ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ КРИМИНАЛЬНОЙ СЕКСОЛОГИИ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ КРИМИНАЛЬНОЙ СЕКСОЛОГИИ



ВВЕДЕНИЕ

 

Стремительное развитие за последние сто лет такой новой отрасли знаний, как сексология, привело к парадоксальной ситуации. С одной стороны, очевидны дос­тижения в раскрытии интимных механизмов человеческой сексуальности, ее биоло­гических основ и культурального своеобразия, патогенетических звеньев сексуаль­ных расстройств и т. д. Все это привело к выделению новых ветвей сексологии и лишний раз доказало междисциплинарный характер самой этой науки. С другой стороны, усвоение полученных знаний смежными дисциплинами оказалось более затруднительным процессом, в связи с- чем на сегодняшний день обнаруживается существенный разрыв между сексологией и ними. Особое место здесь занимают те сферы знаний, которые связаны с правом. Последнее часто по-прежнему воспроиз­водит традиционные, в том числе отжившие представления о сексуальном поведе­нии, вновь и вновь предлагая двойные стандарты поведения для мужчин и женщин, видов сексуальной ориентации или достаточно архаичные нормы регуляции сексу­альности, редко оглядываясь на возобладавшие научные подходы. Такое игнориро­вание, однако, затрудняет решение собственных задач, например, разработку более эффективных розыскных мероприятий, использование более действенных профи­лактических программ по снижению рецидивности сексуальной преступности и т. п. Конечно же, значительная часть ответственности за это лежит на специалистах-сексологах, недостаточно настойчиво внедряющих достижения своей науки в об­ласть правоприменения, однако фактом, подчеркивавшимся неоднократно, является сохранение резкой дистанции между сексологией и правом.

Данная книга - одна из первых попыток восполнить описанный пробел посред­ством выделения предмета как самостоятельной области - криминальной сексоло­гии. Этот путь представляется наиболее перспективным, поскольку позволяет обо­значить сферу пересечения двух дисциплин, позволяющую найти точку наиболее тесного смыкания интересов и должное взаимопонимание между специалистами этих двух отраслей знания. Надо сказать, что авторы книги ранее уже неоднократно в своих работах, в том числе и монографических исследованиях, самостоятельно или совместно, затрагивали разные аспекты этих проблем. Однако эти зачастую разрозненные аспекты единой проблемы впервые сведены вместе с целью создания, насколько это возможно на данном этапе, целостного подхода к ее решению. Из­вестные попытки создания подобных трудов вряд ли можно назвать совершенными, поскольку они либо не отвечают специфике отечественной практики, либо пред­ставляют собой собрание весьма разрозненных и плохо согласованных работ много

 

 

численных авторов. Поэтому они скорее свидетельствуют о назревшей потребности решения целого спектра проблем судебной и криминальной сексологии, нежели предлагают системные представления об их предмете.

Авторы отдают себе отчет в том, что их возможности могут быть ограничены, поскольку сам предмет криминальной сексологии более объемен и может быть значительно расширен за счет включения многочисленных аспектов, не получив­ших своего освещения в данной книге. Однако как первая попытка постановки самой проблемы она вполне оправдана, поскольку позволяет надеяться на заинтере­сованное внимание многочисленных специалистов, работающих в данной области, которые будут привлечены к дальнейшему обсуждению этих проблем.

 


Глава I

ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ КРИМИНАЛЬНОЙ СЕКСОЛОГИИ

Криминальная сексологи


Криминальная сексологи


Криминальная сексологии


Парафилии: современные классификации нарушений психосексуальных

Ориентации

Термин парафилия (с греч. para - около, мимо + philia - любовь) впервые был использован И.Ф. Крауссом, а затем был заимствован В. Штекелем, чей ученик Б, Крапман ввел его в американскую психиатрию в 1934 г. Основной смысл введе­ния этого нового термина заключался в замене понятий «извращение», «перверсия», ставших скорее юридическими обозначениями, ориентирующимися прежде всего на констатацию противоречия девиантных форм сексуального поведения господ­ствующим стереотипам культуры. Новый же термин должен был акцентировать внимание на биологических, медицинских аспектах отклонений полового влечения. История классификаций парафилии отражает длительный, далеко не завершив­шийся период естественнонаучного познания данного феномена аномального пове­дения. Однако очевидным является тот факт, что все предлагавшиеся на протяже­нии последних ста лет классификации, отражая господствующие на тот или иной момент теоретические воззрения, заключали в себе одновременно попытку решения двух основных проблем: разграничения нормального и патологического сексуально­го поведения и объяснения его патогенетических механизмов. Между тем, проблема классификации парафилии усложняется тем обстоятельством, что даже феномено­логически однородные формы сексуальных девиаций могут представлять собой абсолютно различные сущности. Как писал Сам Лем (1991), строить некую общую классификацию сексуальных отклонений, выводящую их все из одного общего источника, - занятие пустое. О каких бы извращениях ни шла речь - от гомосексу­альности до самых мрачных проявлений фетишизма, - их источники принципиаль­но гетерогенны по своему характеру, Он считает, что в сфере сексуальных отклоне­ний нужно проводить различие между отклонениями влечения и культурными от­клонениями. В одном случае человек видит в существующих нормах препятствие к удовлетворению своих влечений, но не может желать изменения этих норм в соот­ветствии с его влечениями. В другом, напротив, наиболее желательными представ­ляются именно такие перемены, при которых его поведение из извращения превра­тилось бы в норму. Однако С. Лем соглашается, что на практике такое разграничение провести нелегко, поскольку установки сами могут быть внутренне противоречивыми.

Классическим примером этого служит маркиз де Сад, являющийся одновремен­но и противником культуры, и ее приверженцем, поскольку ценность девиантных Контактов обусловлена именно нарушением табу. Некоторые «адвокаты» маркиза де Сада утверждают, что в области дескриптивной сексопатологии он на сто лет опе­редил Р. Крафт-Эбинга и X. Эллиса, а его произведения называют «непревзой­денным по своей полноте описанием всех когда-либо наблюдавшихся половых отклонений». Ему же отводится и роль первого систематизатора в области сексопа­тологии, хотя, как оказалось, предлагавшееся им разделение страстей (вкусов) на Четыре вида: простые, бичевания, жестокие, убийства - опиралось на классифика-1000 наказаний в уголовном кодексе его времени.

Менее спорным приоритетом обладает В.М. Тарновский (1885), немецкое изда-^е работы которого (Tarnowsky. Die krankhaften Erscheinungen des Geschlechts-


76

Криминальная сексологии

sinnes, Berlin, 1886) вышло в том же году, что и «Половая психопатия» Р. Крафт Эбинга, и последним широко цитировалось. Предложенная им классификация вы| глядела следующим образом:

A. Извращение полового чувства на почве наследственности
Врожденное половое извращение
Периодическое половое извращение
Эпилептическое половое извращение
Эротомания
Сатириазис

Б, Извращение полового чувства вне влияния наследственности Приобретенное половое извращение Половое извращение старческого слабоумия Половое извращение паралитического слабоумия Изменения полового отправления вследствие страдания спинного мозга Приапизм

B. Сложные формы извращения полового чувства
В схеме половых неврозов, созданной Р. Крафт-Эбингом (1909), бывшим, как|

большинство психиатров того времени, одновременно и неврологом, особое знач ние' придавалось поражению мозга и локализации сексуальных функций, сующие нас состояния были отнесены к неврозам церебрального происхожден среди которых выделялись:

I. Парадоксия

П. Анестезия (врожденная и приобретенная)

Ш. Гиперестезия

IV. Парестезия полового чувства (извращение полового влечения), которая по разделялась в зависимости от объекта - своего или противоположного пола - на j группы. Первую составляли:

а) садизм;

б) мазохизм;

в) фетишизм.                                                                                                           '
Вторая была определена как превратное половое влечение и включала нескол

ко его ступеней:                                                                                                              ]

1 ступень: простое извращение полового чувства;

2 ступень: эвирация и дефеминация;

3 ступень: стадия перехода к параноидному сексуальному превращению;

4 ступень: параноидное сексуальное превращение. В дополнение к этому делению предлагалось разграничение данных вариа

на врожденные и приобретенные состояния. Так, превратное половое чувство вр денного характера по степени нарастания его тяжести подразделялось на:

а) психический гермафродитизм;

б) урнинги (гомосексуалисты);

в) эффеминация (вирагинизм у женщин);

г) андрогиния (гинандрия у женщин).
Примечательно, что в обеих приведенных классификациях в одном ряду ок

как гипер- и гиполибидонозные состояния, так и состояния кардинального уклонения!


 

77

fpaea I. Общие проблемы криминальной сексологии

общепринятой цели сексуального поведения. Поэтому с определенной степенью условно­сти можно считать, что сексологическая систематика предвосхитила после­дующую ясперсовскую дихотомию количественных/качественных болезненных нарушений и неразрывно связанное с ними понятие «нормы» (Ясперс К. -Jaspers К., 1913).

Идеи Крафт-Эбинга в более-менее явном или скрытом виде определяли до не­давнего времени основные подходы к пониманию генеза и типологии аномальных форм сексуального поведения. Так, представления о принципиальном различии врожденных и приобретенных форм перверсий, в последующем в несколько преоб­разованном варианте истинных и псевдоперверсий, «первичных» и «вторичных» их вариантов, на долгие годы стали главенствующими в отечественной психиатрии. Примером может служить классификация П.Б. Посвянского (1969), который пред­ложил распределить различные варианты перверсий по степени их патологичности в виде трех ступеней.

I. Перверситеты: анормальное ложное сексуальное поведение, выступающее в роли переходной формы.

П. Факультативные, психогенно-функциональные, нажитые перверсии, куда были отнесены и «ситуационные перверсии», или «перверсии по нужде».

Ш. Истинные перверсии, обусловленные конституционально, в основе которых лежат особенности церебральной и нейрогуморальной регуляции.

Данное деление дополнялось классификацией клинических форм перверсий, подразделенных на две основные группы и третью, включавшую перверситеты.

А. Искажение влечения и способов его удовлетворения, доведенное до гротеска, иногда и до качественного искажения тех элементов либидо и осуществления поло­вой близости, которые в зачатке или в какой-то форме наличествуют в широкой норме.

1) Количественные изменения влечения: а) усиление полового влечения (сатири­азис у мужчин, нимфомания, нимфоманическая фригидность у женщин); б) ослабле­ние или угасание полового влечения.

2) Аутоэротизм: нарцисцизм, патологический онанизм.

3) Алголагнии: садизм, мазохизм, садомазохизм.

4) Заместительные способы удовлетворения сексуального влечения, при кото­рых сексуальное удовлетворение достигается вне полового акта: а) вуайеризм (ви­зионизм, миксоскопия); б) фетишизм (включая пигмалионизм).

Б. Сексуальные перверсии, представляющие собой качественное искажение Течения, «совершенно чуждое» нормальной половой жизни человека: а) эксги­биционизм, б) гомосексуализм (лесбиянство, сафизм у женщин; активный гомосек-сУализм (с «мужской идентификацией»), пассивный гомосексуализм (с «женской Идентификацией»); стадии развития; в) трансвестизм, г) педофилия.

В. Перверситеты (Fehlhaltungen): а) инцест, б) дон-жуанизм, в) содомия, г) фрот-ТеРизм, д) парадоксальные формы влечения: геронтофилия, пагизм, псевдолизм.

Вместе с тем давно уже существовала попытка создания классификации на иных Началах. Попытка эта принадлежала 3. Фрейду (1914), который ввел два новых


78                                                                                        Криминальная сексопогиЩ


Глава I. Общие проблемы криминальной сексологии ____________________________ 79


 


термина: лицо, внушающее половое влечение, было названо сексуальным объеп том, а действие, на которое влечение «толкает», - сексуальной целью. Классифика ция Фрейда предстает в следующем виде:

L Отклонение относительно объекта

А. Инверсия

Б. Животные и незрелые

П. Отклонения по отношению к сексуальной цели                                                .

А. Выход за анатомические границы

переоценка сексуального объекта

сексуальное использование слизистой оболочки рта и губ

сексуальное использование заднего прохода                                                           ;

другие части тела                                                                                                     j

несоответствующее замещение сексуального объекта - фетишизм

Б. Остановка (фиксация предварительных сексуальных целей)

возникновение новых намерений

ощупывание и разглядывание

садизм и мазохизм

Решение 3. Фрейдом проблемы врожденного-приобретенного было достаточй радикальным: он попросту заявил, что «предрасположение к перверсии составляв общее первоначальное предрасположение полового влечения человека, из которо| в течение периода полового созревания развивается нормальное сексуальное пов< дение вследствие органических изменений и психических тормозов». Основная % концепция генеза парафилий Фрейда, как известно, сводилась к тому, что в люба зафиксированном отклонении от нормальной сексуальной жизни следует виде] задержку в развитии и инфантилизм. Таким образом, по самой сути своей класс! фикация Фрейда явилась первой, прямо вводившей дизонтогенетический пршш| систематизации девиантных форм сексуального поведения.

Дискутируя со сторонниками концепции о первоначальном бисексуальном пре^ расположении как объяснении сексуальной инверсии, 3. Фрейд оспаривал прав] мерность высказываний типа «женский мозг в мужском теле», в частности, утве] ждения Р. Крафт-Эбинга о сосуществовании «мужских и женских мозговых ud тров». При этом он ссылался на отсутствие данных о каких-либо церебральЩ различиях между мужчинами и женщинами, а также вообще о существоваШ «центров» для половых функций. В связи с этим он расценивал подобные высказ^ вания как замену психологической проблемы анатомической, являвшейся, по ei мнению, «в равной мере бессмысленной и неоправданной».

Однако исследования, особенно бурно развивающиеся с 60-х гг., казалось & дают сторонникам теории биологической (церебральной) бисексуальности серь^ ную поддержку. Г.С. Васильченко с соавторами (1983) при разработке дизонтоге^ тической теории нарушений психосексуальной ориентации во многом опирали именно на эти работы. Нарушениям половой дифференцировки мозга отводит! немаловажное место в понимании некоторых видов аномального сексуального noi дения, которые рассматриваются как следствие нарушения процесса психосексуаг) ного развития, подразделяющегося на три этапа. Согласно данной концепции, к<|


кретный вид девиации сексуального поведения зависит от периода, в который про­изошло нарушение. В случае патологии первых двух этапов возникают различные формы аномалий сексуальности, формирующиеся на основе нарушений полового самосознания и полоролевого поведения, например, транссексуализм и гомосексуа­лизм. Одновременно сюда же включаются такие разновидности парафилий, как мазохизм и садизм, рассматриваемые как проявления патологического трансформи­рованного и гиперролевого поведения, тогда как иные виды сексуальных перверсий рассматриваются особо в качестве отдельных форм отклонения в процессе психосексу­ального развития. В то же время такое разграничение противоречит клинической реаль­ности, свидетельствующей в пользу неразрывной связи всех указанных феноменов деви-антного сексуального поведения и наличия у лиц с парафилиями различных вариантов искажения полового самосознания. Не исключено поэтому, что теория нарушений поло­вой дифференцировки мозга может быть использована для построения патогенетической теории всего комплекса отклоняющегося сексуального поведения.

Д. Мани (1992) считает возможным использовать в качестве оснований для таксономии в сексопатологии следующие «векторы», взаимно исключающиеся, с одной стороны, и наиболее полно охватывающие проблематику сексуальных рас­стройств - с другой:

- вектор филии (гипофилия, гиперфилия, парафилия);

- вектор телесного образа (мужской, женский, андрогинный; а также - конкор­датный или дискордангный натальному полу);

- вектор возраста начала (пренатальный, подростковый, юношеский, половой зрелости, старческий);

- вектор партнерства;

- транскультуральный вектор.

К парафильным синдромам, определяемым первым вектором, Д. Мани относит те состояния, при которых сексоэротическое функционирование становится систе­матически ошибочным или склоняется в сторону, в частности, мышления и вообра­жения процептивной или сексоэротической фазы возбуждения.

В понятие образа тела, определяющего второй вектор, входят три компонента: реконструкция или увеличение; облитерация или отказ; нарастание или дополнение. Во всех трех категориях образ тела может быть конкордатным натальному полу, в котором индивид зарегистрирован и к которому он принадлежит социально. Биоло­гический пол и пол социальный могут противоречить друг другу. Данное несоответ­ствие указывает на то, что телесный образ до некоторой степени ассимилировал транспозицию или перекрест мужских и женских стереотипов G-I/R (пол-идентичность/роль). В своей исчерпывающей форме транспозиция G-I/R представ­ляется как транссексуализм. При трансвестизме (трансвестофилии) транспозиция является хотя и практически полной, однако эпизодической. При гомосексуализме и бисексуализме транспозиция может иметь настолько ограниченный характер, что °На охватывает только сексоэротическую активность, не имея никакого отношения к Другим аспектам или стереотипам полового диморфизма.

Вектор партнерства, указывает Д. Мани, заимствован из филогенетических Принципов, в соответствии с которыми человечество как вид основано на зависимо-Сти от групповых или парных связей.


80_________________________________________________ Криминальная сексологи/Щ

Одно из первых определений патологического сексуального поведения прина|И

лежит Р. Крафт-Эбингу, по мнению которого извращением - при существующем

возможности естественного полового удовлетворения - необходимо считать всЯ

кое проявление полового инстинкта, не соответствующее целям природы, т. Я

размножению. При этом оно было для него однозначно определено психопатологи

ческими условиями в отличие от извращенности половых действий, от которыЯ

извращение следует отличать, и где эти условия не обязательны. Однако дефиниции

нормального сексуального поведения Крафт-Эбингом так и не была дана.              Ш

От определения нормы отказался и К. Ясперс, написавший: «Достаточно взпц|

нуть на сущность человека с точки зрения постоянно свершающегося бытия, и tj

же становится ясной безнадежность и бесперспективность попыток определен!

понятия "здоровья"». Тем не менее им было предложено следующее сложное onpi

деление болезни. 1. Как соматического процесса. 2. Как тяжелого, изменяющего стана

ление всей душевной жизни соматического неблагополучия, нами не распознаваемого

3. Как таких вариантов человеческого существования, которые при значительном укл(

нении от усредненной нормы представляют собой помеху для существования других, j

следовательно, требуют медицинского вмешательства (Jaspers К., 1913).               I

Тем не менее в последующем предпринимались неоднократные попытки сфо|

мулировать дефиниции сексуальной нормы. Так, Гамбургским сексологически)

институтом были предложены шесть критериев партнерской нормы: 1) различи

пола; 2) зрелость; 3) взаимное согласие; 4) стремление к достижению обоюдная

согласия; 5) отсутствие ущерба здоровью; 6) отсутствие ущерба другим людя)

Позднее Годлевским (Godlewski, 1977) было введено понятие об индивидуальш

норме, в котором акцентировались биологические аспекты. В соответствии с этга

критериями нормальны такие виды сексуального поведения взрослого челове*

которые: 1)по непреднамеренным причинам не исключают и не ограничивал

возможность осуществления генитально-генитальных сношений, которые могли (

привести к оплодотворению; 2) не характеризуются стойкой тенденцией к избе!

шло половых сношений.

Примечательно, что одним из основных стимулов к обсуждению новых дефи» ций психического расстройства явилась как раз дискуссия по вопросу об исклю» нии из классификации психических заболеваний гомосексуализма. Так, вынуждей стали рассматриваться более тонкие разграничения не только «нормы» и «па1 логии», но также и пограничных с ними состояний, по отношению к которым моги бы быть применены иные термины - «нарушения», «аномалии» и т. п. В 1973 Роберт Спитцер, член комитета Американской психиатрической ассоциации (AR по номенклатуре, попытался пересмотреть определение психического расстройся исходя из двух критериев. С одной стороны, расстройство предполагает, что чеЯ век действительно чувствует себя больным, т. е. страдает. С другой, он должен бы явно неприспособленным к нормальному «социальному функционированию». Г) пятно, что подобные оговорки не могут означать окончательного разрешения Щ блемы, поскольку являются достаточно спорными, особенно в отношении состоям анозогнозических. Любопытно, что на вопрос о возможном намерении исключить i списка психических болезней, к примеру, фетишизм и вуайеризм, Спитцер ответ)


 

81

Глава I . Общие проблемы криминальной сексологии

в том смысле, что это принципиально возможно в случае, если эти люди будут столь #е организованы, как и гомосексуалисты, и заставят рассматривать свои проблемы. -faK или иначе, указанные ограничения в представлении о психической патологии начали активно использоваться в современных психиатрических классификациях, предлагающих подобные же определения.

В МКБ-10 такой дефиницией стал термин «расстройство», используемый с тем, чтобы избежать понятия «болезни». Не являясь столь строгим, как «болезнь», тер­мин «расстройство» подразумевает существование клинически распознаваемого набора симптомов или поведенческих признаков, которые в большинстве случаев связаны с дистрессом или с нарушением функций и всегда проявляются на индиви­дуальном уровне и часто - на групповом или социальном (но не только на последних).

Современные же подходы к парафилиям были во многом заложены в 1980 г. DSM-Ш, определяющей их как необычные или причудливые образы или действия, которые могут быть настойчиво и непроизвольно повторяемыми и обычно включают в качестве наиболее предпочтительного для сексуального удов­летворения нечеловеческий объект, повторяющуюся активность с людьми, подра­зумевающую реальное или изображаемое страдание или унижение, или повто­ряющиеся сексуальные действия с партнерами без их согласия.

Последующее развитие представлений об аномальном сексуальном поведении поставило задачу подразделения и разграничения «отклоняющихся» его форм от «патологических» вариантов. Именно эта попытка содержится в классификации, предложенной К. Имелинским (1982).

I. Сексуальные отклонения

A. В отношении объекта: 1) педофилия; 2) геронтофилия; 3) зоофилия; 4) фе­
тишизм; 5) трансвестизм; 6) прочие.

Б. По способу реализации: 1) садизм; 2) мазохизм; 3) эксгибиционизм; 4) вуайе­ризм; 5) прочие.

B. Нетипичные: 1) гомосексуализм; 2) транссексуализм; 3) кровосмешение.

II. Патологические сексуальные отклонения

А. Прогрессирующие формы (половые извращения).

Б. Импульсивные формы. При этом под прогрессирующими формами К. Имелинский понимает те случаи, когда не удается интеграция девиации с личностью, вследствие чего индивид не в состоянии сопротивляться этого рода сексуальности, которая становится все более чуждой личности и существует как бы сама по себе. Импульсивные же формы воз­никают в результате внутрипсихической «расправы» личности с сексуальной девиа­цией путем ее подавления. В результате отсутствует предварительная борьба, кон­фликты и сомнения, девиантные действия возникают в благоприятствующей ситуа­ции, в которой неспецифические факторы снижают контроль.

Если попытаться ухватить общие тенденции, имплицитно или явно определяю-'Чие все приведенные классификации, то можно выделить несколько основных осей:

- половозрастное статистическое соответствие проявлений сексуальности;

- характер взаимодействия субъекта сексуального влечения и его объекта;

- характер внутреннего переживания сексуальных побуждений их субъектом.


82

Криминальная сексология

Таким образом, имеются определенные общие основания, способствующи выработке хотя бы рабочих дефиниций нормы, например:

нормальное сексуальное поведение— это поведение, соответствующее возрос*, тным и полоролевым онтогенетическим закономерностям данной популяции, осуществляемое в результате свободного выбора и не ограничивающее в свобо ном выборе партнера.

Подобное определение вполне согласуется и с более общими современны\ подходами к понятиям нормы. Так, Б.С. Братусем (1988) было разработано понята «нормального развития», под которым он понимал такое развитие, которое веде человека к обретению им родовой человеческой сущности. Условиями и критериям этого развития являются: отношение к другому человеку как к самоценности, как существу, олицетворяющему в себе бесконечные потенции рода «человек»; спос ность к децентрации, самоотдаче и любви как способу реализации этого отноше творческий, целетворящий характер жизнедеятельности; потребность в позитивно свободе; способность к свободному волепроявлению; возможность самопроек вания будущего и т. д. Соответственно, аномальным, отклоняющимся развитие" является такого рода развитие, которое ведет человека к отъединению, отрыву его всеобщей родовой сущности. Его условиями (критериями) следует считать отношение к человеку как к средству, как к конечной, заранее определимой ве эгоцентризм и неспособность к самоотдаче и любви; причинно обусловленнь подчиняющийся внешним обстоятельствам характер жизнедеятельности; отсутстви или слабую выраженность потребности в позитивной свободе; неспособность свободному волепроявлению, самопроектированию своего будущего; неверие в сво возможности; отсутствие или крайне слабую внутреннюю ответственность пере собой и другими.

Сама форма поведения так же, как и личностный его смысл, задается социа ными условиями существования, в том числе характером тех запретов, которь существуют в данной культуре. Учет именно этого обстоятельства лежит в осшг одной из попыток классификации парафилий с выделением общих их основа (Money J., 1990). Одновременно данное разграничение основано на характерной; лиц с парафилиями психологической амбивалентности восприятия объекта влеч ния, который резко подразделяется на идеальный образ (комплекс Мадонны), отношении которого реализуется платонико-эротический компонент либидо, и альный, приземленный и пренебрегаемый (мизогиния), на который может бы направлена сексуальная составляющая либидо. Д. Мани выделил шесть основ» категорий парафилий, каждая из которых представляет свою стратегию поведен посредством которой сладострастие и чувственность отделяются от любви и рома тического аффекта. Каждая из этих шести стратегий, имеющая при парафили сексоэротическое насыщение, приложима к таким неэротическим элементам зала ного общества, как религия, война, коммерция, магия, родство. Будучи приемле\ ми в несексуальном контексте существования, они нежелательны, когда включак ся в сексуальное и эротическое поведение. Однако они становятся кардинальны\ элементами при парафилиях, предоставляя возможность для сексуального экспер",


 

83

Глава I . Общие проблемы криминальной сексологии

ментирования со сладострастием при отсутствии любви как таковой. Классифика-:1ия эта выглядит следующим образом.

1. Жертвенно-искупительная стратегия требует искупления греха сладострастия путем принятия кары и принесения жертвы. Крайним случаем жертвоприношения является сладострастное убийство, когда в жертву приносится партнер, и аутогоми-цидофилия, когда жертвой становится сам парафилик.

2. Мародерско-грабителъская стратегия подразумевает похищение или принуж­дение сладострастного партнера из-за того, что «безгрешный» партнер не допускает греха сладострастия. Крайний вариант этой стратегии - синдром насильственного дай агрессивного парафильного изнасилования (раптофилия или биастофилия). Спектр принуждения включает и случаи, когда возраст партнеров ниже законода­тельного совершеннолетия.

3. Меркантильно-корыстная стратегия требует, чтобы греховное сладострастие было куплено и оплачено либо обменено, из-за чего «безгрешный» любовник не вовлекается по договоренности в этот свободный обмен. Само существование этой стратегий маскируется использованием ее в торговле оргазмом. Несмотря на рас­пространенный характер последнего, существуют некоторые проститутки так же, как и их клиенты, которые обнаруживают особый вид парафилий (хрематистофи-лия) - маркетинг и покупка секса.

4. Фетишистско-талисманная стратегия щадит и избавляет «безгрешного»
партнера от греха сладострастия подобием, фетишем или талисманом любовника.
Фетиши связаны с запахом (при ольфактофилии) или тактильным ощущением (при
гифилии), т. е. с признаками, основанными на сходстве запаха или ощущении час­
тей человеческого тела.

5. Избирательно-клейменная стратегия требует, чтобы партнер в сладострастии
был, метафорически выражаясь, неверующим язычником- в корне отличным по
религии, расе, цвету, национальности, социальной (классовой) или возрастной при­
надлежности от «безгрешного» любовника своей социальной группы. Неравенство
при морфофилии связано с несоразмерностью телесного облика, неравенство же при
хронофилии определяется возрастной дистанцией. Исключительным случаем мор­
фофилии является акротофилия, при которой партнер должен иметь ампутирован­
ную культю. Возрастные ограничения хронофилии связаны с инфантофилией-
пеннофилией и геронтофилией.

6. Просительно-завлекающая стратегия предохраняет «безгрешного» партнера с Помощью замещения акта копуляции в акцептивной фазе приглашающим жестом или инициативой в процептивной фазе. Она аналогична поведению приматов, у которых демонстрация гениталий и их осматривание является прототипическим приглашением к копуляции. При парафильном эксгибиционизме (педейктофилии) и пРи вуайеризме предварительная инициатива замещает основной акт своей собст­венной сладострастной значимостью.

Тем не менее официальные классификации отказываются от подобных систем­ных попыток обоснования своих делений, и, декларируя «атеоретичность» своих Подходов, ограничиваются феноменологическим принципом перечисления основ-ln>ix известных форм аномальных состояний сексуального влечения.


84


Криминальная сексология


Глава I. Общие проблемы криминальной сексологии


85


 


Во всех предшествовавших DSM-IV классификациях, включая и МКБ-10, о сываемые состояния разводились по разным рубрикам. В DSM-IQ-R, наприм расстройства половой идентичности находились за рамками собственно сексуалыг патологии. В МКБ-10 существует несколько иное подразделение, подразумевающ-соседство парафилий (F65 - расстройства сексуального предпочтения) и ра~ стройств половой идентичности (F64) в группе «Расстройства зрелой личности поведения», тогда как сексуальные дисфункции описываются в рубрике «Секс альная дисфункция, не обусловленная органическим расстройством или заболева ем» (F52) группы «Поведенческие синдромы, связанные с физиологическими нар шениями и физическими факторами».

Одной из немаловажных особенностей современных классификаций явля наличие диагностических критериев для каждого психического расстройства, в числе для психосексуального. Их введение состоялось впервые в DSM-Ш и в поел дующем сохраняется во всех классификациях. В DSM-ffl-R общими для всех па филий являлись критерии их тяжести, подразделявшейся на три степени:

легкая - личность испытывает выраженный дистресс от периодических па~ фильных побуждений, однако никогда не реализует их;

средняя - личность изредка реализует парафильные побуждения;

тяжелая - личность реализует парафильные побуждения с периодическим стоянством.

Таким образом, степень тяжести парафилий увязывалась с характером соот шения между идеаторной и поведенческой активностью и ставилась в зависим от способности индивида противостоять беспокоящим его парафильным импуль В DSM-IV произошел отказ от подобной оценки степени тяжести, а общими всех парафилий стали два критерия:

1) существование на протяжении не менее 6 месяцев периодически повтор щихся, интенсивных, сексуально возбуждающих фантазий, сексуальных побу ний или поведения;

2) фантазии, сексуальные побуждения или поведение вызывает клиниче значимый дистресс либо нарушение в социальной, профессиональной или др" важных областях функционирования.

Как видим, здесь оба компонента клинической картины парафилий - идеат ный и собственно поведенческий - уравнены в своей клинической значимости. Систематика же парафилий в МКБ-10 выглядит следующим образом.

F65 Расстройства сексуального предпочтения (парафилий)

Общими диагностическими критериями парафилий являются следующие:

G1. Индивиду свойственны периодически возникающие интенсивные сексуа ные влечения и фантазии, включающие необычные предметы или поступки.

G2. Индивид или поступает в соответствии с этими влечениями, или испытъг ет значительный дистресс из-за них.

G3. Это предпочтение наблюдается минимум 6 месяцев.


F65.0 Фетишизм

Использование в качестве стимула для сексуального возбуждения и сексуального удовлетворения неодушевленного предмета. Указывается, что многие фетиши яв­ляются дополнениями к человеческому телу, например, предметы одежды или обу­ви. Другие фетиши могут характеризоваться особым материалом - резина, пластик или кожа. Также указывается, что значимость фетишей для индивида может варьи­ровать - в некоторых случаях они служат просто для повышения сексуального воз­буждения, достигаемого нормативным образом. В этих случаях, например, на парт­нера надевается какая-нибудь особая одежда.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.136.29 (0.023 с.)