ПРЕСТУПЛЕНИЙ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ПРЕСТУПЛЕНИЙ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ



П.Л. Фрис

 

Профилактика преступлений — проблема социальная, ее решение соответствует интересам всех классов и социальных групп нашего общества. Комплекс профилактических мероприятий должен разрабатываться с учетом достижений в области не только права, но и педагогики, социальной и возрастном психологии, биологии, демографии и других отраслей знаний.

Для предупреждения преступности наиболее важно определение уровня вероятности совершения преступления конкретным лицом, что не всегда удается с максимальной точностью. Расширение возможностей ранней профилактики следует искать в понижении возраста лиц, к которым применяются профилактические мероприятия, так как особой эффективности достигают меры, осуществляемые в процессе становления антисоциальной направленности личности и на ранних стадиях развития преступной деятельности.

Данное положение подтверждается тем, что из числа осужденных за совершение преступления (впервые или во второй раз) 27% составляют лица, антисоциальная направленность которых отчетливо проявлялась уже в подростковом возрасте. Среди рецидивистов этот процент составляет 65,8[77]. Несовершеннолетний правонарушитель по прошествии определенного времени и при отсутствии соответствующего реагирования легко может превратиться в преступника-рецидивиста.

Значение профилактики преступности несовершеннолетних для общего успеха борьбы с преступностью в нашей стране было отмечено непосредственно после победы Великой Октябрьской социалистической революции: 14 января 1918 г.

 

44

 

был принят декрет, которым создавались комиссии о несовершеннолетних, возглавившие всю деятельность по профилактике подростковой преступности[78]. Большая заслуга в принятии этого нормативного акта принадлежит лично В.И. Ленину, сумевшему в ожесточенных спорах с противниками декрета, считавшими его принятие нецелесообразным и даже вредным для дела борьбы с преступностью, доказать преимущества закона, «благодаря которому десятки тысяч малолетних, свихнувшихся с прямого пути, были поддержаны и сделались честными гражданами Советского Союза»[79].

Дальнейшая деятельность по профилактике подростковой преступности развивалась по пути, намеченному В.И. Лениным. 4 февраля 1919 г. СНК РСФСР в целях координации всей проводимой в этом направлении работы образовал Совет защиты детей, просуществовавший до 1921 г., когда он был заменен созданной при ВЦИК РСФСР комиссией по улучшению жизни детей. Деятельность этих органов в первые годы существования Советского государства сыграла значительную роль в снижении преступности несовершеннолетних и предопределила дальнейшие пути развития системы органов профилактики подростковой преступности.

Вся работа в этом направлении осуществлялась с первых же дней комплексными, координированными усилиями представителей различных отраслей знаний, что само по себе было новаторством. В основе ее лежали ленинские тезисы о детерминации человеческих поступков на основе индивидуальных качеств самих людей. «Идея детерминизма, — подчеркивал В.И. Ленин, — устанавливая необходимость человеческих поступков, отвергая вздорную побасенку о свободе воли, нимало не уничтожает ни разума, ни совести человека, ни оценки его действий. Совсем напротив, только при детерминистическом взгляде и возможна строгая и правильная оценка, а не сваливание чего угодно на свободную волю»[80].

Важное значение в законодательстве о профилактике и борьбе с преступностью несовершеннолетних имело принятие 4 марта 1920 г. постановления СНК о несовершеннолетних, обвиняемых в общественно опасных действиях[81]. В выдвинутых В.И. Лениным в процессе разработки закона положениях

 

45

 

содержится ряд важнейших указаний об организации профилактической деятельности. Одно из них необходимо особо подчеркнуть: «...Психологию детей кто знает? Судьи или экспертиза»[82]. Указание В.И. Ленина на необходимость глубокого изучения психологии дает возможность одновременно определить и сферу приложения профилактических мер, включив сюда и субъективные, биопсихологические особенности личности. Обязанность исследования личности несовершеннолетнего правонарушителя подчеркивалась еще декретом 1918 года и была подтверждена декретом 1920 года. Данные, получаемые в процессе исследования, играют важную роль в решении вопроса о судьбе подростка и выборе применяемых к нему мер воздействия.

Касаясь вопроса об истории профилактики подростковой преступности, следует подчеркнуть, что советское законодательство о правонарушениях несовершеннолетних всегда носило ярко выраженный профилактический характер, так как законодатель стремился в первую очередь предупредить совершение подростком правонарушения. Так, ст. 38 УПК РСФСР 1922 года устанавливала, что дела о преступлениях, совершенных лицами в возрасте от 14 до 16 лет, подлежат рассмотрению судебными органами лишь по постановлению комиссии, признавшей, что к конкретному лицу неприменимы медико-биологические средства воздействия. И в настоящее время законодатель неуклонно следует именно этому курсу, о чем свидетельствует введение института отсрочки исполнения приговора несовершеннолетнему.

Программой дальнейшего совершенствования всей системы мер предупреждения преступности несовершеннолетних явилось постановление ЦК КПСС от 2 августа 1979 г. «Об улучшении работы по охране правопорядка и усилении борьбы с правонарушениями»[83]. В комплексе вопросов, подлежащих разрешению в процессе осуществления этой деятельности, ЦК КПСС особо выделил задачу «совершенствовать работу по предупреждению правонарушений среди несовершеннолетних в учебных заведениях, трудовых коллективах и по месту жительства... Разработать дополнительные мероприятия по... предупреждению правонарушений среди несовершеннолетних»[84].

 

46

 

Становление советской криминологической науки в 20-е годы было связано с особым вниманием к личности преступника. Именно поэтому «в работе криминологических учреждений наряду с юристами в изучении преступности активное участие принимали также психиатры и психологи»[85]. Это позволило значительно расширить объем знаний о структуре личности подростка-правонарушителя. Тесное сотрудничество представителей различных отраслей знаний имело место и в 30-е годы при проведении исследований личности подростка-правонарушителя, осуществлявшихся в системе комиссий по делам несовершеннолетних.

В последующие годы вследствие утверждения ошибочного взгляда на криминологические исследования вообще и на исследование личности правонарушителя в частности (в том числе несовершеннолетнего) объем работ значительно сократился и исследования практически не проводились. Они возобновились только с конца 50-х годов. Одновременно с работами по основам криминологии появилось значительное количество трудов, посвященных криминологическим вопросам подростковой преступности[86].

В последних опубликованных исследованиях большое внимание уделяется личности несовершеннолетнего правонарушителя. Однако иногда происходит подмена конкретного несовершеннолетнего абстрактной обобщенной моделью подростка-правонарушителя. При этом забываются особенности различного подросткового возраста, не обращается должного

 

47

 

внимания на принадлежность к определенной социальной среде, конкретную жизненную ситуацию, наследственную отягощенность и другие параметры, характеризующие личность несовершеннолетнего правонарушителя. Подобная ошибка допускается и вследствие отсутствия дифференциации этапов становления личности преступника.

В этой связи всю преступную деятельность следует подразделить на два основных периода: а) предшествующий преступлению и б) непосредственного его совершения. Само преступление часто занимает весьма краткий отрезок времени (это особенно заметно в структуре преступности несовершеннолетних, где преобладают хулиганские действия, телесные повреждения, кражи и т.п.). Для глубокого понимания причин последующего преступного поведения особое значение приобретает период, предшествовавший совершению противоправного деяния (в дальнейшем будем называть его предпреступным состоянием).

Глубокое и всестороннее исследование предпреступного состояния необычайно важно как для проведения профилактической работы в отношении конкретных лиц, так и для организации профилактики по видам преступлений и в отношении лиц, обладающих сходными характеристиками. Возможности профилактической деятельности в предпреступном периоде и на стадии совершения преступления различны. Применение профилактических мер в процессе уже начавшегося преступления крайне ограниченны и, как правило, преследует цель пресечения преступления. Основная задача профилактической деятельности — предотвращение самого общественно опасного деяния — в данном случае не выполняется.

Однако предпреступное состояние не может рассматриваться как единое, характеризующееся одинаковыми показателями. С учетом выбора критерия оно может быть дифференцировано на следующие этапы и формы: по времени отдаления от момента совершения преступления — на отдаленное и непосредственное; по стойкости преступной деятельности — на первичное и рецидивное.

В соответствии с предложенной классификацией профилактические меры, применяемые в предпреступном состоянии, могут быть подразделены на ранние и экстренные. Как первые, так и вторые представляют собой комплекс мероприятий, направленных на выявление лица, способного либо склонного к совершению преступления, и изменение его социальной позиции. Различие между ними заключается в том, что ранние

 

48

 

профилактические меры применяются к лицу на этапе, весьма отдаленном от преступления, когда лицо лишь «готовится» к его совершению, но вследствие каких-то причин может к преступлению не прийти. Экстренная профилактика — это комплекс мероприятий, применяемых на этапе непосредственно опасного деяния (до совершения действий, квалифицируемых как приготовление к преступлению), когда в случае их неприменения лицо с максимальной степенью вероятности совершит преступление.

Наиболее перспективна ранняя профилактика, ибо она не только предотвращает совершение конкретного преступления, но и способствует переориентации личности, полностью устраняет вероятность совершения преступления. Это в свою очередь вызывает необходимость глубокого изучения личности преступника именно в указанный период.

Исследование ряда ученых и наблюдения автора настоящей статьи показывают, что предпреступное состояние у различных лиц характеризуется наличием определенных общих показателей. Это дает основание говорить о возможности создания модели, стереотипа личности подростка в период, предшествующий совершению преступления.

Необходимость проведения исследований на отдаленной стадии предпреступности определяется существенными различиями между этой и непосредственной стадиями ее. Различия эти весьма существенны и заключаются в основном в следующем: на первом этапе антисоциальная направленность личности еще не проявляется остро, она лишь формируется под воздействием различного рода факторов, но постепенно все более и более определяет практическую деятельность. Личность под влиянием социальных условий, взаимодействующих с психологическими особенностями, начинает «тяготеть» к совершению правонарушений, однако вследствие каких-то причин (предшествующего воспитания, воздействия окружающей среды и т.п.) практическая реализация отрицательной установки задерживается. На стадии, непосредственно предшествующей преступлению, лицо часто уже совершает мелкие противоправные поступки, не квалифицируемые как преступные; антисоциальные тенденции становятся устойчивыми, тормозящие факторы действуют крайне слабо либо не действуют вообще.

На стадии отдаленного предпреступного состояния эффектность применения профилактических мер трудно переоценить, так как возможность предотвращения противоправных действий тем выше, чем менее сформирована антисоциальная

 

49

 

направленность личности. Именно в этой стадии решается вопрос, чем закончится предпреступное состояние: будет совершено преступление или нет. Профилактические меры, применяемые на этом этапе, могут носить общий воспитательный либо лечебный характер или состоять из отдельных мероприятий, возможно даже разовых (изменение окружающей подростка среды, недопущение попадания лица в определенные ситуации и т.п.). «Попав в иную ситуацию, та же личность могла бы выявить и реализовать иные стремления и не совершать преступления»[87].

Непосредственное предпреступное состояние характеризуется сложившимся достаточно стойким антисоциальным стереотипом личности, и влияние психологических детерминантов настолько велико, что поддается торможению лишь в результате массированного профилактического воздействия.

Таким образом, если отдаленное предпреступное состояние далеко не всегда приводит к совершению преступления, то непосредственное весьма часто оканчивается этим. Как правильно подчеркивает В.Ф. Кондратишко, «...в зависимости от изменения позиции ребенка в социальной среде находится его переход к различным формам проступков и правонарушений — скрытым или открытым»[88]. Совершение скрытых правонарушений характерно для стадии отдаленного, а открытых — непосредственного предпреступного состояния.

Против предложенной выше позиции возможны возражения в связи с тем, что она исключает так называемые ситуационные преступления. Поэтому представляется необходимым уточнить отношение к этой группе преступлений.

Как правильно подчеркивают многие авторы[89], период, предшествующий совершению преступления, характеризуется систематическим нарушением правовых и нравственных норм вследствие действия различных причин: латентности, желания отдельных должностных лиц искусственно сократить уровень аморальных и противоправных проявлений, ошибочности в

 

50

 

оценке степени общественной опасности деяния и т.п. В результате период отдаленного предпреступного состояния часто проходит вне контроля за личностью, что, естественно, отрицательно влияет на профилактику преступлений среди несовершеннолетних. Как показывают проведенные автором исследования, разрыв во времени между совершением первого правонарушения и постановкой подростка на профилактический учет в инспекции по делам несовершеннолетних составляет в среднем 1,1 года, что и можно считать средним периодом отдаленного предпреступного состояния. Данный период в большинстве случаев выпадает из-под контроля компетентных органов, о чем может свидетельствовать тот факт, что из числа подростков, состоявших на учете в инспекциях по делам несовершеннолетних и совершавших правонарушения, 71,2% не находились в поле зрения этих органов до постановки их на профилактический учет.

Этот период характеризуется постоянным наращиванием частоты и степени общественной опасности совершаемых противоправных деяний, что в свою очередь активно воздействует на утверждение антисоциальной направленности личности подростка-правонарушителя, «подталкивает» к новым правонарушениям. Как правильно подчеркивает В.В. Клочков, у несовершеннолетних в силу этого «...складывается привычка нередко безнаказанно нарушать те правила поведения, которые менее опасны для общества и поэтому не вызывают во многих случаях необходимой реакции со стороны общества»[90]. Однако степень общественной опасности совершаемых деяний постоянно возрастает вследствие изложенных причин, и рано или поздно общество констатирует факт совершения данным лицом преступления, причем замечает, что преступник и ранее был склонен к противоправным проступкам и уже вступал в коллизию с законом.

Нередко преступление происходит внешне спонтанно, не проходя указанных выше стадий, и его причины трудно, а иногда, казалось бы, невозможно объяснить. Особенно часто подобное положение возникает при объяснении причин преступлений, совершаемых подростками. Длительное время в таком случае ссылались на «родимые пятна» в сознании и не углублялись в исследование причин преступности. Как справедливо замечал А.С. Макаренко, «...у нас есть тенденция: все, что

 

51

 

плохо, все, что портит наши отношения, работу, нервы, искажает наш быт, причиняет страдания, — все это огулом считать пережитками капитализма и на этом заканчивать нашу аналитическую работу»[91]. Подобные тенденции полностью не изжили себя и до наших дней.

Однако время предъявило свои требования, и в последние годы в социалистической криминологии стали появляться правильные объяснения причин этого социального явления. Так, в ходе почти 8-летнего расследования уголовного дела об убийстве 14 и покушении на убийство 5 женщин, сопряженных с надругательствами над жертвами, в Катовицком воеводстве (ПНР) эксперты с полной уверенностью задолго до изобличения виновного заявили, что причиной совершения преступлений служат психогенетические отклонения и данное лицо ранее не вступало в коллизию с законом. Эксперты предположили, что совершение первого преступления было обусловлено бытовыми причинами, а последующих — биопсихологическими детерминантами, проявление которых было вызвано действием первичной причины — убийства на бытовой почве. Данное предположение в основном подтвердилось после задержания виновного[92].

Таким образом, предпреступное состояние представляет собой предшествующий совершению преступления период, характеризующийся постоянным наращиванием степени антисоциальной направленности личности в силу воздействия отрицательных социальных и биопсихологических детерминантов.

На основе этого определения можно уточнить подлежащие исследованию объекты, направляющие поведение подростка на пути к совершению преступления. В общем плане они могут быть подразделены на социальные и биопсихологические. В круг социальных объектов входят семья, «ближайшее бытовое окружение, формальные, неформальные и референтные группы, бытовые условия и т.п. В биопсихологическом плане исследованию подлежат наследственная отягощенность, психологические особенности личности, состояние здоровья и т.п.

Изучение столь широкого круга вопросов должно производиться различными методами: анкетирования, интервьюирования, методом монографического исследования личности. Обследованию подлежат подростки, состоящие на учете в комис-

 

52

 

сиях по делам несовершеннолетних, инспекциях по делам несовершеннолетних, воспитанники спецшкол и специальных ПТУ, осужденные за совершенные преступления, совершеннолетние преступники, отбывающие наказание в ИТК общего, усиленного и строгого режимов.

Подобный объем исследований позволит выявить общие закономерности, присущие личности в предпреступном состоянии. Они могут быть подразделены на две основные группы:

· безусловные (первичные), то есть те, которые формируют, зарождают в личности антисоциальные тенденции. Данная группа является базисной, так как сами по себе эти причины не приводят к преступлению, а лишь влияют на формирование антисоциальной направленности личности;

· условные (вторичные), то есть те, которые сформировались на основе безусловных причин и приводят подростка к совершению преступления.

Выявление указанных закономерностей возможно лишь при изучении конкретной личности в период, предшествовавший совершению преступления, с последующим сопоставлением выявленных у всех обследованных черт, признаков, характеристик, их группировкой и обобщением.

Изучение предпреступного состояния несовершеннолетних позволит выявить общие закономерности, присущие всем подросткам в этот период, вооружить органы, ведающие вопросами профилактики, знанием причин совершаемых преступлений, оперативнее выявлять и применять соответствующие меры реагирования с целью пресечения преступлений.

 



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.60.144 (0.009 с.)