ПРИКЛАДНАЯ СОЦИОЛОГИЯ И ДЕЙСТВИЕ ДОГОВОРА



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ПРИКЛАДНАЯ СОЦИОЛОГИЯ И ДЕЙСТВИЕ ДОГОВОРА



Можно попытаться соотнести договорные отношения с так называемыми «паблик релейшенз», которые в на­стоящее время являются важным направлением психо­социологических исследований. «Паблик релейшенз» — это отношения предприятия со своими служащими, клиента-

ми, акционерами, а также система специальных мер по налаживанию этих отношений. До сих пор оставалось в тени, что эти отношения по сути являются юридически­ми, а тогда, когда речь идет о предприятии частного права, — договорными. Почему же потерян из виду этот юридический аспект? Произошло это по той причине, что первые шаги в изучении «паблик релейшенз» предприня­ла индустриальная социология, для которой стало уже обычным рассматривать трудовое отношение как чисто фактическое, игнорируя стоящее за ним право. Что же касается тех публичных отношений, с которыми сталки­валась государственная администрация, — отношения со служащими, пользователями, гражданами, — то они хотя и правовые, но не договорные. Но от всего этого не стано­вится менее правильным утверждение, что когда речь идет о частных предприятиях, то рационально построить «публичные отношения» можно, лишь основываясь на знании психосоциологических аспектов договора.

Юристами давно замечено, что длительное действие договора наталкивается на трудности психологического плана. В момент заключения договора стороны обычно весьма тепло относятся друг к другу. Но по прошествии определенного периода наступает момент сомнения, а за­тем длительная полоса охлаждения и даже вражды, что нередко приводит к неисполнению договора и к судебно­му процессу. Специалисты-психологи ищут причины этого явления и соответственно возможности воздействия на него. Почему снижается договорный тонус? Откуда возни­кает напряжение? Предлагались различные средства воз­действия, из которых наиболее приемлемое — обеспечение сторон надлежащей информацией, а наименее удачное — психодрама по модели Морено. Если практика и знает примеры терапевтического воздействия, то главным обра­зом применительно к трудовому договору. Договор купли или поставки открывает возможности иного рода. Мы имеем в виду, в частности, психосоциологию платежа. Длительное время крупные предприятия и национализи­рованные общества в своих договорных отношениях с клиентами не .отличались дипломатическим тактом. Их требования оплаты счетов были выдержаны почти в том же стиле, в каком фискальные органы требуют уплаты налогов. Это травмировало потребителя. В этой связи по­лезно вспомнить психологические советы, которые еще в XVII веке Ж. Савари адресовал тем, кто учился стать

304

20 Заказ № 1161

305

коммерсантом. Он рекомендовал терпение, которое весь­ма важно в искусстве требовать платежи 17.

Идея «публичных отношений» имеет как привержен­цев, так и отрицателей. Предприниматели все чаще при­бегают к ней, полагая, что она, как и искусство паблисити' (с которым она имеет много общего), приносит ощутимые выгоды. И именно такое отношение предпринимателей сразу же порождает подозрение тех, у кого эта идея при­звана, наоборот, порождать доверие, и прежде всего — у

рабочих.

Марксисты критикуют «паблнк релейшенз» за наивно-оптимистический подход, согласно которому причины до­говорных конфликтов лежат в психологических, легко-устранимых факторах, в то время как в действительности речь должна идти о соотношении экономических сил, ко­торое зависит от действий класса. Другие критики этой идеи, избегая политизированной аргументации, полагают технически недостаточными процедуры, основанные лишь. на индивидуальной и даже межличностной психологии, поскольку понятие «публичные отношения» предпо­лагает существование коллективного образования. Во мно­гом расходятся и моральные оценки; если одни привет­ствуют попытки придать договору — массовым договорам, договорам присоединения — менее безличностный и тем самым более гуманный облик, то другие задают вопрос, не является ли все это пусканием пыли в глаза, пропа­гандистским трюком, придуманным прикладной социоло­гией.

Между брачным союзом и обществом в смысле Граж­данского и Торгового кодексов (договор товарищества) имеется по меньшей мере аналогия. Правда, многие сов­ременные юристы полагают, что образование такого обще­ства — это не договор, а особое явление — создание груп­пы. Это, разумеется, не мешает социологическому обсле­дованию, а, наоборот, способствует ему. Известна техника социограммы, с помощью которой Морено пытался соста­вить схему притяжений и отталкиваний между индиви­дами. Применение такой техники к грулпе в стадии ее возникновения, позволяет сделать ее структуру более гар­моничной.

Эта же техника может быть широко использована пра-вом, регламентирующим проблемы урбанизации, и преж­де всего для того, чтобы при планировании новых терри­ториальных общностей учитывать не только экономиче-

306

ские или градостроительные факторы, но и правовую психосоциологию. Мы подчеркиваем понятие «правовую». Памятуя о правовом плюрализме, необходимо выяснить, окажется ли удачным соединение отношениями соседства людей (и семей), правосознание которых различно (осо­бенно в том, что касается права собственности). Это труд­ная задача, но она очевидна. Техника социограммы не менее полезна, когда дроисходит укрупнение городских или сельских административных единиц. Администрация, профилактически заботящаяся о том, чтобы такое укруп­нение не привело к росту числа судебных дел, не должна допустить столкновения потенциально противоположных юридических установок. Наконец, техника социограм­мы — это способ выявить наиболее гармоническое (почти как в фаланстере) сочетание кандидатов на проживание в кооперативном доме или по совместному найму.

Было бы неверно полагать, что применение психосо­циологических процедур бесполезно, когда речь идет о' сторонах имущественного договора. При любом договоре, связанном с предоставлением кредита, важнейший воп­рос — это платежеспособность должника. Специальные агентства коммерческой информации занимаются этой проблемой, но руководствуются они главным образом экономическими критериями. Однако даже поверхностные социально-психологические исследования отношений кре­диторов и должников дают основание полагать, что для добросовестного исполнения договора волевая установка уплатить нередко более значима, чем экономическая пла­тежеспособность. Существуют ли, однако, технические приемы, позволяющие объективно исследовать эту воле­вую установку? Изучение того, как часто до этого участ­ник договора вступал в тяжбы или насколько широко они распространены в его среде, может помочь прогнозиро­вать, хотя и с осторожностью, возможность конфликтов в будущем. Однако проверка верности договору ждет еще появления необходимых для этого тестов 18.

Б . ПОМОЩЬ СУДЬЯМ

6. ПРИКЛАДНАЯ СОЦИОЛОГИЯ И ЮРИСДИКЦИЯ .

СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА

Вторжение юридической социологии в сферу судеб­ной деятельности может происходить в двух основных формах. В первом случае она выступает лишь в качестве

20*                                                                                                 307

вспомогательного средства, используемого судом; речь идет о социологической экспертизе. Во втором случае юри­дическая социология обнаруживает тенденцию выступать как субститут судьи; речь идет о социологическом толко­вании. Отметим попутно, что судья — не единственный интерпретатор закона; в этой роли могут выступать док-тринальные комментаторы, юрисконсульты, но лишь судья может придать толкованию обязательную силу.

Гражданско-процессуальный кодекс (ст. 232 и следую­щие) гласит, что, устанавливая факты, судья может при­бегнуть к помощи слециалиста. Формы деятельности, воз­ложенной таким путем на специалиста, в зависимости от содержания именуют подтверждением, консультацией или экспертизой. Можно, однако, объединить все эти три вида в едином термине — экспертиза. Понимаемая таким ши­роким образом социологическая экспертиза известна на­шему действующему частному праву.

Судебная процедура развода предоставляет судье воз­можность затребовать социальную анкету, призванную-помочь определить в решении меры, необходимые для охраны законных интересов малолетних детей подтверж­дено Декретом от 5 декабря 1975 года о процедуре разво­да, ст. 11). На практике эта анкета, составление которой обычно поручается сотрудникам социальных служб, но­сит скорее психологический, чем социологический харак­тер. По банальной схеме она подходит к семье как к сплетению межличностных неурядиц, а не как к ячейке, которая призвана охранять также и общественный инте­рес. Он остается за пределами внимания анкеты.

Следствием является то, что под влиянием анкеты в 83 % всех случаев (цифра 1970 года) суды выносят ре­шение о передаче детей, без различия возраста и пола, на воспитание матери. Возможно, хотя и спорно, что в кон­кретных случаях такое решение оправданно, поскольку учитывает детскую психологию, не говоря уже о практи­ческих житейских условиях. Но в масштабе десятков ты­сяч случаев такое решение может повлечь нежелательные социальные последствия — отсутствие мужского начала в воспитании. Это один из примеров, наглядно показываю­щих возможную антиномию психологии и социологии, хо­тя обе они исходят из благих намерений.

Аналогичная анкета была в 1958 году предусмотрена и для судебной .процедуры при определении мер воспи­тательной помощи в отношении малолетних в «опасном

308

состоянии». Эта анкета является еще в большей мере чи­сто психологической, ибо ее основная цель — изучение-личности ребенка. Но ей не хватает увязки констатируе--мых фактов с социальными явлениями. Конечно, в самом; общем плане они присутствуют в ней, хотя бы потому, что мораль и воспитание, о которых говорит ст. 375 Граж­данского кодекса, основаны на критериях данного общест­ва, взятого в целом, а меры воспитательной помощи имеют целью интеграцию ребенка в это общество. Однако, чтобы такая анкета стала социологической в собственном смысле слова, она прежде всего должна ответить на вопрос, не сталкиваемся ли мы в данном случае с одним из проявле­ний допускаемого обществом плюрализма и не будет ли соответственно то, что кажется дурным воспитанием по критериям общей культуры, хорошим воспитанием с по­зиции признаваемой субкультуры. Вопреки этому в прак­тике наших судов меры воспитательной помощи применя­ются на основе французских критериев и тогда, когда речь идет об эмигрантских семьях, сохранивших во Фран­ции свои нравы и обычаи.

Социологическая экспертиза может выполнять для частного права и другую функцию. Мы имеем в виду до­казательство профессиональных обычаев, значимых в торговом и трудовом праве. Обычно для подтверждения факта существования таких обычаев пользуются заклю­чением специальных экспертов. Сторона, которая предпо­лагает сослаться на обычай, представляет соответствую­щее свидетельство, подготовленное профессиональной организацией — торговой палатой, союзом предпринимате­лей, профсоюзом и т. д. Эта процедура отражает процесс бюрократизации права (вспомним закон М. Вебера). Не­удивительно, что некоторым заключениям этих организа­ций может быть брошен упрек, что они выдержаны в духе защиты собственных профессиональных интересов. Суд. получил бы более объективную экспертизу, если бы обра­тился к социологии. Эксперт-социолог подошел бы к во­просу с двух сторон, в соответствии с двумя аспектами, свойственными классическому анализу обычая. Первый — изучение фактической стороны дела, с тем чтобы уста­новить, какова действительная практика. Второй — изучение общественного мнения для уяснения во--проса о том, сопровождается ли эта практика тем, что принято называть opinio necessitatis пли opinio juris 19.

30»

В позитивном праве имеются понятия с социологиче­ским содержанием. Одно из наиболее привлекательных — это «добрые нравы», которое встречается в ряде норм гражданского и уголовного права20. В сегодняшней судеб­ной практике судья по своему усмотрению решает, какие правовые акты или факты противоречат добрым правам. Вполне естественно, что суд стремится держать под своим •контролем оценочное понятие (оно оценочно потому, что закон принимает во внимание нравы лишь постольку, по­скольку это «добрые», то есть хорошие, нравы). Вместе с тем само существование нравов предшествует их мораль­ной оценке. Такая оценка, если она чисто теоретическая •и не отражена в массовом поведении, не может соответст­вовать правовому понятию добрых нравов.

Таким образом, возникает необходимость в изучении поведения, и выводы, чтобы быть доказательными, долж­ны представлять собой результат достаточно широкого выборочного опроса. В этой связи не следует исключать также и возможность изучения общественного мнения21. Перед нами еще одна сфера приложения социологической экспертизы, хотя организация и проведение опроса доста­точно дороги и стороны в процессе вряд ли возьмутся про­водить его за свой счет.                                                 .*

• >' !                7. СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ТОЛКОВАНИЕ               ; '

i :    КАК СОЦИАЛЬНОЕ ТОЛКОВАНИЕ                    • -..-.-}>'.

Толкование законов — важная миссия судов, не поте­рявшая значения и в наше время. Более того, толкование ныне приобрело правотворческую силу. Может ли социо­логия осуществлять такое толкование? Существует ли социологическое толкование, противостоящее толкованию догматическому? В конце прошлого века Жени поставил этот вопрос, но ответил на него отрицательно22. С тех пор, однако, не прекращались и попытки найти аргументы для ответа на этот вопрос положительно. Поскольку эти по­пытки были различны по содержанию, имеется несколько концепций социологического толкования.

О первой из них, представляя ее читателю в несколь­ко упрощенном виде, можно сказать, что она трактует социологическое как социальное и толкование оказывает­ся социологическим тогда, когда общество выступает в нем на первый план, оттесняя индивида. Сразу же возни­кает опасность, что в результате отождествления этих

:310

двух понятий социологическое толкование может толк­нуть судью от науки к политике. Такой риск нельзя недо­учитывать, но на него сознательно идут и даже оправды­вают.

Если в духе идеи Дюркгейма считать, что все исходит от общества, то логично рассматривать общество как выс­шую ценность и соответственно ставить его интересы вы­ше индивидуальных. Однако не на родине Дюркгейма, а в США социологическое толкование как толкование соци­альное получило наибольший отклик. Мы знаем, что из своих теоретических позиций американская школа «со­циологической юриспруденции» сделала практические вы­воды в отношении судебной деятельности. Метод, который она предпочитала, вел к идее социологического (в смысле социального) толкования. Однако то, что в США в первой половине нашего века понималось под социальными тен­денциями, было весьма неопределенно. К достижениям-социологической юриспруденции можно отнести те толко­вания, которыми видные судьи — сторонники данной шко­лы помогали установкам прогрессивного звучания, и в частности «новому курсу» президента Ф. Рузвельта. Ра­зумеется, суды, и даже высшие, имея дело с отдельными казусами, были неспособны выработать стратегию на уровне всего общества. Ответственность за луть развития общества — прогрессивный или консервативный — они оставляли за законодателем, а сами лишь помогали (или, наоборот, мешали) ему, толкуя расширительно законы ре­формистского плана и ограничительно — консервативного. Такое социологическое толкование весьма близко к мето­ду, который уже в начале нашего века получил широкое-распространение во Франции. Это метод исторического пли эволюционного толкования. Он то выдвигался на первый план, то отступал, но всегда имел один и тот же смысл: толкователь должен адаптировать закон к социальным изменениям.

В Советской России и в странах народной демократии получил официальное признание метод толкования, кото­рый также не может быть квалифицирован как собствен­но социологический, поскольку он связан с социальным интересом (в особенности с интересом рабочего класса) и подчинен ему. Метод этот формулируется по-разному. Один вариант — судья должен выносить решения в соот­ветствии со своим социалистическим правосознанием; дру­гой вариант — в соответствии с экономическим и социаль-

311

иым строем страны23. Представляется, что эта техника ис­пользовалась главным образом в переходные периоды, когда сохраняли действие многие законы, унаследованные без изменений от капиталистического режима. Особое пра­вило толкования позволяло приспособить эти законы к но­вым требованиям изменяющегося общества в ожидании -радикального законодательного пересмотра.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.227.117 (0.025 с.)