Социально-политические взгляды в эпоху Просвещения: от «субстанционализма» к идее « истории» (Ж.-Ж. Руссо)



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Социально-политические взгляды в эпоху Просвещения: от «субстанционализма» к идее « истории» (Ж.-Ж. Руссо)



 

Развивая принципы естественно-правовой школы, французские просветители исходят из естественного равенства всех людей. Они утверждают, что не природа создает неравенство и дурных людей, а общественные законы и учреждения: "рожденные без идей, без характеров и безразличные к нравственному добру и злу, мы обладаем лишь физической чувствительностью, – писал Гельвеций, – возражая Руссо по поводу его утверждения, что человек от природы добр. Гельвеций заявляет, что "человек в колыбели – ничто, что его пороки, его добродетели, его искусственные страсти, его таланты и предрассудки, и, наконец, даже чувство себялюбия все в нем благоприобретенное".

При рождении природа наделяет человека лишь физиологическими потребностями и самая первая, и сильная потребность – это голод. "Голод заставляет в деревнях земледельцев обрабатывать землю, а в лесах дикаря охотиться и ловить рыбу", – писал Гельвеций. Гордость, зависть, скупость и другие качества являются поздним приобретением человека, которые он приобретает, живя в обществе. Итак, выявлена одна из основных движущих сил, причин развития человека, а, следовательно, и общества – голод. И эта сила или причина имеет естественный, природный характер.

Для всех просветителей и, особенно для Руссо характерно отрицательное отношение к современному им обществу, т.к., по их мнению, именно общество испортило, извратило человека, сделав его злым, завистливым и врагом для другого человека. "Вы можете сколько угодно восхищаться человеческим обществом, – писал Руссо, – все же остается не менее верным, что оно неизбежно побуждает людей ненавидеть друг друга в той мере, как сталкиваются их интересы…".

 

 

Жан-Жак Руссо (1712 – 1778)

 

Почему же в обществе, которое имеет целью увеличить благополучие своих членов, обеспечить им счастливую жизнь, люди становятся врагами? Для Гельвеция и Гольбаха здесь все достаточно просто: все дело в том, что человек не знает своей природы и род человеческий, в силу этого незнания, стал жертвой дурных правителей, стал порабощенным. Мы уже говорили, что почти для всех мыслителей этого направления понимание сущности человека является ключом к пониманию общественной жизни, ее истории, а общество воспринималось как простая совокупность, составляющих его индивидов. А поскольку индивид растворен в природе, полностью определяется ее законами, то эти же законы переносятся на общество, а отсюда и невозможность увидеть различие между природой и обществом.

Г.В. Плеханов в одной из своих работ, посвященной Руссо, писал, что "Руссо выступает как один из самых замечательных предшественников Маркса и Энгельса". А Маркс, как известно, был разработчиком концепции материалистического понимания истории. Такая оценка французскому просветителю, идеалисту по своим философским взглядам, была дана Плехановым за идеи, изложенные Руссо в работе "Рассуждение о происхождении неравенства между людьми". В этом "Рассуждении" Руссо поставил перед собой задачу "указать в поступательном развитии вещей тот момент, когда право пришло на смену насилию и природа, следовательно, была подчинена Закону".

Подчеркнем, что Руссо уже сознательно ставит перед собой задачу указать именно поступательное развитие человечества от его естественного состояния к государственному. Он, как и все представители, естественно-правовой школы исходной точкой в рассуждениях об обществе и государстве принимает естественное состояние, но ни один представитель этой школы до него не говорил о развитии.

До Руссо в системах этой школы история имела два этапа: дообщественное или догосударственное и общественное или государственное. Причем его предшественники отказывались видеть в первой стадии какое-либо развитие. Это было уже данное, с уже готовыми людьми и отношениями между ними состояние, которое, затем, благодаря разуму, сменяется общественно-государственным состоянием и уже в нем имеет место некоторое развитие человека и общества.

Руссо отказывается видеть в естественном состоянии "готовых" индивидов, и само естественное состояние рассматривает как процесс развития человека, его ума и способностей и форм хозяйственной деятельности. В этом процессе он выделяет несколько ступеней, которые связаны именно с формами хозяйственной деятельности человека. А это, несомненно, было принципиально новым в понимании развития общества относительно его современников.

Итак, Руссо отказывается видеть в человеке естественного состояния мудреца, который руководствуется в своих поступках разумом. Критикуя своих современников и предшественников, Руссо отмечал, что они пытались делать из человека философа, прежде чем сделать из него человека. Руссо подчеркивает, что "все, беспрестанно говоря о потребностях, жадности, угнетении, желаниях и гордости, перенесли в естественное состояние представления, которые они взяли в обществе: они говорили о диком человеке, а изображали человека в гражданском состоянии".

Сделав такое предуведомление, Руссо заявляет, что он не будет рассматривать процесс физического формирования человека из-за недостатка знаний, которыми располагало его время, а возьмет человека таким, каким он его видит, т.е. с двумя руками и ногами, которыми он пользуется, как и мы. Однако этот человек дикарь, т.к. разум его не есть разум современного человека, и руководит таким человеком природа через его инстинкты.

Человек, как мы уже знаем, есть такое же животное, как и все другие, но со способностью к самосовершенствованию. Следовательно, разум человека находится в развитии. В качестве первоначальной движущей силы для развития разума Руссо указывает потребности человека в пище, одежде, жилье и т.п., т.е. простейшие, первичные, как мы теперь говорим, материальные потребности. Потребности побуждают людей к практической деятельности, а в зависимости от деятельности развивается и разум. Затем Руссо подчеркивает, что, развиваясь, разум, в свою очередь, оказывает влияние на потребности человека. Со временем разум становится единственной доминирующей силой развития. Почему же разум становится или должен стать единственной и главной силой в развитии человека и общества? Да потому, что человек, вышедший из естественного состояния и живущий в гражданском обществе, должен руководствоваться разумом, а не потребностями. Разум должен руководить потребностями, иначе никакое гражданское состояние просто невозможно. Но это все потом и со временем, а изначально "у всех народов мира успехи разума оказались в точном соответствии с потребностями, которые они получили от природы или которым их подчинили обстоятельства", – писал Руссо.

Дикий человек у Руссо животное не общественное. Он в одиночку блуждал по лесам, не знал речи и не имел жилища. Ему не было присуще трудолюбие, и он не нуждался в себе подобных. Следовательно, у дикарей не было желания вредить друг другу. И здесь Руссо сталкивается перед непреодолимой трудностью: объяснение происхождения языка. У дикаря, живущего в одиночку, не было потребности в общении, а ум его изначально слаб, чтобы придумать язык, да и необходимости в нем не было. "Если случайно он и делал какое-нибудь открытие, – писал Руссо, – то тем менее он мог о нем кому-нибудь сообщить, что не знал даже собственных детей. Искусство погибало вместе с изобретателем". Но и здесь на помощь приходит природа.

По мере роста населения, плодов, которыми в готовом виде природа одаривала людей, стало не хватать. Различие почв, климата, засуха и голод, а заодно и холод требовали от людей изобретательности. Проносились века и "чем больше просвещался ум, тем более совершенствовались изобретательность и навыки". Человек наблюдает себе подобных, сопоставляет их с собой и находит, что ними можно объединиться для достижения некоторых целей, как то, например, охота на крупного зверя. Так возникли первые человеческие стада или ассоциации, в которых человек приобрел некоторые представления о взаимных обязательствах. В таких соединениях людей, особенно во время охоты, и появились грубые языки. Таким образом, в постоянной борьбе с природой совершенствуется разум людей, и они изобретают стрелу, крючок и лесу. Люди заимели каменные топоры, научились рубить деревья, копать землю, строить хижины. "Это была, – писал Руссо, – эпоха первого переворота, который привел к установлению и выделению семей и к появлению своего рода собственности".

Вторым переворотом в жизни людей, который поднял их на более высокую ступень развития, было изобретение искусств добывания и переработки металлов и земледелия. С этим этапом Руссо связывает и первое крупное разделение труда, когда одни добывали и обрабатывали металл, а другие занимались земледелием. Именно с появлением металлических орудий связывает Руссо земледелие в крупных масштабах. И как неизбежное следствие обработки земли "был ее раздел, а как только была признана собственность, должны были появиться и первые уставы правосудия", – писал Руссо.

Здесь Руссо придерживается взглядов Локка на происхождение собственности из трудовой деятельности и именно такую собственность он считает основанием для возникновения государства. Однако для этого потребовалось еще достаточно долгое время, в ходе которого между людьми возникли раздоры из-за собственности. "Нарождающееся общество, – писал Руссо, – пришло в состояние самой страшной войны: человеческий род, погрязший в пороках и отчаявшийся, не мог уже не вернуться назад, ни отказаться от злосчастных приобретений". Здесь очень хорошо видно, что Руссо понимал и признавал историческую необходимость. Однако состояние страшной войны не могло удовлетворять людей, и они задумались. Особенно задумались богатые, т.к. в этих раздорах они теряли больше всего. Вот они то, коварные богатые, и додумались до государства. Они предложили "оградить от угнетения слабых, сдержать честолюбивых и обеспечить каждому обладание тем, что ему принадлежит", установить судебные уставы и мировые суды. Таким образом, между людьми был заключен общественный договор, и возникло государство.

Итак, для Руссо характерна попытка связать процесс развития человечества, восхождение его на более высокие ступени развития с развитием производства и производительных сил. Именно с их развитием были связаны все крупнейшие достижения человечества. И развитие разума изначально зависит от необходимости удовлетворения материальных, естественных потребностей человека.

Следует отметить и отход Руссо от укоренившегося представления о вечной и неизменной природе человека. Как полагал Руссо, человек, и весь род человеческий не остается всегда одинаковым, что "человеческий род в одну эпоху – это не род человеческий в другую эпоху". Но эти изменения он понимал как исчезновение в человеке изначально заложенного. У цивилизованного человека изменяются потребности, возникают новые удовольствия. Появляются новые искусственные люди, как результат новых отношений, не имеющихся в природе. Так, через отрицательное воздействие общественных отношений высказывается мысль о влиянии, оказываемом обществом на человека, что имело значение для крушения в дальнейшем представлений о вечной и неизменной природе человека.

Характеризуя взгляды Руссо, нельзя оставить в стороне вопрос о роли насилия в истории. Руссо оказался много прозорливее своих предшественников, да и последователей, для которых насилие было ключом к решению многих загадок истории или выявлению движущих сил истории. Он писал: "Человек, конечно, может завладеть плодами, которые собирал другой, дичью, которую тот убил, пещерою, что служила ему убежищем; но как он сможет достигнуть того, чтобы заставить другого повиноваться себе? И какие узы зависимости могут быть между людьми, которые ничем не обладают? Узы рабства образуются лишь из взаимной зависимости людей и объединяющих их потребностей друг в друге, и потому невозможно поработить какого-либо человека, не поставив его предварительно в такое положение, чтобы он не мог обойтись без другого". Насилие, следовательно, как порабощение или как движущая сила исторического развития невозможна в естественном состоянии, т.к. люди в нем абсолютно не нуждаются друг в друге и не связаны между собой. 

Насилие, ведущее к порабощению, становится возможным лишь на достаточно высоком этапе развития общества. "Искусство добывания и обработки металлов и земледелие, – писал Руссо, – явились теми двумя искусствами, изобретение которых произвело этот переворот", т.е. превращение свободного труда в необходимость, появление частной собственности, исчезновение равенства, возникновение зависимости людей друг от друга. Очевидно, эти размышления Руссо и позволят в последствие Энгельсу заявить о том, что насилие есть лишь повивальная бабка истории, но порождают общественные изменения или движущими силами исторического развития являются хозяйственные отношения, а в терминологии Маркса и Энгельса – производственные.

Общая схема естественно-правовой школы, исследующей возникновение государства (общества) и его последующие изменения, проста и очевидна. Естественное состояние как бытие человека сообразно с его вечной и неизменной естественной природой – исходный пункт в постановке проблемы. Естественное состояние – это логическое допущение, идеализированный образ человеческого бытия в его первобытной или первозданной чистоте и в зависимости от того или иного понимания этого идеализированного бытия человека происходит либо осуждение, либо оправдание существующего положения. Затем рассуждение о "гражданском состоянии" имеющем место быть или о том, какое должно быть, опять же идеальное, по мнению того или иного философа.

Заразившись идеями просветителей и в частности идеями Руссо, я не могу на этом закончить обзор их идей. Просвещать, так просвещать. Образовывать, так образовывать. Руссо был однозначно уверен в том, что гражданское состояние в условиях государственного абсолютизма – это состояние крайнего извращения природы человека и характера всей жизни людей. Полемизируя с Гоббсом, который, как вы помните, отказал человеку во всех правах при вступлении в государственное состояние, Руссо писал: "Отказываться от своей свободы – это значит отречься от своего человеческого достоинства, от прав человеческой природы, даже ее обязанностей…лишить человека свободы воли – это значит лишить его действия какой бы то ни было нравственности". Руссо утверждает, что бесполезно и противоречиво такое соглашение, когда с одной стороны, выговаривается неограниченная власть (государство, правительство, партия, президент), а с другой – безграничное повиновение народа. Но поскольку общество уже перешло от естественного состояния к государственному, деспотическому и порочному (современная Руссо Франция, но только ли современная ему Франция?), а движение вспять невозможно, то возникает задача обеспечить более совершенный тип государственной организации общества, что возможно лишь посредством гуманизации и демократизации политических условий жизни людей. По Руссо, как мы уже знаем, социально-политическое неравенство и порабощение одних другими, причины и средства отчуждения человека коренятся именно в социально-политических условиях жизни людей. Поэтому пути и способы освобождения, раскрепощения человека надо искать именно в этих условиях. Речь идет, следовательно, не об исправлении человека посредством государственных учреждений (как это было, например, у Спинозы), а об очеловечивании самих этих учреждений и всех социально-политических условий. И Руссо здесь превзошел в очередной раз всех предшественников и многих последователей. Он решительно выступил против трактовки государственного аппарата (государства) как субъекта политической власти и поставил вопрос о социальном субъекте власти. У него народ, общество не только источник, но и субъект политической власти: государственный аппарат – лишь служитель суверена, т.е. народа. Весь пафос идей Руссо заключается в следующем: поставить под контроль суверена (народа) государственный аппарат, ограничить его полномочия сугубо исполнительскими функциями и тем самым исключить узурпацию народного суверенитета. Отчуждение народного суверенитета кем бы то ни было и при любых обстоятельствах влечет за собой право и обязанность народа на восстание, революцию, т.е. на возвращение своего суверенитета. Самым существенным из демократических принципов он полагает незыблемость народного суверенитета. А отсюда, любая форма правления хороша, если она не ведет к посягательству на этот принцип. Правительство же, узурпирующее суверенитет народа, уничтожает само себя, способствуя разрушению государственного организма. Таким образом, неотчуждаемость народного суверенитета гарантирует целостность и жизнеспособность государства и демократического строя общества.

При весьма неоднозначном отношении к собственности (размеры и источники происхождения), Руссо, тем не менее, твердо уверен в том, что "право собственности – это самое священное из прав граждан и даже более важное в некоторых отношениях, чем свобода". Оно является основанием общественного договора и "поскольку все гражданские права основаны на праве собственности, как только последнее будет уничтожено, никакое другое не может сохраниться. Справедливость станет химерой…общество не будет иметь никакого законного основания".

 



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.23.193 (0.022 с.)