Политическая трансформация в России: циклы мобилизации



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Политическая трансформация в России: циклы мобилизации



       В периоде трансформации в России 1985 - 1995 годов можно выделить два цикла реформ и протеста. Первый цикл - перестройка (1985 -1991) характеризовался возникновением и массовой мобилизацией общественных движений, массовой поддержкой населением демократических преобразований в стране (Duka, Kornev, Voronkov, Zdravomyslova 1995). Это был период новых политических, культурных, социальных и социально-психологических возможностей для возникновения общественных движений. Перестройка стала также периодом формирования новых образцов политического поведения, периодом массового политического участия, создания новых политических институтов и объединений граждан, массового участия в альтернативных выборах.

       Второй период трансформации - период экономических реформ (1992-1995) - характеризовался спадом мобилизационной волны, снижением заинтересованности в политическом участии и уровня доверия к политической власти. Этот период был в целом неблагоприятным для развития общественных движений. Политическая демобилизация стала одной из причин того, что возникшие в данный период женские движения (“Женщины России”, “Женщины Петербурга”, феминистские группы) не получили массовой поддержки.

       Таким образом электоральная ситуация для женщин, баллотирующихся в депутаты в Городское собрание С.-Петербурга в 1994 году, была вдвойне неблагоприятной. Во-первых, женское политическое участие оставалось маргинальным как и в советское время. Во-вторых, выборы проходили на фоне политической демобилизации. В результате в Городское собрание была избрана всего одна женщина.

       Исследование проводилось методом глубинного неформализованного интервью. Было проинтервьюировано 28 женщин, баллотировавшихся в депутаты. Среди них были профессиональные политики (деятели профсоюзов, активисты партий и движений, представители законодательных и исполнительных органов) (около 1/3 опрошенных); бизнесмены и руководители государственных предприятий (более 1/3) и представители других профессий. Одна треть опрошенных были представителями женского блока “Женщины С.-Петербурга”. В результате исследования были идентифицированы сценарии вхождения российских женщин в политику (“пути в политику”), структурные и ситуационные факторы женского политического участия.

 

 Структурные факторы женского политического участия

       Структурные объяснения исходят из гендерного разделения труда в обществе, неравномерности распределения ресурсов, которые мужчины и женщины могут использовать в политике (разный уровень образования, доходов, опыта работы). Женщины чаще приходят в политику из сфер образования и здравоохранения, и обладают меньшим политическим опытом, чем мужчины. В целом женщины до сих пор являются “маргиналами в политике”. Это подтверждается и структурой депутатского корпуса периода перестройки.

       В 1989 года на Съезд Народных депутатов СССР было избрано 352 женщины из 2250 человек, что составило 15.7% (Первый съезд... 1989: 41-44). В данных выборах ранее существовавшие квоты для социальных групп (в том числе женщин) были заменены квотами для общественных организаций (в том числе для Комитета Советских женщин), которые затем были отменены в 1991 году.

       Выборы в С.-Петербургское Городское собрание в 1994 году проходили в условиях отсутствия каких-либо квот. У этих выборов было два этапа. На первом этапе выдвигались как кандидаты от 16 электоральных объединений, так и независимые кандидаты. На 50 мест претендовали 754 кандидата. Среди них было 97 женщин, что составило 13%. На втором этапе среди выдвинутых 277 кандидатов от 9 блоков было 20 женщин (7%). В результате была избрана одна женщина (что составило 2% от депутатского корпуса).

       Среди кандидатов были выраженные гендерные различия по профессиональной принадлежности. Большая доля женщин пришла из здравоохранения и образования. По другим профессиям существенных гендерных различий не было. По возрасту также наблюдаются гендерные различия. Большая доля женщин, чем мужчин, была в возрасте от 41-50 лет. Женщин было меньше в возрастных группах до 30 лет и после 51 года.

       Такой состав кандидатского корпуса подтверждает теорию структурного подхода к участия женщин в политике.

 

Сценарии прихода в политику

       Среди тех женщин, которые были выдвинуты кандидатами в депутаты, были случайные персоны. В интервью они говорили, что совершенно не хотят заниматься политической деятельностью, не видят себя политиками. Баллотируясь в депутаты, они лишь подчинились решению выдвинувшей их политической организации.

       Однако большинство женщин сознательно сделали этот шаг, и на их примере мы можем рассмотреть, как выглядит сегодня женский путь в политику. Собранные рассказы о жизни (life-stories) представляют варианты политического продвижения в ситуации оттока женщин из политики, спада политической мобилизации, хаотичности и нестабильности политической жизни в целом. Кто же все-таки проявляет интерес к политическому участию? И почему они это делают?

       Используя широко распространенный в западных женских исследованиях метод, дадим высказаться самим рассказчицам, комментируя нарративы.

 

       В большинстве случаев политика стала продолжением карьеры женщин - профессиональной или политической. При этом в начале 90-х годов существовало два основных канала политического рекрутирования: (1) через политические институты и профессиональные карьеры “старого образца” и (2) через новые политические организации и профессиональные карьеры. Новые возможности появились в связи с возникновением общественных движений и партий, новых профессий и новых элит. “Новому” и “старому” рекрутированию соответствуют два поколения в политике - те, кто пришел в нее до 1985-1989 годов, и те, кто пришел позднее.

           

 

СЦЕНАРИЙ ПЕРВЫЙ “Политика как продолжение профессиональной карьеры”.

 

       Те женщины, чей путь в политику начался с успешной профессиональной карьеры, обычно занимают высокие позиции на государственных предприятиях (старый канал рекрутирования) или в бизнесе (новый канал). И в тех, и в других случаях женщины были в той или иной степени активны в комсомольских или партийных организациях, единственных каналах реализации социальной активности в доперестроечное время.

       Рассмотрим типичные примеры таких биографий.

 

        (1) Вера. Женщина-финансист, около 40 лет, замужем, имеет ребенка младшего школьного возраста, образование высшее, кандидат наук, высокий уровень благосостояния. До перестройки политической деятельностью не занималась, хотя и состояла в партии, в период перестройки стала заниматься партийной работой на уровне предприятия, что было отчасти случайностью. Приведем нарратив, который показывает, как наша респондентка стала членом КПСС и в последствии попала на руководящую должность “местного уровня”.

 

“У меня в общем-то политической биографии нет. Я экономист, в институте была зам. секретаря парткома. Но это была, честно говоря, случайная вещь, поскольку выбрали меня туда где-то в середине меня, когда я находилась в институте повышения квалификации, по принципу: выберем, кого нет, лишь бы не нас. А что касается вступления в партию, то я не могу сказать, чтобы у меня был резко выраженный негатив по отношению к КПСС, у меня была свекровь, которую я очень любила, и она была секретарем парткома ЖЭКа, будучи смертельно больным человеком. Просто работала, с отдачей, и мне это нравилось. Были очень приличные люди в партии. Честно говоря, условием нашей работы в то время было членство в партии... Я была очень своеобразным зам. секретаря парткома, думаю, что шокировала всех в райкоме партии, у меня была самая короткая юбка, самые темные колготки... Время было трудное, появился “Демократически союз”, кришнаиты, босые студенты с крысами - мода появилась, и те, кто традиционно занимались проблемами, как-то резко отошли, по боязни проблем, так скажем.”

  

       Впоследствии наша респондентка по причинам, связанным с ее профессией в области науки стала постепенно ориентироваться на новые экономические структуры.

  

“Я занималась вопросами экономического развития, если это широко сформулировать. Я одна из первых стала читать лекции по основам предпринимательской деятельности, мы читали буквально с листа, то что сами успевали перевести. Я стала понимать, что мне не хватает знаний в области практики, шел уже 87 год. И стала брать приработки по анализу положений предприятий, вывода их из сложной ситуации. Мы начали писать учредительные документы коммерческим структурам, и в конечном итоге это привело нас к созданию финансовых компаний. И сейчас я являюсь учредителем многочисленных новых компаний.”

 

       Что касается политики, то она явилась следствием профессии, с одной стороны, а другой стороны, следствием успешно делаемой карьеры. Профессия экономиста, участие в крупном бизнесе вплотную подвели к проблемам экономической политики. Но, с точки зрения самой респондентки, наиболее важным был “творческий” мотив, потребность в саморазвитии и экзистенциальной рефлексии.

    

   “Я всегда, всю жизнь занимаюсь саморазвитием....Я люблю заниматься темами, которые не знаю. Я никогда не занималась практикой, я стала заниматься практикой, я никогда не занималась политикой - стала заниматься политикой... Наличие материальной основы и где-то по большому счету возраст поставили вопрос “смысла жизни”. Это сложный философский вопрос: “Нужно ли делать добро другим?” Хочется какой-то след оставить...”

  

       Что касается непосредственного выдвижения в кандидаты, то оно проходило по “принципу команды”. “Команда” попросила участвовать, поддержала в избирательной компании, перед ней существует ответственность и обязательства.

  

 “Как меня выдвинули? Позвонил лидер блока и сказал, что формируется блок, неплохо бы, чтобы люди, которые друг другу доверяют, объединились на основе непротиворечащих платформ.”

  

       Таким образом, данный случай представляет собой вариант рекрутирования в политику через профессиональную карьеру нового типа.       Рассмотрим теперь другую историю политической жизни, рекрутирование через профессиональную карьеру традиционного типа - с руководящего поста государственного предприятия. Следующий случай, кроме того, типичен - женщины чаще занимают руководящие посты в сферах традиционной женской занятости.

 

        (2) Зоя. Руководитель государственного предприятия в области здравоохранения, около 50, замужем, имеет ребенка-подростка, образование высшее, кандидат наук, материальный уровень выше среднего. Всегда была активной, в институте была секретарем комитета комсомола, старостой группы, была (два года, в перестроечное время) членом КПСС. После окончания института училась и в дальнейшем быстро продвигалась по профессиональной лестнице, вплоть до руководящей должности в области здравоохранения.

 

“Как я пришла в политику? Конечно, я не великий политик. Но самые основные вопросы здравоохранения волновали меня, волновали весь коллектив, волновали группу поддержки. Мы может быть лучше всех видим, в каком состоянии находится наше общество: наше здравоохранение все меньше и меньше получает финансирования. Трудно работать, мы работаем на энтузиазме... И вот поэтому, чтобы вопросы здравоохранения не были на задворках, чтобы нас услышали (я стала кандидатом в депутаты - А.Т.).”

 

       В данном случае мы видим типичный пример лоббирования профессиональных интересов.

 

СЦЕНАРИЙ ВТОРОЙ “Политика как профессия”.

 

       Среди тех женщин, которые в настоящее время продолжают заниматься политической деятельностью, есть такие, которые относятся к “старому поколению” политиков и были всегда активны - в комсомоле, профсоюзе, партии, и такие, которые пришли в политику во время перестройки из бывших аутсайдеров или политически пассивных интеллектуалов. Приведем примеры обоих типов политического участия.

 

       (1) Дина, профессиональный политик нового поколения, около 40 лет, двое детей подросткового возраста, образование высшее, материальный уровень средний, журналист.

       Свою политическую биографию отсчитывает с детских лет. Если в случае сценария профессиональной карьеры женщины часто отмечают, что главное для них - профессиональный интересы, а политика - это только средство, то данный сценарий предполагает наличие собственно политической мотивации. Не случайно респондентка интересовалась политикой с детства.

 

“Я интересовалась политикой с детства. Родители работали в геологической экспедиции, и это было время, когда начали возвращаться освобожденные после массовых репрессий. Они не имели права вернуться в крупные города, они приходили в горы, там, где жили мои родители. Они приходили и рассказывали, я на этих рассказах выросла. И я стала сравнивать то, что пишут в газетах, с тем, что рассказывали эти люди. В молодости читала Солженицына и соглашалась с ним. В период застоя я была аутсайдером, даже эмигрировать хотели... Я пришла в политику, когда все вышли на улицу. Мне казалось, что я только одна, потому что во всех коллективах, где я была, у меня не было единомышленников. И когда я увидела такую массу людей, все эти митинги... Я впервые увидела людей, которым не надо объяснять, которые многие моменты истории оценивали так же, как я. И так я попала в “Народный фронт”, хотя мне, конечно, больше нравился “Дем.союз”. Но мне казалось важным, чтобы в политику пришли не только аутсайдеры, дворники, операторы котельных...”

 

  

       Эту биографию можно охарактеризовать как диссидентскую: хотя респондентка и не занималась диссидентской политической деятельностью, в советское время она являлась сознательным аутсайдером, аполитичным человеком. Данная биография имеет много общего с феминисткой биографией. Не случайно Дина, хотя и не состоит в феминистских организациях, относится к ним с симпатией и лично знакома с некоторыми феминистками. Есть у этой респондентки и лидерский комсомольский опыт, который, однако, закончился “выбытием из комсомола” по причинам несогласия с принудительностью комсомольской подписки.

    После включения в политическую деятельность в период перестройки Дина принимала участие в создании других демократических организаций, работала журналистом, в информагентстве, сохраняя тесные связи с демократическим движением города. Неоднократно баллотировалась в кандидаты.

Эта респондентка, выйдя на политическую арену из аутсайдерства, стала профессиональным политиком. Ее политическая социализация была диссидентской, однако, небольшой период комсомольской активности в ней тоже присутствовал. В период перестройки это была типичная “демократическая” карьера, отразившая разногласия и противоречия демократического движения.

 

       (2) Женя, профессиональный политик, около 50 лет, двое взрослых детей, замужем, на освобожденной политической работе находится около 10 лет, средний материальный достаток. Заочно училась в институте, была выдвинута на профсоюзную работу, с которой началась ее политическая карьера. С 1989 года стала участвовать в реальной политической деятельности.

  

“Я вообще по натуре энергичный человек и вечно в каком-то движении: получается - не получается. В молодости не только комсомол. Я занималась художественной самодеятельностью, всю жизнь какие-то туристические слеты, все время какое-то движение. Такой характер - активность и самолюбие... А когда борьба развернулась, жизнь заставила крутиться. Знаете, приходит человек и задает тебе вопрос, и ничем помочь не можешь - зачем тогда сидишь председателем?... “

 

“Как произошел выход на политическую сцену? Выбрали случайно, это было стечение обстоятельств, но мне эта работа понравилась, мы пытались отстоять интересы делового человека не просто на бумаге, а действительно на деле... Все было жизненно и просто. Мы жили в коммунальной квартире, и когда освободилась соседняя комната, пришлось пойти на служебную площадь, чтобы у нас стала квартира отдельной. А там я уже была выдвинута на профсоюзную работу... Проходит выборная кампания, 1989 год. По тем временам это была непродуманная случайность, оказаться председателем профкома было непривычно... Но мы пытались действительно отстоять интересы трудового человека, не на бумаге. А тут пикетирование, комиссии, изменения в законодательстве... Потом выдвинули в областной комитет. Но когда меня выдвинули в кандидаты, я долго колебалась, это большая ответственность, но согласилась...”

 

       Мы видим достаточно типичный вариант, когда первоначально на политическую работу женщина попала почти случайно. Но изменились условия, и ее должность стала значимой для общественной борьбы. Из относительно формальной профсоюзная работа превратилась в неформальную, дающую возможность реального воздействия на политический процесс.

       Обобщая вышеописанные политические истории, заметим, что для большинства характерны политическая активность в молодости, в студенческие годы, комсомольский, профсоюзный, партийный опыт. Эти женщины достаточно активны и в профессиональной карьере. Если их выдвижение в кандидаты происходит с политической должности, то часто этому предшествует профессиональная карьера. Иными словами, политика - это профессия, или продолжение профессиональной деятельности на другом поприще.

       Надо отметить, что в данном исследовании мы не можем выявить гендерные отличия политического рекрутирования. Можно только предположить, что данные каналы рекрутирования не являются специфическими женскими, за исключением того, что женщины, гораздо реже, чем мужчины, делают карьеру, которая может стать плацдармом для дальнейшей политической деятельности. Кроме того, в редких случаях их политическая карьера насчитывает более пяти лет.

       Есть в нашем исследовании и примеры специфических женских путей в политику. Рассмотрим их. 

 

СЦЕНАРИЙ ТРЕТИЙ “Политика как следствие женской биографии”.

 

       Существуют некоторые пути движения в политику, которые могут быть идентифицированы как собственно женские. Рассмотрим два таких примера.

 

       (1) Политика как следствие женской роли в семье. Полина, женщина- бизнесмен, около 40 лет, замужем, имеет ребенка школьного возраста, материальный уровень высокий. Сама характеризует своей путь в политику как “женский”, хотя во многом он имеет сходство с профессиональным сценарием. Посмотрим, какова ее гендерная самоидентификация в политике.

 

“Я пришла в бизнес и в политику из желания сохранить семью. У меня совершенно уникальный муж, который занят по восемнадцать часов в сутки. Это было всегда. И в какой-то момент я поняла, что либо я сижу дома одна и жду его, либо я постараюсь быть с ним... Благодаря этому, я пришла в бизнес... И в политику я пришла как женщина, как дополнение к мужчине, мы всегда вместе, и сейчас вместе пошли на выборы. Сначала думали, что политики решат без нас. Но когда я узнала, что Жириновский пришел к власти, мне просто стало стыдно, какая-то гражданская совесть во мне поднялась. Я поняла, что если все будут отсиживаться по теплым углам, то за нас решат все те бабушки, которые проголосуют за коммунистов... Сегодня у власти непрофессионалы, а нужны люди практические, доказавшие, что они умеют что-то сделать, могут повлиять на принятие разумных законов... В данном случае я себя к этим людям, конечно, причисляю.”

  

       Участие в бизнесе мужа и выдвижение в депутаты стало для респондентки продолжением отношений в семье. Традиционная роль жены стала реализовываться и в публичной сфере. 

Респондентка в результате стала самостоятельным крупным предпринимателем, хотя бизнес продолжает сохранять семейный характер.

 

       (2) Политика как следствие женской роли в обществе. Среди наших респонденток многие представляли избирательное объединение “Женщины С-Петербурга”. В политику они пришли через профсоюзы, комсомол, партию, в ряде случаев - через профессиональную карьеру. При этом в данном случае большинство из них они имело опыт работы в женсоветах, учрежденных во второй половине 1980-х годов в период горбачевских реформ. Женсоветы составили сеть женского движения.

       Нина, около 40 лет, предприниматель (малый бизнес), образование высшее, ребенок школьного возраста, материальный достаток чуть выше среднего.

“После окончания института работала инженером, руководителем подразделения. Работала в совете молодых специалистов, потом была секретарем комсомольской организации, потом секретарем партийной организации. С 87 года мне было предложена работать в женсовете, я стала заниматься женсоветом объединения... В 91 году женсоветы ушли. Это была несколько надуманная организация, она перекликалась с профсоюзной работой, потом я в район перешла, была зам. председателя женсовета района, занимались жильем, детскими садами, разными видами помощи... Сформировался довольно хороший актив, люди, с которыми мы взаимодействуем до сих пор. Мы стали заниматься районным женсоветом, и потом решили создать женскую организацию, которая могла бы открывать места для безработных женщин, и потом я сюда официально перешла на работу... Мы хотим поднимать вопросы на уровне властных структур, но мы не стремимся к политическому лидерству... Наша организация вошла в блок “Женщин С.-Петербурга”, блок общественных организаций, от которого мы баллотируемся.”

 

       Если рассматривать политические биографии женщин - участниц данного женского движения, то мы увидим, что подавляющее большинство из них проходили типичные для нашего общества лидерские ступени: комсомол - профсоюз - женсоветы. Многие из них занимали в общественных организациях руководящие посты, некоторые - являются руководителями государственных предприятий (подразделений), предпринимателями. Иными словами, - это типичные политические биографии, где однако “командой”, сетью коммуникации выступила сеть женсоветов и впоследствии женского движения



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.180.223 (0.013 с.)