Александр III : опыт исторической характеристики



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Александр III : опыт исторической характеристики



Александр III : опыт исторической характеристики

Доклад студентки 2 курса 271 группы

направление 44.03.01 «Педагогическое образование (история)»

Института истории и международных отношений

Симоновой Валентины Сергеевны

 

Научный руководитель:                                      кандидат исторических наук,

                                                                                           Доцент М. В. Зайцев

 

 

Саратов 2020

Оглавление

Введение. 3

Глава I. Воспитание и образование Александра III 8

Глава II. Характеристика личности Александра III 11

§1. Внешний облик и черты характера императора. 11

§2. Противоречивость личности Александра III 15

§3. Интересы и увлечения императора. 18

Глава III. Политические взгляды Александра III 21

Глава IV. Характеристика правительственной политики Александра III 25

§1. «Квартет» Александра III: влияние ближайшего окружения. 25

§2. «Консерватизм» и «капитализм» как основные направления внутренней политики императора. 28

§3. «Тоталитарный режим» царствования Александра III: гнет печати и расправа над «врагами народа». 31

Заключение. 34

Список использованных источников и исследований. 39

 

Введение

Тринадцатилетнее царствование Александра III на первый взгляд представляется простым и ясным. Между тем эти тринадцать лет кажущегося спокойствия сменились эпохой революций 1905 и 1917 гг., и последняя привела к кардинальной смене всех политических, социальных и экономических отношений, изменила духовную жизнь общества. Предпосылки этого взрыва начали складываться во второй половине XIX столетия, когда в царствование Александра II был пропущен поворот к мирной, эволюционной модернизации. Помимо этого, личность царя явно доминировала в нем над государственной деятельностью и потому ярко проявлялась в его политике.

Актуальность темы характеристики деятельности и личности Александра III обусловлена в настоящее время подъёмом научного интереса к царствованию Александра III, личности императора и его политике, чему способствуют различные обстоятельства. В марте 2015 г. исполнилось 170 лет со дня рождения самодержца. Российский исторический журнал «Родина» откликнулся на это событие специальным выпуском, представив статьи, освещающие разные направления царствования. Эти публикации свидетельствуют о том, что сегодня общество видит связь между ушедшей эпохой и современными событиями, проводит исторические параллели, ищет в прошлом рецепты будущего развития страны. И царствование Александра III уже не предстаёт окрашенным в тёмные тона, не только отождествляется с контрреформами, но и получает другие дефиниции – «новый курс», «прагматическое самодержавие», «эпоха твёрдой государственности».

При обзоре жизни и правления Александра III невозможно не воспользоваться «Воспоминаниями» С. Ю Витте[1], современника Александра III, который, можно сказать, превозносит Александра, выдавая его за лучшего монарха в истории. Это объясняется тем, что Витте повествует только о положительных сторонах царствования Александра III, считая его «замечательной и благороднейшей личностью», «великим императором», выделяя в качестве его главной заслуги «тринадцатилетний внешний мир». Автор «Воспоминаний» ставит в укор императору только университетский устав 1884 г. и изменение земского положения 1864 г.

Определенное значение для представления полной картины о жизни и деятельности Александра III может придать и другой источник, как «Воспоминания» В. П. Мещерского[2], некоторые сведения которого представлены в данной работе. Автор пытается показать духовную готовность Александра занять престол после убийства его отца, обращая особое внимание на последовавшую в связи ранним духовным взрослением разочарование в людях. Главные качества императора Мещерский видит в прямоте, честности и правде.

Представленные в докладе воспоминания об Александре III Н. А. Вельяминова[3] имеют тем более важное значение, так как именно эти замечания принадлежат человеку, царскому врачу, находящегося почти всегда рядом с императором и видевшего его при различных ситуациях. При этом сам автор отмечал свою «далекость» от политики и государственных дел. Вельяминов также старается объективно подойти к оценке царствования Александра III, отмечая не благоприятность обстановки при передаче престола Александру. «Исполнение грандиозного проекта – соединение Европы с берегами Тихого океана железнодорожным путем и одушевление богатейшей Сибири», тринадцатилетний мир во внешней политике автор ставит в достоинства царствования монарха. Но с тем фактом, который приводит Вельяминов в конце своих Воспоминаний о несправедливости отмечания только отрицательных моментов правления императора и необходимости серьезного, беспристрастного и всестороннего изучения личности Александра III и его царствования, а не только одной односторонней критики, нельзя не согласиться.

По дневникам Александра III Н. Н. Фирсов предпринял опыт характеристики монарха[4]. Он воссоздал картину воспитания и образования, семейную жизнь и государственную деятельность монарха. Несмотря на тенденциозность, обусловленную эпохой, в статьях Фирсова сквозь негативное отношение к личности монарха проступают верно схваченные черты его образа, сделав вывод о невежестве монарха, который «на всю жизнь остался полуграмотным человеком». Историк утрировал консерватизм Александра III, сведя его к формуле «тащить и не пущать», однако верно уловил «архаичное» отношение императора к неограниченной царской власти, стремление поддерживать незыблемость её основ. Фирсов также отмечал, что «семейные интересы были одними из самых существенных, которыми жил Александр Александрович, будучи наследником российского престола».

Выдающийся представитель советской исторической науки, П. А. Зайончковский, посвятил личности Александра III отдельную главу монографии по истории внутренней политики конца XIX столетия[5]. В ней историк подчеркивал «тупость», «упрямство», «примитивизм ума» Александра III. При этом Зайончковский не отказывал монарху в здравом смысле, которым тот «руководствовался иногда» в делах внешней политики. Историк остановился на деталях частной жизни монарха, уделяя место его читательским интересам и замечая связь частной жизни и государственной деятельности. Причем последней было уделено первостепенное значение.

Используемая статья В. Г. Чернухи[6], опубликованная в журнале «Вопросы истории», интересна тем, что она несет в себе характер изложения влияния личности Александра III на политику его царствования. Автор приходит к выводу, что внешняя политика так же, как и внутренняя несла на себе отпечаток личности Александра III, его взглядов. В этом, возможно, и состоит главная мысль данной статьи. К тому же, Чернуха отмечала, что настоящих государственных навыков управления страной Александр не имел, но он был цельной личностью.

Особый интерес для нас представляет статья Н. А. Троицкого «Пустопорожнее словоблудие»[7], в которой автор представляет опровержение сведений А. И. Боханова об Александре III, критикую одновременно многие факты из исследования этого автора об императоре и проводимой им политики и указывая на допустимые Бохановым фактические ошибки его научной работы. В частности, Троицкий обращает внимание на неправильность суждения Боханова о политике императора в области просвещения, опровергает его суждение о том, что «Александр никаких чрезвычайных органов не создавал» и т. п. Иными словами, старание Троицкого показать не научность книги Боханова предоставляют одновременно четкую и емкую характеристику политики и отдельных качеств характера Александра III.

Наиболее объективную, по моему мнению, характеристику личности и царствования Александра III представила в своей работе В. А. Твардовская[8]. Наряду с обзором бытовой жизни императора, его увлечений, занятий, автор в большей части уделяет внимание отношению монарха к политике, эволюцию сближения и распада отношений с людьми его окружения. Здесь не только изложение определенных фактов о жизни и качествах характера Александра III, но и автор предоставила возможность посмотреть на эти факты с иной стороны, отмечая таким образом противоречивость характера императора. Также Твардовская характеризует отрицательно царствование Александра III, считая, что «за время его правления Россия еще более приблизилась к революции».

Книга А. И. Боханова[9], представляющая не малый интерес для написания данной работы, освещает в большей мере детство императора, больше обращена на описание чувств, любовных отношений, излагая часто переживания императора и его родителей. Поэтому именно эта часть книги имела весомое значение для написания первой главы доклада. Можно сказать, что первенствующее значение здесь отдается рассказам о рождении, крестинах, свадьбе, коронации, погребении Александра III. Автор о многих отрицательных фактах из жизни и правления императора замалчивает, например, «о разгуле репрессий» в период его царствования, об истинном отношении народа к царю и т. п., считая при этом его «самым народным монархом», «земным пастырем миллионов». Что не дает смелости, по моему мнению, назвать его исследование объективным.

Задачи:

1. Выяснить характер семейной обстановки Александра III в начальный период его жизни, определить, каким образом проходило образование царского ребенка, выяснить и дать объяснение его отношению к предоставляемым знаниям;

2. Проанализировать внешние данные императора и качества его характера;

3. Показать путем сопоставления нескольких фактов противоречивую натуру личности Александра III;

4. Показать разносторонность увлечений и интересов императора;

5. Определить политические взгляды императора и их отражение в политике монарха;

6. Охарактеризовать основных деятелей политики Александра III и их влияние на политику императора;

7. Выяснить суть политики контрреформ Александра III и дать краткую характеристику каждому из проведенных мероприятий этого направления; необходимость отметить неоднородный характер политики императора;

8. Продемонстрировать сторону карательного правления Александра III.

Работа состоит из введения, четырех глав, из которых вторая и четвертая главы включает в себя три параграфа, а первая и третья главы представляют собой цельный материал, заключения и списка использованной литературы.

Глава I. Воспитание и образование Александра III

Александр III, родившись в царской семье в феврале 1845 г., до 1865 г. имел второстепенное значение как в отношении наследника престола, так и ребенка в семье, так как все внимание родителей, императора Александра II и урожденной немки в православии Марии Александровны, было направлено на старшего сына Николая.

 В семейной обстановке Александр был окружен заботой и лаской, но не чрезмерно. Несмотря на то что мать Александра III ценила в нем честность и прямоту, любила всех детей в равной мере, «Маку», как называли его в семейном кругу, не был любимым ребенком в семье. Возможно, это связано с тем, что особое внимание, больше сил уделялось первоначально старшему сыну как наследнику престола, но смерть Никса в 1865 г., переключившее внимание матушки на младшую дочь Марию и младших сыновей Сергея и Павла, отношения матери к Александру не изменило. Отсюда обида, досада на мать, но тем не менее Александр очень любил свою матушку, что говорит написанное письмо Александра жене спустя несколько лет после смерти Марии, где «царь исповедовался в своей сыновьей любви»[10]. Тем не менее, Мария Александровна постоянно занималась с Александром, прививала ему любовь к вере и церкви, всегда могла поговорить с ним на задушевные темы, призывала к аккуратности, прилежанию, послушанию, в отличие от отца, который был занят постоянно государственными делами, но «всегда старался проводить с ним время»[11]. Только дедушка цесаревича, Николай I, обращался к мальчику с особой лаской и любовью, даря ему различные подарки и называя «Саша-богатырь».

Родители в свою очередь ответственно относились к образованию и воспитанию своих детей: «все они были на попечении нянюшек-англичанок и кадровых военных»[12]. Особенно любил Александр свою няню-англичанку Екатерину Струтон, прослужившую царской семье 46 лет, «дорогую Китти», на руках которой он вырос. Регулярное обучение, начавшееся с восьмилетнего возраста и продолжавшееся до двенадцати лет, состояло из преподавания Я. К. Гротом, а затем М. А. Корфом русской словесности; русской истории С. М. Соловьевым, право преподавал – К. П. Победоносцев; военное дело – генерал М. И. Драгомиров; Закон Божий – Н. П. Рождественский; В. Н. Скрипицына обучала царских детей чтению, письму, арифметике и священной истории, в то время как Н. В. Зиновьев и Г. Ф. Гогель учили фронту, маршировке, ружейным приемам. «Основательно обучали немецкому, английскому языкам, которых юный цесаревич не любил, и особенно французскому, которым Александр свободно владел с юности»[13], отдавая предпочтение своему «любимейшему русскому языку».

В донесениях воспитателей за июнь 1855 г. сообщается о том, что великий князь по чистописанию учился «очень серьезно и старательно и маршировал успешно»[14], что говорит об увлеченности Александра фронтовыми занятиями. С другой стороны, воспитатели отмечали в личных дневниках, что «успех в науке был достигнут небольшой». Абсолютной грамотностью в родном языке он так и не овладел. Например, слово «грибы» писал через «ы»[15]. Тупость, упрямство и в то же время усидчивость и трудолюбие – таковы качества, которые обнаруживались у него еще в раннем детстве[16]. С. С. Татищев, приводя выдержки из писем наставника Александра Б. А. Перовского 1860-х гг., отмечал, что воспитатель «не мог заставить цесаревича понять, что учение не должно состоять в просиживании определенного числа часов»[17]. Однако, заключал Перовский, «к сожалению, до сих пор он смотрит на это с самой ребяческой точки зрения»[18]. Тем не менее, Александр обладал здравым смыслом и сообразительностью, которую Татищев называл «смекалкою». Учение, по словам Татищева, давалось ему, особенно на первых порах, не легко и требовало больших усилий. В классе он отличался внимательностью, сосредоточенностью и прилежанием. Но это не может скрыть того факта, что Александр был «человеком заурядным, тугодумом, с трудом карабкающегося по ступенькам знаний»[19]. Возможно, нежелание учиться было связано, с одной стороны, тем, что Александр занимался лишь тем, что ему нравится, а, с другой стороны, с боязнью показывать свое незнание во время непонятных ему уроков, что приводило его к тому, что он «терялся, замыкался, стеснялся». Учение с ленцой также объяснялось живостью его мальчишеской души, которая больше любила «поиграть в саду в лошадки, половить рыбу в пруду или понаблюдать за голландскими петухами»[20]. При этом временами получаемые Александром плохие оценки его так расстраивали, что он терял надежду на исправление своего положения, поэтому в других случаях не старался, не выполняя порой домашнее задание.

Смерть брата Николая 12 апреля 1865 г. означала кардинальный перелом в жизни Александра, уже нового наследника российского престола. Появилась необходимость более усиленно подготавливать Александра к императорским обязанностям. При этом необходимо отметить, что Александра, даже в семейном кругу, всегда считали не способным управлять государством. Еще великая княгиня Елена Павловна утверждала, что управление государством должно перейти к Владимиру Александровичу, брату будущего императора. А. И. Чивилев, учитель Александра, «ужаснулся» от перспективы его воцарения, а Б. Н. Чичерин от встреч с ним приходил в «полное отчаяние»[21]. Наследование престола буквально свалилось на него самым неожиданным образом.

Таким образом, Александр, будучи человеком ординарного образования, не имея определенной подготовки, навыков к государственной деятельности, соответствующих знаний, волей судьбы становится наследником престола, в руках которого в будущем оказалось все Российское государство.

Заключение

При работе над личностью Александра III и при изучении деятельности представленного императора я пришла к тому выводу, что предпоследний монарх в истории Российского государства представляет собой загадочную и во многом неоднозначную личность, а его правление так же, как и натура монарха, может встречать как положительную оценку, так и отрицательную. Многие стороны характера с объективной точки зрения исследователи не признавали, осуждали его за определенные черты характера, на что сказывались факторы его правления, другие авторы, посвятившие свои работы Александру III, в том числе современники монарха, слепо видели в нем блестящего политика, государственного деятеля и человека. Отрицать каким-либо образом сведения этих людей нельзя, ведь они имеют свою ценность. Однако при столкновении с разнообразным числом фактов об Александре III, его жизни и государственной деятельности, его поведении в семейной обстановке и отношении к окружающим его людям я больше склоняюсь все же к тем людям, которые позиционируют Александра как миролюбивого, доброжелательно, осторожного человека и политика, имеющего своей целью, с одной стороны, сохранение мира в своей стране, а, с другой стороны, незыблемости самодержавной власти путем репрессий в отношении печати и инакомыслящих. Все же, как бы другие историки не старались осветить «неблагоприятные» факты о личности самодержца, по моему мнению. положительных сведений об Александре III как человека несомненно больше.

Именно большинство положительных свойств и качеств характера самодержца были заложены семейным окружением и учителями маленького Александра в начальный этап его жизни. Это проявляется, например, в том, что навыки военного дела, полученные Александром при получении образования благодаря его учителям, обусловили характер императора как военного человека с твердыми убеждениями и строгой дисциплиной, которые император пронес через свою жизнь. Чувствительность, вера в Бога, привитые матерью монарха, наряду с другими факторами предопределили религиозность императора. Сами родители Александра III относились к своему сыну как обычному ребенку, не возлагая на него больших надежд. Его любили, его старались научить многим вещам, его обучали в соответствии с тем, как должен быть обучен ребенок царской семьи. Возможно, любовь родителей была определена лишь тем фактом, что Александр III был их ребенком, но все же той родительской любви, которую желал почувствовать на себе император, он так и не получил. Несмотря на предоставление Александру III всестороннего образования, мальчик не освоил многое из того, что должен был знать будущий император, что объяснялось многими факторами, среди которых большую роль играла заинтересованность или незаинтересованность Александра III теми или иными вещами.

Личность императора, можно сказать, воплощает в себя лучшие человеческие качества характера. Обладая мужественным внешним видом, простотой, как в привычках, так и во внешнем облике, чувствительностью, величайшим трудолюбием, усердием, самокритичностью, скромностью, эта личность не может не вызывать восторга у историков и исследователей. Но это не означает, что Александр III не лишен духовных изъянов, проявляющихся в излишней скрытности, доверчивости, которая отчасти проявилась в фактическом управлении государством ближайшим правительственным окружением Александра III, а также находящих выражение в противоречивости характера императора, что, конечно, нельзя назвать «золотой стороной его характера». Никак нельзя назвать весомым преимуществом монарха характеристику императора как справедливого, набожного, бережливого, добродушного в полном смысле этого слова монарха и человека, т. к. это ярко вступает в противоречие с иными обстоятельствами, если обратить внимание на нарушение закона императором посредством приоритетности личных предпочтений в решении судебного дела, если вспомнить о политике национализма, преследованиях иноверцев, «бездарную» трату «народных» денег, жестокие пытки и регулярные преследования государственных преступников. Поэтому, казалось бы, такие духовные, чувственные, «уединенные» увлечения императора поэзией, музыкой, театральными представлениями, характеризующих Александра III как романтическую натуру, безобидного и творческого человека, не может иметь ничего общего с тем человеком, который создал Шлиссельбургскую крепость и подвергал заключённых «томному ожиданию».

Если раннее возникали какие-либо сомнения по поводу личностных черт Александра III, то в отношении его политических взглядов не наблюдается каких-либо возражений, а именно по поводу позиционирования императора как ярого защитника самодержавной власти, которая пронизывала всю политику Александра III, и приверженца консервативных убеждений. Таковые взгляды монарха были заложены ещё в детстве императора К. П. Победоносцевым, что впоследствии выразилось в проведении политики контрреформ. Падение роли государственного совета в период царствования Александра III, подчинение церкви государственному аппарату, можно сказать, явились одним из самых ярких проявлений слепой веры самодержца в укреплении власти «сверху». Политика национализма, являющаяся одним из главных принципов претворения в жизнь самодержавной власти, шовинизм, имело свои истоки именно в политических взглядах Александра III, основой которых явилось недопущение посягательства на власть самодержца.

Было бы не разумно думать, что на политические взгляды императора не имело влияние окружение императора, в том числе и жена Александра III, которая способствовала формированию у императора германофильских наклонностей. В частности, Победоносцев, Мещерский, Катков, гр. Толстой вошли в историю как главные деятели реакционной политики Александра III, где схожесть взглядов императора и его правительственного «квартета» обусловили политику контрреформ. Сближение этих людей с императором кажется практически невозможным, учитывая столь огромную разницу в человеческих качествах Александра III и его ближайших советников. Возможно, здесь сказалась такая черта характера императора, как даже в самом худшем видеть что-то хорошее, а, может быть, здесь имело значение простая нехватка достойных и способных людей при управлении государством.

Внутренняя политика Александра III же складывалась «тяжело и медленно». Она была тяжела не только для народа России тем, что монарх, использовал репрессивные методы в отношении печати и инакомыслящих для укрепления самодержавной власти. Ей были недовольны тем, что Александр III закрывал пред Россией возможности конституционного развития и оценивал реформы, проведённые его отцом, с точки зрения их совместимости с абсолютной властью. На судебной контрреформе он настаивал именно, потому что в его глазах это было детище конституционалистов, начавших с ограничения судебной власти царя. Другой идеей Александра была идея национальная, сказывавшаяся и в его внешней политике, и в политике по отношению к национальным окраинам, у которых он начал отбирать остатки автономии, и в отборе приближённых сановников. Сильно отразился на его политике и сословный принцип, который сильно сказался на дворянской политике Александра III, поставившего своей целью поддержать и возродить поместное дворянство в России. Вследствие избранного Александром III курса «Россия сошла с пути, обозначенного «Великими реформами». Однако их корректировка и попытка приспособить к политической доктрине «народного самодержавия» также не удались в полной мере. Власть не хотела проводить реформы, вместе с тем не могла их не проводить и не способна была их возглавить. Отсутствие чётко обозначенного курса вело к хаосу и кризису, что и отразилось в трагических событиях неурожайных лет начала 1890-х гг.

Путь, выбранный Александром III, заключался в отделении экономики от политики при сохранении единовластия в обеих сферах. Александр III полагал, что можно развивать экономические силы страны, опираясь на архаическую систему управления, главной чертой которой было сосредоточение всей системы управления в руках монарха. Поэтому политическую доктрину Александра III можно выразить лозунгом «назад в будущее», отражающим противоречия этого периода. Такое одновременное преследование двух взаимоисключающих целей, сохранявшаяся в основе внутренней политики, прямым путём вела к катастрофе, ибо тем самым формировалась главная основа будущих революций – противоречие между архаичной системой управления и «ультрасовременными» тенденциями в экономике, на всех парах устремившейся вперёд[86]. Наверное, только лишь внешняя политика ставится в достоинства царствования императору, приведшая Россию к тринадцатилетнему внешнему миру.

Такую Россию, оставленную в обстановке тяжести, растущей тревоги, еще более приблизившуюся к революции, оставил Александр III своему наследнику – сыну Николаю.

 

 

 

Источники

Витте. С. Ю. Избранные Воспоминания, 1849–1911 гг. М.: Мысль, 1991.

Вельяминов Н. А. Воспоминания об императоре Александре III // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII–XX вв., М., 1994. С. 249–313.

Мещерский В. П. Воспоминания. М., 2001.

Исследования

Боханов А. Н. Император Александр III. М., 2001.

Зайончковский П. А. Российское самодержавие в конце XIX столетия. М., 1970.

Российские самодержцы. М., 1994.

Троицкий Н. А. «Пустопорожнее словоблудие» // Освободительное движение. Вып. 18. Саратов, 2000.

Фирсов Н. Н. Александр III / Былое. 1925. № 1.

Чернуха В. Г. Александр III // Вопросы истории. 1992. № 11.


[1] См.: Витте. С. Ю. Избранные Воспоминания, 1849–1911 гг. М.: Мысль, 1991.

[2] См.: Мещерский В. П. Воспоминания. М., 2001.

[3] См.: Вельяминов Н. А. Воспоминания об императоре Александре III // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII–XX вв., М., 1994.

[4] См: Фирсов Н. Н. Александр III // Былое. 1925. № 1.

[5] См.: Зайончковский П. А. Российское самодержавие в конце XIX столетия. М., 1970.

[6] См.: Чернуха В. Г. Александр III // Вопросы истории. 1992. № 11.

[7] См.: Троицкий Н. А. «Пустопорожнее словоблудие» // Освободительное движение. Вып. 18. Саратов, 2000.

[8] См.: Твардовская В. А. Александр III // Российские самодержцы. М., 1993.

[9] См.: Боханов А. Н. Император Александр III. М., 2001.

[10] Боханов А. Н. Указ соч. С. 19.

[11] Там же. С. 16.

[12] Чернуха В. Г. Указ. соч. С. 47.

[13] Текст, изложенный своими словами. См.: Боханов А. Н. Указ. соч. С. 20.

[14] ЦГАОР, ф. Александра II, д. 968, л. 10.

[15] Там же. д. 286, л. 8.

[16] Зайончковский П. А. Указ. соч. С. 35.

[17] Татищев С. С. Император Александр III. Его жизнь и царствование, рукопись (Центральный государственный исторический архив (ЦГИА), ф, 878, оп. 1, д. 4, л. 55).

[18] Там же, л, 327.

[19] Чернуха. В. Г. Указ. соч. С. 49.

[20] Боханов А. Н. Указ. соч. С. 25.

[21] Чичерин Б. Н. Воспоминания: Земство и Московская Дума. М., 1934. С. 109.

[22] Витте С. Ю. Указ. соч. С. 267.

[23] Мещерский В. П. Указ. соч. С. 470.

[24] Боханов А. Н. Указ. соч. С. 57.

[25] Там же.С. 26.

[26] Текст, изложенный своими словами. См.: Фирсов Н. Н. Указ. соч. С. 102.

[27] Цит. по: Боханов А. Н. Указ. соч. С. 40.

[28] Там же. С. 94.

[29] Боханов. А. Н. Указ. соч. С. 27.

[30] Витте С. Ю. Указ. соч. С. 272.

[31] Боханов А. Н. Указ. соч. С. 66.

[32] Зайончковский П. А. Указ. соч. С. 43.

[33] Вельяминов Н. А. Указ. соч. С. 249– 313.

[34] Витте. С. Ю. Указ. соч. С. 272.

[35] Твардовская В. А. Указ. соч. С. 224.

[36] Там же. С. 286–287.

[37] Там же. С. 264.

[38] Витте С. Ю. Указ соч. С. 285.

[39] Витте С. Ю. Указ. соч. С. 265–266.

[40] Твардовская В. А. Указ. соч. 220.

[41] См. Зайончковский П. А. Военные реформы. М.,1952. С. 170.

[42] Боханов А. Н. Указ. соч. С. 34.

[43] Чернуха В. Г. Указ. соч. С. 54.

[44] Фирсов Н. Н. Указ. соч. С. 101.

[45] Твардовская В. А. Указ. соч. С. 303–304.

[46] Отдел рукописей ГБЛ, ф. Киреева, к–10, л. 148.

[47] Троицкий Н. А. Указ. соч. С. 153.

[48] Черевин и Александр III / Голос минувшего. 1917. № 5–6. С. 96–101.

[49] Чернуха. В. Г. Указ. соч. С. 62.

[50] Твардовская В. А. Указ. соч. С. 237.

[51] В. И. Ленин. Полн. Собр. Соч., т. 5, стр. 44.

[52] Конституция графа Лорис-Меликова и его частные письма. Берлин. 1904. С. 75.

[53] Зайончковский П. А. Указ. соч. С. 101.

[54] Твардовская В. А. Указ. соч. С. 262.

[55] Зайончковский П. А. Указ. соч. С. 118.

[56] Твардовская В. А. Указ. соч.  С. 39.

[57] Там же. С. 292–293.

[58] Там же. С. 218.

[59] К. П. Победоносцев и его корреспонденты. Т. 1, п/т. 2-й. М.-Пг. 1923, С. 1009.

[60] Зайончковский П. А. Указ. соч. С. 54.

[61] Отдел рукописей ГБЛ, ф. Победоносцева, д. 4394/3.

[62] Зайончковский П. А. Указ. соч. С. 66.

[63] Отдел Рукописей ГБЛ, ф. Герье. М., 7310/4, Л. 41.

[64] Зайончковский П. А. Указ. соч. С. 70.

[65] Там же. С. 72.

[66] Отдел рукописей ГБЛ, ф, Герье. М., 7310/4, л. 14.

[67] Зайончковский П. А. Указ. соч. С. 74.

[68] Воспоминания Б. Н. Чичерина «Московский университет». М., 1929, стр. 192–193.

[69] Зайончковский П. А. Указ. соч. С. 29.

[70] См. А. Корнилов. Курс истории России в XIX веке, ч. I – III. М., 1912–1914.

[71] Текст, изложенный своими словами. См.: Зайончковский П. А. Указ. соч. С. 85.

[72] Троицкий Н. А. Указ. соч. С. 148.

[73] Письмо А. Д. Пазухина М. Н. Каткову // ОР РПБ, ф. 120. Кн. 19, л. 198.

[74] Зайончковский П. А. Указ. соч. С. 401.

[75] Витте С. Ю. Указ. соч. С. 269.

[76]  Твардовская В. А. Указ. соч. С. 282.

[77] Чернуха В. Г. Указ. соч. С. 62.

[78] Там же.

[79] См.: Богданович А. В. Три последних самодержца. М., 1990. С. 45.

[80] Гернет М. Н. История царской тюрьмы. М., 1961. Т. 3. С. 109.

[81] Твен Марк, Собр. Соч.: В 12 т. М., 1961. Т. 12. С. 611.

[82] Толстой Л. Н. Полн. Собр. Соч. Юбил. Изд. М., 1953. Т. 65. С. 138; С. 114.

[83] Бунаков Н. Ф. Записки. СПб., 1990. С. 125.

[84] Салтыков-Щедрин М. Е. Полн. Соб. Соч. Л., 1936. Т. 14. С. 245–247.

[85] Твардовская В. А. Указ. соч. 287.

[86] См.: Соловьёв Ю. Б. Самодержавие и дворянство в конце XIX в. Л., 1973. С. 82.

Александр III : опыт исторической характеристики

Доклад студентки 2 курса 271 группы

направление 44.03.01 «Педагогическое образование (история)»

Института истории и международных отношений

Симоновой Валентины Сергеевны

 

Научный руководитель:                                      кандидат исторических наук,

                                                                                           Доцент М. В. Зайцев

 

 

Саратов 2020

Оглавление

Введение. 3

Глава I. Воспитание и образование Александра III 8

Глава II. Характеристика личности Александра III 11

§1. Внешний облик и черты характера императора. 11

§2. Противоречивость личности Александра III 15

§3. Интересы и увлечения императора. 18

Глава III. Политические взгляды Александра III 21

Глава IV. Характеристика правительственной политики Александра III 25

§1. «Квартет» Александра III: влияние ближайшего окружения. 25

§2. «Консерватизм» и «капитализм» как основные направления внутренней политики императора. 28

§3. «Тоталитарный режим» царствования Александра III: гнет печати и расправа над «врагами народа». 31

Заключение. 34

Список использованных источников и исследований. 39

 

Введение

Тринадцатилетнее царствование Александра III на первый взгляд представляется простым и ясным. Между тем эти тринадцать лет кажущегося спокойствия сменились эпохой революций 1905 и 1917 гг., и последняя привела к кардинальной смене всех политических, социальных и экономических отношений, изменила духовную жизнь общества. Предпосылки этого взрыва начали складываться во второй половине XIX столетия, когда в царствование Александра II был пропущен поворот к мирной, эволюционной модернизации. Помимо этого, личность царя явно доминировала в нем над государственной деятельностью и потому ярко проявлялась в его политике.

Актуальность темы характеристики деятельности и личности Александра III обусловлена в настоящее время подъёмом научного интереса к царствованию Александра III, личности императора и его политике, чему способствуют различные обстоятельства. В марте 2015 г. исполнилось 170 лет со дня рождения самодержца. Российский исторический журнал «Родина» откликнулся на это событие специальным выпуском, представив статьи, освещающие разные направления царствования. Эти публикации свидетельствуют о том, что сегодня общество видит связь между ушедшей эпохой и современными событиями, проводит исторические параллели, ищет в прошлом рецепты будущего развития страны. И царствование Александра III уже не предстаёт окрашенным в тёмные тона, не только отождествляется с контрреформами, но и получает другие дефиниции – «новый курс», «прагматическое самодержавие», «эпоха твёрдой государственности».

При обзоре жизни и правления Александра III невозможно не воспользоваться «Воспоминаниями» С. Ю Витте[1], современника Александра III, который, можно сказать, превозносит Александра, выдавая его за лучшего монарха в истории. Это объясняется тем, что Витте повествует только о положительных сторонах царствования Александра III, считая его «замечательной и благороднейшей личностью», «великим императором», выделяя в качестве его главной заслуги «тринадцатилетний внешний мир». Автор «Воспоминаний» ставит в укор императору только университетский устав 1884 г. и изменение земского положения 1864 г.

Определенное значение для представления полной картины о жизни и деятельности Александра III может придать и другой источник, как «Воспоминания» В. П. Мещерского[2], некоторые сведения которого представлены в данной работе. Автор пытается показать духовную готовность Александра занять престол после убийства его отца, обращая особое внимание на последовавшую в связи ранним духовным взрослением разочарование в людях. Главные качества императора Мещерский видит в прямоте, честности и правде.

Представленные в докладе воспоминания об Александре III Н. А. Вельяминова[3] имеют тем более важное значение, так как именно эти замечания принадлежат человеку, царскому врачу, находящегося почти всегда рядом с императором и видевшего его при различных ситуациях. При этом сам автор отмечал свою «далекость» от политики и государственных дел. Вельяминов также старается объективно подойти к оценке царствования Александра III, отмечая не благоприятность обстановки при передаче престола Александру. «Исполнение грандиозного проекта – соединение Европы с берегами Тихого океана железнодорожным путем и одушевление богатейшей Сибири», тринадцатилетний мир во внешней политике автор ставит в достоинства царствования монарха. Но с тем фактом, который приводит Вельяминов в конце своих Воспоминаний о несправедливости отмечания только отрицательных моментов правления императора и необходимости серьезного, беспристрастного и всестороннего изучения личности Александра III и его царствования, а не только одной односторонней критики, нельзя не согласиться.

По дневникам Александра III Н. Н. Фирсов предпринял опыт характеристики монарха[4]. Он воссоздал картину воспитания и образования, семейную жизнь и государственную деятельность монарха. Несмотря на тенденциозность, обусловленную эпохой, в статьях Фирсова сквозь негативное отношение к личности монарха проступают верно схваченные черты его образа, сделав вывод о невежестве монарха, который «на всю жизнь остался полуграмотным человеком». Историк утрировал консерватизм Александра III, сведя его к формуле «тащить и не пущать», однако верно уловил «архаичное» отношение императора к неограниченной царской власти, стремление поддерживать незыблемость её основ. Фирсов также отмечал, что «семейные интересы были одни



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.254.246 (0.016 с.)