Языки с «легкой» и «трудной» грамматикой



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Языки с «легкой» и «трудной» грамматикой



 

Английскую грамматику нередко называют «легкой». Под этим подразумевается, что грамматических форм у слов немного, количество исключений из правил также ограничено.

В то же время, захотев хорошо освоить письменную речь, мы столкнемся с весьма сложной организацией английского синтаксиса. В качестве примера напомним, как сложно научиться правильно употреблять английские наречия.

Люди, говорящие на языках с богатой морфологией, сталкиваясь с английским языком, иногда думают, что никаких особых правил в грамматике английского языка просто нет. В таком случае они пускаются в путешествие по просторам этого языка, ориентируясь по расплывчатой и неясной карте.

Часто приходится слышать и то, что «у китайского языка нет грамматики». Нет нужды говорить, что подобное утверждение неверно. Уже на самой начальной стадии придется усвоить, что определенные слова должны ставиться на совершенно определенных местах предложения.

Во вьетнамском языке нет словоизменения в нашем понимании этого слова, но существует синтаксис, изучение которого требует приложения адекватных, весьма значительных усилий.

Невелик репертуар словоизменения и в таких языках, как малайский и индонезийский. В этих языках нет окончаний, передающих единственное или множественное число, именительный или родительный падеж, прошедшее или настоящее время. Какое-нибудь «saya makan» может по-индонезийски в одном случае означать «я ем», в другом – «я поел», а в третьем – «я буду есть». Но в большинстве случаев у нас не будет проблем с переводом, поскольку нам помогут контекст и построение предложения.

Что касается обратного, то есть языков с многообразными формами словоизменения, то таких языков очень много. У нас в Европе это – исландский, немецкий, греческий и большинство славянских языков. К ним можно добавить иначе построенные языки финно-угорской семьи – финский, эстонский, саамский, венгерский и прочие.

Опыт показывает, что основной трудностью при изучении языка является все-таки освоение не грамматического строя, а словарного фонда.

Так, мне часто приходится слышать высказывания типа: «Финский язык сложен для нас потому, что в нем 16 падежей». Действительно, усвоение склонения финских существительных может доставить нам некоторые сложности. Но, в сущности, сил здесь нужно приложить немногим больше, чем при изучении предлогов в индоевропейских языках – таких, как английский или немецкий. А вот словарный запас – дело совсем другое. Как мы знаем, не более 5 процентов из 2000 наиболее частотных слов финского языка будут «прозрачны» для шведа или для русского. Иначе говоря, самое большее 50 слов будут понятны без перевода, а над остальными придется потрудиться.

 

 

Оборотень и грамматика

 

Немецкий автор Христиан Моргенштерн написал однажды стихотворение об оборотне, который интересовался грамматикой.

Для понимания, в чем соль стихотворения, читателю надо помнить, что по-немецки «оборотень», то есть человек, способный при помощи колдовских сил превращаться в волка, будет «Werwolf».

Вне всякой связи с этим, именительный падеж называется по-немецки «Werfall», то есть «падеж, который отвечает на вопрос “Wer? (Кто?)”». Другие падежи отвечают на вопросы «Wessen? (Чей?)» (родительный), «Wem? (Кому?)» (дательный), «Wen? (Кого?)» (винительный) и соответственно называются «Wesfall», «Wemfall» и «Wenfall».

Таким образом, «Wer» + «Fall» («кто» + «падеж») дает «Werfall» (именительный падеж), «Wem» + «Fall» – дательный, и так далее.

Но почему бы тогда не разделить «Werwolf» (оборотень) как «Wer» + «Wolf» (то есть «кто» + »волк») и не попробовать его «просклонять», то есть произвести от «Wer» + «Wolf» сначала «Wes» + «Wolf», затем «Wem» + «Wolf» и, наконец, «Wen» + «Wolf»? Конечно, это будет всего лишь шуткой, каламбуром. Но Х. Моргенштерн написал на эту тему забавное стихотворение.

Это стихотворение рассказывает о невероятном случае, когда некий «грамматиколюбивый вервольф» однажды ночью пришел на могилу учителя немецкого языка и потребовал, чтобы учитель его… просклонял!

 

Kin Werwolf eines Nachts entwich

von Weib und Kind und sich begab

an eines Dorfschullehrers Grab

und bat ihn: «Bitte, beuge mich!».

 

Собравшись с силами, тень учителя поняла, как выйти из положения, и принялась за склонение:

 

Der Werwolf, – sprach der gute Mann, –

des Weswolfs, Genitiv sodann,

dem Wemwolf, Dativ, wie man’s nennt,

den Wenwolf – damit hat’s ein End!

 

Надеемся, что читатель узнал здесь шуточные формы от слова «Wer» + «Wolf», которые были нами выше разобраны.

Стихотворение заканчивается на грустной ноте. Ведь учитель «просклонял» вервольфа только в единственном числе. Между тем, как было сказано в первой строфе, у оборотня была семья, а именно жена и ребенок. На это учитель твердо ответил, что, согласно законам немецкой грамматики, множественное число от «волк» (Wolf) произвести легко – «волки» (Wölfe) в именительном падеже и так далее, но вот от слова «кто» (Wer) никакой формы множественного числа не предусмотрено.

 

Zwar Wölfe gäb’s in grosser Schar,

doch «Wer» gäb’s nur im Singular…

 

Пришлось вервольфу, получившему урок немецкого склонения, отправляться восвояси. Ну, а переводчики разных стран взялись за передачу каламбуров этого стихотворения средствами своих языков.

Так, английский языковед Ричард Халл заметил, что в его языке для обозначения оборотня есть слово, почти совпадающее с немецким – «werewolf». Однако форм падежей в английском нет (помимо так называемой «притяжательной формы на -’s»). Поэтому дословного эквивалента перевода немецким каламбурам Моргенштерна подобрать не удастся.

Не пав духом, Халл заметил, что английское слово «werewolf» можно разделить на «were» ([ты] был) и «wolf» (волк) – естественно, только шутки ради. Однако в этом случае открывается возможность «проспрягать» вервольфа. И вот в английском переводе стихотворения он обратился к тени учителя именно с этой просьбой:

 

One night an errant Werewolf fled

His wife and child and visited

A village teacher’s sepulchre

And begged him: «Conjugate me, Sir!».

 

Дальнейшее понятно без долгих объяснений: учитель английского языка ставит любознательного вервольфа в будущее время («will + wolf»), в сослагательное наклонение («would» + «wolf») и даже в инфинитив («be» + «wolf»):

 

The Werewolf, said that honest wight,

The Willwolf – future, am I right?

The Wouldwolf – wolf conditional,

The Beowolf – father of them all!

 

И наконец, в полном соответствии с оригиналом, учитель затруднился с образованием формы множественного числа от «were»:

 

Though there were «wolves» in packs and swarms,

Of «were» could be no plural forms!

 

Имеются также удачные переводы немецкого стихотворения на датский и шведский языки, выполненные соответственно В. Шаде и С. Кольбергом. Их можно найти в шведском журнале «Модерна спрок», № 3 за 1987 год.

Что касается русского языка, то здесь открывается широкое поле для фантазии поэтов. По мнению переводчиков этой книги, из всей нашей нечисти лучше всего заменит западноевропейского вервольфа простая российская мымра. По крайней мере, от нее можно образовать такие формы, как «тымра», «вымра» и даже «онимра». Любой школьный учитель испугается!

 

Глава 18

Умение читать

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.55.22 (0.025 с.)