что весною эскадра неприятеля, усиленная новыми кораблями, будет снова штурмовать Петропавловск.

Между тем зимою в Приамурье энергично готовились к прибытию новых поселенцев из России и к отражению возможного нападения неприятеля. Фрегат "Паллада", разоруженный и зимовавший в Императорской гавани, был подготовлен к взрыву, на случай, если там появится неприятель. Люди на этот раз были снабжены всем необходимым в изобилии.

В Николаевске выстроили две большие казармы, три офицерских флигеля, дом для помещения гауптвахты, казначейства и канцелярии, склады, кузницу, мастерскую, флигель для инженера, эллинг, на котором строилась шхуна-баржа для перевозов грузов по Амуру и лиману, 12 домиков для семейных солдат и т. д.

В эту зиму в Николаевске зимовало 820 человек, в Петровском — 80, в Мариинском — 150 человек.

Николаевск принял вид городка, намечены были улицы, на которых пока еще торчали пни.

Новопоселенцы на Амуре в свободные от работы часы развлекались: катались с гор, устраивали спектакли, фейерверки, маскарады.

В Николаевске возник настоящий базар. Гиляки и гольды доставляли в городок дичь и рыбу в изобилии.

Невельской очень тревожился о судьбе петропавловцев, но так как его не извещали о мерах, которые предпринимаются для оказания им помощи, то он полагал, что все будет сделано помимо его участия.

В начале мая из Аяна прибыл на оленях нарочный с извещением от генерал-губернатора, что раннею весною в Де-Кастри придет судно с семьей Завойко и другими семьями из Петропавловска. Невельскому приказывалось озаботиться доставкою их в Мариинский пост, а судно ввести в реку. Это еще более уверило Геннадия Ивановича и всех его сподвижников, что Петропавловск решено защищать до последней крайности.

Однако не успел Невельской, выехавший в Де-Кастри, добраться до Мариинского поста, как получил сообщение, что в Де-Кастри прибыли транспорты "Иртыш", "Байкал" и "Двина" с семействами жителей и всем имуществом Петропавловского порта, а следом за ними идет Завойко с фрегатом "Аврора" и корветом "Оливуца" (который также зимовал в Петропавловске). По распоряжению генерал-губернатора Петропавловский порт снят и приказано все сосредоточить в Николаевске на Амуре. Оказывается, что еще зимою Муравьев решился наконец на шаг, неизбежность которого давно, задолго до войны, предсказывал Невельской. Тяжело было генералу видеть, что рухнули его проекты о возведении Петропавловска в степень первоклассной крепости. Сознание собственной ошибки и доказанная фактами правота Невельского еще более увеличили все возрастающую антипатию к нему Муравьева.

В разгар суровой сибирской зимы курьером из Иркутска в Петропавловск-на-Камчатке был послан через Якутск, Охотск и Гижигу есаул Мартынов. Он вез приказ об эвакуации Петропавловска. Этот отважный человек проделал путь свыше 7 тысяч верст по пустынным и диким местам в три месяца, со скоростью, еще не виданной в этих краях. Он вовремя передал приказ, и Завойко раннею весною, под носом у вражеской эскадры, сумел со всем имуществом и кораблями уйти к Амуру.

Невельской с характерной для него благородной объективностью так отзывался о действиях Завойко:

"В. С. Завойко распорядился переброскою великолепно: еще не разошелся лед в Авачинской губе, как суда наши были вооружены. Лишь только тронулся лед, они вышли в море, забрав с собою все семейства и все имущество поста. Есаул Мартынов остался в Петропавловске начальником. Вскоре по уходе эскадры из Петропавловска туда явились англо-французы и, не найдя там ни судов, ни команд (кроме есаула Мартынова с несколькими жителями), сожгли казенные магазины и пошли в погоню за нашими судами в Японское море".

События войны 1854–1856 годов фактически доказали, что Петропавловск как порт, отрезанный от метрополии и не имеющий с нею внутреннего сообщения, не мог быть нашим главным портом на отдаленном востоке и что подобный порт мог быть только в Приамурском и Уссурийском крае, то есть в местностях, непосредственно связанных с Восточною Сибирью внутренним путем, безопасным от нападения неприятеля с моря. Следовательно, все затраты, сделанные на Петропавловск, чтобы возвести его в степень главного порта, были совершенно напрасны, и если сосредоточенные в нем команды и суда наши были спасены, то это обстоятельство нельзя не приписать особому случаю. Оставлять эти суда и команды на Камчатке при возможности разрыва с морскими державами было весьма неосторожно и, как рекомендовал Невельской, следовало бы весною 1854 года перевести все из Петропавловска в Николаевск.

 



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.212.116 (0.015 с.)