ОЛИТПРОСВЕТРАБОТА И СОВЕТЫ. ПОЛИТПРОСВЕТРАБОТА И МАССЫ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ОЛИТПРОСВЕТРАБОТА И СОВЕТЫ. ПОЛИТПРОСВЕТРАБОТА И МАССЫ



 

 

Политпросветработа и Советы

 

Сущность Советской власти. Отличие ее от всякой другой власти. — Работа в Совете пробуждает у членов Совета интерес к вопросам экономики, политики, культуры, толкает их на' учебу. Работа Советов вызывает и в массах интерес ко всем этим вопросам, расширяет их горизонт. — В Советах вопросы повседневной жизни связываются с работой по строительству социализма. — Работа политпросветов должна увязываться с работой Советов. — Работа горсоветов и политпросвет работа.

 

Советская власть отличается от всякой другой власти тем, что ее органы тесно, органически связаны с массой. И чем дальше, тем глубже будет становиться эта связь. Эта связь выражается не только в том, что рабочая и крестьянская масса посылает в Советы людей, могущих наилучшим образом представлять ее интересы, не только в том, что рабочие и крестьянские депутаты постоянно отчитываются перед своими избирателями, но и в самом характере работы Советов. В эту работу должны все больше и больше втягиваться сами массы, должны принимать в ней активное участие, вся общественная деятельность масс должна сплачиваться около Советов, организовываться Советами. В этом сила Советов. В этом причина того, что Советская власть сильнее всякой другой власти. В этом залог ее непобедимости. В наш переходный период от капитализма к социализму Советы призваны сыграть громадную организующую роль. И по мере того как масса рабочих и крестьян будет все больше и больше организовываться около Советов, изменяться будет и самый характер власти: из власти, стоящей над массами, она будет превращаться в поголовную организацию масс. В своей книжке «Государство и революция» Владимир Ильич всесторонне осветил этот вопрос.

В период военного коммунизма, когда Советская власть вела еще борьбу за существование, Советам приходилось прибегать к мерам принуждения. В огне гражданской войны было не до разговоров, не до органической строительной работы — часто надо было действовать не медля ни минуты. Вполне естественно, что методы принуждения преобладали над методами убеждения.

Советская власть победила. С переходом к нэпу началась работа другого типа. Длительная, повседневная работа строительства новой жизни. Началась «бескровная борьба трудовых армий против голода, холода и сыпняка, — за просвещенную, светлую, сытую и здоровую Россию»[72].

В этой великой борьбе трудовых армий, т. е. борьбе рабочих и крестьянских масс, о которой говорил Владимир Ильич на Пресненской конференции беспартийных рабочих и красноармейцев, организующую роль играют Советы. Как на военном фронте нельзя победить без штаба, без планирующей, руководящей организации, так и на фронте борьбы за просвещенную, светлую и здоровую страну нельзя победить, не организовавшись; центром такой организации и являются Советы. Для того чтобы развернуть широко борьбу за новую жизнь, надо было изжить создавшийся за время гражданской войны отрыв Советов от масс. Вот почему партия взяла сейчас линию на оживление Советов.

На III съезде Советов Союза ССР была принята резолюция, в которой говорится: «Путь улучшения советского аппарата лежит в дальнейшем вовлечении в управление государством широких рабочих и крестьянских масс.

Основная задача при этом заключается в том, чтобы добиваться все большего сплочения рабочих и крестьян, а также трудовой и в особенности деревенской интеллигенции (учитель, агроном, врач) вокруг Советов и укрепления союза рабочих и крестьян.

Дальнейшее укрепление Советской власти, дальнейшее улучшение советского аппарата, улучшение работы по обслуживанию всех нужд трудящихся, борьба с бюрократизмом требуют такой организации Советов и таких методов их работы, которые облегчали бы и расширяли бы фактическое участие широких масс трудящихся в управлении государством и превратили бы особенно сельсоветы в действительно коллективно работающие органы»[73].

И далее в резолюции говорится о том, что на съездах Советов и пленумах исполкомов должны разрабатываться все вопросы, имеющие большое экономическое и культурное значение; о том, что надо ввести в жизнь регулярные отчеты со стороны членов Советов перед избирателями с широким обсуждением этих отчетов избирателями. «Каждый член Совета должен считать своей важнейшей обязанностью регулярную отчетность перед своими избирателями и такую тесную связь с ними, которая бы обеспечивала полное ознакомление рабоче-крестьянских масс как со всей работой Советов, так и со способами участия их в деле исправления тех или других недочетов в работе Советов»[74].

Тесная связь членов Совета с избирателями, втягивание последних в органическую работу по строительству новых порядков заставляют членов Советов глубже вникать в вопросы экономики и политики, продумывать их с точки зрения не узких интересов отдельных лиц или групп, а с точки зрения интересов целого, с точки зрения социалистического строительства. Это расширяет горизонт членов Совета, пробуждает интерес и к вопросам хозяйственным, и к вопросам политическим, и к вопросам культурным. Человек начинает усиленно учиться и из жизни, и из обсуждения вопросов, и из газет, и из книг. Работа в Совете является для членов Совета толчком, побуждением к учебе. Но не только на членов Совета действует так участие в работе Совета — работа Совета приближает и сами массы к вопросам хозяйственного строительства, к вопросам политики и культуры. Работа Советов, увязывающая вопросы повседневной жизни с вопросами строительства социализма, вскрывающая связь между этими вопросами и великими целями, за которые боролась революция, привела к тому, что вопросы строительства социализма стали близки массе.

В ноябре 1922 г. в речи на пленуме Московского Совета Владимир Ильич сказал: «Мы перешли к самой сердцевине будничных вопросов, и в этом состоит громадное завоевание. Социализм уже теперь не есть вопрос отдаленного будущего, или какой-либо отвлеченной картины, или какой-либо иконы. Насчет икон мы остались мнения старого, весьма плохого. Мы социализм протащили в повседневную жизнь и тут должны разобраться»[75].

Отсюда следует, что вопросы, обсуждаемые в Советах, должны стать в центре политпросветработы. Вопросы, обсуждаемые в Советах, являются как раз теми вопросами, которые наиболее волнуют население, наиболее захватывают его, наиболее для него важны. И работа политпросветская должна идти на помощь советской, развертываться около нее. III съезд Советов СССР указывал на необходимость «для предварительной проработки тех или иных вопросов шире развернуть работу комиссий и секций Советов,  как-то: сельскохозяйственных, культурно-просветительных, финансово-налоговых, местного хозяйственного благоустройства, торгово-кооперативных и т. д.»[76]

Далее резолюция говорит об «установлении более живой связи Советов с организациями советской общественности, как, например, кооперацией, обществами крестьянской взаимопомощи и т. д.»[77]

В целях осуществления расширения деятельности Советов II сессией ЦИК XII созыва и было принято новое положение о горсоветах.

Обдумывая работу секции народного образования  в горсоветах, необходимо отметить, что до сих пор в этой области работа шла главным образом путем обследования учреждений и прикрепления к ним членов горсовета, причем дело шло главным образом об учреждениях соцвоса.

Метод обследования и прикрепления членов Совета к учреждениям, конечно, метод правильный, помогающий осуществлять учет и контроль масс, но наряду с этим надо обратить внимание еще на то, чтобы в работу секции втягивались не только члены Совета, а через них и стоящие за ними массы населения.  В Совет попадает обычно актив, и без того сверх всякой меры перегруженный всякими общественными обязанностями. Важно, чтобы член горсовета не все делал сам, а служил главным образом связующим звеном массы с Советом. Важно, чтобы масса  не только заслушивала и обсуждала доклады своих депутатов, но и работала  вместе с ними. Депутат прежде всего должен быть организатором пославшей его массы,  должен втягивать ее в общественную работу.

Просматривая отчёт Нижегородского городского Совета за 1924–1925 гг., я прочла там, что за 1924–1925 гг. нечленов Советов в работу горсовета было втянуто лишь 20 %, остальные 80 % были члены Совета, а по-настоящему ведь необходимо, чтобы на одного члена Совета приходилось сотни втянутых в работу нечленов Совета.

Совет — организатор масс, в этом его сила. Он должен организовать общественную активность масс. Прежде всего надо втягивать в работу горсоветов организованные массы — членов партии, комсомола, делегаток, членов профсоюза, кооперации, добровольных обществ. Горсовет должен научиться опираться на все эти организации, вырабатывать вместе с ними общий план действий. Не через голову организаций, а вместе с ними, при их активном содействии может работать горсовет и его секция.

Примером такой увязки может служить работа делегаток, но нужно, чтобы работали в горсовете не только делегатки, но и все другие организации. Важно, чтобы они не смотрели на общую плановую увязку через горсовет, как на вмешательство в дело своей организации. У нас страшно силен разнобой в работе организаций: каждая организация работает часто так, точно она одна на белом свете, а необходимы увязка, общий план.

«Не будет ли работа секции горсовета по народному образованию вмешательством в работу культотдела?» — был задан мне характерный вопрос на заседании секции народного образования Тверского горсовета. Соглашение не есть вмешательство. Культотделы, если они идут по правильному пути, должны не отгораживаться от работы других организаций, а влиять на нее. Через секции может осуществляться влияние рабочего класса на прилегающие к нему слои.

Чрезвычайно важно вовлечение в работу горсоветов различных обществ: «Друг детей», «Долой неграмотность», кооперации и т. п. Тяга к общественной работе очень велика, однако надо сказать, что работа добровольных обществ не всегда хорошо увязана с работой горсовета и отдела народного образования — она часто идет параллельно с работой этих организаций, а не в тесной увязке с ними. Важно не только пробудить инициативу, но и организовать ее. Организация эта в значительной своей части должна лечь на горсоветы. В Москве, например, секция народного образования вовлекает уже массы рабочих и работниц в учет работы учреждений, в контроль над ними, они идут навстречу работе секции, однако эта работа недостаточно еще организована: привлечено много народу, но общий план еще хромает, план еще примитивен и односторонен.

Как должны работать секции горсоветов по народному образованию, какую, в частности, политпросветработу они должны вести? Политпросветработа секции по народному образованию должна в первую голову ставить своей задачей обслуживание работы всего горсовета. Опираясь на работу политпросветов, культотделов, соцвоса, профобра, на работу всех просветительных организаций, секция по народному образованию должна подводить широкую просветительную базу под работу всего горсовета и популяризировать каждое мероприятие горсовета.

Возьмем пример. Стоит, положим, вопрос о благоустройстве. Члены секции по народному образованию должны вооружиться книжками по постановке этого вопроса в Европе и Америке, ознакомиться с историей этого вопроса у нас в прежнее время (список литературы по городскому благоустройству, например, можно взять из книжки проф. Л. Велихова «Опыт муниципальной программы», 1926) и популяризировать все наиболее ценные и приложимые в наших условиях достижения. Опыт и в Европе и в Америке богатейший. Во многих отношениях интересен и наш российский опыт. В библиотеках надо выставить в «злободневной витрине» все имеющиеся по этому вопросу книги; в клубах прочесть ряд лекций на эту тему; в вечерних школах ознакомить слушателей с этим вопросом, дав им цифры, расчеты, чертежи; в передвижных «злободневных выставках» выставить снимки, фотографии, иллюстрирующие достижения в этой области, может быть, даже модели; провести в клубах дискуссии по этим вопросам; показать ребятам в школах с помощью волшебного фонаря, что, где и как в смысле благоустройства достигнуто. Рассказать ребятам все это подробнее, дать написать им сочинения на эту тему, поручить рассказать родителям и т. д.

Соцвос очень много говорит теперь об общественно полезной работе школьников; жаждут этой работы и техникумы. Работа горсоветов — как раз тот центр, с которым надо увязать работу школы. Ребята будут брать на себя часть, пускай самую маленькую, общей работы, будут работать не в одиночку, а рядом с другими организациями, что имеет очень большое воспитательное значение. Надо втянуть в это дело вузы, Главпрофобр, Главнауку.

После такой работы, проведенной секцией народного образования в массах, мероприятия секции по благоустройству будут встречать уже совершенно другой отклик.

Я взяла случайный пример — благоустройство. Таких примеров много. Само собой, с самого начала надо следить, чтобы не получилось параллелизма в работе. Чтобы избежать его, нужна теснейшая увязка с обслуживаемой секцией, совместная выработка общего плана,  распределение сил и т. д.

Конечно, всего сразу не обслужить, и секция народного образования не должна сразу хвататься за все. Важно из всех вопросов, которые входят в план работы горсовета, выбрать наиболее важные и, кроме того, те, для проведения которых в жизнь нужно широкое участие масс, их контроль. Возьмем, например, такой вопрос — борьба с бюрократизмом. Тут без участия масс не обойдешься уж никак. Тут сама жизнь толкает на увязку работы с массой. В таких вопросах подведение политпросветской базы под всю работу с массой особо важно.

Есть и другого рода вопросы, например постройка моста, где можно обойтись без широкого втягивания масс. Эти вопросы в политпросветской работе горсовета можно отодвинуть на второй план.

Обслуживание в культурном отношении других секций, подведение под их работу политпросветской базы ни в какой мере не исключают работы секции над улучшением положения дела народного образования в городе. Напротив, этой работе должен быть придан гораздо более широкий размах. В эту работу должны быть втянуты более широкие массы, должна быть учтена и организована инициатива масс, вся работа должна принять более углубленный, более плановый характер.

Конечно, для того чтобы организовать массу для проведения в жизнь какого-нибудь вопроса, член горсовета должен быть сам хорошо подкован в этом вопросе. Политпросвет должен приходить на помощь членам горсовета путем подбора для них литературы через свои библиотеки, путем организации для них лекций, докладов, деловых экскурсий и пр.

Работа секции народного образования в горсоветах — дело новое. Тут впервые нащупываются пути. Хорошо будет, если сначала будет проработано таким путем один-два вопроса. Только после этого можно переходить на такого рода работу в более широком масштабе.

Начало такого рода работе должны положить промышленные центры. Такие города, как Ленинград, Москва, Иваново-Вознесенск, Тверь, Нижний, Свердловск и другие, должны начать эту работу, накопить известный опыт, показать дорогу другим. В промышленных центрах в Советы входит немало рабочих и работниц, могущих свои организационные навыки, приобретенные на фабрике, приложить и к общественной работе, ведущейся горсоветами. Сотни и тысячи рабочих работают внутри фабрики бок о бок, по общему плану, при широко проведенном разделении труда. Все это воспитывает в рабочих понимание необходимости плановости и в области общественной работы, воспитывает понимание целесообразного распределения работы среди массы людей, с одной стороны, необходимости координирования, увязки этой работы — с другой.

Работа в горсовете является как раз тем общественным поприщем, где рабочие могут прилагать свои организационные навыки к организации общественного хозяйства и общественной жизни.

В переходный период от капитализма к социализму удельный вес плановой общественной работы особенно велик. Отсюда вытекает особая важность работы советской вообще, работы горсовета в частности. Но мы на каждом шагу натыкаемся в этой работе на отсутствие знаний. Это отсутствие знаний, являющееся наследием нашего прошлого, страшно нам во всем мешает. И именно поэтому так важно подводить политпросветскую базу под всю работу горсовета. Конечно, не менее важно увязывать политпросветработу с работой сельсовета, с работой волостного исполкома. Там эта работа еще более нужна.

Вывод. Советы втягивают массы в разрешение вопросов экономики, политики и культуры и тем повышают интерес трудящихся масс к этим вопросам. Политпросветработа через секции народного образования должна обслуживать работу Советов в целом, помогать ей.

 

Материал для чтения

Ленин Н., Государство и революция [78].

 

Задание. Продумайте, что можно было бы сделать по политпросветской линии для содействия постановлению Совета о борьбе за режим экономии.

 

 

Политпросветработа и массы

 

Революционная активность масс и ее значение. — Споры Маркса с Лассалем— Обслуживание массполитпросвет работой. — Задача коммуниста и политпросветчика изучать, пропагандировать, организовывать».

 

В 90-х годах прошлого столетия в связи с развитием крупной промышленности, ростом фабрик и заводов в широких кругах молодежи горячо стал обсуждаться вопрос, развивается ли в России капитализм или нет. В борьбе с народниками, отрицавшими наличие капитализма в России, принимали участие и такие лица, как Струве и Туган-Барановский, и такие, как Ленин и его товарищи. Потом их дороги разошлись. Струве и Туган-Барановский, признавая наличие капитализма в России, наличие двух борющихся классов — капиталистов и рабочих, — хотя сочувствовали вначале рабочим, хотели улучшения положения рабочего класса, но не поняли революционной роли рабочего класса и потому постепенно скатились в ряды пособников капиталистов.

Ленин же и его товарищи эту революционную роль рабочего класса, роль революционной активности рабочих масс именно и учли и на ней свою работу и строили. И хоть называли себя Струве- и Туган-Барановский «марксистами», но называли себя зря, потому что проглядели они в учении Маркса основное — ориентацию на массы, установку на массы.

Характерен спор между Марксом и Лассалем, имевший место в 60-х годах. Лассаль во всей своей деятельности был горячим защитником интересов рабочего класса. Но он недооценивал роль самодеятельности масс, ее революционную активность. Он ждал помощи рабочим от прусского государства, надеялся его разагитировать — убедить оказать помощь рабочим. Лассаль был против рабочих организаций, против профсоюзов. Маркс же понимал, что прусское государство, представляющее интересы помещиков — прусских юнкеров — и капиталистов, никогда никакой серьезной помощи рабочим оказать не может. И Маркс писал Энгельсу в феврале 1865 г.: «Нет никакого сомнения, что разочарование в злосчастном заблуждении Лассаля относительно социалистического вмешательства прусского правительства непременно наступит. Логика вещей сделает свое. Но честь  рабочей партии требует, чтобы она отказалась от таких иллюзий еще до того, как их призрачность будет обнаружена на опыте. Рабочий класс либо революционен, либо он ничто»[79]. И позже, в октябре 1868 г., Маркс в письме к Швейцеру отмечает, что Лассаль сделал громадную ошибку, поставив в центр своей агитации государственную помощь, а не самопомощь рабочих, не их революционную активность, организацию[80].

Через все статьи и речи Владимира Ильича красной нитью проходит его постоянная ориентация на массу, его умение прислушиваться к голосу массы. О революционной активности масс пишет Владимир Ильич в 1902 г. в своей книжке «Что делать?», сыгравшей такую большую роль в строительстве нашей партии; о том же он говорит пятнадцать лет спустя, в 1917 г., когда революция победила.

«По нашему представлению государство сильно сознательностью масс, — писал тогда Владимир Ильич. — Оно сильно тогда, когда массы все знают, обо всем могут судить и идут на все сознательно»[81]. И через несколько дней повторяет: «Живое творчество масс — вот основной фактор новой общественности…Социализм живой, творческий, есть создание самих народных масс»[82].

«…Нужно, чтобы все, что проснулось в народе и способно к творчеству, вливалось в наши организации, которые имеются и будут строиться в дальнейшем трудящимися массами»[83].

Владимир Ильич звал массы верить в свои силы: «…ум десятков миллионов творцов создает нечто неизмеримо более высокое, чем самое великое и гениальное предвидение»[84]. И отсюда вытекал призыв: «Поближе к жизни. Побольше внимания к тому, как рабочая и крестьянская масса на деле  строит нечто новое  в своей будничной работе. Побольше проверки  того, насколько коммунистично  это новое»[85].

Пять лет спустя, в 1922 г., выступая последний раз на партийном (XI) съезде, Владимир Ильич опять подчеркивал роль масс: «Сомкнуться с крестьянской массой, с рядовым трудовым крестьянством, и начать двигаться вперед неизмеримо, бесконечно медленнее, чем мы мечтали, но зато так, что действительно будет двигаться вся масса с нами»[86].

«Весь гвоздь в том, — повторил Владимир Ильич опять ту же мысль в своем заключительном слове перед закрытием съезда, — чтобы двигаться теперь вперед несравненно более широкой и мощной массой, не иначе как вместе с крестьянством, доказывая ему делом, практикой, опытом, что мы учимся и научимся ему помогать, его вести вперед»[87].

«В народной массе мы все же капля в море, и мы можем управлять только тогда, когда правильно выражаем то, что народ сознает»[88], — говорил Владимир Ильич на том же съезде.

Какие же выводы должны сделать мы, политпросветчики, из всего вышесказанного? Прежде всего мы должны осознать, что политпросветработа должна быть направлена на обслуживание масс, на помощь революционной активности масс.

И на практике мы видим, какие результаты дает политпросветработа, когда она опирается на массы. В 1917 г. в Питере по районам широко втягивались в работу сами рабочие массы. Эта работа сразу же дала большие результаты: рабочие сами вели учет безграмотных по фабрикам, везде устраивались школы взрослых, библиотеки, клубы силами самих же рабочих. Этот период наложил печать на работу Питера. Мы видели, какой широкий размах получила там позже шефская работа, и именно благодаря тому, что за дело там взялись вплотную рабочие массы. В 1918 г. получили широкое развитие так называемые советы народного образования. В программе партии, в разделе, касающемся народного просвещения (пункт 12-й), где говорится об основах школьного и просветительного дела, сказано, что одной из таких основ является «привлечение трудящегося населения к активному участию в деле просвещения (развитие «советов народного образования», мобилизация грамотных и т. д.)»[89]. Гражданская война не дала развиться советам народного образования, а по окончании ее влившиеся в политпросветы военные работники наложили печать на всю работу политпросветов. На фронтах, вполне естественно, царили методы агитации; не до того было, чтобы вести длительную повседневную работу с населением. По существу дела, во время гражданской войны шла агитация населения, а не длительная работа с ним. Агитационные методы надолго заслонили собой менее эффектную, но более глубокую работу по организации помощи революционной активности населения в деле политпросветработы. Эта активность все время била ключом. В Главполитпросвет все время обращались и рабочие и крестьяне за помощью в работе.

Последнее время активность масс еще больше повысилась. Мы присутствуем, например, при чрезвычайно быстром росте красных уголков, «мягких» изб-читален, при росте обществ «Долой неграмотность» (ОДН), Друзей радио, Друзей советского кино и пр. Задача, выдвинутая программой ВКП(б), — «всесторонняя государственная помощь самообразованию и саморазвитию рабочих и крестьян (создание сети учреждений внешкольного образования: библиотек, школ для взрослых, народных домов и университетов, курсов, лекций, кинематографов, студий и т. п.)»[90] — должна быть выполнена возможно лучше. В данном случае мы будем говорить не о материальной стороне дела, а о содержании работы.

Как подойти к этому вопросу?

«…Теоретическая и практическая работа сливаются вместе, в одну работу, которую так метко охарактеризовал ветеран германской социал-демократии Либкнехт словами: Studieren, Propagandieren, Organisieren»[91], — писал в 1894 г. Ленин в своих «Друзьях народа».

И партия шла по этому пути — она изучала.  Изучала теорию марксизма, изучала конкретные условия, в которых живут и борются за лучшее будущее массы, изучала сами эти массы. Партия пропагандировала  среди масс идеи коммунизма. Партия помогала массам организовываться.

Для того чтобы политпросветработа могла широко развернуться, необходимо и тут идти тем же путем. Необходимо изучать обслуживаемые массы, их интересы, запросы, вытекающие из условий их жизни и труда; необходимо изучать теорию и практику коммунизма. Необходимо, далее, ясно отдавать себе отчет в том, что именно, какие идеи надо в данном месте и в данный момент пропагандировать, — отдавать себе отчет в содержании пропаганды; но важны и способы, методы пропаганды. Наконец, необходимо обдумать, как наилучшим образом в данных условиях организовать политпросветработу, влить в определенное русло самопомощь масс в деле поднятия своей культуры, в деле творчества новых форм этой культуры.

Вывод. Работа политпросветов должна быть в первую голову направлена на изучение масс и их запросов, на правильную постановку пропаганды в массах идей коммунизма, на организацию инициативы и активности масс в деле их культурного подъема.

 

ЛЕКЦИЯ 3

ИЗУЧЕНИЕ МАСС

 

 

Необходимость изучения масс. — Необходимость изучения в этом отношении опыта революционного движения. Реформа1861 г. «Хождение в народ». Изучение сельского хозяйства народниками в Батищеве у Энгельгардта. Методы Энгельгардта и народников и метод Тейлора. Беллетристы-народники — Марксистский подход. Работа группы Ленина в 90-х годах в Питере. Экономическая агитация. Политическая агитация. — Изменение в благоприятную сторону условий изучения масс при Советской власти. — Подход к современному изучению массового читателя, слушателя, зрителя.

 

Чтобы наилучшим образом обслуживать запросы массы, давать ей то, что ей в данную минуту нужнее всего, давать наиболее целесообразными методами,' пробуждая ее самодеятельность, организуя ее, — для этого надо хорошо эту массу знать, знать уровень ее развития, запас имеющихся у нее знаний, взгляды ее на жизнь, условия ее труда и жизни, ее быт, всю ее жизненную обстановку, ее желания, стремления, социальные навыки. Без такого знания нельзя и думать правильно ставить политпросветработу. Надо обслуживаемую массу знать, а для этого надо ее изучать.

Как же надо это делать?

Ответ на этот вопрос дает нам опыт нашего революционного движения.

Реформа 1861 г. обманула надежды крестьян. Крепостная зависимость была, правда, отменена, но экономическая зависимость крестьян от помещика создала для них крайне тяжелые условия существования. Землю крестьяне получили, но в ряде мест в меньшем количестве, чем то, каким они пользовались при крепостном праве, и притом получили не даром, а должны были платить за нее в течение ряда лет выкупные платежи. Это обрекало крестьян на безысходную нужду, из которой они никак не могли выбиться.

Такой характер реформы привел к возникновению революционного движения. Из Западной Европы дошло до нас учение социализма, дошли вести о Парижской Коммуне. Учение социализма открывало глаза на окружающую жизнь. Революционерам того времени казалось, что стоит только рассказать «народу» (рабочих тогда было еще очень мало, крупная промышленность развита была очень слабо, так что под словом «народ» понималось тогда главным образом крестьянство) правду, рассказать ему о социализме — и восстанет народ и заведет социализм.

Однако с первых же шагов выяснилось, что «рассказать народу правду» не так-то просто, что «народ» — это таинственный незнакомец. По крайней мере, он был таинственным незнакомцем для большинства тогдашних революционеров — выходцев из рядов интеллигенции. У Тургенева, в его романе «Новь», описывается, как недоверчиво отнесся народ к провозвестникам новых порядков. Тогда началось так называемое «хождение в народ». Оно выражалось в том, что революционеры шли либо работать на фабрику в качестве рабочих — становились к станку, либо селились в деревне — поступали в волостные писаря, шли в лесорубы, организовывали артели, в которых работали в качестве простых рабочих. В Тверской губернии например, в Тверском уезде, Городенской волости, по сию пору сохранилась комната, где пятьдесят лет тому назад жила Софья Перовская, работавшая в сыроваренной артели работницей.

Опыт показал, что лучше всего изучаешь массу, когда живешь бок о бок с ней, работаешь в одинаковых с ней условиях.  Кроме того, крестьяне признавали авторитет лишь тех, кто умел хорошо работать. Поэтому целый ряд революционеров, прежде чем идти в народ, учился либо шить сапоги, либо другому какому мастерству, нужному в деревне, либо сельскому хозяйству.

Очень многие ездили учиться работать в Смоленскую губернию — в село Батищево, имение Энгельгардта. Энгельгардт был помещиком, но не помещиком-белоручкой, а прекрасно знающим агрономом-химиком, умевшим рационально ставить хозяйство. Он хорошо изучил крестьянскую жизнь, условия крестьянского хозяйства, быт деревни. Он вел самую простую жизнь, и с соседними крестьянами у него сложились хорошие отношения. Он не идеализировал крестьянина, видел жизнь крестьянина, как она есть. Его письма «Из деревни» и сейчас читаются с большим интересом. Крестьяне видели, что Энгельгардт — хороший хозяин, что у него есть чему поучиться. Было чему поучиться у него и интеллигенции.

«Всем известно, — писал Энгельгардт в начале 70-х годов, — в каком плохом положении находится в настоящее время сельское хозяйство в России. Мы бедны, мы голодаем, наши естественные богатства лежат втуне. Земли у нас много, громадные пространства плодородной земли лежат нетронутыми. Земля богата. Истощится верхний слой, еле тронутый сохой, — паши глубже. Нужны искусственные удобрения — у нас тысячеверстные залежи фосфоритов. Да и во всем так: соль нужна — горы соли, керосин нужен — моря нефти! Мы могли бы засыпать Европу хлебом, запрудить рынки мясом, салом, маслом, сыром. А между тем мы бедны, у нас нет ни денег, ни мяса, не хватает даже хлеба… Причин такого низкого состояния, разумеется, много, но я думаю, что немаловажную причину составляет и то, что у нас образование и умение работать идут врозь. У нас с одной стороны — мужик, умеющий работать, но умственно не развитый, не обладающий знаниями; с другой стороны — интеллигент, развитой, умный, но не умеющий работать и приложить свои знания»[92]. Энгельгардт думал об общинных хозяйствах и считал, что выработка общинных форм требует интеллигентных землевладельцев, умеющих работать. «Поэтому, — писал Энгельгардт, — когда разные лица стали обращаться с просьбой принять их в мое хозяйство, то я решил принимать к себе только в качестве работников,  ставить в положение работников, требовать настоящей работы, не допускать никакого баловства. И я строго держался этого, с тех пор, как у меня работают.

Всем желающим поступать ко мне я всегда пишу одно и то же: я нанимаю работниками  в мое хозяйство на следующих условиях:

1) обязан подчиняться распоряжениям старосты: работать ту полевую или домашнюю работу, на которую будет поставлен; работать наряду со всеми рабочими и столько же часов; работать, если потребуется, в праздники; ходить в ночное, на сторожу, пасти, если потребуется, скот;

2) помещается со всеми рабочими в избе или сарае. Под помещением понимается место для спанья (лавка). Харчуется в общей застольной. Хлеб ржаной. Харчи мужицкие: щи, борщ, каша, крупник, картофель. В скоромные дни — на свином сале, в постные — на конопляном масле;

3) если не умеет работать, то первый месяц платы не получает, затем получает по три рубля в месяц. Когда выучится работать и будет работать всякую работу наравне с рабочими из крестьян, то получает ту же плату, что и рабочие из крестьян, и т. д…

Взвесьте все это, и если чувствуете в себе достаточно силы воли, чтобы вынести такую жизнь, — милости просим»[93].

Приезжали люди самых разнообразных состояний — помещики, мещане, духовного звания, из крестьян, — различного уровня образования, из всяких учебных заведений; собирались с разных сторон: были вятичи, сибиряки, украинцы, поляки, немцы, грузины, евреи. Очень немного было случаев, чтобы поступивший работал плохо, да и тот скоро уезжал.

«Надо, — писал далее Энгельгардт, — чтобы интересы интеллигента не расходились с интересами мужика, чтобы он не крепостил народ, но служил ему, не чуждался его, но жил бы с ним одною жизнью, одною мыслью.

Кажется, мои воззрения просты и ясны. Поэтому поступающего ко мне я заставляю только работать. Учености у каждого довольно, а вот работать научись!»[94]

Интересно сопоставить то, как подходил к обучению земледелию в 70-х годах Энгельгардт, с тем, как подходят теперь в Америке к подготовке инженеров. В журнале «Техника и хозяйство» от 1910 г. приводится мнение известного организатора труда в промышленных предприятиях — Тейлора:

«…Тейлор предлагает каждого студента через год после начала курса отправлять на год на фабрику, где он работал бы, как рабочий среди рабочих, подчиняясь одинаковой с ними дисциплине. Это даст молодым людям представление о тех обязанностях, которые им придется выполнять всю их дальнейшую жизнь, и побудит их лучше использовать последующие три учебных года. «Пребывание на фабрике со строгим режимом воспитывает, кроме того, характер и восполняет, таким образом, существенный пробел учебных заведений. Молодые люди узнают неизбежное однообразие повседневной работы и вырабатывают в себе черты характера, необходимые для того, чтобы без раздражения выполнять неприятные и утомительные вещи; в этом главное воспитательное значение пребывания на фабрике». Также и другое чрезвычайно важное значение вынесут они от пребывания там, а именно знание того, что обычно интеллектуально рабочие нисколько не ниже их, хотя и плохо знают грамматику. Близкое знакомство с рабочим, его способом мыслить и выражать свои мысли, с его предрассудками является в настоящее время главным требованием по отношению ко всякому, кому приходится распоряжаться рабочими. Этому важному искусству может выучиться лишь тот, кто работает с рабочими бок о бок, постоянно с ними бывает и кому они вполне откровенно высказывают свои мысли. «По-моему, нельзя управлять рабочими, если не уметь с первых же десяти слов завоевать их доверие»[95].

Энгельгардт хотел готовить интеллигентных землевладельцев для общинных хозяйств. Народники шли к нему учиться и работать и изучать крестьянина, батрака. Изучать для того, чтобы поднять его на революцию за социализм. Тридцать пять лет спустя Тейлор, душой и телом преданный капиталистическому строю, но человек с громадным опытом и наблюдательностью, подтвердил своими рассуждениями, что метод, проводившийся Энгельгардтом, как раз наиболее целесообразный: тот, кто хочет влиять на массу, должен научиться работать бок о бок с ней, сближаться с ней на работе.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.56.11 (0.021 с.)