Информационная война как вид социального конфликта



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Информационная война как вид социального конфликта



Информационные технологии на современном уровне развития создают широкие возможности управления политическими конфликтами как в масштабах одного государства, так и на региональном уровне. Данные технологии, активно применяющиеся в информационных войнах, имеют ряд преимуществ перед традиционными средствами борьбы благодаря своему массированному воздействию на моральное – психологическое состояние населения страны-противника или отдельных партий, движений и политический объединений. Особое преимущество информационной борьбы заключается в том, что спецслужбы неспособны своевременно выявить подобный вид воздействия и принять защитные меры для обеспечения информационной безопасности [20, с.70].

Информационная пропаганда, как неотъемлемая и значимая часть информационной войны, создает атмосферу безнравственности и бездуховности, дезориентирует население, контроль над которым становится невозможно установить мирными средствами. Самым опасным последствием подобного воздействия становится падение авторитета и легитимности государственных властей, против которых, зачастую, и направлены информационные атаки. Информационные технологии все чаще применяются с целью дестабилизации политических отношений между отдельными субъектами современной политики, провоцирования политического конфликта [28, с.57].

Информационная война в политическом конфликте ориентирована, прежде всего, на внесение раскола в гражданское общество. Следствием ряда таких информационных мероприятий становится гражданская война, которая в условиях сложной внешнеполитической обстановки затрудняет принятие решений политической элитой из-за беспорядочных массовых протестных акций и беспорядков. Искусственно инициируемые столкновения на религиозной, этнической и национальной основе становятся фундаментом для возможного уничтожения существующего политического строя в данном государстве. Длительная пропаганда не только ведет к разрушению государства изнутри, но и снижает международный авторитет страны-противника, что впоследствии отражается на его отношениях с региональными партнерами. Информационная война все больше доказывает свою эффективность в достижение политических целей в регионе и способна нанести непоправимый ущерб тому, против кого она ведется.

Концептуальной основой теории информационной войны, по мнению автора научной статьи, является теория «мягкой силы» С. Мана. Термин «мягкая сила» широко вошел в лексикон политиков и ученых. Следует дополнить, что концепция внешней политики Российской Федерации также основывается на идее, что «неотъемлемой составляющей современной международной политики становится «мягкая сила». В данном случае, «мягкая сила» становится комплексным инструментарием для достижения политических целей, которую можно использовать перманентно как в условиях открытого вооруженного конфликта, так и в мирные периоды сотрудничества. «Мягкая сила» включает прежде всего те технологии, которые наименее затратны, обладают слабой распознаваемостью и высокой эффективностью в трансформации поведения политического противника не силовыми методами. Но, вместе с тем, необходимо отметить, что в условиях усиления глобальной конкуренции, использование «мягкой силы» в целях оказания политического давления на суверенные государства приобретает деструктивный и противоправный характер [32, с.59].

Подобную политику с использованием информационных технологий как метода «мягкой силы» можно интерпретировать как противоправное вмешательство во внутренние дела других государств, следствием чего является дестабилизация внутриполитической обстановки, манипулирования общественным мнением и сознанием. «Мягкая сила» рассматривается теоретиком как способность влиять на другие государства с целью реализации собственных целей через сотрудничество в определенных сферах, направленное на убеждение и формирование положительного восприятия. Таким образом, информационные войны с их возможностями манипулирования общественным сознанием, политической обстановкой и эмоциональным климатом в других государствах дают возможности для разрушения его политических и социальных ценностей без применения физического насилия.

Необходимо выделить три основные группы для определения понятия «информационной войны», представленные современными исследователями. Авторы первой группы связывают «информационную войну» с отдельными информационными операциями. Необходимо отметить, ряд исследователей определяют информационную войну не только как политическое противостояние с использование информационно-коммуникативных методов, но и как совокупность мероприятий по защите информационного пространства собственной страны. Таким образом, информационная война становится новым видом борьбы, в котором не менее важным становится защита своего информационного ресурса. Исходя из того, что информационная война носит перманентный характер, проблема информационной безопасности становится ключевой. Следовательно, с этой точки зрения информационная война становится инструментом политической борьбы во всех ее формах [32, с.60].

Авторов второй группы представляют специалисты по информационным технологиям военных ведомств. Согласно мнению представителей военной науки, информационная война является процессом, который сопровождает вооруженное противоборство и не проводится в мирные периоды. Информационные операции являются дополнительным средством борьбы при активном применении военного оружия, которое позволяет в короткие сроки деморализовать противника. Во время боевых действий важным является охранять информационное превосходство над противником, которое достигается своевременным принятием информационных контрмер, выработкой технологий информационной поддержки и защиты.

Авторы третьей группы определений «информационной войны» считают ее явлением внешне мирного периода, целью которой является решение политических задач не силовым методом и предупреждение возможного политического конфликта. Таким образом, мнения о понятии «информационной войны» разделились по принципу: является ли это явление самостоятельным процессом или составной частью более широкого понятия.

Обобщив вышеизложенные взгляды, нужно отметить, что информационная война одновременно может сопровождать военные действия и осуществляться, заменяя их. Единое мнение в научном мире относительно формирования точной характеристики такого явления как «информационная война» на данном этапе не завершено. Подобные дискуссии развиваются в рамках поиска единого терминологического подхода. Склоняясь к мнению второй группы, данный термин они объясняют тем, что информационная война является составной частью военного противоборства, а не самостоятельным процессом [33, с.80].

Информационное противоборство – это действие, направленное на опережение противника. Информационное противоборство – это не новое явление, и в своем развитии оно прошло множество этапов. Также необходимо отметить, что в настоящее время имеется множество классификаций информационной войны и сфер ее применения, что создает сложности в том, чтобы дать ей точное определение, но, несмотря на это, эффективность информационных технологий остается бесспорной. Так, учитывая высокую роль информационных технологий в политических конфликтах, в число сфер ведения боевых действий, помимо земли, моря, воздуха и космоса теперь включается информационная сфера. Основными объектами поражения в данной сфере являются информационная инфраструктура и психика человека. Однако, не смотря на разнообразие подходов, наиболее исчерпывающее определение «информационной войны», которое имеет высокий уровень признания в научных кругах, предложил американский теоретик М. Либики, выделив семь ее разновидностей: противоборство разведок и контрразведок, противоборство в электронной сфере, психологические операции, организованные стихийные хакерские атаки на информационные системы, информационноэкономические войны за контроль над торговлей, военное противостояние, кибернетические войны в виртуальном пространстве [27, с.67].

Иными словами, можно сказать, что информационная война включает в себя интегрированное использование возможностей, среди которых выделяются психологические и компьютерные сетевые операции в качестве электронного оружия. В условиях военного политического конфликта информационные технологии способны обеспечивать операции с военной дезинформацией и дезорганизацией. Основное преимущество информационной войны заключается непосредственно в работе с глубинными смыслами и представлениями человека. Такой вид воздействия, который можно было бы назвать войной ценностей, меняя представления человека способен программировать его на определенный вид поведения в конкретной политической ситуации. Результатом таких процессов становится то, что масса, убежденная в навязанных извне политических идеалах, становится практически неуправляемой для государственных властей.

Исходя из этого, можно утверждать, что данный вид воздействия приводит к самым опасным социальным явлениям в условиях политического конфликта – выходу народных действий из-под контроля и началу массовых протестов. Иными словами, информационное воздействие и манипуляция политическими установками населения создает ситуацию нестабильности и резко сокращает шансы политического противника на выгодное для него разрешение политического конфликта.

В основе информационно-психологической войны, согласно рассматриваемой концепции, лежит конфликт интересов субъектов геополитической конкуренции, целью которого является разрешение противоречий по поводу осуществления политического руководства в информационном пространстве и по поводу перераспределения их роли и функций в политической системе информационного общества.

Таким образом, мы можем сделать вывод, что все открытые и скрытые информационные воздействия направлены на достижение информационного превосходства над противником, что находит свое выражение в нанесении ему идеологического и морального ущерба. Объектом информационной агрессии является поведенческий стереотип, доступ к которому открывается через когнитивную сферу. Исходя из этого, необходимо признать, что изменение поведенческой структуры могут реализовать как краткосрочные планы, которые могут быть связаны с формированием общественного мнения по отношению к государственным деятелям или политическим событиям, так и решать более сложные задачи, которые возможно осуществить с помощью информационно-коммуникативных технологий. Если поведенческая структура формируется на когнитивном уровне, включая навыки и приемы мышления, то внесение любых изменений в когнитивную структуру общественного сознания на уровне целой страны, способно привести к непредсказуемым последствиям в поведенческом стереотипе населения. Любая социальная система поддается разрушению, если через когнитивный механизм меняется поведенческая структура, так как эти изменения способны парализовать системное управление.

 



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.120.150 (0.011 с.)