Италия в поисках выхода из тупика



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Италия в поисках выхода из тупика



Зимой 1942/43 г. Муссолини и его ближайшее окружение, как уже отмечалось, пытались найти выход из критического положения, в котором оказалась Италия, в прекращении войны с Советским Союзом. Во внеш­ней политике Италии наметилась и другая линия: добиться сепаратного мира с западными державами на антисоветской основе. Такого взгляда придерживалась большая часть правительства, дипломатического корпу­са, промышленных кругов. Он в определенной мере совпадал с полити­ческим курсом других стран фашистского блока, и на этой почве между ними велись переговоры. Румынское правительство, например, искавшее возможностей установить контакты с западными державами через Лисса­бон, Мадрид, Анкару, Стокгольм, Ватикан 1, хотело привлечь к участию в этом и Италию.

В январе 1943 г. румынский министр иностранных дел М. Антонеску через итальянского посланника в Бухаресте Р. Бова Скоппу сообщил о же­лании своего правительства пойти на мирные переговоры с западными державами и предложил итальянскому правительству вести их совместно. По мнению Антонеску, заключение сепаратного мира с Румынией и Ита­лией было бы выгодно Великобритании и США, так как создавало допол­нительную возможность помешать продвижению Советской Армии в Цент­ральную Европу 2.

Критическое положение Италии заставляло Чиано маневрировать. Муссолини формально отверг предложение румынского правительства, хо­тя Чиано понимал, что дуче колеблется. Об этом свидетельствовал, в ча­стности, тот факт, что в ходе обсуждения румынского предложения были намечены конкретные лица для осуществления контактов с англичанами и американцами: итальянские послы О. Пеппо — в Анкаре и А. Россо — в Мадриде 3.

Весной 1943 г. поддержкой итальянского правительства для заключе­ния мира с западными державами пыталось заручиться и венгерское пра­вительство. С этой целью в конце марта в Рим прибыл премьер-министр Каллаи. Однако ему также не удалось убедить Муссолини начать действо­вать в этом направлении. Вновь, как и в вопросе о заключении сепарат­ного мира с СССР, обнаружилась двойственная позиция дуче. С одной стороны, крайне трудная внутренняя обстановка, поражения на фронтах заставляли его искать спасения в заключении сепаратного мира. С дру­гой,— чувствуя непрочность своего положения в стране и сознавая, что с заключением сепаратного мира он утратит поддержку гитлеровцев, Муссолини не решался пойти на этот шаг. Не случайно выход Италии из войны он связывал с согласием на это Германии 4.

1 A.Cretzianu. The Lost Opportunity, p. 89; R. B o v a Scoppa. Colloqui con due dittatori. Roma, 1949, p. 69—70.

2 R. Bova Scoppa. Colloqui con due dittatori, p. 72—76.

3 G. Bottai. Vent'anni e un Giorno (24 luglio 1943). Milano, 1949, p. 247; G. G i a n o. Diario 1939—1943. Vol. II: 1941—1943/Milano, 1963, p. 273.

4 M. K a l l a y. Hungarian Premier: a Personal Account of a Nation's Struggle in the Second World War. New York, 1954, p. 154, 161, 162; Именно поэтому дуче и его ближайшие единомышленники в официальных выступлениях изображали себя актив-

457


Тем не менее министр иностранных дел Италии дал указание продол­жить переговоры с англичанами, начатые в ноябре 1942 г. послом в Лис­сабоне Ф. Франсони. Итальянскую дипломатию интересовали следующие вопросы: согласятся ли союзники вести переговоры с Муссолини, если он порвет с немцами, будет ли в стране сохранен трон за савойской дина­стией, сохранятся ли права Италии на Албанию, Триполитанию и Эрит­рею. Было высказано пожелание, чтобы в случае перемирия западные союзники высадили в Италии крупные силы в нескольких районах 1.

Действуя таким образом, Чиано выражал настроения монополистиче­ских кругов, которые были готовы, пожертвовав Муссолини, заключить мир с Великобританией и США. Эти настроения проявлялись в поступках и высказываниях ряда представителей крупного итальянского капитала. Так, Донегани в декабре 1942 г. выступил против проекта таможенного союза с Германией. Это было тем более знаменательно, что он являлся председателем химического и горнорудного треста «Монтекатини», тесно связанного с германскими монополистическими объединениями «ИГ Фар-бениндустри» и «Метальгезелынафт». 7 января 1943 г. Чиано записал в дневнике об откровенной беседе с Пирелли, в руках которого находилась вся резиновая промышленность страны. Тот считал, что война проиграна и пора приступить к переговорам с Великобританией и США 2. В марте 1943 г. В. Чини пытался доказать Муссолини, что безнадежное состояние итальянской экономики требует немедленного отхода от Германии. Тем не менее, как и Муссолини, Чини полагал, что сделать это можно лишь с согласия последней.

Весной 1943 г. заместитель министра иностранных дел Д. Бастиани-ни, итальянский посол в Берлине Д. Альфьери, начальник генерального штаба В. Амброзио вновь безуспешно пытались уговорить Муссолини порвать с рейхом. При этом Альфьери сообщил, что некоторые нейтраль­ные страны готовы взять на себя посредничество в переговорах с запад­ными державами, а Бастианини подтвердил существование реальных воз­можностей для таких переговоров. В марте 1943 г. заместитель Чиано добился назначения опытных дипломатов в сохранявшие нейтралитет Испанию, Турцию и Португалию 3.

Попытку взять инициативу переговоров в свои руки предприняли и представители командования вооруженных сил. В январе 1943 г. в Швей­царии контакты с англичанами устанавливал маршал П. Бадольо, отстра­ненный Муссолини с поста начальника генерального штаба после пораже­ния итальянской армии в Греции. Через своего посредника он предлагал англичанам начать переговоры об объединении внутренних и внешних уси­лий, чтобы покончить с фашизмом в Италии. Правительство Великобрита­нии решило оставить этот демарш Бадольо без ответа и не связывать себя обещаниями с отдельными деятелями, не выяснив, сколь значительны силы в стране, на которые они опираются 4.

По-прежнему вел посредническую деятельность Ватикан. В феврале 1943 г. в Рим прибыл ньюйоркский архиепископ Ф. Спеллман, который

ными сторонниками продолжения войны. Так, в речи на совместном заседании зако­нодательных комиссий фашистской корпоративной палаты 2 декабря 1942 гД^уссолини говорил, что надо бороться плечом к плечу с Германией до окончательной победы, что Италия ведет «священную войну» и он отказывается говорить о мире (ИВИ. Доку­менты и материалы, ф. 191, оп. 286, д. 99, лл. 109—110, 115).

1 М. Т о s с a n о. Dal 25 luglio all' 8 settembre. Firenze, 1966, p. 146; J. L i s-towel. Crusader in the Secret War. London, 1952, p. 119.

2 G. Ciano. Diariol939—1943. vol. II, p. 267—268.

3 D. A l f i e r i. Deux dictateurs face a face. Rome— Berlin 1939—1943. Genève — Paris, 1948, p. 324—325; B. Spampanato. Contromemoriale. Vol. III. Roma, 1952, p. 12.

4 FRUS. 1943. Vol. II. Europe. Washington, 1964, p. 320—321,

458


наладил связи .с заговорщиками против Муссолини, беседовал с королем, членами дипломатического корпуса, аккредитованного при Ватикане, а затем информировал папу Пия XII об итогах своих переговоров. Факти­чески он выполнял роль посредника между американским правительством, итальянскими оппозиционными кругами и папой. Результатом этой поезд­ки явился выработанный Ватиканом и Вашингтоном план, предусматри­вавший заключение перемирия и свержение фашистского режима 1.

Итак, оставаясь в составе фашистского блока и внешне выражая верность принципам оси, правящая верхушка Италии в то же время вы­нашивала различные варианты выхода страны из войны. Одна группа счи­тала необходимым заключить мир с Советским Союзом и сосредоточить силы на борьбе с Великобританией и США; другая обнаружила стремле­ние к перемирию с западными союзниками, искала у них поддержки гото­вившемуся против дуче заговору.

Внешняя политика Японии

Главной целью внешней политики правительства Японии в конце 1942 — начале 1943 г. было создание благоприятных условий для закреп­ления и усиления военно-политических и экономических позиций на ок­купированных территориях и расширения агрессии, если создадутся для этого благоприятные условия. В Токио рассчитывали добиться этого ук­реплением союза с Германией и Италией, привлечением на свою сторону реакционных сил в Китае.

Японское правительство стремилось развивать с партнерами по аг­рессивному блоку экономические связи и координировать военные планы. Однако экономические соглашения от 20 января 1943 г. большого практи­ческого значения не имели из-за изменения военно-политической обста­новки. Между германским и японским генеральными штабами продолжа­лись контакты, осуществлялась взаимная информация о планах операций и ходе военных действий на фронтах, хотя во взглядах и оценках проис­ходивших событий имелись расхождения 2.

В начале ноября 1942 г. в Токио стали склоняться к выводу, что Германия не в состоянии достигнуть быстрой победы над СССР. Совет по координации действий ставки и правительства, оценивая обстановку, при­шел к заключению, что война Германии против СССР «приняла затяжной характер» и «в зависимости от хода событий вполне возможны ее попытки установить мир с Великобританией и СССР». Японские руководящие дея­тели чрезвычайно опасались сепаратного мира между «третьим рейхом» и Великобританией, полагая, что в таком случае «Японии придется вести войну с Великобританией и Америкой собственными силами» 3.

Более выгодным для реализации своих планов военно-политическое руководство Японии считало заключение Германией мира только с Со­ветским Союзом. Оно рассматривало такой договор как временную меру, призванную обеспечить концентрацию всех сил фашистского блока внача­ле для разгрома Великобритании и вывода из войны США, а затем для со­крушения Советского Союза. Япония предприняла попытки содействовать заключению мира между Германией и Советским Союзом, рассчитывая при любом их исходе внести раскол в антифашистскую коалицию и одно­временно замаскировать свои приготовления к нападению на СССР.

1 А. Мэнхэттен. Ватикан. Католическая церковь— оплот мировой реакции. Перевод с английского. М., 1948, стр. 134—135; «II movimento di liberazione in Ita-lia», 1958, № 52-53, p. 53.

2 B. Martin. Deutschland und Japan im zweiten Weltkrieg, S. 148—149, 174.

3 X а т т о р и Такусиро. Дайтоа сэнсо дзэн си (Полная история войны в ве­ликой Восточной Азии), стр. 348—349.

459


Ухудшение положения немецко-фашистских войск на* советско-гер­манском фронте и обстановки на Тихом океане побудило совет по коорди­нации действий ставки и правительства спешно направить в Германию и Италию специальные миссии связи для укрепления отношений с послед­ними и разъяснения им своих позиций. В инструкции, утвержденной 26 февраля 1943 г., миссиям предписывалось разъяснить в Берлине и Риме главную задачу держав оси — «всеми возможными средствами при­нудить Великобританию к капитуляции и сломить у США волю к воору­женной борьбе». Миссиям было поручено сообщить, что «Япония будет неуклонно усиливать подготовку к войне с СССР» 1.

Члены японского правительства и военные деятели демонстрировали представителям рейха в Токио свое желание укрепить союз с Германией и пытались получить у них информацию о положении на фронтах в Ев­ропе и дальнейших планах командования. В феврале 1943 г. германский посол в Токио сообщил в Берлин, что в беседе с ним премьер-министр Тодзио, министр военно-морского флота и другие министры, а также на­чальники генеральных штабов армии и флота «выражали желание о са­мом тесном сотрудничестве с Германией». Глава японского правитель­ства проявил особый интерес к событиям в Северной Африке, стремясь выяснить, насколько Германия способна отвлечь силы Соединенных Шта­тов и Великобритании от Дальнего Востока.

Германия в связи с резким ухудшением положения ее войск на во­сточном фронте со своей стороны настойчиво требовала ускорить нападе­ние Японии на СССР. Однако в Токио, учитывая соотношение сил на Дальнем Востоке и начавшееся наступление западных союзников на Ти­хом океане, не решались создавать еще один фронт. 6 марта 1943 г. япон­ский посол Осима по указанию своего правительства заявил в министер­стве иностранных дел Германии, что Япония не имеет возможности всту­пить в войну против СССР, хотя «никогда не может игнорировать рус­ского вопроса». Отказ от немедленного вступления в войну против Со­ветского Союза Осима объяснял опасностью распыления японских сил. На замечание Риббентропа, что «отказ Японии принять участие в войне усилил тяжесть, которую несет Германия», посол ответил, что «Япония в течение продолжительного времени имела намерение бросить свои силы против России, однако пока она еще недостаточно сильна, чтобы пойти на такой шаг». В отношении Италии совет по координации действий став­ки и правительства считал в конце февраля 1943 г., что ее возможности для продолжения войны «во многом зависят от Германии» 2.

Необходимо отметить, что отказ Японии от агрессии против СССР в начале весны 1943 г. отнюдь не мотивировался ее желанием соблюдать советско-японский пакт о нейтралитете. Японское правительство прово­дило по отношению к Советскому Союзу враждебную политику, готовясь напасть на него в благоприятный момент.

На основе многочисленных документов Международный военный три­бунал для Дальнего Востока сделал вывод, что «в 1942 г. японский гене­ральный штаб и штаб Квантунской армии разработали новые наступатель­ные военные планы против Советского Союза, остававшиеся в силе на 1943 г. Трибунал считает,— указывается в приговоре,— что до 1943 г. Япония не только планировала вести агрессивную войну против Со­ветского Союза, но также и продолжала активную подготовку к такой войне» 3.

1 Хаттори Такусиро. Дайтоа сэнсо дзэн си (Полная история войны в вели* кой Восточной Азии), стр. 397—398.

2 ЦГАОР, ф. 7867, ou. 1, д. 460/17, лл. 4, 272; Хаттори Такусиро. Дайтоа сопсо дзэн си (Полная история войны  в великой Восточной Азии), стр. 401. а ЦГАОР, ф. 7867, он. 1, д. 482, лл. 858—859.

460


О продолжавшейся подготовке Японии к войне против СССР свиде­тельствуют изданные институтом тотальной войны в марте 1943 г. се­кретные «Сводные исследовательские записки за 1942 г.», в которых ра­скрываются планы Японии по использованию советских территорий после их оккупации японскими войсками. В главе «Мероприятия по управле­нию Сибирью (включая Внешнюю Монголию)» в качестве первоочередных задач японских оккупационных властей на захваченных советских тер­риториях выделялись: ликвидация коммунистической идеологии и ком­мунистических организаций, отмена советских законов, восстановление частной собственности, принудительное переселение местных жителей или закрепление их в качестве рабочей силы для разработки рудных ресурсов, утверждение во всех областях руководящего превосходства японской на­ции. Кроме туэго, японские власти предполагали на оккупированной со­ветской территории «ликвидировать прежние антияпонские взгляды и внедрить в сознание идеи и реальные факты сопроцветания великой Во­сточной Азии, в центре которой находится Япония» х.

Так японское правительство, под непосредственным руководством которого работал институт тотальной войны, планировало реставриро­вать капитализм в СССР, превратить Сибирь и советский Дальний Восток в японскую колонию.

Япония грубо нарушала пакт о нейтралитете, обстреливая советских пограничников и мирных граждан, задерживая суда, перебрасывая на со­ветскую территорию шпионов и целые банды, нарушая границу и терри­ториальные воды. Конкретные данные приведены в таблице 41.

Таблица 41 Враждебные акты Японии по отношению к СССР в 1941—1943 гг.2

i       Годы      
Виды враждебных актов   1941   1942   1943  
Нарушение границы японскими военнослу­жащими (подразделениями, группами и   136   229   414  
Нарушение территориальных вод СССР   19   64   123  
    7   36   39  
Нарушение границы Советского Союза   61   82   119  
Заброска шпионов на территорию СССР   302   222   140  
Переброска банд на территорию СССР . . Обстрелы территории Советского Союза,   2 24   24   2 24  
               

Цифры свидетельствуют, что по сравнению с 1941 г. в 1942 —1943 гг. количество нарушений советской границы японскими военнослужащими, судами и самолетами неуклонно увеличивалось. Япония нарушала Порт­смутский договор, преднамеренно затрудняла советское торговое судоход­ство на Дальнем Востоке и устанавливала для него ограничения. В связи с этим Осима говорил Риббентропу, что Япония дала возможность России пользоваться только одним морским путем, на котором осматриваются все советские суда в поисках оружия и боеприпасов.

Советский Союз решительно выступал против враждебных актов сво­его восточного соседа. В 1942 г. Министерство иностранных дел СССР на-

1 ЦГАОР, ф. 7867, он. 1, д. 276, лл. 87—89.

2 Там же, лл. 172, 173.

461


правило японскому правительству десять нот, в которых заявляло проте­сты по поводу нарушения советской границы, территориальных вод и дру­гой враждебной деятельности.

На рубеже 1942—1943 гг. японское руководство осуществляло по­литические маневры с целью упрочить свое положение в Китае. В То­кио рассчитывали, что хорошо поставленный спектакль об установлении «равноправных» отношений с марионеточным нанкинским режимом Ван Цзин-вэя может подорвать в гоминьдане позиции антияпонских эле­ментов и содействовать переходу Чунцина на сторону Японии 1.

В конце декабря 1942 г. в Токио был приглашен Ван Цзин-вэй, встре­ченный с почестями, как «глава китайского национального правительст­ва». 9 января 1943 г. марионеточное ыанкинское правительство подписало декларацию об объявлении войны Соединенным Штатам Америки и Ве­ликобритании. Премьер-министр Японии Тодзио в речи по поводу этого акта заявил, что «отношения между Японией и китайским национальным правительством в Нанкине отныне будут строиться на новой, равноправ­ной основе» 2. Он сообщил о решении Японии отказаться от своих концес­сий на оккупированной территории Китая и передать «национальному пра­вительству» права на международные сеттльменты в Шанхае и Гулансу. В конце марта Тодзио побывал в Шанхае и Нанкине на передаче японских концессий. Выступая с речами, он призывал Чан Кай-ши отказаться от сопротивления. Японские правящие круги надеялись, если будет необ­ходимо, через него установить контакты с США и Великобританией.

Как и следовало ожидать, передача нанкинскому правительству япон­ских концессий оказалась блефом: японские резиденты были оставлены во всех «переданных» концессиях, которые, несмотря на смену вывесок, по-прежнему использовались в интересах Японии 3. Шумная пропагандист­ская кампания по поводу «новой» японской политики в Китае, затеянная в Токио, не принесла японцам ощутимых результатов, так как прово­дилась в обстановке военных неудач фашистского блока на советско-гер­манском фронте, в Африке и на Тихоокеанском театре. Правительство Чан Кай-ши не вняло японским призывам.

Чтобы укрепить военные, политические и экономические позиции в захваченных районах, официальный Токио продолжал рекламировать создание «сферы сопроцветания великой Восточной Азии». Этой пропа­гандой японские деятели стремились, с одной стороны, замаскировать ко­лониальный режим на оккупированных территориях, а с другой — под­нять дух японцев, внушив им веру в прочность завоеваний. Провозглаше­ние «независимости» Бирмы, Филиппин и других стран, имитация внеш­неполитических связей с ними, заключение «договоров» и т. д. являлись типичными и своеобразными актами колониальной политики японских империалистов. Созданное для управления оккупированными странами специальное министерство по делам великой Восточной Азии решало типично колонизаторскую задачу — мобилизацию ресурсов захваченных территорий и использование их для ведения войны. Роль министерства иностранных дел в осуществлении политики в этих районах была номи­нальной 4.

С ухудшением военно-политического положения стран фашистского блока в конце 1942 — начале 1943 г. среди политических деятелей Япо­нии появились группы, выступавшие за выход из войны. Одну из таких

1 Тайхэйё сэнсо сп (История войны на Ткхом океане), т. 5, ч. II, стр. 68.

2 «Севан симбун» («Южная коммерческая газета»), 14 января 1943 г.

3 F. Jones. Japan's New Order in East Asia. Its Rise and Fall, 1937—1945. Lon­don, 1954, p. 341 — 342.

4 Международные отношения на Дальнем Востоке. Кн. 2. 1917—1945 гг. М., 1973, стр. 199—200.

462


групп возглавляли видные государственные деятели — бывший премьер-министр Ф. Коноэ и ближайший советник императора К. Кидо, опасав­шиеся, что развитие военных событий в дальнейшем может стать еще бо­лее неблагоприятным для фашистской коалиции. Они высказывались за скорейшее заключение мира с США и Великобританией, рассчитывая, что в ходе переговоров можно будет добиться сохранения японской колони­альной империи. В начале 1943 г. Коноэ, Кидо, бывшие послы в Лондоне и Нанкине С. Иосида и М. Сигэмицу, маркиз Ц. Мацудайра, бывшие премьер-министры Р. Вакацуки, К. Хиранума и К. Окада неоднократно обсуждали вопрос о заключении компромиссного мира с США и Велико­британией 1. Однако в тот период дело ограничилось лишь обменом мнениями.

Таким образом, к апрелю 1943 г. японскому правительству не удалось достичь основных внешнеполитических целей. Соглашения об экономиче­ском сотрудничестве с Германией и Италией не принесли ожидаемых результатов в связи с изменением положения на фронтах и трудностями использования путей сообщения с этими странами. Гитлеровское коман­дование, готовившееся к наступательным операциям на советско-герман­ском фронте, не приняло японский план сосредоточения основных усилий против англо-американских войск. Кабинет Тодзио не добился своих целей и в Китае, а его политика укрепления «сферы сопроцветания» не могла встретить поддержку народов оккупированных стран. Влиятельные груп­пы японских политических деятелей стали выступать за прекращение войны. Все это свидетельствовало о начале кризиса внешней политики правящих кругов Японии.

Нараставший коренной перелом в ходе второй мировой войны в поль­зу антигитлеровской коалиции сказался на международном положении и внешней политике стран фашистского блока.

Основная сила агрессоров — фашистская Германия постепенно теря­ла авторитет среди своих союзников в Европе и в нейтральных государст­вах. Все труднее становилось гитлеровской дипломатии сдерживать их центробежные устремления.

Фашистский режим в Италии вступил в полосу глубокого кризиса. Одни представители итальянской буржуазии во главе с Муссолини пред­полагали осуществить свои политические цели прекращением войны с Со­ветским Союзом, другие — достижением сепаратного мира с западными державами.

Правящие круги остальных европейских союзников Германии продол­жали сотрудничество с гитлеровцами. Их объединяла общая ненависть к стране социализма, боязнь расплаты за свои действия, стремление удер­жаться у власти. Это толкало партнеров фашистской Германии в Европе к лавированию, попыткам заключить сепаратный мир с западными дер­жавами на антисоветской основе. В то же время и в германской правящей клике росло число сторонников установления тайных контактов с США и Великобританией, чтобы склонить их к совместной войне против Совет­ского Союза.

Германо-японские отношения, несмотря на трения, базировались на военно-политическом союзе и общих целях в войне. Японский милитаризм еще сохранял достаточно прочные позиции. Но -на данном этапе войны правительство Японии стремилось побудить своих партнеров по блоку

1 Д. Г о л ь д б е p г. Внешняя политика Японии в 1941 —1945 гг., стр. 141 —142; Shigemitsu Mamoru. Japan and her Destiny. My Struggle for Peace. London, 1958, p. 300, 301; R. B u t o w. Japan's Decision to Surrender. Oxford, 1954, p. 16 — 18.

463


к более активным действиям против США и Великобритании. Одновре­менно оно пыталось реализовать свои захватнические планы собственны­ми силами. Выжидая исхода борьбы на советско-германском фронте, япон­ский империализм не отказывался окончательно от агрессивных намере­ний в отношении СССР. Однако при всем своем авантюризме японские правящие круги сознавали невозможность одновременно осуществлять свои «южные» и «северные» планы.

Дипломатическая активность Японии была направлена на то, чтобы «узаконить» территориальные захваты в странах Южных морей, изобра­зить оккупацию как результат «двусторонних соглашений» с Малайей, Бирмой, марионеточным режимом Ван Цзин-вэя в Нанкине и т. д. Дипло­матия оси Берлин — Рим — Токио стремилась сохранить свои позиции в нейтральных государствах.

Таким образом, несмотря на кризисные явления, блок фашистских государств еще продолжал активно бороться за осуществление своих агрессивных военно-политических целей.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Весной 1943 г. завершился важнейший, качественно новый этап вто­рой мировой войны. В ходе войны произошел коренной перелом в пользу государств антифашистской коалиции. Выдающаяся победа советского народа под Сталинградом и последовавшие затем наступатель­ные операции Советских Вооруженных Сил на Северном Кавказе, под Ле­нинградом, в Донбассе, на курском и харьковском направлениях приобре­ли всемирно-историческое значение. Героический советский народ, ведо­мый ленинской партией коммунистов, нанес решающее поражение главным силам фашистского блока, изменив течение мировой войны. Отрезку времени с осени 1942 по весну 1943 г. суждено было занять особое место в мировой истории.

Изменение хода войны было обусловлено военно-политическими со­бытиями, позволившими СССР, а также другим государствам антигитле­ровской коалиции окончательно преодолеть кризисные ситуации, нанести непоправимые поражения агрессору и вырвать у еще сильного врага стратегическую инициативу. К таким событиям прежде всего следует отнести разгром ударных сил фашистского блока на советско-герман­ском фронте. Эта победа в сочетании с успешными действиями западных союзников на других театрах войны явилась основным показателем развития и углубления коренного перелома.

Война — многосторонний процесс, поэтому в понятие перелома вклю­чаются также важные явления в экономической и политической сферах. Бурный рост в конце 1942 — начале 1943 г. военно-экономического по­тенциала основных стран антигитлеровской коалиции предрешил исход экономического противоборства в их пользу. Военная экономика Совет­ского Союза, преодолев трудности первого года войны, во все нарастающем масштабе обеспечивала потребности фронта. Была завершена перестройка на военный лад экономики Великобритании, получило большой размах военное производство в США.

К важнейшим политическим явлениям войны относятся дальнейшее укрепление антигитлеровской коалиции и назревание кризисных ситуа­ций, появление трещин в фашистском блоке, свидетельствовавших о его непрочности и неспособности выдержать испытания затянувшейся тяже­лой войны. Для этого этапа характерно также упрочение морально-поли­тического состояния народов стран антифашистской коалиции, укрепле­ние их веры в окончательную победу, подъем национально-освободитель­ного движения в оккупированных странах Европы и Азии. Одновременно нарастал процесс падения морального состояния населения и личного состава армий стран фашистского блока.

• 30 Вторая мировая война 1939—1945, т. 6                                                                               465


Переход вооруженных сил государств антифашистской коалиции на ряде театров военных действий от обороны к стратегическому наступле­нию и одержанные ими победы подорвали мощь агрессивного блока и со­здали предпосылки для последующих, еще более крупных успехов. Люд­ские и материальные потери, ухудшение условий вооруженной борьбы на различных театрах войны приобрели для стран фашистского блока необратимый характер. Безвозвратно ушли в прошлое «молниеносные» походы и «блистательные» победы агрессоров. Их вооруженные силы вступили в полосу поражений, утрачивали стратегическую инициативу, оставляли важные районы.

Определяющее значение для поворота в войне имели события, проис­шедшие на советско-германском фронте зимой 1942/43 г. Именно на этом, главном, фронте второй мировой войны по-прежнему действовали ударные силы фашистского блока, которые подверглись сокрушительному раз­грому. Только в ходе контрнаступления под Сталинградом советские вой­ска наголову разгромили пять вражеских армий.

Оценивая значение исторической битвы под Сталинградом, Генераль­ный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев говорил: «В этой битве Красная Армия проявила героизм и воинское искусство, которые не знают себе равных в истории войн, и одержала блестящую победу» г.

С великой победой на Волге стратегическая инициатива прочно и окончательно перешла в руки советского Верховного Главнокомандова­ния. Началось массовое изгнание врага с советской земли. Развернувшееся контрнаступление советских войск на сталинградско-ростовском направ­лении резко изменило обстановку на южном участке советско-герман­ского фронта и положило начало широкому наступлению, которое, по су­ществу, продолжалось до капитуляции фашистской Германии. По своему размаху, результатам и влиянию эта победа, отмечал видный американ­ский публицист Р. Шервуд, была фактически равна выигрышу отдельной крупной войны. «Завершение грандиозной русской победы в Сталингра­де,— писал он,— изменило всю картину войны и перспективы ближайше­го будущего» 2.

Важное значение в углублении коренного перелома в войне имели успешные наступательные операции Советской Армии на других участках советско-германского фронта. Рдзгром сталинградской группировки врага создал предпосылки для нанесения Советской Армией новых мощных уда­ров на северо-кавказском и воронежском направлениях, которые до осно­вания расшатали все южное крыло восточного фронта немецко-фашист-ских войск. Наступательные операции развернулись также под Ленингра­дом, на демянском направлении, под Вязьмой и Ржевом, в районе Орла. В действие приводились, по существу, все фронтовые объединения Совет­ской Армии от Балтики до Кавказа. В ходе наступательной кампании были возвращены важные в экономическом отношении районы Север­ного Кавказа, Дона и Кубани, прорвана блокада Ленинграда, значи­тельно улучшена обстановка на северо-западном и западном направлени­ях, положено начало освобождению Донбасса. Большую помощь советским войскам оказывали партизаны. Они наносили удары по коммуникациям противника, содействовали ликвидации окруженных вражеских группиро­вок, препятствовали угону советских граждан на фашистскую каторгу, совершали глубокие рейды по тылам врага, вели активную разведыва­тельную деятельность.

1 Л. И. Б p е ж н е в. Ленинским курсом. Т. 1. М., 1973, стр. 126.

2 Р. Ш е p в у д. Рузвельт и Гопкйнс. Глазами очевидца, т. 2, стр. 362.

466


Наибольший успех был достигнут на южном крыле советско-герман­ского фронта, где Советская Армия продвинулась на 600—700 км, очи­стила от врага более 480 тыс. кв. км территории, вызволила из фашист­ской неволи миллионы советских граждан.

Враг понес огромные потери. Более 100 дивизий оказались разгром­ленными, из них 50-на сталинградском направлении. Около 1 700 тыс. солдат и офицеров противника были убиты, ранены, пленены или про­пали без вести. Гитлеровцы потеряли 24 тыс. орудий, свыше 3,5 тыс. танков и 4,3 тыс. самолетов. Разгрому подверглись войска европейских союзников фашистской Германии. Фактически перестали существовать 3-я и 4-я румынские, 2-я венгерская и 8-я итальянская армии.

Чтобы восстановить и стабилизировать стратегический фронт оборо­ны, гитлеровское командование вынуждено было перебросить на восток большое количество соединений, частей, маршевого пополнения, боевой техники и вооружения. Только с 19 ноября 1942 г. по 30 марта 1943 г. из Западной Европы было переброшено 33 дивизии и 3 бригады. На советско-германский фронт направлялось значительное количество авиации (в том числе соединения, базировавшиеся ранее на Атлантическом побережье и в районе Средиземного моря), что ослабило возможности Германии по ве­дению борьбы на коммуникациях западных союзников, особенно в Атлантике.

Военно-политическое руководство фашистской Германии понимало катастрофические последствия поражения своих войск на советско-гер­манском фронте зимой 1942/43 г. Так, фельдмаршал Манштейн вынужден был констатировать, что Советским Вооруженным Силам удалось окру­жить самую сильную 6-ю немецкую армию. Кроме того, отмечал он, пере­стали существовать как боеспособная сила на фронте четыре союзные армии. Горечь поражения усугублялась тем, жаловался Манштейн, что к «потере войск надо еще присоединить овладение русскими всей захва­ченной нами в результате летнего наступления 1942 г. огромной террито­рии с ее ресурсами» 1.

Победы Советских Вооруженных Сил зимой 1942/43 г. были одержа­ны благодаря руководящей и направляющей деятельности Коммунистиче­ской партии, трудовому подвигу советского народа. В результате героиче­ских усилий трудящихся Советского Союза были созданы необходимые материально-технические и морально-политические предпосылки для ре­шающего изменения хода войны. Партия обеспечила монолитное единство фронта и тыла, мобилизовала все на достижение решительной победы над врагом.

Советский народ, воодушевленный успехами на фронтах Великой Отечественной войны, с огромным подъемом духовных сил оказал все­мерную помощь действующей армии. Солдаты и офицеры Вооруженных Сил были полны решимости добиться полной и окончательной победы над врагом. Советские люди глубоко верили в правоту дела Коммунисти­ческой партии, безраздельно доверяли ей как своему боевому авангарду. И коммунисты, с честью оправдывая это доверие, всегда находились на наиболее важных участках фронта, самых сложных и ответственных на­правлениях. В борьбе с врагом они несли значительные потери, но ряды партии неуклонно росли. Только с декабря 1942 г. по март 1943 г. в члены и кандидаты партии было принято почти 870 тыс. человек. Непрерывный рост партии оказывал огромное влияние на укрепление экономической и военной мощи Советского государства.

В рассматриваемый период Советская Армия фактически вела едино­борство с главной группировкой агрессивного блока в Европе, так как

i E. M a n s t e i n. Verlorene Siege, S. 467—468.
30*                                                                                                                                                                                                                             467


второго фронта не существовало. Основные усилия США и Великобрита­нии в это время были сосредоточены в Северной Африке и на Средиземном море, где в течение двух предшествовавших лет ни одной из воюющих сторон не удавалось добиться решительных успехов. Они были достигну­ты лишь в конце 1942 — первой половине 1943 г., когда англо-американ­ским войскам удалось разгромить 300-тысячную итало-немецкую группи­ровку. Значительный урон был нанесен итальянскому флоту.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.22.242 (0.019 с.)