VII . Появление концепции предприятия, действующего в интересах акционеров, и волна слияний 1980-х годов



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

VII . Появление концепции предприятия, действующего в интересах акционеров, и волна слияний 1980-х годов



Волны слияний предполагают реорганизацию корпоратив­ных активов во всей совокупности крупнейших предприя­тий в хозяйстве1. Как таковые они сигнализируют о кризисе старой концепции контроля для крупнейших предприятий и о зарождении новой концепции [Stearns, Allan 1996; Davis, Stout 1992; Ocasio, Kim 1999]. Волна слияний, возникшая на рубеже XIX-XX вв., стала попыткой крупнейших корпораций взять под контроль конкуренцию посредством прямого поглощения сво­их основных конкурентов [Fligstein 1990: ch. 3]. В течение XIX в., столкнувшись с безжалостной конкуренцией, предприятия пы­тались создавать картели со своими главными конкурентами. Картели были незаконны и не смогли стабилизировать поло­жение предприятий. Закон Шермана ненамеренно предоставил предприятиям законную лазейку для контроля над конкурен­цией: слияние конкурентов. Эта концепция контроля распро­странялась с 1895 по 1905 г., и за это время произошло очень много объединений предприятий, приведя во многих отраслях к росту концентрации производства и его сосредоточению на нескольких предприятиях. Более поздние волны выполняли другую роль. Волна слияний 1920-х годов породила производ­ственную концепцию контроля и олигополии, а волна 1960-х го­дов обозначила появление финансовой концепции контроля и сильно диверсифицированных предприятий в ключевых отрас­лях американского хозяйства.

В 1980-е годы мы стали свидетелями крупнейшей из четы­рёх волн слияний в XX в. [Stearns, Allan 1996; Davis, Diekmann, Tinsley 1994; Davis, Thompson 1994]. Если верно моё наблюде-

1 Эта глава основана на тексте статьи «Финансовая реорганизация аме­риканских корпораций в 1980-е годы», написанной в соавторстве с Лин­дой Маркович [Fligstein, Markowitz 1993].

235

 

ние о том, что волны слияний предвещают кризис или исчезно­вение существующей концепции контроля и появление новой концепции контроля, тогда волна слияний 1980-х годов должна служить сигналом для нового осмысления феномена крупной корпорации. Основной тезис данной главы заключается в том, что финансовая концепция предприятия, доминировавшая в американских корпорациях с середины 1960-х, в 1970-е годы пережила кризис. Культурологическим определением этого кризиса стало осознание того, что предприятия не являются до­статочно прибыльными для своих акционеров (что марксисты назвали бы кризисом накопления): т.е. управляя активами, ме­неджеры не заботились о максимизации того, что стали назы­вать выгодой для акционеров.

Объективные причины этого кризиса были двух видов: 1) конкуренция со стороны иностранных предприятий, глав­ным образом японских, которая привела к сокращению рыноч­ной доли американских производителей электроники и авто­мобилей, а также 2) общее экономическое положение в США в 1970-е годы, для которого были характерны медленный эконо­мический рост, высокая инфляция и низкий уровень прибыли предприятий. Эти внешние потрясения для финансовой кон­цепции крупной корпорации привели к тому, что акторы нача­ли сомневаться в том, что финансовая концепция в дальнейшем будет прибыльной для крупнейших предприятий в хозяйстве. Возникшую альтернативу финансовой концепции предприятия можно назвать концепцией предприятия, действующего в инте­ресах акционеров.

Чтобы понять такие организационные изменения, как смена доминирующей концепции контроля, нужно рассмотреть роль культуры в очерчивании возможностей для стратегического действия. Чтобы начать действовать по-новому, акторы долж­ны пересмотреть свои интересы, разработать план реализации этих интересов и обладать достаточной силой, чтобы навязать свои взгляды другим. Культура обеспечивает акторов когнитив­ной рамкой, которая предлагает решения проблемы стратегиче­ского действия.

В контексте коммерческих предприятий вопрос можно поста­вить по-другому: дело не в том, что менеджеры стараются полу­чать прибыль, а в том, как они это делают. Решая этот вопрос, политико-культурный подход способен дополнить взгляды эко-

236

 

номистов о том, как работают фирмы. Действия менеджмента укоренены, ограничены и оформлены культурными рамками, в которых оказываются акторы, и структурой межорганизаци­онных отношений. Способы, используемые менеджерами для извлечения прибыли, отражают эти рамки и их взаимосвязи с соответствующими полями действия.

С этой точки зрения мы и собираемся рассмотреть финан­совую реорганизацию крупнейших американских корпораций в 1980-е годы. Концепция предприятия в интересах акционеров использует риторику, определяющую проблемы предприятий в терминах, взятых из теории агентских отношений. Ключевая идея концепции предприятия в интересах акционеров состоит в том, что единственной легитимной целью функционирова­ния предприятий является максимизация биржевой стоимости акций (риторическое развитие этого утверждения см.: [Jensen 1989]). Основным показателем того, достигают ли команды ме­неджеров этой цели, является стоимость акций предприятия на фондовом рынке. Менеджеры, которые не справляются с за­дачей максимизации биржевой стоимости акций, не способны повысить цену на акции предприятия. Они заслуживают уволь­нения советами директоров. С этой точки зрения, если плохие менеджеры подчиняют себе советы директоров, тогда альтерна­тивные команды менеджеров могут использовать рынок кор­поративного контроля для получения максимальной отдачи от активов данного предприятия.

Чтобы повысить стоимость акций в 1980-х годах, менедже­рам было предложено избавиться от неэффективных продук­товых линий, инвестировать в ключевые бизнесы, в которых предприятия доминировали (зачастую посредством слияний), выкупать свои акции для уменьшения их предложения и, сле­довательно, усиления спроса на эти акции, и брать кредиты для того, чтобы принудительно сокращать издержки [Davis, Stout 1992; Davis, Diekmann, Tinsley 1994]. В этой главе представле­ны количественные модели, отражающие условия, при которых корпорации вероятнее всего стали бы применять подобные формы финансовой реорганизации и принимать концепцию предприятия в интересах акционеров.

Переход от финансовой концепции контроля к концепции контроля в интересах акционеров является довольно тонким. Финансовая концепция предприятия рассматривала предприя-

237

 

тие как совокупность активов, который менеджеры формируют и переформировывают, покупая и продавая предприятия. В це­лях максимизации прибыли диверсифицированные портфели продуктовых линий подвергались перетасовкам [Fligstein 1990: ch. 7]. Таким образом, уже финансовая концепция контроля рассматривала предприятие преимущественно в финансовых категориях. Концепция контроля в интересах акционеров также представляет собой набор финансовых стратегий, однако она подвергает критике прежнюю финансовую концепцию пред­приятия. Новая концепция контроля видела основной просчёт финансовой концепции контроля в неумении максимизировать доходы акционеров за счёт роста цен на акции. Возникают два интересных вопроса: откуда взялась эта новая финансовая кон­цепция предприятия, и какие акторы использовали её для опре­деления и продвижения своих интересов?

Теория полей может значительно прояснить динамику про­изошедшего. В ситуации экономического кризиса, ведущие предприятия должны были защищать себя, подтверждая свою власть с помощью финансовой концепции контроля. В то же время сильными внешними игроками было предложено опре­деление характера этого кризиса и способа его преодоления. Очевидно, что концепция предприятия в интересах акционеров выгодна владельцам акций. Поэтому неудивительно, что этими внешними игроками, которые претендовали на то, чтобы вы­ражать интересы акционеров, оказались представители инве­стиционных банков или таких институциональных инвесторов, как взаимные фонды. Представители именно этих организа­ций были способны определить характер кризиса, предложить формализованные решения и навязать концепцию контроля в интересах акционеров сопротивляющимся менеджерам. По­скольку концепция контроля в интересах акционеров была ос­нована на финансовой аргументации, это давало возможность убедить финансовых директоров в её полезности. И мы вправе предположить, что они приняли новые финансовые стратегии и помогли распространить новую концепцию контроля, чтобы сохранить свою власть на предприятиях.

Дж. Дэвис и Т. Томпсон описали концепцию контроля в ин­тересах акционеров и вызванную ею волну слияний как своего рода социальное движение, что согласуется с политико-куль­турным подходом [Davis, Thompson 1994]. Их доводы поддер-

238

 

живают точку зрения, согласно которой существовавшие тогда команды менеджеров осознали, что новая форма финансово­го анализа охватывает всё большее количество предприятий. И если менеджеры хотели сохранить свою независимость, им нужно было выбирать стратегии, не противоречащие этому подходу2. В результате акторы решили принять концепцию в интересах акционеров, и она распространилась в среде круп­нейших предприятий. Менеджеры либо усваивали ритори­ку и стратегии новой концепции, либо оставались без работы [Useem 1993].

Рассказанная мной версия этой истории основана на изло­жениях, доступных в деловой прессе и академической литера­туре, а также на политико-культурном анализе того, как эти события согласуются друг с другом. Можно предложить три подхода для осмысления развития этих исторических событий. Финансовая экономическая теория описывает условия, при ко­торых предприятия будут выпускать дополнительные акции и брать кредиты, и пытается объяснить, почему рынок корпора­тивного контроля обеспечивает общую эффективность пред­приятий, вынуждая их правильно размещать свои активы (см.: [Farm, Jensen 1983a; 1983&; Fama 1980]; обзор [Lorie et al. 1985]). Социологические теории, анализирующие эту волну слияний, предлагают два подхода. Во-первых, расширение контроля над предприятиями со стороны банков и институциональных инвесторов делают предприятия более уязвимыми к финансо­вым манипуляциям [Mintz, Schwartz 1985; Kotz 1978; Brancato, Gaughan 1988]. Во-вторых, доминирование на крупных пред­приятиях директоров-финансистов, распространение концеп­ции предприятия, действующего в интересах акционеров, на что указывает поведение конкурентов, и набор продуктовых линеек на предприятиях могли повлиять на то, кто именно был склонен к принятию концепции предприятия, действующего в интересах акционеров. Не менее важной была и роль государ­ства. В частности, ослабление антимонопольной политики и

2 Некоторые из них находят финансовые и правовые механизмы, что­бы противостоять враждебным поглощениям. Так называемые отрав­ленные пилюли (poison pills) и другие средства предотвращения враж­дебных захватов часто использовались, чтобы обезопасить нынешних менеджеров от тех, кто мог бы прийти им на смену [Useem 1993; Davis, Stout 1992].

239

 

снижение налогового бремени при администрации Рейгана по­родили условия, которые также подталкивали к финансовой ре­организации предприятий.

 

ЧТО НУЖНО ОБЪЯСНИТЬ?

Хирш утверждает, что волна слияний 1980-х годов легитими­ровала враждебные поглощения, сделав их «нормальным собы­тием, а не девиантным новшеством» [Hirsch 1986: 821]. Начало дискуссии было порождено его оценками данного процесса, приведшего к тому, что враждебные поглощения стали обы­денным делом, а также его рассуждениями о цветастом языке, изобретённом для их описания. В 1970-х годах финансовая кон­цепция корпорации была «нормальным» способом осмысления деятельности корпораций [Fligstein 1990: ch. 7]. Эта концепция корпорации рассматривала предприятие как совокупность ак­тивов, которые можно группировать и перегруппировывать в зависимости от нормы прибыли, которую можно получить в краткосрочный период, покупая и продавая предприятия. Со­гласно теории таких слияний в 1960-х годах, в руках предпри­ятий находится портфель диверсифицированных активов, сто­имость которых растёт с разной скоростью и обладает разной нормой прибыли. Идея заключалась в обеспечении выживания предприятия за счёт баланса продуктовых линий таким обра­зом, чтобы учитывать влияния делового цикла и относительные показатели роста разных отраслей.

Американская корпорация начала 1980-х годов находилась в осаде двух внешних сил: высокой инфляции при медленном эко­номическом росте 1970-х годов и растущей зарубежной конку­ренции. Инфляция 1970-х годов оказала дурное влияние на круп­ные корпорации. Их реальные активы (т.е. земля, недвижимость, оборудование) росли в цене. Высокие процентные ставки вы­нуждали инвесторов покупать ценные бумаги с фиксированным доходом, например, государственные облигации. Из-за этого многие крупные американские предприятия остались недооце­нёнными на фондовых рынках [Friedman 1985a]. Одновременно оживились иностранные, особенно японские, конкуренты, и аме­риканские предприятия потеряли часть своих рыночных долей, а в некоторых случаях и целые рынки в автомобильной промыш­ленности и электронике. Для менеджеров крупных предприятий это стало знаком «кризиса» рентабельности.

240

 

Характеризуя ответные действия на эти внешние потрясе­ния, нужно объяснить три важных факта. Во-первых, поче­му реакцией на кризис стало настолько узкое представление, сформулированное в терминах максимизации благосостояния акционеров за счёт повышения цен на акции? Во-вторых, как можно объяснить временные рамки волны слияний? Наконец, почему одни менеджеры приняли концепцию контроля в ин­тересах акционеров, а другие нет? Те, кто сопротивлялись её распространению, становились объектами для поглощения на рынке корпоративного контроля. Представленные ниже теории предлагают различные ответы на эти вопросы.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.223.30 (0.009 с.)