КНИГА VIII . ФРАГМЕНТЫ: РАННЯЯ ИСТОРИЯ МЕССЕНЫ, КРОТОНА, СИБАРИСА, РИМА И КИРЕНЫ.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

КНИГА VIII . ФРАГМЕНТЫ: РАННЯЯ ИСТОРИЯ МЕССЕНЫ, КРОТОНА, СИБАРИСА, РИМА И КИРЕНЫ.



 

 

Переводчик: Мещанский Д.В.

 

1.
Так как элийцы [1] были многочисленны и самоуправляли в соответствии с законом, лакедемоняне рассматривали их растущую власть с подозрением и помогали им в создании оседлого образа жизни для населения, с тем чтобы они наслаждались миром и не испытывали тяги к войне. Они посвятили свою деятельность богу, [2] с согласия, практически, всех греков. (2) Поэтому они не участвовали в компании против Ксеркса, в связи со своей службой богу, и в дальнейшем, когда греки были в состоянии войны между собой, никто не досаждал им, так как все ревностно хранили святость и неприкосновенность этой земли и города. Но позже, элейцы также стали принимать участие в походах и вступать в войны по своему выбору. (3) Элейцы не принимали участия во всеобщей войне. Действительно, когда Ксеркс выступил против греков с многими тысячами солдат, союзники освободили их от военной службы, потому что лидеры посчитали, что они будут наиболее полезны в борьбе, поклоняясь богам.

2.
Ей [3] не были позволены объятия мужчин, даже в тайне, ибо никто никогда не будет настолько глуп, чтобы обменять счастье всей жизни ради момента удовольствия.

3.
Нумитор [4] был лишен царства своим родным братом по имени Амулий, который был царем Альба-Лонги, но когда, вопреки его надеждам, внуки (Нумитора), Рем и Ромул, вернувшись, произвели заговор против его брата. Произошло это так. Созвав пастухов они пришли ко дворцу, ворвались через двери и убили всех, кто встал против них, а затем и самого Амулия.

4.
Так случилось, что, достигнув, с годами, зрелости, они [5] далеко превзошли своих ровесников красотою и силой. Они защищали все стада домашних животных, легко отгоняя грабителей, убив многих из них в своих походах, и взяв, даже, некоторых живьем. (2) Несмотря на приобретенную славу, они были дружелюбны по отношению ко всем местным пастухам и оказывали радушный прием всем приходящим, проявляя скромность и общительность. Следовательно, поскольку безопасность всех зависела от них, большинство людей подчинилось им и, исполняя их приказы, были готовы явиться в любое, указанное ими место.

5.
Когда Рем и Ромул гадали, наблюдая за полетом птиц, где им основать город, небесное знамение указало, что справа, и Ремул в удивлении сказал брату: "В этом городе постоянно будет случаться так, что неуклюжие советы будут сопровождаться благоприятными поворотами судьбы. " Дело в том, что, хотя Ромул был слишком поспешным в отправке вестника и, со своей стороны, был совершенно неправ, но его невежество было удачным, благодаря случаю. [6]

6.
Ромул, основав Рим на Палатине, поспешил окружить его рвом, чтобы предотвратить попытки соседей помешать предприятию. И Рем, раздраженный тем, что был лишен первенства, и завидуя удаче своего брата, подошел к рабочим и стал критиковать их работу, заявив, что ров слишком узкий, и в город будет слишком легко попасть, так, что враги легко его преодолеют. (2) Но Ромул в гневе ответил: "Я прикажу всем гражданам наказать любого, кто попытается пересечь ров". И Рем, повторно смеясь над работниками, сказал, что они сделали ров слишком узким. "Поэтому враги пересекут его без проблем. Смотрите, я могу сам это легко сделать". И с этими словами он прыгнул через него. (3) Тогда некто Келер, один из рабочих, ответил ему: "Я должен наказать любого, нарушившего повеление царя". И с этими словами он поднял лопату, и, ударив Рема по голове, убил его.

7.
Мессенянин Полихар, [7] человек богатый и знатный по происхождению, решил со спартиатом Эвефном, разделить вместе границы земли. [8] (2) И когда последний взял под контроль и защиту стада и пастухов, то соблазнился обогатиться обманным путем, но его план вскоре был обнаружен. (2) Действовал он следующим образом: он продал некоторых волов с пастухами купцам, при условии, что они будут вывезены из страны, а затем стал утверждать, что потеря произошла в следствии нападения грабителей. Купцы, плывшие на корабле в Сицилию, шли мимо Пелопоннеса, и когда буря застала их, они пристали к берегу. Тогда пастухи, сойдя ночью с кораблей, сбежали, чувствуя себя в безопасности в своей земле. (3) Затем они направились к Мессене и открыли своему господину всю правду, тогда Полихар спрятал рабов, а затем попросил своего партнера, прибыть к нему из Спарты. (4) Последний настойчиво утверждал, что грабители увели часть пастухов, а других убили, но Полихар показал людей. Когда Эвефн, увидев их, то ужаснулся и обратился к молитве, обещая, что он вернет волов, умоляя о спасении. (5) Полихар, соблюдая гостеприимство, смягчился, скрыл этот факт, довольствуясь тем, что спартиата постигла справедливость. Но Эвефн не только нарушил свое обещание, но и убил молодого человека, сопровождавшего его в Спарту. (6) Возмущенный этим поступком, Полихар потребовал выдать преступника. Лакедемоняне, однако, не обращали внимания на его требования, но послали сына Эвфена в Мессену с ответом, о том, что Полихар должен прийти в Спарту и представить обвинения эфорам и царям. Но Полихал, воспользовавшись случаем, убил юношу и безжалостно разорил город. [9]

8.
В то время как мессенцы пребывали в отчаянии и принимали вой собак, как плохое предзнаменование, один из старейшин убедил толпу не обращать внимания на глупое предсказание прорицателей. Потому что, сказал он, в своей личной жизни они совершают много ошибок, по причине неспособности предвидеть будущее, которое подвластно только богам. (2) Поэтому он призвал людей отправить гонца в Дельфы. И Пифия дала следующий ответ: они должны принести в жертву девушку из дома Эпитидов, [10] но если та, на кого пал жребий не в силах принести себя в жертву, то ей должна стать добровольно другая девушка из этого рода. Сделав это, вы победите в войне... [11] (3) Даже такая великая честь не сможет компенсировать ту боль, какую испытывают родители при потере своих детей, так как сострадание пробралось в сердце каждого человека, когда он представил мысленным взором как кладет на заклание, становясь предателем, ребенка, отдав его на погибель.

9.
Он [12] впал в ошибки, недостойные его славы, потому, что власть любви велика, чтобы сбить с пути молодых людей, особенно тех, кто гордится силой своего тела. И это причина того, что древние авторы мифов представляли непобедимого Геракла, сраженного силой любви.

10.
Архий из Коринфа полюбил Актеона и отправил к молодому человеку посланника с большими обещаниями. Но бдительность и мудрость отца ребенка, сорвали все попытки, и он собрал большинство своих товарищей, чтобы принудительно забрать того, кто противился его просьбе. (2) И, наконец, однажды, опьяненный вином, и ослепленный страстью, он с компанией ворвался в дом Мелисса и принялся вырывать мальчика силой. (3) Но отец и другие обитатели дома крепко его держали, и в результате сильной борьбы, которая завязалась между двумя группами, мальчик умер в руках своих защитников. Следовательно, когда мы размышляем о странном повороте дела, мы вынуждены и жалеть о судьбе жертвы и удивляться неожиданным поворотам судьбы. Мальчик умер так же, как тот, чье имя он носил, [13] так как они оба погибли аналогичным образом, от тех, кто должен был их защищать.

11.
Агафокл, [14] избранный эпистатом [15] при строительстве храма Афины, использовал личные средства и, выбрав лучший тесанный камень, построил себе роскошный дом. Но божество изобличило его, так как в Агафокла ударила молния, и он вместе со своим домом был поглощен пламенем. (2) Геоморы [16] постановили, конфисковать его имущество, хотя его наследники предоставили доказательства того, что он не пользовался ни священными, ни государственными деньгами. Дом они посвятили богине и запретили туда кому-либо входить. Дом этот и по сей день называют "Домом грома".

12.
После этого царь, [17] оправившись от ран, думал о том, кому присудить награду за отвагу. И двое мужчин приняли участие в состязании, Клеоннис и Аристомен, каждый из которых претендовал на славу. (2) Так Клеоннис накрыл упавшего царя своим щитом и убил восьмерых напавших на него спартиатов, в числе которых была два известных командира. Он снял со всех убитых доспехи и вручил их в качестве доказательства своей доблести в этом споре. И хотя он получил много ран, все они были нанесены спереди, доказывая, что он не отвернул ни перед одним из своих врагов. (3) А что касается Аристомена, он убил пятерых лакедемонян в борьбе за тело царя и лишил брони всех, кто напал на него. Кроме того, он сохранил свое тело свободным от любых ран, а на обратном пути в город из боя он совершил поступок, который заслуживает похвалы. (4) Клеоннис лежал настолько ослабленный ранами, что не мог ходить без поддержки; и Аристомен, подняв его на свои плечи, принес обратно в город, несмотря на то, что он также был одет в броню а Клеоннис превосходил всех прочих величиной тела и силой. (5) Таковы были их доводы в пользу получения награды. Когда царь вместе со своими таксиархами [18] занял место, согласно закона, Клеоннис выступил первым и обратился со следующими словами. (6) "Я буду краток о том, почему заслуживаю награду за доблесть, по тому, что судьи сами являются свидетелями подвигов каждого из нас, и должен лишь напомнить, что мы оба сражались против одних и тех же врагов, в одно время и в одном месте, но именно я убил наибольшее их число. Таким образом, очевидно, что при одних и тех же обстоятельствах я убил большее число врагов, что доказывает мою доблесть. (7) Кроме того, наши тела вам предоставят наиболее убедительные доказательства превосходства мужества, так один вышел из боя, покрытый ранами в передней части тела, другой вышел невредимым, как с праздника, а не из жестокого боя, как будто не тронутый противником. (8) Может Аристомену повезло больше, но он не может быть справедливо признанным храбрейшим из нас двоих. Ведь очевидно, что человек, получивший такие раны, не щадил себя, защищая отечество, в то время как человек, который, в середине схватки и окруженный такими опасностями, смог сохранить свое тело не тронутым. (9) Также было бы абсурдно, что в присутствии зрителей боя тот, кто убил менее всего врагов и наименее пострадал, будет предпочтен другому, кто превзошел его в обоих случаях. Кроме того, выйти из боя с телом, испещренным ранами, значит доказать большую силу тела, но это не является полностью знаком мужества. Но то, что я вам сказал, будет достаточным, так как идет речь о том, чтобы получать награду не за слова, а за факты".
(10) Аристомен, в свою очередь, высказался следующим образом: "Я удивлен, что человек, который был спасен, будет бороться со своим спасителем за награду, ибо приходит мысль, что он, либо считает судей глупцами, либо думает, что их решение будет основано на сказанном сейчас, а не на делах, совершенных ранее. Этим будет доказано, что Клеоннис не только уступает мне в храбрости, но так же и совершенно не благодарен. (11) Оставляя в покое свои подвиги, он стремится умалить мои, проявляя не порядочность. Поскольку, вместо благодарности за свое спасение, в зависти, пытается отнять похвалу. Я признаю, что был счастлив в этой борьбе, но я уже представил доказательства своей отваги. (12). Если бы я избежал ударов врагов, чтобы не получать раны, я бы считался не счастливцем, а трусом и просил бы не награду за доблесть, а понес наказание, предусмотренное законом. Но если, ведя бой в первом ряду, и убивая всех вокруг, я не получил никакой раны, меня необходимо не только считать счастливым, но еще и храбрым. (13) Действительно, или моя отвага привела врагов в ужас, что те не смели меня атаковать, что заслуживает большой похвалы, либо, если они сражались с воодушевлением, и все же я их убил, оставшись невредимым, то я не только храбрый, но и разумный. (14) Тот, кто отчаянно сражается и встречает грозную опасность со спокойным умом, обладает достоинствами души и тела. И все же эти справедливые требования я должен выдвигать против других людей, которые лучше, чем мой соперник. Ибо, когда я нес на руках раненого Клеонниса с поля битвы в город, сам он, по моему мнению, признал справедливость моих требований. (15) Тем не менее, вполне возможно, если бы я не обратил на него внимания в то время, он теперь не спорил бы со мной о награде за доблесть, относясь с пренебрежением к проявленной по отношению к нему доброте, утверждая, что великое дело, которое я сделал, было ничем, потому что к тому времени враг оставил поле битвы. Кто не знает о том, что часто армии, покинувшие поле боя, внезапно возвращаются, одерживая победу с помощью стратегии такого рода? Эти слова мне кажутся достаточными, и я полагаю, что нет необходимости говорить об этом более". (16) После этих выступлений судьи единодушно отдали свои голоса за Аристомена.

13.
Они [19] воспрянули духом, ибо, если люди с юных лет практикуют мужество и терпение, даже при том, что превратность судьбы унизила их, нуждаются, лишь в краткой речи, чтобы вернуть себе чувство долга. С другой стороны мессеняне не уступали им в рвении, доверяя своей доблести...
(2) Так как лакедемоняне были в состоянии вражды с мессенянами, они послали в Дельфы, чтобы узнать, что им делать, и получили следующий ответ:

Феб тебе приказал
Доверяться в боях не только руке.
Народ хитростью овладел Мессенской землей
И потеряет ее той же уловкой.

Это означало, что необходимо прибегать не только к силе, но и к хитрости....

14.
Помпилий, [20] царь римлян, всю свою жизнь прожил в мире. И некоторые авторы утверждают, что он был учеником Пифагора, [21] и что он получил от него наставления в отношении поклонения богам и получил множество других знаний, и именно из-за этого он стал человеком известным и был приглашен в Рим на царство.

15.
Не в наших силах желать, чтобы божество оценивало нас. Следовательно, если мы не готовы, согласно нашей способности, показать себя, то что мы должны иметь в будущей жизни, если не почитаем богов, от которых ни что не может ускользнуть? Поэтому очевидно, что, относительно тех, во власти которых и бесконечная награда и бесконечное наказание, мы должны проследить, чтобы их гнев не был пробужден, а их награда была постоянной. (2) Ибо так велика разница между жизнью нечестивцев и жизнью благочестивых людей, что, хотя они и ожидают от божества выполнения их молитв, первые ожидают выполнения их собственных, последние - своих врагов... (3) Наконец, если мы приходим на помощь врагу, который укрывается при алтаре, и клянемся его не тронуть, с каким усердием мы должны служить богам, которые проявляют доброту к благочестивым, не только в этой жизни, но и после смерти? И кто, если мы доверимся в тайнах, обеспечит их вечное существование, как ни боги? Поэтому нет ничего в этой жизни более серьезного, чем то, что мы должны почитать богов. (4) Правда состоит в том, что наша смелость и справедливость, и все другие добродетели человечества и животных, которые их также приобрели, уступают в почтении к божеству, которое до сих пор превосходит все другие добродетели, как сами боги во всех отношениях превосходит смертных. (5) В то время как ревностное благочестие является желательной вещью для частных лиц, гораздо более уместно оно для государств, так как они ближе подходят к бессмертию, наслаждаясь природой, сродни богам, и, в значительный отрезок времени, ими прожитый, они могут ожидать награду, которую они заслуживают; суверенитет, как награда за почтение, божественное наказание - за непочтение.

16.
Дейок, царь Мидии, [22] несмотря на окружавшие его многие грехи, практиковал праведность и другие добродетели.

17.
Некий ахеец Мискелл отправился из Рипы [23] в Дельфы, чтобы просить бога о потомстве. И Пифия дала ему следующий ответ:

Мискелл короткоспинный, [24] ты любим Аполлоном,
Из далека наблюдающим. Даст он потомство, но прежде велит,
Чтоб основал ты великий Кротон
На прекрасной равнине.

А так как он не понял сказанное о Кротоне, Пифия повторила ответ:

Тебе Дальновержец дает объясненье. И внемли.
Это Тафиас, не тронутый плугом
Там и Халкида, Курета - священная область...
И там острова Эхинады, вокруг просторное море.
Не пропусти мыс Лакиний,
Священный Кримисус и реку Исар.

(2) Хотя оракул велел основать Кротон, Мискел, восхищенный местностью около Сибариса, решил поселиться там, но ему было объявлено такое прорицание:

Ищешь иное, Мискел краткоспинный, не слушаясь бога,
Плачей тем ищешь. Прими же подарок, что богом дается.

18.
Сибариты рабы своего живота и роскоши. В этом они зашли так далеко, как, среди иных народов больше отдавали этому предпочтение ионийцы и тирренцы, потому что те превосходят всех греков, а эти всех варваров в стремлении к удовольствиям жизни. (2) Рассказывают, что богатый сибарит, услышав от другого, что вид трудящихся произвел на него душераздирающее впечатление, воскликнул: "Я этому не удивляюсь, так как слушая только твой рассказ, я чувствую себя на их месте". Другой Сибарит сказал, после путешествия в Спарту, совершенного, чтобы подивиться храбрости спартанцев, но увидев, какую скромную и несчастную жизнь они вели, сделал вывод, что они презреннейшие из людей. "Самый трусливый сибарит", сказал он, "трижды предпочтет умереть, чем влачить подобную жизнь". Тот, кто предавался из них наибольшей роскоши, говорят, звался Миндирид.

19.
Миндирид, рассказывают, превзошел в роскоши других сибаритов. Ибо, когда Клисфен, тиран Сикиона, после победы в гонке на колесницах, провозгласил, что все, кто намеревается жениться на его дочери, которая считалась девушкой непревзойденной красоты, должны собраться в его доме, Миндирид, как нам говорят, отплыл из Сибариса на пятидесятивесельном корабле, экипаж которого состоял лишь из его слуг, одни из которых были рыбаками, другие - птицеловами. (2) Прибыв в Сикион, он превзошел своим великолепием не только всех своих соперников, но самого тирана, хотя весь город охотно участвовал в этом празднике. Во время обеда, который состоялся по случаю приезда, когда один человек подошел к Миндариду, чтобы возлежать радом с ним за столом, тот заметил, что он был здесь в соответствии с провозглашением и намеревался возлежать, или с девушкой, или один.

20.
Сибарит, по возвращению из поездки к милетцам, которые жили в роскоши, рассказал своим соотечественникам, что в свое отсутствие дома видел лишь один свободный город - милетцев.

21.
Эпевнакты [25] согласились с Фаланфом, что поднимут восстание на рынке, как только он, будучи в полном вооружении, надвинет шлем на лоб, но некто донес эфорам о готовящемся заговоре. Большинство из них посчитало, что Фаланфа необходимо предать смерти, но Агафиад, бывший его любовником, заявил, что совершив это, они погрузят Спарту в гражданскую смуту, в которой, если победят, то получат тяжелую победу, а если проиграют, то погибнет отечество. (2) Следовательно, он посоветовал, чтобы глашатай приказал Фаланфу оставить шлем в том положении, каком он был. Парфении [26] отказались от своего предприятия и разошлись.
(3) Эпевнакты отправили послов в Дельфы просить бога дать им земли Сикиона. И им было сказано:

Хорошее место между Коринфом и Сикионом,
Но жить там не будете, хоть и одетые все в бронзу.
Обратите свои взгляды на Сатирион, [27]
К прозрачным водам Таранта
Там гавань, что с лева, куда подбегает козел на запах морской
И седую браду увлажняет.
Там вы построите Тарант, на Сатириона земле.

Они не поняли услышанный ответ. И им прямо было сказано:

Сатирион дарит вам тучные земли Таранта,
Чтобы, там поселившись, стали грозою япигов. [28]

22.
Гиппомен, афинский архонт, свою дочь, позволившую себя соблазнить, подверг наказанию, которое было жестоким и необычным. Он закрыл ее вместе с лошадью в небольшом сарае, и, удерживая животное без еды несколько дней, вынудил его, с помощью голода, съесть тело девушки, которая были заперта там же.

23.
Антифем и Энтим, которые основали Гелу, спросили Пифию, и она дала им следующий ответ:

Энтим, сын храбрый славного Кротона,
Идите оба и селитесь на сицилийской земле прекрасной,
Воздвигнув для критян и родосцев,
Подле устья священной реки Гелы
Город зовущийся так же.

(2) Халкидяне, десятая часть которых была посвящена Аполлону, [29] пришли к Богу, чтобы узнать об основании колонии, и получили ответ:

Где Апсия, река священная в море втекает,
Там во впадении, женское в жены приемлет мужское.
Град заложи там, даются тебе Автонийские земли в подарок.

И они, найдя на берегу реки Апсия виноградную лозу, переплетенную со смоковницей, [30] основали там город. [31]
(3) Когда он проходил мимо, то крикнул громко: "Есть ли кто-нибудь, кто готов выиграть бессмертную славу в обмен на земную жизнь Кто будет первым, кто скажет? Я первым отдам свою жизнь ради общественной безопасности"!
(4)Какой то прохожий, проходя мимо, спросил встретившегося ему, есть ли что-то необычное, что происходит в городе. И он был оштрафован судьями Локр, в силу строгости правосудия.

24.
Сикионцы, получили от Пифии предсказание, что они в течении ста лет будут под начальством мастигонома. [32] И когда они спросили о том, кто им будет, то в ответ им было сказано, что им будет тот первый, который узнает, что за время его отъезда у него родился сын. И так получилось, что теоров [33] сопровождал мясник, для жертв животными, по имени Андреас. Он то и получал у них плату, служа мастигономом. [34]

25.
В то время как Тулл Гостилий был царем римлян, албаны недоброжелательно смотрели на рост римской мощи. И, желая унизить их, заявили, что римские разбойники захватили их земли и отправили послов в Рим, чтобы требовать справедливости, и, в случае, если римляне не обратят на них никакого внимания, объявить войну. (2) Но римский царь Гостилий, узнав, что албанцы лишь ищут повод к войне, приказал, своим друзьям принять послов и предложить им стать их гостями, в то время как сам, избегая встречи с послами, отправил к албанцам с предъявлением им подобных требований. (3) Это он сделал в соответствии с древним обычаем, согласно которому они должны были вступать только в справедливые войны и беспокоился о том, что, если бы он был не в состоянии обнаружить людей, ответственных за грабеж и передать их тем, кто требовал их, то нельзя было считать, что он вступал в несправедливую войну. (4) Но по счастливой случайности его послам первыми отказали в Альбе в справедливости, и поэтому они объявили войну на тридцатый день. И послы Альбы, когда они представили свои требования, получил ответ, что, поскольку албанцы первыми отказали в правосудии, римляне объявляют им войну. Таким образом, два народа, соединенные дружескими связями и семейными узами, пришли к противоречию. [35]

26.
В прежние времена римляне, бывшие по происхождению латинами, никогда не начинали войну без официального объявления; они сначала бросали, как сигнал, на территорию противника, копье обозначающие начало военных действий. После этого они начали войну. Так говорит Диодор, а также любой другой писатель о жизни латинов.

27.
Спартиаты, потерпев поражение от мессенян, послали в Дельфы, спросить бога по поводу войны. Им было сказано, что они должны взять командующим афинянина. (2) Лакедемоняне на столько были вдохновлены Тиртеем [36] к сражению, что, накануне сражения написали на скиталах [37] свои имена и привязали к рукам, чтобы, случись им быть убитыми, их могли опознать родственники. Таким образом, они были готовы принять с радостью почетную смерть, если победа была за пределами их посягательств.

28.
Терпандр, [38] который играл на кифаре, был родом из Мефимны. А однажды, когда лакедемоняне были втянуты в гражданские войны, оракул им сообщил, что они найдут примирение, когда Терпандр будет петь им под кифару. И Терпандр, действительно, так пел, что примирил враждующих, как об этом пишет Диодор, и принес гармонию в их жизнь. Возвращенные к союзу, они, со слезами, обнялись друг с другом.

29.
Аристотель, именуемый, так же, Баттос, [39] желая основать город Кирену, получил от оракула, следующий ответ:

Баттус, ты ищешь средство голосом.
Но Феб [40] Аполлон повелитель тебя отправляет в прекрасную Ливию -
Править просторной Киреной, наслаждаясь властью царей.
Варвары, в шкуры одетые, тебя атакуют,
Как прибудешь в Ливийскую землю.
Но ты обратись к Кроноиону, Палладе, кто взывает к борьбе сиянием глаз.
К длинноволосому Фебу, Зевсову сыну.
Тогда победа дана тебе будет в руки.
И царствовать в Ливии будешь справедливо,
Ты и твой род. Так повелел тебе Феб Аполлон.

(2) Зависть уничтожает тех, кто своей славой приобретает известность.

30.
Аркесилай, царь киренцев, сетуя на свое несчастье, обратился к Дельфийскому оракулу и получил такой ответ: боги были злы, потому что цари, приемники Баттиса, не следуют его обычаям. Поскольку он довольствовался лишь именем царя и был справедливым правителем, дружествен к народу и, главное, чтил богов. Но последующие повелители все сильнее стали проявлять тиранию, стали присваивать государственные доходы и забыли почтение к божеству.
(2) Во время гражданских беспорядков, возникших среди киренцев, арбитром стал Демонакс из Мантинеи, отличавшийся необычной мудростью и справедливостью. Поэтому он отправился к киренцам, и, получив от них управление государственными делами, примирил город на следующих условиях.

31.
Луций Тарквиний, царь римлян, получил превосходное воспитание и с жаром придавался изучению наук, так, что приобрел своей добродетелью немало восхищения. Поэтому, когда он достиг совершеннолетия, то стал близок с римским царем Анком Марцием, чьим наиболее близким другом он стал и часто разделял с ним хлопоты царской власти. Он использовал свои значительные богатства, чтобы помогать многочисленным беднякам, жил без упрека и прославился своей мудростью.

32.
Локрийцы послали в Спарту просить о союзе. Но лакедемоняне, узнав о мощи армии кротонцев, ответили, что их единственное средство к спасению - взять в союзники сыновей Тиндерея. [41] Посланники, либо, получив божественное вдохновение, либо, взяв ответ в качестве предзнаменования, приняли эту помощь; они разложили на своем судне постель, где лежали изображения Диоскуров, и возвратились в свое отечество.
Какое (спросили они) чувство должны испытывать отцы, видят, что их сыновья жестоко страдают от рук варваров, не умея им помочь, и все, что они могут сделать, это рвать свои седые волосы и сетовать на глухоту случайности?

 

ПРИМЕЧАНИЯ К КНИГЕ VIII.

 

[1]Жители Элиды, области на северо–западе Пелопоннеса.
[2]Зевсу.
[3]Имеется ввиду весталка Рея Сильвия, мать Ромула и Рема.
[4]Диодор называет его Неметор.
[5]Имеются в виду Рем и Ромул.
[6]Читая у Диодора об этом случае, необходимо ознакомиться с тем, что повествует Дионисий Галикарнасский, 1,86 : Когда же они заняли надлежащие места, Ромул некоторое время спустя от ревности и зависти к брату, — а может быть и божество подталкивало его к тому же, — и даже прежде чем увидеть какое‑либо знамение, послал к брату вестников и потребовал, чтобы он как можно быстрее шел, так как он первым увидал вещих птиц. В то время как посланные им, посчитав обман позором, двигались не спеша, Рему дали знак шесть коршунов, летящих справа. И он, увидев птиц, возликовал, но немного времени спустя, посланные Ромулом, попросили его подняться и повели на Паллантий. Когда они сошлись вместе, Рем спросил Ромула, каких именно птиц он увидал первым, а Ромул оказался в затруднении, не зная, что ответить. И в это время появились двенадцать вещих коршунов. При виде их Ромул осмелел и, указывая на них, ответил Рему: «Что тебе за нужда узнать о случившемся прежде, ты ведь, небось, сам видишь этих птиц». Тот же вознегодовал и посчитал ужасным, что он обманут братом, поэтому заявил, что не уступит ему колонии.
[7]Эту историю смотри у Павсания, 4, 4, 4.
[8]Между Спартой и Мессенией.
[9]Спарты.
[10]Эпитиды (др. — греч. Αιπυτιδών) — дорийская царская династия (частично или полностью легендарная), вторая династия, правившая в древней Мессении (Древняя Греция) в XI — 724 год до н. э.. Ветвь рода Гераклидов. Родоначальником династии считается Эпит.
[11]Часть утеряна, здесь, вероятно, излагается, как отцы избегали предлагать своих детей. Павсаний описывает событие в полном объеме.
[12]Вероятно, речь идет об Архии, см. продолжение в следующей главе.
[13]Охотник Актеон был убит своими собакам, книга 4.81.3 след.
[14]Неизвестная личность.
[15]Должностное лицо органов местного самоуправления. В данном случае, руководитель строительства.
[16]Землевладельцы в Древней Греции.
[17]Эвфай из Мессены (правил с 763 по 733 гг. до н. э.). см. Павсаний, 4, 10, 5.
[18]Таксиа́рх (др. — греч. Ταξίαρχος) — в древних Афинах второй после стратегов военный чин. Таксиархи командовали отдельными полками (τάξεις) тяжёлой пехоты и были подчинены стратегу.
[19]Лакедемоняне.
[20]Нума Помпилий — по легенде, второй царь Древнего Рима. Правил с 715 по 673/672 г. до н. э. Ему приписывается упорядочение календаря, учреждение религиозных культов, жреческих и ремесленных коллегий.
[21]Этого не может быт, так как Пифагор жил на много позже, 570–490 гг. до н. э.
[22]Дейок, Дайукку (др. — греч. Δηϊόκης) — судья, потом царь Мидии, правивший ок. 670—647 до н. э.
[23]Город в Ахайе, на севере Пелопоннеса.
[24]Считается, что он был горбуном.
[25]Эпевнакты – букв. «укладывать в постель». Это илоты, которые заняли место в кроватях вдов спартиатов, погибших в продолжительной войне с мессенцами, во 2–й половине VIII в. до н. э.
[26]Парфении – дети эпевнактов.
[27]Местность у Тарента, в Италии.
[28]Япиги (лат. Iapyges, Iapygii, греч. Ιάπυγες) — народ предположительно индоевропейского происхождения, обитавший в древней Италии (современная область Апулия) и позднее ассимилированный римлянами.
[29]По словам Страбона (6.1.6), каждый десятый халкидянин был посвящен Аполлону «из‑за недорода».
[30]Виноградная лоза олицетворяет женский пол, смоковница – мужской.
[31]Региум.
[32]μαστιγονόμος — мастигоном, надсмотрщик с бичом.
[33]Теоры (греч. θεωροί) — слово теор, как и эфор, у древних греков обозначало прежде всего наблюдателя (греч. θεάομαι — смотрю) и в некоторых государствах (Мантинее, Тегее) употреблялось в смысле главного магистрата. Отсюда возникло более обычное сакральное значение понятия теор: так назывались послы, которых государство командировало для исполнения какого‑либо религиозного акта, например для обращения к оракулу или для присутствования на каком‑либо религиозном торжестве в другом государстве.
[34]Сын Андреаса, Орфагор, в 670 г. До н. э. захватил власть в Сикионе, в результате чего, в городе установилась тирания, которая продолжалась в течении 100 лет.
[35]Война Рима с соседним городом Альбой–Лонгой. Инициатором был Тулл Гостилий, проявлявший завоевательские амбиции. Рим вышел победителем, в результате легендарного единоборства между тремя братьями близнецами Горациями и Куриациями, со стороны Рима и Альба–Лонги соответственно. Горации победили, и Альба–Лонга была вынуждена подчиниться Риму.
[36]Тиртей — греческий поэт VII в. до н. э. Согласно античному преданию, Тиртей был хромым учителем, которого афиняне послали на подмогу спартанцам, когда те находились в тяжёлом положении во время Второй Мессенской войны. Тиртей так воодушевил спартанцев своими стихами, что они ринулись в бой и одержали победу.
[37]Палка.
[38]Древнегреческий поэт и музыкант VII в. до н. э., уроженец города Антиссы на острове Лесбос, творивший в Спарте.
[39]Или Аристей. Бастос — «Заика». См. Геродот 4.15.5.
[40]«Лучезарный».
[41]Кастор и Полидевк.

 



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.223.30 (0.052 с.)