II . Принципы надлежащего познания



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

II . Принципы надлежащего познания



1. О контекстуальности познания

Поскольку мы стремимся избегать ненадежных результатов в познании, мы всегда должны иметь в центре внимания ключевые проблемы мира, ключевую информацию о мире, какой бы трудной и рис-
кованной ни была познавательная задача. Тем более сегодня, когда контекстом всего политического, экономического, антропологического, экологического познания... является мир в целом. Планетарная эра требует рассмотрения каждой проблемы в контексте, в масштабе всего земного шара. Познание мира как мира целостного становится одновременно интеллектуальной и жизненной необходимостью. Универсальная проблема, затрагивающая каждого гражданина нового тысячелетия, такова: как получить доступ к информационным сведениям  о мире и как сформировать умение последовательно излагать и организовывать эти сведения ? Как воспринимать и понимать Koht екст, Глобальное ( отношение целого и частей ), Многомерное , Сложное? Чтобы уметь соединять и организовывать накопленные знания и тем самым осознать и познать проблемы мира во всей их глубине, необходима реформа мышления. А такая реформа является парадигмальной, но не программной. Это фундаментальный вопрос для образования, поскольку он касается нашей способности организовывать знания.

Эта универсальная проблема встает перед образовательными системами в будущем, ибо наши разъединенные, раздробленные, распределенные по дисциплинарным областям знания глубоко, даже чудовищно неадекватны для постижения сегодняшних реальностей и проблем, которые становятся все более глобальными, транснациональными, полидисциплинарными, многомерными и планетарными.

Из-за этой неадекватности становятся невидимыми:

Контекст

Глобальное      

Многомерное                             

Сложное

Чтобы мы смогли организовывать наши знания надлежащим образом, преподаватели должны обучать видению контекстуальной сложности проблем.

1.1. Контекст . Познание изолированных информационных сведений недостаточно. Надо располагать эти сведения в контексте, в котором они только и приобретают смысл. Чтобы обрести смысл, слово нуждается в тексте, который является его подлинным контекстом, и для текста нужен контекст, в рамках которого он пишется. Так, слово «любовь» изменяет свой смысл в зависимости оттого, употребляется ли оно в религиозном контексте или же в нашем повседневном жизненном контексте, и объяснение в любви меняет свой смысл в зависимости от того, произнесено ли оно соблазнителем или соблазненным.

Клод Бастьен отмечает, что «когнитивная эволюция протекает не в направлении замены знаний все более и более абстрактными , а, в направлении помещения их в контекст» *, который определяет условия их включения в целостную структуру знания и пределы их истинности. Бастьен добавляет, что «контекстуализация является существенным условием эффективности  (когнитивного функционирования)».

1.2. Гло бальное ( отношения между целым и частями ). Глобальное – больше чем контекст, это — ансамбль, содержащий различные части, которые связаны в нем взаимным, имеющим обратное действие, или организованным образом. Так, общество представляет собой нечто большее, чем контекст: это организующее целое, частями которого являемся мы. Планета Земля есть нечто большее, чем контекст: это одновременно и организующее, и дезорганизующее целое, частями которого являемся мы. Целое обладает качествами или свойствами, которые не присутствуют в частях, если они изолированы друг от друга. Кроме того, целое может препятствовать проявлению определенных  качеств или свойств частей. Марсель Мосс говорил: «Надо снова составить целое». Надо действительно заново создать целое, чтобы познать части.

Отсюда становится ясным когнитивное преимущество принципа Паскаля, который должен служить вдохновляющим стимулом для образования в будущем: «Поскольку все вещи , причинно обусловленные и причинно обуславливающие , которым оказывается помощь и которые сами помогают , опосредованные и непосредственные , и поскольку все связано друг с другом естественной и неощутимой связью , которая соединяет самые отдаленные и самые непохожие явления , я считаю невозможным познать части , не познав целое , а равным образом и познать целое , не познав досконально части». .

Более того, у человека, как и у других живых существ, целое содержится внутри частей: каждая клетка многоклеточного организма содержит полный набор его генетической наследственности; общество как целое представлено в каждом индивиде через его язык, его знания, его обязательства, нормы поведения, которым он следует. Подобно тому, как каждая отдельная точка голограммы содержит целостную информацию о той картине, которую она воспроизводит, каждая отдельная клетка, каждый отдельный индивид содержит голографическим образом целое, частью которого он является и которое в то же время является его частью.

1.3. Многомерное . Сложные образования, такие, как человек или общество, многомерны. Так, человек является биологическим, психическим, социальным, эмоциональным, рациональным существом. Общество имеет историческое, экономическое, социологическое, религиозное... измерения. Надлежащие методы познания должны признавать эту многомерность и вписывать туда свои данные.
Нельзя не только изолировать части от целого, но и отделять одни
части от других. Экономическое измерение, например, находится во взаимных, имеющих обратное действие отношениях со всеми другими человеческими измерениями; более того, экономика включает в себя голографическим образом человеческие потребности, желания, страсти, которые выходят за пределы чисто экономических интересов.

1.4. Сложное . Надлежащие методы познания должны безбоязненно смотреть в лицо сложности, комплексности. Слово complexus означает то, что соткано, или сплетено воедино. В самом деле, сложность появляется тогда, когда различные элементы, составляющие целое, становятся неотделимыми друг от друга (как, например, экономическое, политическое, социологическое, психологическое, эмоциональное, мифологическое) и когда существует взаимозависимая, интерактивная и взаимная ретроактивная ткань между объектом познания и
его контекстом, частями и целым, целым и частями, частями между собой. Поэтому сложность представляет собой связь между единством и множественностью. Достижения нашей планетарной эры все чаще и
все более неотвратимо бросают нам вызов сложности.

Стало быть, образование должно способствовать развитию «общем способности мышления», включающей в себя умение понимать сложное, контекст, многомерность и глобальные отношения.

2. Общая способность мышления        ,.

Как отмечал Г. Саймон, ум человека проявляется прежде всего в способности «ставить и решать общие проблемы» . Вопреки широко распространенному мнению, развитие общих способностей мышления ведет к лучшему решению частных или специальных проблем. Чем сильнее развита общая способность мышления, тем больше возможности ума в изучении специальных областей. Также и для понимания частных данных требуется активация общей способности мышления, которая оперирует знаниями и мобилизует знания о целом в каждом конкретном случае.

Поскольку в познании каждой вещи необходимо рассматривать соответствующий контекст, ее отношение к глобальному, к сложному, познающий должен подключать все свое знание о мире. Как сказан Франсуа Реканати, «понимание высказываний далеко от того , чтобы сводиться к чистому и простому расшифровыванию , оно представляет собой не  укладывающийся в определенные нормы процесс интерпретации , который мобилизует общую способность мышления и широко апеллирует к знанию о мире» . Итак, существует корреляция между вовлечением совокупных знаний и активацией общей способности мышления.

В процессе образования должна развиваться естественная способ­ность ума ставить и решать важнейшие проблемы и, соответственно, должно поощряться полное использование общей способности мышления. Дпя  максимальной мобилизации умственных сил требуется свободное движение любопытства, этой самой распространенной и самой мощной способности детского и юношеского возраста, которую весьмачасто заглушают инструкции. Эту способность требуется постоянно стимулировать или, если она спит, пробуждать.

Выполняя свою миссию, состоящую во всемерном развитии общей способности мышления индивидов, образование в будущем должно быть поставлено так, чтобы использовать существующие знания, преодолевать противоречия, возникающие в результате прогресса в специализированных областях знания (см. 2.1) и выявлять искаженную рациональность (см. 3.3).

2.1. I Антиномия . В условиях нарастающей специализации научных дисциплин в течение XX века в познании мира произошли гигантские прогрессивные сдвиги. Но эти прогрессивные сдвиги рассеяны и не связаны друг с другом именно по причине такой специализации, которая часто приводит к отрыву от контекста, от рассмотрения глобального и сложного. В результате этого в самих недрах систем образования накопились огромные препятствия для осуществления надлежащего познания сложного мира.

В образовательных системах проводится жесткая разграничительная линия между гуманитарными и естественными науками, науки разделяются по дисциплинам, ставшим сверхспециализированными, замкнутыми на самих себя.

Таким образом, глобальные и сложные реальности раздроблены. Человекрасчленен: его биологическое измерение, включая мозг, находится в  ведении биологии; его психическое, социальное, религиозное, экономическое измерения отделены друг от друга и отданы на рассмотрение в различные разделы гуманитарных наук; его субъективные, экзистенциальные, поэтические качества изучаются в отделах литературы и поэзии. Философия, которая призвана, по своей природе, размышлять о целостном человеке, оказалась, в свою очередь, замкнутой на саму себя.

Фундаментальные и глобальные проблемы вынесены за пределы научных дисциплин. Они рассматриваются только в философии, но при этом более не подпитываются новыми достижениями в научных дисциплинах. 

Разум, на формирование которого оказали решающее влияние специальные дисциплины, теряет свою естественную склонность контекстуализировать знания и интегрировать их в естественные совокупности. Ослабление восприятия глобального ведет к ослаблению ответственности (когда каждый человек имеет склонность быть ответственным только за свою специализированную задачу) и к ослаблению солидарности (когда индивид теряет ощущение связи со своими согражданами).        

Важнейшие проблемы

3.1. Разъединение и закрытая специализация . Фактически сверхспециализация (то есть специализация, которая замкнута на саму себя, не позволяет
интегрировать себя в глобальную проблематику или создать целостное концептуальное представление об объекте, который она рассматривает только в
одном аспекте или в одной части) препятствует пониманию глобального (которое она расчленяет на части), а также существенного (которое она растворяет). Она также служит препятствием для корректного обсуждения частных проблем, которые могут быть поставлены и осмыслены только в своем контексте. А ведь важнейшие проблемы никогда не могут быть разделены на части, а глобальные проблемы становятся все более и более существенными. Тогда как общая культура стремилась искать подходящий контекст для любых информационных данных для всякой идеи, научная и техническая дисциплинарная культура раздробляет знание на части, разъединяет и распределяет по дисциплинарным отделам, все более и более затрудняя понимание в их собственном контексте.

Сквозное разделение дисциплин приводит к невозможности постигнуть «то, что соткано воедино», т. е. сложное в его буквальном и первоначальном смысле.

Специализированное знание является особой формой абстракции Специализация как бы «абстрагирует», т. е. «готовит экс-тракт», извлекает объект из его контекста и из совокупности, в которую он ез­дит, обрезает его связи и взаимодействия со средой, включает eго в абстрактную концептуальную область — одну из областей разгороженной внутренними перегородками дисциплины, границы которой произвольно разбивают системную целостность (отношение части к целому) и многомерность феноменов. Специализация ведет к математической абстракции, которая отбрасывает из рассмотрения все конкретное, отдавая предпочтение лишь тому, что исчислимо и формализуемо.

Так, например, экономика, которая математизирована в наибольшей степени по сравнению со всеми социальными науками, в социальном и гуманитарном отношении является наиболее отсталой наукой, поскольку она абстрагируется от социальных, исторических, политических, психологических, экологических условий, неотделимых от
экономической активности. Именно поэтому эксперты все чаще и чаще оказываются неспособными понять причины и следствия финансовых и биржевых потрясений, предвидеть и предсказывать экономические тенденции, даже на достаточно короткий срок. В результате ошибка в экономической практике становится прямым следствием экономической науки.

3.2. Редукция и разделение . До середины XX века большинство наук подчинялось принципу редукции, который сводит познание целого кпознанию его частей, как если бы организация целого не приводила к возникновению новых качеств или свойств целого, которые отсутствуют у частей, рассматриваемых изолированно.

Принцип редукции неизбежно ведет к сведению сложного к простому. В соответствии с этим принципом сложные живые и человеческие существа рассматриваются с точки зрения механистической и детерминистической логики искусственной машины. Тем самым затемняется истина, отбрасывается все то, что не поддается численному выражению и измерению, отрицается человеческое в человеке, т. е. его страсти, эмоции, горе и счастье. К тому же, когда принцип редукции применяется в строгом соответствии с детерминистическим постулатом, непредвиденный случай, нововведение, изобретение остаются скрытыми и незамеченными.

Поскольку в процессе обучения нас научили разделять, изолировать, распределять знание по отдельным областям, а не устанавливать связи внутри знания в целом, создание целостной картины из этих отдельных фрагментов и кусков знаний оборачивается для нас трудноразрешимой головоломкой. Для нас становятся невидимыми взаимодействия, обратные связи, контексты, сложности, оставшиеся в том пространстве между дисциплинами, где нет человека (nо man ' s land ). Важнейшие человеческие проблемы исчезают, и вместо них процветают частные технические проблемы. Неспособность организовывать рассеянное и раздробленное по разделам знание приводит к атрофии естественной умственной предрасположенности контекстуализировать и глобализировать.

Узкоспециализированный и разгороженный внутренними пepeгородками,  механистический, разъединяющий и редуцирующий интеллект разбивает сложный мир на разобщенные фрагменты, раздробляет       проблемы, разделяет то, что связано, превращает многомерное в одномерное. Такой интеллект близорук и очень часто кончает полной слепотой.   Он уничтожает в зародыше возможность понимания и рефлексии, сокращает шансы корректного суждения или долговременно го видения. Итак, чем более многомерными становятся проблемы, и сильнее проявляется его неспособность понять их многомерность; чем глубже развивается кризис, тем стремительнее сокращаются возможности его понимания; чем более планетарными становятся проблемы, тем более непостижимыми для него они становятся. Будучи неспособным рассматривать контекст и планетарную сложность, слепой интеллект лишает нас способности думать и чувства ответственности.

3.3. Искаженная рациональность . Дан Симмонс в своем фантастическом романе «Гиперион», состоящем из четырех частей, рисует такую фантастическую картину. В результате прогресса техники и технологии возникает некий техноцентр, управляемый устройствами искусственного интеллекта, который прилагает усилия к тому, чтобы установить контроль над самими людьми. Для нас, людей, проблема состоит в умении извлекать пользу из техники, не попадая и зависимость от нее.

И все же мы становимся зависимыми от техники, которая глубоко внедрена в наши умы в форме технократического мышления. Последнее, будучи пригодным для рассмотрения искусственных устройств, не способно понять живое существо и человека, к познанию которых оно тем не менее применяется, считая себя единственным типом рационального мышления.

Фактически искаженная рациональность, т.е. абстрактная и одномерная рационализация, торжествует на Земле*. Повсюду и на npoтяжении

________________________________________________________________________________________________________

* Случилось так, что спасительные намерения, когда они подчиняются этой ложной рациональности, проводят в итоге к пагубным результатам, которые уравновешивают и даже превосходят по своим последствиям их благотворные результаты. Так, Зеленая революция , осуществленная в целях стимулирования развития стран третьего мира, в значительной степени приумножила их npoдовольственные ресурсы и во многом позволила избежать неурожаев; тем не менее надо было пересмотреть стартовую идею, вероятно рациональную, но абстрактно максималистскую, которая состояла в том, чтобы селекционировать и размножать на очень обширных площадях единственный растительный геном – количественно самый продуктивный. Но оказалось, что отсутствие генетического разнообразия давало возможность патогенному фактору, сопротивление которому не мог оказать этот геном, уничтожать весь сезонный урожай. Toгдапришли к заключению, что надо восстановить определенное генетическое pразнообразие, для того чтобы оптимизировать, а не пытаться более максимизировать урожайность. Кроме того, массовое высаживание пшеницы-однозернянки приводит к деградации почв, ирригация, которая не учитывает особенности почвы, вызывает их эрозию, накопление пестицидов разрушает регуляции между видами, уничтожая полезные наряду с вредными, даже иногда стимулируя безудержное размножение вредного вида, который получил иммунитет против пестицидов; затем токсичные вещества, содержащиеся в пестицидах, nepexoдят в продукты питания и ухудшают здоровье потребителей.

 

десятков лет якобы рациональные решения выносились экспертами, убежденными в том, что они работают во имя разума и прогресса, и не принимавшими в расчет протесты местного населения, считая их необоснованными суевериями и иррациональными страхами. Действия этих экспертов, по сути, истощали, обогащая, разрушали, создавая. Повсюду на планете распахивание новых земель и выкорчевывание лесов на тысячах гектаров приводит к нарушению водного
равновесия и превращению земель в пустыни. Если эти процессы не
регулировать, то слепая вырубка леса превратит тропические оазисы Нила в
пересыхающие в течение трех четвертей года русла и осушит Амазонку. Культивация обширных монокультур привела к уничтожению малых поликультур питания, усугубляя неурожаи и вызывая массовое бегство сельского населения и рост городских трущоб. Как говорит об этом Франсуа Гарчинский, «такое сельское хозяйство порождает пустыню в двойном смысле этого слова — эрозию почв и массовое переселение из деревни» . Псевдоуправление, не принимающее в расчет потребности, которые не могут быть точно определены и просчитаны количественно, привело к росту числа пригородов и новых городов, быстро становящихся заброшенными местами, где царят скука, грязь, упадок, бесхозяйственность, обезличивание, преступность. Наиболее монументальные шедевры этой технобюрократической рациональности были реализованы в бывшем СССР. Там, например, отклоняли русла рек, чтобы оросить, даже в самые жаркие периоды года, гектары земель без леса, занятые хлопком, и поэтому возрастала соленость почвы, так как обнажались более глубокие солевые подземные пласты, шли подземные воды, осушалось Аральское море. Ухудшение экологической обстановки в СССР было намного более серьезным, чем на Западе, по той причине, что в СССР технобюрократия никак не реагировала на протесты граждан. К сожалению, после крушения советской империи руководители новых государств обратились за помощью к  либеральным экспертам Запада, которые решительно игнорировали то обстоятельство, что конкурентная экономика рынка нуждается в соответствующих учреждениях, законах и правилах. И, будучи неспособными выработать необходимую здесь сложную стратегию, которая, как заметил Морис Алле — тоже либеральный экономист, — содержала бы в себе планирование того, что не поддается планам, и программирование беспрограммного, они породили новые бедствия.

Все это приводит к гуманитарным катастрофам, жертвы и последствия  которых не признаны и не подсчитаны, как и жертвы природных катастроф.

Итак, XX век прошел под властью псевдорациональности, которая претендовала на роль единственной рациональности, но привела к атрофии понимания, рефлексии и долговременного видения. Ее неспособность обсуждать и решать наиболее серьезные проблемы стала  одной из наиболее серьезных проблем для человечества.

Отсюда парадокс: XX век породил гигантский прогресс во всех областях научного познания и техники. И в то же время он породил мировую слепоту к глобальным, фундаментальным и сложным проблемам а эта слепота привела к бесчисленным ошибкам и иллюзиям, и прежде  всего к ошибкам самих ученых, инженеров и техников, экспертов.

Почему? Потому что неправильно поняты основные принципы по знания сложного. Раздробление и разделение знаний по разделам ведут к невозможности понять «то, что сплетено воедино», что составляет ткань единого целого.

Разве новый век не должен избавиться от контроля искалеченной и калечащей рациональности, с тем, чтобы человеческий ум смог наконец сам ее контролировать?

Дело в том, чтобы понять мышление, которое разделяет и редуцирует, посредством мышления, которое различает и связывает. Суть дела не в том, чтобы отказаться от познания частей в пользу познания целостностей или отказаться от анализа в пользу синтеза; надо их соединить. Это вызов сложности, с которым мы неотвратимо стаи сталкиваемся в нашу планетарную эру.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.22.242 (0.043 с.)