Преимуществом акционерной коммандиты по сравнению с коммандитным товариществом является облегченная оборотоспособность корпоративных прав, удостоверенных акциями.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Преимуществом акционерной коммандиты по сравнению с коммандитным товариществом является облегченная оборотоспособность корпоративных прав, удостоверенных акциями.



 

Простое товарищество (договор о совместной деятельности)

 

На основании договоров о совместной деятельности (простого товарищества) создаются корпоративные объединения, подчас не менее стабильные и долгосрочные, чем корпорации и товарищества. Нормы об этих договорах содержатся, как правило, в гражданском законодательстве, однако субсидиарно они применимы и к торговым товариществам. В целом по модели договора о совместной деятельности строятся договоры о кооперации (англ. contract of cooperation, нем. Kooperationsvertrag, фр. contrat de ), о консорциуме (англ. consortium agreement, нем. Konsortiaivertrag), о создании пула (англ. pooling agreement).

Предмет и условия кооперационного договора определяются в первую очередь экономическим содержанием сотрудничества участников, поэтому, как правило, детально в законодательстве не регулируются <1>. Обычно такие договоры предусматривают осуществление каждым участником определенной части работы и взаимный обмен ее результатами, порядок несения ими расходов и распределения прибыли.

--------------------------------

<1> Подробнее см., напр.: Гражданское и торговое право зарубежных государств: В 2 т. / Под ред. Е.В. Васильева, А.С. Комарова. М., 2005. Т. II. С. 145 - 157.

 

Помимо лиц, осуществляющих совместную деятельность, в кооперационном договоре может участвовать и лицо, заказывающее выполнение соответствующего проекта (достаточно характерно выступление в роли такого заказчика государства или юридического лица публичного права). Эта разновидность договора о кооперации получила название договора о консорциуме (консорциального соглашения). Заключение договоров о консорциуме распространено при реализации крупномасштабных проектов в сфере производства, финансовых услуг, строительства, внешнеторговых операций.

Корпоративные объединения горизонтального типа в ряде правопорядков становятся объектами антимонопольных ограничений и запретов.

 

Объединения вертикального типа

 

К корпоративным объединениям вертикального типа относятся концерн с неравноправным участием (германский Unterordnungskonzern) <1> и холдинг. Это не обладающие статусом юридического лица объединения компаний, одна из которых (организатор концерна, холдинговая, материнская компания - holding company, parent company) владеет контрольным пакетом акций другой (subsidiary company) или других и вследствие этого (или в силу иных обстоятельств) управляет их деятельностью. В зарубежной экономической и юридической литературе нередко подчеркивается, что при этом классические холдинговые компании сами не производят никаких товаров и услуг. Корпоративные объединения с такими холдинговыми компаниями во главе иногда именуют чистыми холдингами. Законодательные дефиниции холдингов и холдинговых компаний, как правило, ситуативны, даются применительно к определенной сфере деятельности (финансовой, банковской <2>, коммунального хозяйства) или для определенных целей (как правило, налоговых).

--------------------------------

<1> См.: Суханов Е.А. Сравнительное корпоративное право. М., 2014. С. 215; СПС "КонсультантПлюс".

<2> См., напр.: Шамраев А.В. Регулирование банковских и финансовых холдинговых компаний в праве США, ЕС и отдельных европейских стран // Банковское право. 2012. N 3. С. 25 - 37; СПС "КонсультантПлюс".

 

Практикующие юристы отмечают, что, помимо ограничения ответственности, разделение между формально самостоятельными компаниями, входящими в такого рода вертикальные объединения, различных видов предпринимательской деятельности имеет дополнительный смысл, когда такие виды деятельности связаны с рисками разного уровня и испытывают на себе разнородные меры государственного регулирования; такое разделение способно обеспечить и более справедливую реализацию программ участия для работников, чьи дивиденды будут в большей степени связаны с результатом их собственной деятельности; в случае "продажи бизнеса" оно позволяет выбирать из более широкого спектра вариантов <1>.

--------------------------------

<1> См., напр.: Serota D.A. Holding Company, the Advantages and Disadvantages (http://www.darlingtons.com/commercial-law/holding-companies).

 

Холдинги зачастую представляют собой разветвленные транснациональные (трансграничные) корпоративные объединения, в которых материнская и дочерние компании находятся в разных юрисдикциях. Таким образом не только решаются задачи выхода на новые рынки, локализации производства в регионах с дешевым сырьем и рабочей силой, но и используются преимущества инкорпорации в юрисдикциях с более благоприятным правовым режимом. Одна из наиболее ярких форм использования таких преимуществ - учреждение офшорных холдинговых компаний (offshore holding company).

Являющиеся формально самостоятельными юридическими лицами корпорации, входящие в международный холдинг, подпадают под разные правовые режимы, которые могут достаточно далеко отстоять друг от друга, в особенности если речь идет о развитых и развивающихся странах. В таких случаях гармонизация отношений внутри холдинга, а в некоторой, весьма незначительной, степени и форм внешнего поведения участников холдинга может осуществляться через уставы и внутренние документы входящих в холдинг корпораций, кодексы корпоративного управления/поведения.

Поскольку статус холдинга во многих юрисдикциях позволяет рассчитывать на важные налоговые преимущества, встает вопрос об определении четких юридических критериев отнесения объединений компаний к таковым в целях применения налогового законодательства. Одним из таких критериев является источник доходов компании, претендующей на статус холдинговой. Так, согласно швейцарскому законодательству определенный процент (не менее 75%) доходов холдинговой компании должны составлять дивиденды; определенный процент активов должен инвестироваться в участие в капиталах других компаний. Существенными должны быть и доли участия холдинговой компании в капиталах каждой из компаний холдинга (законодательно установлены процент или минимальная сумма в абсолютном выражении). В Дании и Швеции для отнесения компании к холдинговой во внимание принимается стабильность участия (срок владения холдинговой компанией акциями дочерних компаний не может быть менее года). Налоговое законодательство США предусматривает различные наборы критериев для индивидуальной холдинговой компании (personal holding company) и холдинговой компании в сфере коммунального обслуживания (public utility holding company), владеющей пакетами акций организаций, снабжающих газом или электричеством конечных потребителей.

Предоставление холдинговым компаниям налоговых льгот характерно для Австрии, Лихтенштейна, Люксембурга, Нидерландов, Швейцарии <1>. Нередко оно сопровождается значительными ограничениями в отношении деятельности холдинговых компаний. Так, по законодательству Люксембурга холдинговая компания в чистом холдинге освобождена от налогообложения дивидендов, получаемых от компаний, акциями (долями) которых она владеет, от налогообложения прироста капитала в результате перепродажи акций, от налога на имущество; не облагаются налогами дивиденды, которые она выплачивает своим акционерам (участникам). Своеобразной платой за эти преимущества является ограничение в правоспособности - запрет заниматься некоторыми видами деятельности, например производством, и совершать ряд сделок, например приобретать недвижимость (кроме здания для офиса) <2>. В Швейцарии холдинговые компании освобождаются от уплаты кантонального и муниципального налога на дивиденды в обмен на определенные ограничения в отношении вывоза капитала, процента дохода холдинговой компании, распределяемого в качестве дивидендов, и соотношения долгов и собственного капитала. В США, согласно Закону о холдинговых компаниях в сфере коммунального хозяйства, деятельность электросетевых холдингов должна ограничиваться определенными территориальными рамками.

--------------------------------

<1> Подробнее см., напр.: Гетьман-Павлова И.В. Международно-правовые аспекты деятельности офшорных холдинговых компаний на рынке ценных бумаг // Банковское право. 2006. N 6; СПС "КонсультантПлюс".

<2> Подробнее см.: Ким А. Холдинги в Люксембурге // Финансы. 2003. N 3.

 

Немаловажным правовым последствием участия компаний в вертикальных объединениях по законодательству ряда стран является ведение ими консолидированной бухгалтерской отчетности. Принадлежность к холдингу может влиять на территориальную подсудность дела о банкротстве корпорации <1>.

--------------------------------

<1> См., напр.: Parikh S.D. Modem Forum Shopping in Bankruptcy // Connecticut Law Review. Connecticut, 2013. Vol. 46. N 1. P. 159 - 224.

 

Корпоративные объединения вертикального типа в процессе их создания и деятельности сталкиваются с антимонопольными ограничениями, например с антимонопольным контролем в отношении приобретения крупных пакетов акций.

Ответственность материнской (холдинговой) компании за долги компаний, входящих в холдинг, может наступать в результате "срыва корпоративной вуали", о котором говорилось в § 1 настоящей главы.

 

Некоммерческие корпорации

 

Некоммерческие корпорации в национальном праве

 

В большинстве юрисдикций существуют одна или несколько организационно-правовых форм для некоммерческих организаций корпоративного типа - некоммерческие корпорации (США) (англ. nonprofit corporation), учреждения и ассоциации гражданского права, компания с ответственностью, ограниченной гарантиями участников (Великобритания) (англ. company limited by guarantee), некоммерческие кооперативы, общества взаимопомощи. Общими признаками таких организаций являются негосударственный характер, добровольность членства, самоуправление. Их члены не могут одновременно пользоваться и правом контроля, и правом участия в распределении прибыли, и в этом смысле в них нет "владельцев" <1>.

--------------------------------

<1> См., напр.: Franklin E.H. Op. cit.; Armour J., Hansmann H., Kraakman R. Op. cit.

 

Некоторые организационно-правовые формы юридических лиц пригодны для создания как коммерческих, так и некоммерческих организаций, например германское общество с ограниченной ответственностью, которое может быть учреждено не только для получения прибыли, но и для "идеальных", т.е. некоммерческих, целей <1>. В англо-американском праве некоммерческие организации могут создаваться в форме корпораций, не преследующих цель извлечения прибыли. В форме таких корпораций создаются религиозные, благотворительные общества, общества взаимного страхования и кредитования. Например, американские организации "Голубой крест" и "Голубой щит", осуществляющие медицинское страхование, созданы в форме корпораций, не преследующих цели извлечения прибыли. Почти все английские университеты созданы как корпорации или впоследствии признаны таковыми королевским указом либо учреждены как корпорации актом парламента <2>.

--------------------------------

<1> См.: Бушев А.Ю., Макарова О.А., Попондопуло В.Ф. Коммерческое право зарубежных стран: Учебное пособие. СПб., 2003. С. 42 - 43.

<2> См.: Whittaker S. Public and Private Law-Making: Subordinate Legislation, Contracts and the Status of "Student Rules" // Oxford Journal of Legal Studies. Oxford, 2001. Vol. 21. N 1. P. 103 - 128.

 

В ассоциациях, не признаваемых зарубежным законодательством корпорациями, ответственность членов по их обязательствам может выходить за пределы имущества таких организаций, что в значительной степени лишает участие в них привлекательности. Поэтому в некоторых странах приняты законы, предоставляющие определенным видам ассоциаций статус квазикорпораций (например, дружеским обществам, создаваемым для ухода за больными и престарелыми членами семей своих участников, в Великобритании).

Обосновывая ограниченный характер ответственности участников некоммерческих ассоциаций (в отсутствие четкого законодательного установления), М.С. Давалос Торрес подчеркивает, что если ограниченная ответственность в коммерческих организациях позволяет участникам диверсифицировать риски (инвестируя в различные компании) и дает возможность оптимально разграничивать роли в компании (поскольку недостаточно активная вовлеченность в управление делами компании не связана с опасностью потери всего имущества), то в отношении некоммерческой ассоциации эти обоснования для ограничения ответственности участников неприменимы. Однако неограниченная ответственность была бы слишком тяжким бременем для членов ассоциаций и отпугивала бы от участия в организациях, чья деятельность благотворна для общества. В качестве альтернативной формы некоммерческой организации учредителям пришлось бы выбирать фонд, однако это менее гибкая форма и она требует сразу же вносить имущественный вклад, что возможно не для всех учредителей. Таким образом, ограниченная ответственность участников некоммерческих ассоциаций тоже имеет свое обоснование, отличное от обоснования ограниченной ответственности членов коммерческих корпораций. С помощью ограниченной ответственности "ассоциантов" стимулируется альтруистическое участие физических лиц в общественно полезных проектах. Вместе с тем важно, чтобы ограниченная ответственность была сбалансирована санкциями на случаи злоупотреблений со стороны "ассоциантов" некоммерческой формой юридического лица: в случае осуществления некоммерческой ассоциацией экономической деятельности на нее должны распространяться нормы законодательства об обществах гражданского права, а в случае преследования цели извлечения прибыли - нормы о торговых товариществах "под коллективным наименованием" (при этом учету подлежит как преследование извлечения прибыли в качестве цели деятельности, так и распределение прибыли между участниками). Основным же последствием в обоих случаях должно стать привлечение "ассоциантов" к неограниченной ответственности по обязательствам ассоциации перед третьими лицами <1>.

--------------------------------

<1> См.: Davalos Torres M.S. La responsabilidad limitada en la  civil // Revista de derecho privado. Mexico, 2013. Cuarta epoca. A. 2. N 3. P. 45 - 84 (http://biblio.juridicas.unam.mx/revista/pdf/DerechoPrivado/3/dtr/dtr3.pdf).

 

Для того чтобы получить статус некоммерческой, организация должна преследовать некоммерческие цели. В широком смысле это означает запрет коммерческой деятельности, а в узком - запрет распределять прибыль между своими участниками и управляющими. Кроме того, в законодательстве ряда стран требование к целям деятельности некоммерческих организаций формулируется позитивно как обязанность служить взаимному благу их членов или общественному благу. Цели взаимного блага служат профессиональные и деловые общества и союзы, кооперативы, дружеские общества, спортивные клубы и другие подобные организации. Понятие общественного блага является более расплывчатым, и в тех случаях, когда его определения нет в законодательстве, его содержание устанавливается судебной практикой.

Признание организации преследующей те или иные некоммерческие цели имеет юридическое значение для ее налогового статуса. Так, в США организации, служащие целям взаимного или общественного блага, в большинстве штатов освобождаются от налогов на прибыль корпораций и на собственность. Однако от налогообложения пожертвований освобождены только организации, служащие целям общественного блага.

В одних странах статус юридического лица для некоммерческих организаций автоматически влечет распространение на них налоговых льгот, в других основания и процедура предоставления налоговых льгот имеют самостоятельный характер. Используются и два подхода к наделению статусом некоммерческой организации. Первый состоит в том, что некоммерческая организация, удовлетворяющая формальным требованиям, считается таковой, пока не будет установлено обратное посредством определенной правовой процедуры. Альтернативой является представление организацией регистрирующему органу доказательств своего некоммерческого характера.

В законах о некоммерческих организациях часто устанавливаются ограничения на получение от них материальных выгод частными лицами, в первую очередь их руководителями (так, запрещается предоставлять ссуды частным лицам, приобретать у них товары или услуги по завышенным ценам, погашать их долги). Во многих правопорядках (особенно в странах общего права) в отношении некоммерческих организаций как субъектов налоговых льгот установлены ограничения на политическую деятельность и лоббирование. В отличие от коммерческих корпораций некоммерческие корпорации не могут привлекать средства через выпуск ценных бумаг, и им приходится принимать пожертвования от частных фондов и гранты от государства, что представляет риск для их независимости. Наряду с этими ограничениями на некоммерческие организации и их руководителей, как правило, налагаются дополнительные обязанности, например поведение в соответствии со стандартами доверительных обязательств, открытости и публичной отчетности.

 

Европейское объединение по экономическим интересам

 

1 июля 1989 г. вступил в силу Регламент ЕС N 2137/85 о Европейском объединении по экономическим интересам (или Европейском объединении с общей экономической целью; англ. European Economic Interest Grouping - EEIG), которое стало первой наднациональной организационно-правовой формой. Участвовать в Европейском объединении могут правосубъектные образования, созданные в соответствии с правом какого-либо государства-участника и имеющие на территории Европейского союза свое местонахождение (административный центр), а также физические лица, профессионально занимающиеся предпринимательской деятельностью на территории Европейского союза. Количество участников Европейского объединения должно быть не менее двух (национальное законодательство может увеличивать минимальное число участников до 20); участники должны иметь национальность разных государств - членов ЕС (как минимум двух). Учредители заключают учредительный договор, и Европейское объединение регистрируется в одном из государств - членов ЕС.

Европейское объединение не должно заниматься деятельностью, направленной на извлечение прибыли, а также непосредственно управлять предпринимательской деятельностью своих участников; установлены ограничения на количество наемных работников объединения (не более 500). Объединение способствует предпринимательской деятельности своих участников, которые финансируют его и несут неограниченную солидарную ответственность по его обязательствам (при выходе из объединения бывший участник еще в течение пяти лет продолжает нести бремя ответственности по обязательствам, возникшим в период его участия). Хотя Европейское объединение и наделено правом выступать в обороте от своего имени, вопрос о признании или непризнании его юридическим лицом государства-участники решают самостоятельно в соответствии со своим национальным законодательством (Германия и Италия не признают Европейское объединение юридическим лицом).

 

Кооперативы и новые "гибридные" формы корпораций

 

Кооперативы

 

Кооперативы (кооперативные общества, кооперативные компании) в качестве корпоративной организации предусмотрены законодательством ряда стран. Для Европы достаточно типично принятие отдельных законов о кооперативах; реже правовое регулирование их деятельности осуществляется нормами гражданских (Италия), торговых (Чехия) кодексов, кодексов компаний (Бельгия). Иногда наряду с общими законами действуют и специальные - о кооперативах в определенных сферах (например, банковской), с определенным характером членства (например, о кооперативах работников), с определенными целями деятельности (например, о социальных кооперативах). При этом, по свидетельству Е.А. Суханова, примерно в трети государств - членов Евросоюза специальное законодательство о кооперативах отсутствует <1>. В ряде европейских стран к кооперативам допускается субсидиарное применение законодательства о компаниях. В США создание кооперативов как организаций, участники которых пользуются их услугами, возможно в 39 штатах.

--------------------------------

<1> См.: Суханов Е.А. Указ. соч. Абз. 506.

 

Сопоставив ряд европейских законов о кооперативах (о кооперации), разработчики проекта Принципов европейского кооперативного права <1> предлагают определение кооператива как юридического лица частного права, осуществляющего любую экономическую деятельность, не имея извлечение прибыли в качестве конечной цели: либо главным образом в интересах своих членов как потребителей, поставщиков или работников кооперативного предприятия (тогда это получившие большое распространение взаимные кооперативы - mutual cooperatives), либо главным образом в интересах общества (тогда это кооперативы общего интереса - general interest cooperatives, которые встречаются реже) <2>. При этом извлечение прибыли в качестве окончательной цели понимается как ее получение главным образом для распределения в качестве дивидендов (процентов) на вложенные средства. Кооперативы же преследуют иные экономические цели. Вместе с тем некоммерческая "конечная цель" не препятствует выплате в определенных пределах вознаграждения за участие в капитале кооператива.

--------------------------------

<1> Draft Principles of European Cooperative Law (Draft PECOL) // Study Group on European Cooperative Law (SGECOL). May 2015 (http://www.euricse.eu/wp-content/uploads/2015/04/PECOL-May-2015.pdf).

<2> В качестве примеров можно назвать социальные кооперативы в Италии, кооперативы социальной инициативы в Испании, кооперативы социальной солидарности в Португалии, кооперативы коллективного интереса во Франции. Закон Финляндии о социальных предприятиях позволяет кооперативам претендовать на статус таких предприятий.

 

Авторы проекта разделяют членов кооператива на собственно кооператоров, т.е. тех физических или юридических лиц, которые участвуют в деятельности кооператива как потребители, поставщики или работники "кооперативного предприятия", и некооператоров - физических или юридических лиц (инвесторов, волонтеров, лиц публичного права), которые в деятельности кооператива не участвуют, но заинтересованы в достижении его целей. Возможно и создание кооперативов второго уровня, членами которых являются другие кооперативы.

Членство в кооперативе строится на принципах равенства и личного участия. Неучастие в деятельности кооператива может служить основанием для исключения членов-кооператоров. Кооператив не может быть компанией одного лица, и достаточно типично законодательное установление минимально допустимого количества членов кооператива. Законодательство Финляндии о кооперативах в этом плане стоит особняком: оно настолько либерально, что позволяет создать кооператив с одним участником (по крайней мере в редакции 2013 г. финский Закон о кооперативах в отличие от предыдущей редакции не содержит требований к минимальному количеству участников) <1>.

--------------------------------

<1> Draft PECOL. P. 7.

 

Членство в кооперативах в определенной мере имеет открытый характер <1>. Это означает признание возможности вступления в кооператив иных лиц, способных участвовать в его деятельности. Допускается установление в уставах определенных разумных требований к членам кооперативов (с учетом специфики целей, на достижение которых направлена деятельность конкретных кооперативов), но не дискриминация по признакам гендерной, социальной, этнической, расовой принадлежности, политическим или религиозным взглядам и иное неоправданное ограничение членства.

--------------------------------

<1> Е.А. Суханов называет это принципом открытой двери (см.: Суханов Е.А. Указ. соч. Абз. 522).

 

В доктринальных источниках можно встретить широкое понимание кооператива, согласно которому компании - это тоже своего рода "капиталистические кооперативы", поскольку их акционеры - поставщики капитала и компании предоставляют им услуги по выплате дивидендов. Противники этой позиции считают такой взгляд на кооперативы однобоким: у акционеров отсутствует двойственность, присущая членам кооперативов, - они лишь покупают акции в расчете на рост их курсовой стоимости или получение дивидендов, при этом не являясь ни потребителями, ни поставщиками, ни работниками компании. Напротив, получившие наибольшее распространение "взаимные кооперативы" преследуют цель удовлетворения потребностей своих членов в получении различных благ (в том числе и нематериальных, таких как знания, услуги) или в оптимальных условиях для работы. Таким образом, их цели экономические, но не коммерческие. Кроме того, кооперативы преследуют и социальные цели ("взаимные кооперативы" - в качестве факультативных, а "кооперативы общественного интереса" - в качестве основных) <1>.

--------------------------------

<1> Draft PECOL. P. 24 - 28.

 

Структура управления в кооперативах может варьироваться в зависимости от размера и целей деятельности кооператива; общим правилом являются голосование на общем собрании по принципу "один участник - один голос" и непосредственный контроль участников кооператива за деятельностью его органов.

Кооператив является корпоративным юридическим лицом с ограниченной ответственностью участников (рискующих только тем, что они вложили в капитал кооператива, если только законодательством не предусмотрена ограниченная дополнительная ответственность участников). Установление требований к минимальному капиталу кооператива нетипично.

Кооперативы, таким образом, будучи объединениями лиц, а не капиталов, обладают чертами как коммерческих, так и некоммерческих корпораций: с одной стороны, они считаются "предпринимательскими организациями", с другой - не имеют "конечной коммерческой цели", а на выплаты участникам дивидендов устанавливаются ограничения.

 

Европейское кооперативное общество

 

22 июля 2003 г. был принят Регламент N 1435/2003 Совета Европейского союза "Об Уставе Европейского кооперативного общества SCE)".

Регламент рассматривает кооператив как объединение лиц, основанное на первенстве индивидуальности, которое, в частности, выражается в голосовании по принципу "один член - один голос". Члены кооперативного общества должны быть каким-либо образом вовлечены в деятельность организации, например быть ее работниками, заказчиками или поставщиками. Кооперативное общество может быть создано как путем учреждения, так и в результате реорганизации (для большинства случаев учреждения предусмотрен минимум участников - пять). При этом учредители должны быть резидентами по меньшей мере двух разных государств - членов ЕС; при создании кооперативного общества путем слияния кооперативов - кооперативами, чьими личными законами являются законы по крайней мере двух разных государств-членов; при преобразовании необходимо, чтобы преобразующийся кооператив, учрежденный в государстве-члене, имел в другом государстве-члене структурное подразделение. Минимальный размер капитала кооперативного общества установлен в 30 тыс. евро.

 

Новые "гибридные" формы корпораций

 

В некоторых юрисдикциях в последние годы предпринимаются попытки создания новых организационно-правовых форм юридических лиц в качестве "моста между пропастью, разделяющей коммерческие и некоммерческие организации" <1>. Такие организации в юридической литературе получили название гибридных <2>.

--------------------------------

<1> См.: Doeringer M.F. Fostering Social Enterprise: a Historical and International Analysis // Duke Journal of Comparative & International Law. 2010. Vol. 20. N 2. P. 291 - 329.

<2> См., напр.: Franklin E.H. Op. cit.

 

Например, в Бельгии в 1995 г. был принят Закон об обществе с социальными целями (  a  sociale) - организации, преследующей скорее цели удовлетворения нужд населения, нежели извлечения прибыли, для которой характерны независимое управление, демократические процедуры принятия решений, признание основными ценностями людей и труда, а не прибыли и дивидендов.

Чтобы называться обществом с социальными целями, компании следует предусмотреть в уставе ограничения на выплату дивидендов (не более 6% годовых от внесенного вклада) и на получение участниками ликвидационной квоты (участники имеют право только на возврат внесенных вкладов, а остальное имущество, оставшееся после расчетов с кредиторами, подлежит инвестированию в другое общество или благотворительную организацию, преследующую социальные цели). Однако эти ограничения не дают обществу каких-либо преимуществ перед обычными коммерческими организациями, кроме репутационных. Так что эта форма в Бельгии не имеет большой популярности.

В Великобритании в 2004 г. была введена новая форма, приспособленная к нуждам социального предпринимательства, - компания общественного интереса (community interest company - CIC). CIC схожа с компанией с ограниченной ответственностью, но на ее деятельность распространяется ограничительное регулирование. Она может создаваться в виде компании с ответственностью, ограниченной гарантиями участников (company limited by guarantee), все доходы которой реинвестируются в деятельность компании, или компании с ограниченной ответственностью участников, выплачивающей им ограниченные дивиденды (не более 5% свыше ставки рефинансирования Банка Англии и не более 35% доходов компании - применяется наиболее ограничительная ставка). CIC обязана ежегодно публиковать отчетность на предмет соответствия "тесту общественной полезности". В случае ликвидации компании ее имущество, оставшееся после расчетов с кредиторами и возврата участникам первоначальных вкладов, должно инвестироваться в другую компанию общественного интереса, благотворительную организацию или подобную иностранную организацию.

Недостатком CIC по сравнению с благотворительными организациями является отсутствие налоговых льгот. Правда, они могут рассчитывать на финансирование из правительственного инвестиционного фонда.

В США за последние несколько лет в ряде штатов законодательное признание получили две альтернативные корпоративные формы: три-эл-компания, т.е. низкодоходная компания с ограниченной ответственностью (low-profit limited liability company - L3C), и бенефит-корпорация, т.е. корпорация общественного блага (benefit corporation - "B Corp"). Три-эл-компания представляет собой компанию с ограниченной ответственностью, которая добровольно подвергла себя некоторым ограничениям: должна способствовать достижению одной или нескольких благотворительных или просветительских целей; не может преследовать политические цели и не вправе ставить в качестве одной из основных целей извлечение прибыли. Преимущество три-эл-корпораций - более эффективная система управления; считается, что им проще выжить в кризис, их независимость подвергается меньшим рискам и им легче получать "программные инвестиции" от частных фондов.

Бенефит-корпорации представляют собой коммерческие корпорации, сертифицированные некоммерческой Би-лабораторией (B Lab). Условиями получения сертификата являются прохождение специального тестирования, внесение в пользу Би-лаборатории лицензионных платежей "за бренд" и изменение учредительных документов с учетом интересов работников, местных жителей и охраны окружающей среды. Бенефит-корпорации получают право на обслуживание партнерами Би-лаборатории по льготным ценам, а в некоторых штатах пользуются налоговыми льготами. Статус би-корпорации служит защитой от враждебных поглощений <1>.

--------------------------------

<1> См.: Gupta A. L3cs and B Corps: New Corporate Forms Fertilizing the Field Between Traditional For-Profit and Nonprofit Corporations // N.Y. Journal of Law & Business. N.Y., 2011. Vol. 8. N 1. P. 203 - 226.

 

Некоторые формы американских "гибридных" организаций, нашедшие признание в праве отдельных штатов, представляют собой дальнейшие модификации бенефит-корпораций и три-эл-компаний: это гавайские социально ответственные предпринимательские корпорации (sustainable business corporation), бенефит-компании с ограниченной ответственностью (benefit limited liability company) в Мэриленде, корпорации с гибкими целями (flexible purpose corporations) в Калифорнии, корпорации с социальными целями (social purpose corporations) во Флориде и Вашингтоне.

Законодательное введение дополнительных организационно-правовых форм вызывает различные отклики в правовой доктрине. Например, Эрик Франклин считает, что такое разрастание форм организаций увеличивает издержки функционирования правовой системы и способствует возникновению путаницы у предпринимателей, юристов, консультирующих представителей малого бизнеса, судей и потребителей <1>.

--------------------------------

<1> См.: Franklin E.H. Op. cit.

 

Нормативные акты

 

Регламент N 2157/2001 Совета ЕС "О статуте Европейской компании (SE)".

Регламент N 2137/85 Совета ЕС "О Европейском объединении с общей экономической целью".

Регламент N 1435/2003 Совета ЕС "Об Уставе Европейского кооперативного общества (SCE)".

 

Основная литература

 

Афанасьева Е.Г., Долгих М.Г. Европейская частная компания как новая форма ведения бизнеса // Правовое регулирование предпринимательской деятельности (зарубежный опыт) / Под ред. Е.Г. Афанасьевой. М., 2013. С. 49 - 54.

Воскресенская Е.В. Корпоративное право России и Германии: сравнительно-правовое исследование. СПб., 2010.

Гражданское и торговое право зарубежных государств: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Васильев, А.С. Комаров. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2008.

Дубовицкая Е. Европейское корпоративное право. 2-е изд. М., 2008.

Международное частное право: Учебник: В 2 т. / Е.А. Абросимова, А.В. Асосков, А.В. Банковский и др.; отв. ред. С.Н. Лебедев, Е.В. Кабатова. М., 2015. Т. 2: Особенная часть.

Молотников А.Е. История развития зарубежного законодательства о рынке ценных бумаг // Предпринимательское право. 2012. N 1 - 2.

Молотников А.Е., Гарслян Л.А. Укрощение "строптивых": квалификация и ответственность за корпоративный шантаж в России и США // Предпринимательское право. 2015. N 2.

Суханов Е.А. Сравнительное корпоративное право. М., 2014.

Текутьев Д.И. Правовые средства повышения эффективности деятельности членов органов управления хозяйственных обществ (лекция в рамках программы "Корпоративное право") // Предпринимательское право (приложение "Право и Бизнес"). 2014. N 4. С. 38 - 48.

Терновая О.А. Тенденции развития корпоративного законодательства в странах Европейского союза и в России. М., 2012.

Armour J., Hansmann H., Kraakman R. etc. The Anatomy of Corporate Law: a Comparative and Functional Approach. 2nd ed. Oxford, 2009.

 

Дополнительная литература

 

Молотников А.Е. Участие трудовых коллективов в корпоративном управлении: российский и иностранный опыт // Предпринимательское право. 2010. N 2.

Степанов Д.И., Фогель В.А., Шрам Х.И. Корпоративный договор: подходы российского и немецкого права к отдельным вопросам регулирования // Вестник ВАС РФ. 2012. N 10.

Стригунова Д.П. Организационно-правовые формы участия юридических лиц в коммерческом обороте // Право и экономика. 2015. N 4. С. 30 - 36.

Текутьев Д.И. Опционная программа как средство повышения эффективности деятельности членов органов управления хозяйственных обществ // Право и экономика. 2014. N 12. С. 25 - 31; 2015. N 3. С. 29 - 35.

Текутьев Д.И. Правовые аспекты выплаты вознаграждений членам совета директоров хозяйственных обществ // Предпринимательское право. 2013. N 3. С. 27 - 36.

Текутьев Д.И. Правовые проблемы страхования ответственности членов органов управления хозяйственных обществ // Предпринимательское право. 2014. N 3. С. 47 - 56.

Deakin S. The Corporation as Commons: Rethinking Property Rights, Governance and Sustainability in the Business Enterprise // Queen's Law Journal. Kingston, 2012. N 1. 37. N 2. P. 339 - 381.

Guidotti R. The European Private Company: the Current Situation // German Law Journal. Wash., 2012. Vol. 13. N 3. P. 332 - 344.

Gupta A. L3cs and B Corps: New Corporate Forms Fertilizing the Field between Traditional For-Profit and Nonprofit Corporations // N.Y. Journal of Law & Business. N.Y., 2011. Vol. 8. N 1. P. 203 - 226.

Kornack D. The European Private Company - Entering the Scene or Lost in Discussion? // German Law Journal. Wash., 2009. Vol. 10. N 8. P. 1321 - 1332.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.250.137 (0.04 с.)